home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



84

…Золотые пещеры, где бок о бок сидят древние люди, застывшие во времени, бессмертные, но не способные пошелохнуться. Эти безумцы покрыты паутиной волшебного льда, как будто тысячи пауков оплели их нитями замерзшей воды. Над ними, свисая с потолка пещеры, растет зачарованный лес сосулек.

Такое впечатление все это произвело на Мургена десять лет назад. В целом ничего не изменилось, только свет казался не таким золотистым, а нежная филигрань льда выглядела гуще и запутанней. И еще – люди, сидящие у стены, не смотрели на нас широко распахнутыми глазами, как это описывал Мурген. Они казались мертвыми. Или спящими. Никаких раскрытых глаз. И ни одного узнаваемого лица.

– Лебедь, кто это?

Резкий ветер продолжал гулять по пещере высотой с дюжину футов и примерно такой же ширины. Относительно ровный пол имел наклон вдоль длины пещеры и выглядел, точно замерзшая грязь, покрытая ледяным мехом изумительной красоты. Чувство возникало такое, что эта ныне застывшая вода струилась по пещере еще в ту эпоху, когда сюда не ступала нога человека.

– Эти люди? Понятия не имею. Они были здесь и в прошлый раз.

Я наклонилась поближе, стараясь ни до чего не дотрагиваться.

– Пещеры естественные, верно?

– По виду, да.

– Тогда эти люди были здесь с самого начала. Еще до того, как построили Равнину.

– Возможно. Скорее всего.

– Кто бы ни похоронил Кину, он знал о них. И Обманники, преследуемые Райдрейнаком, тоже. Ха! Вот этот уж точно скончался. Замумифицировался естественным образом, но определенно мертв. – Труп совершенно иссох. На согнутых коленях и локтях кожа треснула, обнажив голые кости. – А остальные? Кто знает? Может, умелый колдун сумеет пробудить их к жизни, так что они снова забегают не хуже мальчишек Икбала.

– С какой стати нам этим заниматься? У нас и без них хватает парней, которых мы с Душеловом здесь похоронили.

Они вон там. – Он указал вверх по скату пола, где свет был уже почти не золотистым, а льдисто-голубым.

И неярким. Во всяком случае, зрительно. Может быть, он вообще воздействовал не столько на зрение в физическом смысле, сколько на психику. Колдовской, похожий на тот, который присутствовал в моих снах.

– Может, они расскажут нам что-нибудь интересное.

– Я сам расскажу тебе кое-что интересное, – буркнул Лебедь себе под нос и дальше заговорил обычным голосом, рассчитанным на меня: – Не думаю. По крайней мере, для нас это вряд ли окажется интересным. Душелов изо всех сил старалась избегать соприкосновения с ними. Провести пленников мимо и не задеть никого – это оказалось едва ли не самой трудной частью работы, которую мы проделали.

Я наклонилась, вглядываясь в другого человека. Он принадлежал к абсолютно неизвестной мне расе.

– Они, наверно, из других миров.

– Может быть. Есть такая поговорка: «Не буди спящую собаку». Очень тонко замечено и, главное, как раз к месту. Неизвестно, почему они оказались тут.

– Я не собираюсь выпускать на свободу никакие темные силы. Смотри-ка, эти люди не такие, как те.

– Да, я еще в прошлый раз заметил, что их тут несколько разных групп. Вряд ли что-то изменилось. По-моему, они оказались здесь в разное время. Смотри, вон эти совсем мало обросли льдом, а на тех, первых, он, похоже, накапливался на протяжении столетий.

– Ой!

– Что такое?

– Я стукнулась головой об эту проклятую сосульку.

– Надо же… А я и не заметил.

– Будешь ехидничать, и я врежу тебе по коленной чашечке, воображала. У тебя нет ощущения, точно здесь внезапно похолодало? – Это чувство определенно возникло не потому, что у меня разыгралось воображение или дул холодный ветер.

– Так всегда было. – Его усмешка увяла. – Это из-за них. Начинают осознавать, что здесь кто-то есть. Дальше – больше. Может начать действовать на нервы, если слишком обращать внимание.

Я и впрямь чувствовала нарастание… чего? Безумия, становящегося почти ощутимым. Это впечатляло.

– Почему мы можем ходить тут среди них? – спросила я. – Почему не замерзаем, как они?

