home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



5

– Прости, я опоздал, Штирлиц...

– Я уже начал волноваться... Здравствуй, Холтофф.

– Меня вызывал Айсман.

– Что случилось?

– Он подставляет меня под удар, сволочь этакая... Он требует, чтобы сначала я затянул дело с проверкой «мерседесов», а потом опротестовал данные моей же экспертизы... У тебя нет чего-нибудь от сердца?

– Выпей коньяку, я же говорил тебе...

– Нет, сейчас мне совсем плохо...

– На... Положи под язык. Это нитроглицерин.

– Спасибо. Он сразу растаял, это ничего?

– Так и должно быть...

– Что делать с Айсманом?

– Сложный вопрос. Ты что предлагаешь?

Холтофф достал из кармана пакет и передал его Штирлицу:

– Спрячь это. Тут кое-что на Айсмана. Здесь достаточно материалов, чтобы утопить его. Не надо здесь смотреть! Зачем ты здесь смотришь?

Штирлиц удивился:

– А вдруг ты суешь мне какой-нибудь государственный «топ-секрет»? Меня возьмут с ним и посадят на десять лет, и ты будешь счастлив, разве нет?

Холтофф похолодел. Он смотрел Штирлицу в глаза, окруженные мелкой сеткой морщин, которые казались под стеклами очков особенно глубокими.

– Покажись врачу, – посоветовал Максим Максимович. – Не играй с сердцем, старина, с ним шутки плохи...

И углубился в изучение материалов на Айсмана. Он долго рассматривал фотографии, на которых тот был запечатлен расстреливающим женщин в Освенциме; было там несколько фотокопий постановлений на ликвидацию узников с санкцией Айсмана; было показание старухи еврейки про то, как Айсман лично убил двух ее малолетних внучек...

– Да... – сказал наконец Исаев. – Материал страшный. – Он протянул конверт Холтоффу: – Возьми. Зачем ты даешь это мне? Почему бы тебе самому не распорядиться? Прокуратура совсем рядом с твоим домом, да и времена иные...

– Это должно исходить от другого человека.

– А почему этим «другим человеком» должен быть я?

– Потому, что к Айсману тянутся нити от красного... А им ты занимаешься... А Берг, получив эти материалы, прижмет Айсмана и посадит его, а из-за решетки он мне не страшен, он там будет молчать...

– А может быть, послать эти материалы в газету?

– Кто их пошлет?

– Аноним... – ответил Исаев и задумчиво посмотрел на Холтоффа. – Аноним...

– Аноним есть аноним, Штирлиц... Ты же знаешь нашу печать...

– А если отправить это в Бонн?

– Там это смогут прикрыть. Берг этого прикрывать не станет.

– Разумно, – произнес Исаев очень медленно, чуть не по слогам. – У тебя есть телефон Берга?

Холтофф отхлебнул глоток воды со льдом из высокого стакана и ответил устало:

– Конечно. Какой тебе? Домашний или рабочий?

– Рабочий, естественно. Я же буду делать официальное заявление...

– 88-67-76. Запиши.

– Не надо. Я пока еще умею запоминать. 88-67-76. Сейчас я вернусь, погоди минуту.

– Куда ты?

– Я позвоню и запишусь к нему на прием. Прямо с утра. Я приду к нему завтра первым и поговорю до того, как начнется обычная нервотрепка...

– Не надо первым, – быстро сказал Холтофф. – Я у него завтра буду с экспертами в девять. Не надо нам сталкиваться там, бога ради...

– Ты к нему надолго?

– На час-полтора...

– Хорошо. Сейчас. Я позвоню именно отсюда, тут безопасно...

Исаев отошел к телефону, который стоял на столике у входа, и набрал номер. Холтофф напряженно прислушивался к разговору Штирлица с секретарем Берга. Когда тот вернулся на место, Холтофф сказал:

– Я буду завтра ждать тебя здесь же. В три. Успеешь к этому времени?

– Да. Я думаю, да. Теперь последнее: откуда ко мне попал этот пакет? Допустим, он меня спрашивает. Что я отвечаю? Твоя версия?

– Получи гарантию у Берга, что Айсман будет посажен, и пусть он тогда приводит меня к присяге.


– Все в порядке, – доложил Айсман Бауэру, – он ушел к Ульбрихту, а завтра в десять будет у Берга с материалами. С прекрасными материалами, компрометирующими фашистского головореза Айсмана...

– Ну что ж, – ответил Бауэр, – в добрый час. Поздравляю с удачей. Значит, завтра в десять пятнадцать они будут скомпрометированы, а мы подведем черту под этим делом, достаточно нам всем поднадоевшим...


предыдущая глава | Бомба для председателя | cледующая глава