home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



33

Господин Сантараксита едва дождался, пока мы остались одни, и тут же подошел ко мне.

– Дораби, я тобой недоволен. Два дня назад ты опоздал. Вчера тебя не было вообще. И после этого сегодня ты являешься как ни в чем не бывало и готов приступить к работе.

Вовсе я не «явилась как ни в чем не бывало». Я явилась злая как черт, но не из-за него, конечно. И, наверно, поэтому не сразу заметила несоответствие тона, каким были сказаны его слова, и их содержания. В тоне отчетливо проступало облегчение – от того, что я вернулась, и слабеющий привкус страха – от того, что этого могло не произойти. Пришлось солгать.

– У меня был жар. Просто ноги не держали. Я попробовал добраться сюда, но был так слаб, что лишь зря потратил время. Пришлось вернуться домой.

– Зачем же ты пришел сегодня? – Полный разворот – теперь в его голосе ощущалось сильное беспокойство.

– Сегодня я чувствую себя чуть лучше. У меня тут много дел. Мне очень не хотелось бы потерять эту работу, Сри. Книги… Кладезь мудрости…

– Где ты живешь, Дораби?

Я взяла метлу, но это не остановило его. Он буквально шел за мной по пятам. Взгляды, которыми люди провожали нас, свидетельствовали о том, что Сантараксита снискал себе репутацию охотника до молоденьких мальчиков.

Этот вопрос не застал меня врасплох, ведь я знала, что он пытался выследить, где я живу.

– Снимаю маленькую комнатку на побережье в Сираде, вместе с несколькими друзьями еще со времен армии.

Довольно распространенная ситуация для Таглиоса, где число мужчин превышает число женщин почти вдвое. Мужчинам легче отправиться в дальние края в надежде устроить свою судьбу.

– Почему ты не вернулся домой, когда кончилась война, Дораби?

Ох!

– Сри?

– Твоя мать, твой брат со своей женой, твои сестры, их мужья и дети все еще живут там же, где прошло твое детство. Они считают тебя погибшим.

Ох-ох! Проклятие! Он что, ездил туда и своими глазами видел всех их? Есть же люди, которые обожают совать нос в чужие дела!

– Я всегда не ладил со своей семьей, Сри. – Это уже было откровенной ложью по отношению к Дораби Дей Банераю. Он как раз, насколько я знаю, был очень близок со своей семьей. – Кьяулунская война сильно изменила меня, я стал совсем другим человеком. И потом… Со временем они узнали бы обо мне такое, что заставило бы их отречься от меня. Пусть лучше считают, что Дораби мертв. Все равно того юноши, которого они помнят, больше не существует на свете.

Я надеялась, что воображение подскажет ему, как лучше интерпретировать мои слова. Он клюнул на эту удочку.

– Понимаю.

– Благодарю за заботу, Сри. А сейчас, простите…

Я приступила к работе. Руки так и мелькали, но я не замечала, что делаю, целиком погрузившись в свои мысли. Теперь, конечно, ничего другого не оставалось, как только позволить соблазнить себя. Никакого опыта в этом смысле у меня не было, с какой точки зрения ни посмотреть. Но старики недаром называют меня умной. Спустя некоторое время я придумала, как направить дальнейшие события в желаемое русло без того, чтобы Сурендранат Сантараксита всерьез подвергал себя эмоциональному или моральному риску. Во всяком случае, не больше, чем когда он пытался проследить за мной до дома, и я послала Тобо вывести его наружу. О чем он, конечно, не знал.

Несколько часов спустя я ухитрилась заставить свой желудок извергнуть завтрак и демонстративно, чтобы это не прошло незамеченным, убрала все за собой. Чуть позже я воспользовалась заклинаниями, вызывающими головокружение. Это случилось уже после того, как большинство библиотекарей и копиистов ушли домой. Дневная гроза оказалась не такой ужасной, как в большинстве случаев. Таглиосцы обычно считают это дурным предзнаменованием.

Сантараксита сыграл свою часть превосходно, точно прочел написанный мной сценарий. Он оказался рядом еще до того, как заклинание перестало действовать. Заметно нервничая, он посоветовал:

– Тебе лучше отправиться домой, Дораби. Ты сегодня изрядно потрудился. Завтра можешь отдохнуть. Я провожу тебя, чтобы удостовериться, что с тобой все в порядке.

Я вяло запротестовала, что в этом нет никакой необходимости, но тут у меня снова закружилась голова. Пришлось сказать:

– Спасибо, Сри. Ваше великодушие не знает границ. А что будет с Баладитаем? – Внук старого копииста снова не пришел за ним.

– Практически, ему по дороге с нами. Мы просто сначала проводим его.

Я попыталась сделать или сказать что-то, что разожгло бы фантазию Сантаракситы, но не смогла. В этом, впрочем, и не было необходимости. Он сам, по собственной воле шел на крючок. И все потому, что я умела читать.

Судьба.