– С нами, скорее всего, именно это и произойдет, если задержаться тут подольше и уснуть. Этих людей доставляли сюда в бессознательном состоянии.

– В самом деле? – Чем выше мы поднимались по склону, тем меньше становилось льда. На изморози, покрывающей пол, виднелись следы, оставленные много лет назад Душеловом и Лозаном Лебедем. Люди, сидящие у стены, снова были другие. Они походили на нюень бао, кроме одного, высокого, стройного и очень бледного. – Но потом же они проснулись?

Несколько пар открытых глаз, казалось, следили за мной. Я очень надеялась, что это всего лишь игра воображения, подхлестнутая сверхъестественной обстановкой пещеры. Никто из них не сделал ни малейшего движения.

Шаги.

Прежде чем до меня дошло, что это Сари, Радиша или кто-то еще из наших, я подскочила чуть ли не на высоту собственного роста.

– Пойди скажи им, чтобы старались не спотыкаться и ничего тут не трогали. Я немного передохну и подумаю, что нам делать дальше.

Лебедь нахмурился и жалобно заворчал, но потом осторожно засеменил вниз по склону к лестнице, по дороге разговаривая сам с собой. И я не винила его.

Я сделала шаг в том направлении, куда вели старые следы. Пол ушел из-под ног, я упала, сильно ударилась, заскользила по склону и остановилась, лишь наткнувшись на Лебедя. Убедительно притворившись, будто его все это лишь позабавило, он спросил:

– Ты в порядке?

– Отделаюсь синяками. Потише, ты повредишь мне запястье.

– Мне следовало предупредить тебя. Там, где много изморози, пол очень скользкий.

– Тебе повезло, что я не ругаюсь.

– М-м-м?

– Ты нарочно все это подстроил. Такой же гадкий, как Одноглазый и Гоблин.

– Что я слышу? Кто-то поминает мое имя всуе? – Из полумрака, оттуда, где лестница опускалась в пещеру, послышался голос Одноглазого, сопровождающийся хриплым, тяжелым дыханием, точно у него была чахотка.

– Бог Великий, Бог Всемогущий! Бог Всезнающий и Бог Всепрощающий! Его Планы Недоступны Для Нас, Простых Смертных. – И хорошо, и прекрасно. Убереги меня, Господи, и дальше от проникновения в Тайну Твоих Планов; когда не знаешь, что тебя ждет, меньше расстраиваешься. – Что он здесь делает? – спросила я Лебедя. – А-а, отлично! Я просто брошу его здесь. Не собираюсь тащить этого шустрика наверх только ради того, чтобы его не хватил еще один удар от чрезмерных усилий. Тресни его по голове, когда отвернется. – Я снова двинулась в глубину пещеры. – Попробую еще раз.

По дороге я еле слышно продолжала беседовать с Богом. Как обычно, Он не потрудился объяснить мне Свои Замыслы. Расплата за то, что я женщина.

Я чуть не проскочила то место, где вслед за древними нюень бао сидели наши парни из Отряда, потому что первые, так сказать, «свежие» тела принадлежали телохранителям из нюень бао. Я остановилась, лишь когда осознала, что прохожу мимо одного из них по имени Пам Гуанг. Некоторое время я внимательно разглядывала его.

И осторожно попятилась.

Стоило приглядеться, и граница, разделяющая пленников, бросалась в глаза. Изморозь накапливалась на братьях и их спутниках на несколько столетий меньше. Нежная паутина, полностью спеленавшая тех, кто находился здесь дольше, на наших только начала возникать. И все же она нарастала очень быстро, если сравнить, сколько времени провели тут наши парни и те, другие люди. Может быть, Душелов доставила себе маленькое удовольствие каким-то образом ускорить этот процесс. Творческая личность, ничего не скажешь.

Между телами братьев были размещены тела настолько древние, что их полностью скрывали ледяные коконы. Я и догадалась-то, что это люди, лишь по позе, в которой сидели «куколки».

Интересно… Может, в конечном счете и неплохо, что с нами здесь Одноглазый. Душелов запросто могла установить тут парочку ловушек, просто черт знает ради чего.

Нары-генералы Иси и Очиба сидели у стены напротив Пам Гуанга. Глаза Очибы были открыты. Они не двигались, но, казалось, сосредоточились на мне. Присев на корточки, я наклонилась как можно ближе, только что не касаясь его.

