home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



91

– Дрема!

Душа подталкивала меня вскочить, озираясь в ужасе, однако плоть отнеслась к ее призывам с полным безразличием. Измученное, окостеневшее тело утратило способность шевелиться. Голова, однако, пока еще работала. Мысли проносились в ней с быстротой горного потока.

– А? – Я продолжала сражаться с затекшими мышцами.

– Спокойно. Это я, Лебедь. Просто открой глаза. Ты в безопасности.

– Что ты делаешь здесь, внизу?

– В каком смысле внизу?

– Ну…

– Вы не дошли до пещеры древних всего один лестничный марш.

Я попыталась встать. Постепенно, мышца за мышцей, тело начало подчиняться моей воле. Оглянулась по сторонам, видя все как в тумане. Суврин и Сантараксита все еще спали. Лебедь сказал:

– Они совершенно вымотались. Твой храп можно было слышать даже в пещере.

Всплеск страха.

– Где Тобо?

– Наверху. Все ушли. Я заставил их уйти, а сам остался на случай… Ворона рассказала мне, что произошло внизу. Тут всего один марш. Дойдешь? Я не в состоянии никого нести, сам на ногах еле стою.

– Мне нужно сходить в ту дальнюю пещеру. На большее я пока не способна.

– В пещеру?

– Там у меня остались кое-какие незаконченные дела.

– Ты уверена, что в твоем теперешнем состоянии стоит туда тащиться?

– Уверена, Лебедь. – Я могла бы сказать даже, что это вопрос жизни или смерти. Для всего мира. Или, не исключено, для множества миров. Но не хотелось быть излишне мелодраматичной. – Можешь ты привести этих двоих в чувство и заставить идти? Подниматься на поверхность, я имею в виду? – Не думаю, что Сантараксита будет в состоянии вынести зрелище того, что я собиралась сделать.

– Попробую. Но я пойду с тобой.

– В этом нет необходимости.

– Не думаю. Ты вряд ли сможешь даже стоять.

– Я справлюсь.

– Ты будешь идти впереди и рассказывать. Это снимет спазм с твоего горла. Но я остаюсь.

Я посмотрела на него долгим взглядом. Нет, он не отступится. И не выдаст своих истинных мотивов, прикрываясь заботой обо мне просто как об одной из наших, у которой, правда, слегка крыша поехала. Я на полминуты закрыла глаза, а открыв их, перевела взгляд вниз, во тьму, куда уходила лестница.

– Богу виднее…

Лебедь трудился над Суврином. Наконец, наш доблестный офицер-тенеземец открыл глаза, но казался неспособным двигаться.

– Похоже, я жив, – пробормотал он. – Иначе у меня все так не болело бы. – Огонь паники зажегся в его глазах. – Мы выбрались?

– Выбираемся, – ответила я. – Впереди еще долгий подъем.

– Гоблин мертв, – сказал Лебедь. – Ворона сообщила мне об этом, когда прилетела наверх, чтобы перекусить.

– Где она?

– Опять внизу. Наблюдает.

У меня мурашки побежали по телу – очередной приступ паранойи. Между Госпожой и Киной существовала связь еще с тех пор, как Нарайян Сингх и Кина использовали Госпожу в качестве сосуда для создания Дщери Ночи. Именно тогда между ними возникла эта связь, связь, которой позже не позволяла оборваться уже Госпожа, потому что она позволяла ей безо всяких ограничений черпать мощь богини.

– Прости меня, Господи. Помоги мне избавиться от этих недостойных мыслей.

– Что? – спросил Лебедь.

– Ничего, просто продолжение бесконечного диалога между мной и моим Богом. Суврин! Конфетка! Ты готов к новым подвигам?

Суврин бросил на меня сердитый, я бы даже сказала, угрожающий взгляд.

– Шлепни ее, Лебедь. Шутить в такие времена, как сейчас? Это идет вразрез со всеми законами земными и небесными.

– Подожди, через минуту у тебя тоже будет хорошее настроение. Как только до тебя дойдет, что ты все еще жив.

– Гм!

Он принялся помогать Лебедю будить господина Сантаракситу, я же сделала несколько несложных расслабляющих упражнений.

– Ах, Дораби, – негромко сказал Сантараксита. – Вот я и пережил с тобой еще одно приключение.

– С нами Бог.

– Превосходно. Постарайся, чтобы так было и дальше. Не думаю, что буду в состоянии пережить следующее приключение без Божественного вмешательства.