Так уж получилось, что Речник оказался поблизости, когда господин Сантараксита, Баладитай и я покидали библиотеку. Еле заметным жестом я дала ему понять, почему мы оказались втроем. По дороге пришлось прибегнуть к дополнительным жестам и знакам, с помощью которых я сообщила ему, что старика нужно захватить, как только мы с Сантаракситой покинем его. Он последним видел Главного библиотекаря в моем обществе. И он мог оказаться полезен для нас.

Неподалеку от склада мне пришлось прибегнуть к еще одному заклинанию. Чтобы помочь мне удержаться на ногах, Сантараксита обхватил меня за плечи. Я выскользнула из его рук и продолжила игру. К этому моменту нас уже окружили братья из Отряда, держась, правда, на расстоянии.

– Просто пошли дальше, – сказала я Сантараксите, на которого уже начали воздействовать наши заклинания. – Только возьмите руку.

Спустя мгновение легкий удар по затылку Главного библиотекаря позволил мне, наконец, выйти из роли, которая была мне очень не по нутру.

– Здесь меня знают под именем Дрема. Я – летописец Черного Отряда. Я привела вас сюда, чтобы вы помогли перевести записи, сделанные некоторыми из моих самых отдаленных предшественников.

Сантараксита попытался возмутиться. Кендо Резчик положил руку ему на рот и нос, лишив возможности дышать. После нескольких подобных эпизодов даже до представителя класса жрецов дошло, какая связь существует между молчанием и беспрепятственным дыханием.

– У нас репутация жестоких людей, Сри. И вполне заслуженно. Нет, я не Дораби Дей Банерай. Дораби умер во время Кьяулунской войны. Сражаясь на нашей стороне.

– Чего вы хотите? – Голос у него дрожал.

– Я ведь уже сказала – нам нужно перевести кое-какие старые книги. Тобо, принеси их с моего рабочего стола.

Мальчишка выбежал, ворча себе под нос, с какой стати именно его всегда гоняют с поручениями.

Господин Сантараксита ужасно разозлился, обнаружив, что кое-что из предназначенного для перевода было украдено из закрытого фонда библиотеки. Я подвинула к нему то, что считала самым ранним томом Анналов:

– Мне хотелось бы, чтобы вы начали вот с этого.

Тут он побелел, как полотно.

– Я обречен, Дораби… Прости, юноша. Дрема, кажется?

– Хм-м-м… – промычал Одноглазый, который только что вошел. – Ты все время пялил глаза не на то дерево. Наша маленькая дорогая Дрема – девушка.

Я ухмыльнулась.

– Проклятие! У вас новые трудности, Сри. Теперь вам придется освоиться с мыслью, что и женщина может читать. Ах! Но ничего, здесь Баладитай. Вы будете работать с ним. Спасибо, Речник. Мы тебя не слишком затруднили?

Сантараксита снова попытался возразить.

– Я не…

– Вы будете переводить, и очень усердно, Сри. Или мы не будем вас кормить. Здесь вам не бхадралок. У нас с разговорами давным-давно покончено. Мы делаем дело. Вам просто не повезло, что вы оказались замешаны во все это.

Появилась Сари. Насквозь промокшая.

– Снова дождь. Вижу, ты поймала свою рыбку. – Она рухнула в кресло, разглядывая Сурендраната Сантаракситу. – Я совсем без сил. Весь день нервы у меня были на пределе. В середине дня Протектор вернулась с болот. В очень скверном настроении. У них с Радишей произошла ужасная ссора, прямо у нас на глазах.

– Радиша спорила с ней?

– Да. Она дошла до предела. Этим утром появился еще один Бходи, но Серые помешали ему поджечь себя. Тогда Протектор заявила, что собирается устроить нам веселенькую ночку, выпустив все Тени на свободу. И тут Радиша завопила как резаная.

Сантараксита настолько перепугался, услышав откровения Сари, что я не смогла сдержать смеха.

– Нет, – пробормотал он. – Тут нет ничего смешного. – Потом выяснилось, что его взволновали вовсе не Тени. – Протектор оторвет мне уши. Эти книги вообще не должны были находиться в библиотеке. Считалось, что я уничтожил их много лет назад, но я не в состоянии обойтись так с книгой. Потом я забыл о них. Мне следовало бы запереть их где-нибудь подальше.

– Зачем? – огрызнулась Сари.

Ответа она не получила.

– Ты принесла еще что-нибудь? – спросила я.

– У меня не было возможности раздобыть ни одной страницы. Я торчала в покоях Радиши. Подслушивала ее с Душеловом. Но зато у меня есть еще кое-какая информация.

– Например?

– Например, что Пурохита и все жрецы, которые входят в Тайный Совет, завтра покинут Дворец, чтобы присутствовать на собрании жрецов, посвященном подготовке этого ихнего ежегодного Друга Пави.

Друга Пави – самый крупный ежегодный праздник гуннитов. Таглиос, со всеми его бесчисленными культами и бессчетными этническими меньшинствами, может похвастаться тем, что какой-нибудь праздник отмечается в нем почти каждый день, но Друга Пави затмевает все остальные.