Влажные коричневые озера. На поверхности – ни пыли, ни изморози. Они открылись совсем недавно.

Холодок пробежал по спине, стало ужасно не по себе. Возникло чувство, точно я хожу среди мертвецов. Далеко на севере, там, откуда родом Лебедь, по слухам существуют религиозные течения, приверженцы которых представляют себе Ад как очень холодное место. Ужас, пробудившийся в сердце при виде той ситуации, в которой находились братья, подталкивал разыгравшееся воображение – эта пещера вполне могла быть преддверьем Ада.

Я осторожно поднялась и пошла дальше. Теперь пол стал почти совсем ровным. Братья не сидели тесной кучкой, разбросанные на расстоянии следующих нескольких сот футов, с этими древними «коконами» между ними. Некоторых невозможно было даже разглядеть из-за изгиба пещеры.

– Вижу Копье! – закричала я.

Это было замечательно. Теперь мы спокойно можем разделиться на два отряда, и оба будут иметь возможность проникнуть на Равнину.

Мой голос отозвался эхом, которое звучало так, словно «меня» тут было множество и все мы говорили разом. До сих пор мы с Лебедем непроизвольно разговаривали тихо. Эхо было похоже на призрачный шепот, но все равно ошеломляло.

– Потише, потише, – сказал Одноглазый. – С какой стати ты так разошлась, Малышка? Ты даже понятия не имеешь, с чем здесь столкнулась.

Он заковылял мимо Лебедя и дальше, в мою сторону. И двигался чертовски проворно для жертвы недавнего удара, которой минуло двести лет. Все, что происходило, подействовало на него поистине возбуждающе.

Мои подозрения вновь ожили. С чего бы он так оживился? Но разбираться в этом не было времени.

Я заглянула в другую пару глаз, которые принадлежали высокому, костлявому, ужасно бледному человеку, колдуну по имени Длиннотень. Пленнику Отряда. Его возили с собой, потому что ни Ворчун, ни Госпожа не считали возможным доверить его охрану никому, кроме самих себя. А прикончить его они тоже не могли, так как состояние Врат Теней находилось в прямой зависимости от его благополучия. И хорошо, что они оказались столь предусмотрительны. Наш мир был бы совсем другим – и гораздо хуже, – если бы этот Хозяин Теней смог реализовать свои злые замыслы так, как подсказывала ему фантазия. Зло Душелова капризно и рассосредоточено. Порочность и безумие Длиннотени были глубоки и имели гораздо более устойчивый характер.

Даже сейчас это безумие смотрело на меня из его глаз. Я сделала пометку в уме – этого типа мы трогать не будем, пусть остается там, где есть. Может, кое у кого были насчет него другие планы, но пока я тут за старшего. Если нам когда-нибудь удастся привести в порядок Врата Теней нашего мира, мы попросту прикончим его.

Я двинулась дальше вдоль ряда, мысленно производя сортировку и все время испытывая чувство недоумения, потому что большинство лиц были мне незнакомы. Наверно, эти люди вступили в Отряд, пока я находилась в стороне от центра событий.

– Ох, проклятие!

– Что такое? – Одноглазый, оказывается, уже почти догнал меня, шустрый старикашка. Голос у него дребезжал, точно эхо.

– Это Сопатый. Он не в стасисе.

Одноглазый усмехнулся, с явным безразличием. Старик Сопатый происходил из того же народа, что и сам Одноглазый, но был больше чем на столетие моложе колдуна. Между ними никогда не было и намека на дружескую привязанность.

– Пусть спасибо скажет – он заслуживал худшего.

Сопатый был стар и умирал от чахотки уже тогда, когда вступил в Отряд во время похода на юг, пятнадцать лет назад. И, тем не менее, он выжил, несмотря на свою немощь и те испытания, которые выпали на долю Отряда.

– Здесь Свеча и Клетус. Они тоже мертвы. Так же, как и пара нюень бао и двое шадар, которых я не знаю. Тут что-то произошло. Семеро мертвых, и все в одном месте.

– Не двигайся, Малышка. Не прикасайся ни к чему, пока я не осмотрю все как следует.

Я застыла. Сейчас было самое время предоставить действовать специалисту.


предыдущая глава | Воды спят | cледующая глава