home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



29

Новоград

Алексей ждал Блинова возле решетчатых ворот складских помещений позади универмага. Бригадир редко покидал свой офис через центральный вход, зато на работу шел, как на праздник, через многочисленные отделы «Радуги», глядя перед собой, но боковым зрением улавливал приветствия обслуживающего персонала универмага, слышал уважительное «здравствуйте». И отвечал коротким кивком головы. Он здоровался со всеми, как начальник цеха, который не пройдет утром мимо рабочего, чтобы не ответить на приветствие.

Элегантный «Астон-Мартин» серебристого цвета стоимостью сто тридцать тысяч долларов дожидался своего хозяина. Крупные дождевые капли стекали по пленительным обводам мощной машины, в них отражались огни двух прожекторов, загодя включенных электриками магазина.

Блинов появился в сопровождении двух телохранителей. Водитель, завидев шефа, включил зажигание, и вслед за коротким ворчливым звуком раздался мерный, чуть глуховатый рокот мотора.

Алексей привлек внимание Блинова своим видом. Вернее, не Блинова, а его телохранителей. Они увидели одинокую фигуру под зонтом, стоящую по центру закрытых ворот, и тут же заслонили собой тело бригадира. Руки машинально нырнули под пиджаки.

В ответ Алексей показал свои пустые руки.

– Мне нужно поговорить с вами, Юрий Иванович. Дело касается ограбления.

– Впустите его, – из-за спин охранников произнес бригадир.

Когда Алексей ступил на территорию универмага, Блинов уже сидел в машине. Дверца была открыта.

– Юрий Иванович, – начал разговор Ремез, – завтра на работу выйдет девушка, которой вы всерьез заинтересовались, и я хочу предупредить вас: не дай бог, если с ней что-то случится.

Блинов невольно подался вперед. Он отказывался верить своим органам слуха и зрения: неужели перед ним?.. Но сомнения исчезли. Он даже не успел удивиться или взорваться от такой дерзости.

Незнакомец продолжал:

– Позавчера ваши ребята сделали неверный шаг. Я думаю, что это в результате неверного распоряжения. Я не намерен долго разговаривать с вами, надеюсь, вы все поймете. И не сделайте еще одной ошибки, когда я буду выходить через ворота. До свидания.

Он пошел к выходу, а Блинов все еще находился в трансе. Он уже все передумал, сто раз отмерил, сейчас мысли заклинило. Он боялся этих людей, но они принесли ему столько неприятностей, что он пренебрег последним советом нахала.

Оба телохранителя бросились вдогонку за Алексеем.

Он уже выходил за ворота, толкнув решетчатую створку. И вдруг круто обернулся, резко захлопывая ее. Один телохранитель всей массой обрушился на нее, второй, обнажив ствол разрешенного на ношение «дерринджера», наткнулся на самого Алексея.

Блинов поморщился, он действительно сделал ошибку, видя, как лихо расправляются с его охранниками. И долго не мог прийти в себя. Он проследил глазами за незнакомцем, который, сев в вишневую «семерку», неторопливо выехал на дорогу.

Блинов потерял голову.

– За ним! – крикнул он водителю и захлопнул дверцу. Он смотрел на своего шофера так, будто это он только что пустил в пинки его телохранителей. Водитель был опытным, все категории в правах открыты, мог управлять троллейбусом с прицепом и автогрейдером.

Он ловко объехал неподвижных телохранителей, бросая озабоченные взгляды на шефа. Наверное, он тоже подумал, что хозяин совершает ошибку. И он вместе с ним.

«Жигули» выехали на дорогу с односторонним движением, миновали кольцевую развязку и, набирая скорость, влились в жидкий поток машин на объездной дороге.

«Астон-Мартин» легко и непринужденно догнал «семерку». Если под капотом английской машины был спрятан целый табун породистых скаковых лошадей, то русскую легковушку нес на себе гурт неизвестной породы. «Англичанин» секунду подержался в хвосте и пошел на обгон. Ремез не дал ему даже поравняться с собой. Скорость была приличная, на скользкой от дождя дороге он кинул машину в занос, заставляя «Мартина» резко уйти в сторону, и на второй передаче с пробуксовкой устремился в обратную сторону.

