home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



55

Однако мост у Годжи мы пересекли на редкость легко и просто.

У всех нервы были напряжены до предела, когда мы добрались до этого очередного «бутылочного горлышка». Я послала Слинка вперед на разведку и чисто эмоционально не поверила ни единому его слову. Он доложил, что для пересечения моста требовалось одно – уплатить пошлину размером в два медных пэйса; в остальном путешественниками никто не интересовался. Эти жлобы расположились у старого брода вниз по течению от моста. В сезон дождей брод был непроходим. Народу шло много. Солдаты, приставленные наблюдать за мостом, шатались без дела и играли в карты. Иными словами, были слишком заняты, чтобы беспокоить путников.

Что-то внутри меня определенно ожидало худшего.

Годжа превратилась в маленький городок, обслуживающий тех, кто путешествовал по Каменной дороге – едва ли не последнему дару Черного Отряда. Готовясь к вторжению в Страну Теней, Капитан замостил булыжником всю дорогу от Таглиоса до Джайкура. Работали здесь пленники, захваченные во время войны. Уже в более поздние времена Могаба продолжил дорогу в юго-западном направлении, через территории вассальных государств, соединив таким образом города и земли, оказавшиеся под протекторатом Таглиоса.

Как только мы оказались в безопасности на другом берегу Мейна, я собрала всех, чтобы обсудить, что делать дальше.

– Нельзя ли как-нибудь состряпать поддельный указ, предписывающий здешнему гарнизону арестовать Нарайяна, если тот попытается пересечь мост?

– Ты слишком оптимистически настроена, – заявил Дой. – Если он отправился на юг, он уже обогнал нас.

– Не говоря уж о том, что, если он окажется в руках Протектора, она сможет вытянуть из него все, что ему известно о вас, – добавил Лебедь.

– Сразу чувствуется, что говорит специалист.

– Я не по доброй воле этими делами занимался.

– Ладно. Она сможет, да. Он знает, куда мы направляемся. И зачем. И что у нас есть Ключ. Но что ему известно о той нашей группе, которая везет с собой Дщерь Ночи? Если ему удастся проскочить незамеченным, он может попытаться перехватить их, чтобы освободить девчонку.

Никто не нашелся, что возразить.

– И я вполне допускаю, что мы могли случайно сболтнуть что-нибудь лишнее об этой группе.

Сари никаких обещаний Нарайяну не давала. Может, ей удастся схватить его и отобрать незаконченную первую Книгу Мертвых.

– Эта ворона так и летит за нами, – заметил Лебедь.

На южном берегу над мостом и бродом возвышалось небольшое, но очень высокое укрепление. Птица сидела наверху, наблюдая за нами. Не двинулась с места с тех самых пор, как мы пересекли реку. Может быть, просто хотела отдохнуть. Почему нет?

– У нас еще остался один бамбуковый шест с шарами, предназначенными для ворон, – заявил Речник.

– Оставьте ее в покое. Непохоже, что она хочет навредить нам. До сих пор, во всяком случае, этого не было. – Более того, я несколько раз имела возможность убедиться, что она пытается вступить в общение с нами. – Если что-то изменится, тогда мы с ней и разберемся.


В Годже мы не услышали ничего, кроме традиционных жалоб на вышестоящих. Слухи о событиях в Таглиосе казались настолько преувеличенными, что никто не поверил и десятой доли услышанного. Позже, когда мы добрались до Джайкура и на некоторое время задержались там, чтобы отдохнуть, характер слухов начал меняться. Теперь они несли в себе намек на то, что гигантский паук, сидящий в сердце своей паутины, зашевелился. И хотя было ясно, что конкретные новости станут известны еще не скоро, общее мнение сводилось к тому, что надо как можно быстрее продолжить путь и по дороге тоже не тратить времени зря.

Был замечен какой-то человек, расспрашивающий о Нарайяне. Ранмасту удалось выяснить, что это был его сын Сугрива, тот самый, который сменил свое имя.

– У Нарайяна есть хоть какие-то слабости? Может, стоит убить Сугриву, пока мы здесь?

– Он не сделал нам ничего плохого.

– Зато его отец сделал. Напомним ему таким образом о себе.

– А зачем напоминать ему о себе? Если Нарайян настолько туп, что воображает, будто мы с ним теперь чуть ли не друзья, пусть его. Представляю, какое выражение появится на его лице, когда он снова окажется у нас в руках.

Нарайяна было бы нетрудно заметить в Джайкуре, потому что город все еще очень походил на военный лагерь. Без сомнения, люди вспомнят и нас, если их будут расспрашивать в ближайшее время.

Я несколько раз отправлялась бродить по городу, разыскивая места, связанные с моим детством. Но ничего из того, что я помнила, не осталось. Ни людей, ни мест, ни плохого, ни хорошего. Прошлое было живо лишь в моей памяти. Жаль, что там оно никак не хотело умирать.


предыдущая глава | Воды спят | cледующая глава