– Но он же не бывает раньше, чем кончится сезон дождей. – У меня возникло какое-то странное ощущение по поводу этого сообщения.

– Я и сама чувствую, что здесь что-то не так, – призналась Сари.

– Речник, забирай господина библиотекаря и копииста и постарайся устроить их поудобнее, насколько это для нас возможно. Скажи Гоблину, чтобы он снабдил их необходимыми принадлежностями. – Я повернулась к Сари. – Ты слышала что-нибудь о библиотекаре до или после того, как Душелову надоело запугивать жителей болот и она вернулась обратно?

– После, конечно.

– Конечно. Она подозревает что-то. Кендо, я хочу, чтобы завтра на рассвете ты отправился в Кернми Уот. Покрутись там, посмотри, не удастся ли что-нибудь разузнать. Но так, чтобы никто не заметил твоего интереса. Если увидишь множество Серых или других шадар, то ничего не предпринимай. Просто возвращайся обратно и расскажи все, что увидел.

– Думаешь, это и есть благоприятная возможность? – спросила Сари.

– Есть и будет, пока они за пределами Дворца. Разве не так?

– Может быть, лучше всего просто убить их. А потом прикрепить к трупам наши «пузыри». Чтобы окончательно свести Душелова с ума.

– Постой. Мне кое-что пришло в голову. Может, это то же самое, что с Аль-Хульским отрядом. – Я замахала пальцем в воздухе, точно отбивая некий музыкальный ритм. – Да. Это так. Похоже, Протектор пытается подстроить нам ловушку с Пурохитой, – я пояснила свою мысль.

– Неплохо, – сказала Сари. – Но, если мы собираемся все это провернуть, вам с Тобо придется отправиться со мной во Дворец.

– Я не могу. На следующий день после исчезновения господина Сантаракситы я обязательно должна быть на работе. Поговори с Мургеном. Расспроси, не был ли он сегодня неподалеку от Дворца. Разузнай, есть ли ловушка и где она. Если Душелова не будет, вы с Тобо и сами справитесь.

– Я не хочу преуменьшать твою сообразительность, Дрема, но я очень много думала над тем, что собираюсь сделать. Годами, хотя и с перерывами. Отчасти именно из-за этой возможности я всегда старалась держаться как можно ближе к центру событий. Фокус в том, что проделать это можно только втроем. Мне нужны и Шики, и Сава.

– Дай мне подумать. – Пока я размышляла, Сари поговорила с Мургеном. В последнее время он как будто проявлял больше интереса по отношению к внешнему миру, в особенности ко всему, что заботило его жену и сына. Должно быть, начинал понимать, что к чему. – Я знаю, что делать, Сари! Гоблин сможет притвориться Савой.

– Ну и придумала, – заявил Гоблин и грязно выругался на четырех или пяти языках, чтобы быть уверенным, что его все поняли. – Какого черта? Ты в своем уме, женщина?

– Ты такой же низенький, как и я. Мы вотрем тебе в лицо и руки немного сока орехов бетеля, напялим на тебя «наряд» моей Савы, и Сари проследит, чтобы ты рта не раскрывал, как бы тебе ни приспичило, – никто и не заметит разницы. Только смотри все время вниз, как Сава всегда делает.

– Может, это и выход, – ответила Сари, не обращая внимания на несмолкающие протесты Гоблина. – Фактически, чем больше я об этой идее думаю, тем больше она мне нравится. Ничуть не желая проявить к тебе неуважение, Дрема, могу сказать – в том, что касается «изюминки» нашего замысла, Гоблин может быть гораздо полезнее тебя.

– Понимаю. Ну, так отправляйтесь. А я смогу еще какое-то время побыть Дораби Деем. По-моему, отлично, как ты считаешь?

– Женщины, – проворчал Гоблин. – Жить с ними невозможно, но разве от них отвяжешься?

– Ты лучше начинай у Сони обучаться заскокам Савы. – Потом Сари повернулась ко мне: – У Савы будет полно работы, не сомневаюсь. Нарита жаждет заполучить ее. Тобо, ты должен хорошенько выспаться. Никто не связывает твое появление с Гокхейлом, но все же тебе нужно быть настороже.

– Мне вовсе не нравится ходить туда, ма.

– Ты думаешь, мне нравится? Мы все…

– Да. Думаю, что тебе нравится. Думаю, ты продолжаешь ходить туда, потому что тебя привлекает опасность. Думаю, тебе придется нелегко, когда не надо будет ежедневно рисковать собой. Думаю, если это произойдет, нам всем нужно будет глаз с тебя не спускать, а то ты можешь втянуть нас во что-нибудь этакое, и всех нас прикончат вместе с тобой.

Да, этот ребенок явно много думает. Может, с подачи своих «дядей». Но одно не вызывало сомнений – он очень недалек от истины.


предыдущая глава | Воды спят | cледующая глава