– Вы еще меня переживете, Сри.

– Может быть. Скорее всего, если выберусь отсюда и не стану искушать судьбу снова. Тебе же, судя по всему, без танцев с кобрами и жизнь не в жизнь.

– Сри?

– Я принял решение. Хватит с меня приключений, Дораби. Я слишком стар для них. Пора снова окунуться в уют моей библиотеки. Я просто чуть живой. О! Молодой человек…

Лебедь усмехнулся. Он был ненамного моложе библиотекаря.

– Поднимайся, долгожитель. Пока ты валяешься тут, какое-нибудь приключение подкрадется и затянет тебя снова.

Возможность подобного поворота событий оказалась прекрасным побудительным мотивом для всех нас.

Когда мы, в конце концов, двинулись дальше, я снова замыкала шествие. Лебедь пререкался с моими спутниками. Я с такой силой сжимала золотую кирку, что заболели костяшки пальцев.

Гоблин мертв.

Это казалось немыслимым, невозможным.

Гоблин был неизменной принадлежностью жизни. Ее краеугольным камнем. Без Гоблина, может, и Черного Отряда не станет… Не сходи с ума, Дрема. Наше содружество не прекратит свое существование только потому, что один из нас неожиданно пал жертвой злой судьбы. Жизнь будет продолжаться, несмотря на отсутствие в ней Гоблина. Просто она станет значительно труднее. Казалось, я слышу его шепот:

– Он – наше будущее.

– Дрема, все.

– Что?

– Мы уже в пещере, – сказал Лебедь. – Вы, двое, продолжайте подниматься. Мы вас догоним.

Суврин открыл было рот, чтобы задать вопрос, но я покачала головой и указала пальцем вверх.

– Идите. Сейчас же. И не оглядывайтесь назад. – Я подождала, пока Суврин провел господина Сантаракситу через камни и дальше, к лестнице. – Мы вас догоним.

– Что это? – спросил Лебедь, приложив к уху согнутую ладонь.

– Я ничего не слышу.

Он пожал плечами.

– Сейчас прошло. Что-то в верхней части лестницы.

Мы вошли в пещеру древних. Все вокруг было изрядно истоптано отрядными ордами. Чудо еще, что они ухитрились не причинить вреда никому из спящих. Удивительно, как это им удалось, учитывая, что почти вся чудесная ледяная паутина и коконы оказались разрушены. С потолка попадало множество сталактитов.

– Что здесь произошло?

Лебедь нахмурился.

– Землетрясение.

– Землетрясение? Какое землетрясение?

– Ты не… Тут был сущий ад, так все тряслось. Не могу точно сказать, как давно. Вероятно, когда ты еще спускалась вниз. Здесь трудно определять время.

– Не лги. О, черт!

До меня дошло, почему белая ворона обладала такой потрясающей энергией. Пищей ей служил один из моих мертвых братьев.

Злой голосок у меня в голове прошептал, что я могла бы последовать примеру птицы. Другой тут же поинтересовался, – а что случится, если Ворчун узнает об этом? Этот человек был одержим идеей святости отрядного братства.

– Никогда не знаешь, что будешь делать, пока не окажешься один на один с быком на ринге.

– Что?

– Поговорка такая. Означает, что встреча с реальностью всегда отличается от того, как ее себе представляешь. Никогда не знаешь, что на самом деле будешь делать, пока не окунешься во все с головой.

Я прошла мимо остальных Плененных. У всех глаза были закрыты. Интересно, могли ли они слышать? Вряд ли. Мы говорили так тихо, что даже я с трудом разбирала слова. Пещера начала сужаться. Когда настало время ползти, я поползла.

– Может быть, это в конечном счете хорошо, что ты здесь, – сказала я Лебедю. – У меня начинает немного кружиться голова.

– Ты ничего не слышишь?

Я прислушалась, и на этот раз до меня тоже долетели странные звуки.

– Как будто кто-то поет. Походная песня? Что-то вроде «О-хо-хо».

Какого черта?

– Здесь, внизу? Разве еще существуют карлики?

– Карлики?

– Мистические создания. Похожи на людей маленького роста с большими бородами и неизменно скверным характером. Живут под землей, как наги, занимаются горным делом и работают по металлу. Если они когда-либо и существовали, то вымерли много лет назад.

Пение зазвучало громче.


предыдущая глава | Воды спят | cледующая глава