home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 16

В квартире Волкова у кухонной плиты вновь хозяйничал приземистый широкоплечий Леха Прапор. Вероника в гостиной с кем-то болтала по телефону. Петр, сидя на кухне, пил пиво. Андрей Иваныч читал принесенную Алексеем свежую газету.

— Ну? — в который раз взглянув на часы, Волков обернулся к Андрею. — Что пишут-то?

— Да что пишут… —не поднимая взгляда от разложенной на столе газеты, негромко ответил Андрей Иваныч, — пишут разное. Вот например: «За содействие во взятии под стражу участкового инспектора Сулимова директор булочной номер один Подольский Дмитрий Евгеньевич награжден начальником семнадцатого отделения милиции „командирскими“ часами».

— Иди ты? — вскинул брови Петр. — Подольский?

— Ну да, — кивнул Андрей. — «Командирскими» часами.

— О как… — хмыкнул Волков.

— А что? — оторвал взгляд от газеты Андрей.

— Да так, ничего.

Запиликал лежащий на столе сотовый телефон.

Волков быстро взял его в руку и нажал на кнопку:

— Да! Слушаю!

— Петя, — прозвучал в трубке голос Гурского, — меня тут, похоже, убивать идут. Приезжай, а? Только очень быстро.

— Ты дома?

— Да. Петя, я спрячусь, они войдут, а ты их и прихватишь. С ними потом говорить легче будет. Не перебивай, они уже, наверное, по лестнице поднимаются. Их вроде двое. Ключ от моего дома у Андрей Иваныча. Все, отбой.

— Леха, к бою! — Волков пружинисто встал из-за стола и, выходя из кухни, натянул поверх наплечной кобуры, надетой прямо на футболку, куртку от спортивного костюма. — Андрей Иваныч, ключ от Сашкиной квартиры, быстро!

— Ну это уж фигу, — буркнул, поднимаясь, Андрей, — я с вами поеду.

— Вероника! — крикнул в глубину квартиры Петр. — Запри дверь, не занимай телефон!

— А вы надолго? — выглянула из гостиной Вероника.

— Да нет, — повернулся к ней, выходя на лестничную площадку, Андрей Иваныч, — мы тут… на минуточку буквально.

— А как правильнее войти, Сергеич? — Держа левой рукой руль, другой рукой Леша вынул из кармана кожаной куртки «макара» и засунул за пояс брюк.

Визжа шинами на поворотах и мигая встречным машинам фарами на обгонах, черный джип летел с Петроградской стороны на Васильевский остров.

— Ну… — рассуждал Волков, — звонок в дверь типа «телеграмма от гиппопотама» вроде не канает. Они же не у себя дома. Затаятся, и все.

— А пока мы ключом в замке ковыряться будем, они решат, что это Сашка твой наконец-то домой пришел. Изготовятся. Воевать придется.

— Значит, будем воевать, — решил Петр.

— Нет, господа, — донесся с заднего сиденья голос Андрей Иваныча. — Тут, пожалуй, уместнее будет применить технику «школы пьяного».

— Что ты имеешь в виду? — не понял Волков.

— Положитесь на меня. Войдем без шуму и пыли. Обещаю.

Джип остановился на Малом проспекте у подворотни дома Адашева. Волков, Леха и Андрей Иваныч вышли из машины и не спеша, но энергично направились в сторону парадной Александра.

— Ну? — не доходя одного лестничного пролета до квартиры Гурского, Петр остановился и, посмотрев на Андрея, негромко спросил: — И что это за «школу пьяного» ты тут нам предлагаешь?

— Только тихо, — чуть слышно ответил ему Андрей Иваныч. — Вы сейчас осторожно поднимаетесь и встаете в сторонке от двери, чтобы вас в глазок видно не было. А остальное я сам.

— Ну смотри. — Петр взглянул на Алексея, и они, вынув оружие, быстро и бесшумно заняли позицию у двери.

Андрей Иваныч тем временем взлохматил пятерней бороду, взъерошил волосы и, громко топая по ступеням, стал подниматься по лестнице. Не доходя нескольких шагов до двери Адашева-Гурского, он набрал воздуху в легкие и вдруг затянул дурным голосом:

— Тага-анка-а! Все ночи по-олные ог-ня-а! Тага-анка-а! За-ачем сгубила ты ме-ня-а?! Тага-анка-а!!!

Затем он привалился к двери Гурского и несколько раз длинно позвонил в звонок. Прислушался. Гулко похлопав ладонью по двери, заглянул в глазок.

— Са-аня! — громко позвал через дверь. — Это я! Открывай! Снова прислушался.

— Тебя чего, дома нету? — пробурчал себе под нос. — А где же ты? А как же я?.. Вот ведь… — Его басовитое бурчание гудело между каменных стен просторной лестничной площадки старого петербуржского дома, пока он рылся по карманам.

— О! — радостно пробормотал он, извлекая наконец ключ вместе с горстью мелочи, которая, рассыпавшись, звонко раскатилась по полу. — Мы же ведь при ключах!

Андрей Иваныч вставил ключ в замок, отпер дверь, распахнул ее и ввалился в прихожую.

Слева, из двери в комнату, к нему шагнул небольшого роста крепкий мужчина и деловито сказал:

— Проходи, браток, не стесняйся.

— А где Саня? — дохнув перегаром, пьяно подмигнул ему красным глазом Андрей Иваныч.

— В магазин вышел. Сейчас подойдет. Ты давай, располагайся пока, мы сами его ждем.

— Узнаю бра-ата Ко-олю-у! — широко улыбнулся Андрей Иваныч, нетрезво пошатнулся и, заключив мужчину в железные объятия, легко приподнял его от пола, развернув затылком к входной двери, в которую уже влетали Волков и Леха Прапор.

— На пол!!! Лежать!!! — ревел Волков, саданув рукояткой пистолета «брата Колю» по удобно подставленному затылку и врываясь в комнату.

— Чисто! — крикнул из кухни Леха.

— Лежать!!! — продолжал реветь из комнаты Петр, направив волыну на второго «гостя» квартиры Гурского. — На пол!!!

— Лежать!!! Сидеть!!! Стоять!!! — надув жилы, орал в разные стороны Андрей Иваныч, выпустив из объятий обмякшее тело, которое сползло на пол. — Место!!! Апорт!!!

Леха надел наручники на запястья «брата Коли». Петр, стоя коленом на спине лежащего носом в пол второго «визитера», заводил его руки назад и вынимал свои «браслеты».

— Лежать!!! — продолжал надрываться Андрей Иваныч. — Место!!! Фу!!! Р-ря-адо-ом!!!

Все присутствующие оторопело посмотрели на него. Даже тот, на котором Волков защелкивал наручники, тоже повернул голову и несколько ошарашенно скосил на него взгляд.

— А что это вы все на меня так смотрите? — совершенно спокойно произнес Андрей Иваныч. — Я ваших команд не знаю. У меня в детстве собака была.

— Она тебя слушалась? — спросил Волков.

— А то… — пожал плечами Андрей.

— Да уж, еще бы, — качнул головой Леха. — А что за собака-то?

— Да нормальная такая собака, обыкновенная, — Андрей Иваныч пригладил волосы. — Пуделек.

Петр вышел в прихожую, поднял вместе с Алексеем с пола бесчувственное тело и, перенеся его в комнату, усадил на диван.

— Рядом! — приказал он второму, и тот, поднявшись с пола, послушно уселся возле своего приятеля.

— Так… — оглядываясь вокруг, произнес Волков. — С этим делом пока понятно. Ну, а Гурский-то у нас где?

— Тута нету, — выдвинув ящичек секретера и заглянув в него, констатировал Андрей Иваныч.

— Сашка! — громко крикнул Петр. — Ты где?! Вылезай!

— Да тут я, — донеслось откуда-то из кухни. — Ты бы помог, а?

— Леша, присмотри здесь, — кивнул Волков в сторону дивана и вышел из комнаты.

— Где это «тут»? — удивленно оглядел он пустую кухню.

— «Где-где»… тут, под балконом, — донесся голос Адашева-Гурского.

Петр вышел на балкон, перегнулся через перила и увидел Александра, который, обвязавшись дареным автомобильным буксировочным тросом, висел на нем, закрепившись за металлический прут перил, на высоте пятого этажа.

— Ешкин-кошкин… — вырвалось у Петра. — Руку давай!

Гурский подтянулся на веревке и протянул Волкову руку.

— Фу ты… — тяжело вздохнул Александр, перелезая через перила.

— Ты чего это удумал? — Волков потянулся за сигаретами. — Совсем охренел? Высотобоязнь у него еще, понимаешь ли…

— А где у меня в квартире еще спрятаться? — Гурский взял у него сигарету, прикурил и жадно затянулся. — А тут брандмауэр, мой балкон на нем единственный, двор-колодец, ниоткуда не видно. Я-то как думал… — сделал он еще одну затяжку, — я думал, что если они ко мне и заявятся, то попозже. Я сестренке на нервы йадавил, и у них после этого только два пути осталось: или в милицию сдаваться, или меня мочить. Ну… сдаваться-то им как-то не с руки… значит, ко мне вломятся и засаду устроят. Что и произошло. Только уж больно быстро они мой адресок пробили. Я даже не ожидал.

— А как они твой адрес узнали?

— Так я же специально для этого свой телефон им дал. Домашний.

— Зачем?

— Им от меня дискета с интервью Заславского нужна и кольцо. В интервью компромат, кольцо — улика.

— Какое кольцо? Какое, на хрен, интервью Заславского? Ты его в глаза никогда видеть не видел!

— Тихо, не ори. Они там могут услышать. Я потом все объясню. Ты говорил, что тебе их прихватить не на чем, так? Говорил?

— Говорил.

— Я все и устроил. Только из дома выйти вовремя не успел. Я думал — затаюсь где-нибудь напротив, они ко мне домой вопрутся, тут я тебе и позвоню. А ты их на этом деле прихватишь и… это же само по себе уже повод для душевного разговора, так?

— Допустим.

— Вот. Ну, а там — слово за слово и… будет тебе что в результате и Чике предъявить, и… ну и все остальное. Отвечаю. Только мне компьютер свой жалко стало. Начнут они в нем ковыряться, интервью искать, и попортят все на свете. А у меня там материалы всякие… жалко.

— Ну?

— Я домой забежал, шнур спрятал, в окно выглянул, а они уже во двор входят. Они-то думали, что меня до вечера не будет, вот и решили… Ну… я тебе позвонил, а сам спрятался. Чтобы ты их, пока они меня поджидать будут, здесь и застукал. Так все и вышло. Видишь, как удачно? — улыбнулся Гурский и выбросил за перила докуренную сигарету.

— А они и на балкон выходили? — нахмурившись, Волков проводил взглядом окурок до самой земли.

— Ага, — кивнул Александр. — Только я веревку с самого низа к перилам привязал, ее не видно. А под балкон кто ж заглядывать станет? Им это и в голову не пришло.

— А тебе в голову не пришло, мудак ты малахольный, что если б они по этой веревке ножиком? Все в игры играешь?

— Петя… — поежился Адашев-Гурский, — есть на свете вещи, о которых лучше совсем не думать, будто бы их и не существует. И потом… пошел ты в жопу! Я для кого старался, спрашивается?

— Ладно, — Петр взглянул на туго затянувшиеся под весом тела Гурского узлы веревки. — Как это теперь развязывать-то? Ведь все ногти пообломаешь…

— Легко. — Адашев-Гурский вынул из кармана брюк нож, выбросил острое лезвие и несколькими взмахами освободился от троса.

— Ну что? — взглянул он на Волкова. — Пройдемте в залу?

— Пошли, — кивнул тот.


Глава 15 | Шерше ля фам | Глава 17