Двигатель ревел, на скорости 80 километров в час «просилась» даже не третья, а четвертая передача. Но Алексей переключился на максимальных оборотах, в спортивном стиле, словно управлял «Ягуаром»; и зверь послушно рычал под ним. Набрав сто десять километров на третьей, он наконец включил четвертую. В панорамном зеркале вдалеке виднелся красивый силуэт «Мартина», ставший поперек дороги. Но вот он ожил, Алексей поймал в зеркале отблеск включенных фар.

И снова иномарка легко догнала «Жигули». На этот раз Ремез дал ей поравняться с собой и всем видом показывал, что собирается повторить прежний маневр. «Мартин» благоразумно притормозил, а Алексей продолжил движение.

На этом маневре он выиграл лишь несколько секунд – «Астон» снова был рядом. И опять, бросая вызывающие взгляды в окно и умышленно откидываясь на спинку кресла, Ремез давал понять, что намерен бросить машину в занос. На этот раз иномарка отстала только на полкорпуса и, чуть наддав, стала прижимать «семерку» к обочине.

– Дави его! – кричал Блинов водителю. – Сбрось эту падлу!

Для «сбрасывания» «Астон-Мартин» не годился – эстетически. Баранка поворачивалась легко, одним пальцем, но трудно заставить себя бросить такую машину на абордаж. Для этого, с точки зрения водителя, который относился к «Мартину» как к своей личной машине, любил ее, нужно держать в руках тяжелый, непослушный руль хотя бы полуприцепа Красноярского автозавода, смотреть с порядочной высоты и не видеть перед собой серой дорогой обивки, отделанной дорогим деревом передней панели. Но приказ есть приказ, и он довернул руль, продолжая дожимать «семерку».

Алексей резко нажал на тормоз, отпустил его и вывернул руль. «Мартина» бросило от него в противоположную сторону, он стал на обочине. Однако, сделав задний разворот, ринулся в атаку.

Казалось, Алексей владеет только одним приемом вождения в экстремальных ситуациях. Во всяком случае, водитель «Мартина» видел прежнее выражение его лица и знакомые уже жесты. Однако в этот раз Алексей затормозил по-настоящему и включил заднюю передачу.

Мотор работал на износ, стрелка тахометра давно залезла в красную зону и замерла у ограничителя. «Мартин» быстро догнал «Жигули» и почти касался переднего бампера. Водитель непрерывно сигналил, включив дальний свет.

Неожиданно резким торможением Алексей развернул машину на сто восемьдесят градусов и по встречной полосе рванул вперед. Потом резво перестроился, уходя в легкий занос на мокрой дороге. Чтобы выровнять машину, ему пришлось сбросить обороты. Более тяжелый «Мартин» даже не шелохнулся, он, как на гусеницах, намертво держал сцепление с дорогой.

Впереди на шоссе показалась лужа метров сто длиной, протянувшаяся вдоль осевой. Скорость сто шестьдесят в час, для «Жигулей» это много, машину начало трясти, как в турбулентном потоке. Справа от лужи металлический черно-белый отбойник. «Мартин» держался в десятке метров позади, ни на сантиметр не отставая от курса преследуемой машины.

Теперь главный маневр.

Алексей, влетая в лужу, оторвал ногу от газа и чуть притопил педаль тормоза. Эффект получился как при гололеде. Машину резко понесло, разворачивая на сто восемьдесят градусов. Полосатый отбойник стремительно приближался.

Ремез ждал того момента, когда машина скользнет из воды, а колеса вновь войдут в сцепление с дорогой. Этот отрезок времени ничтожен. Нужно будет уложиться в него, чтобы выполнить последний прием.

Автомобиль дернуло. Алексей докрутил руль и потянул «ручник». Гася инерцию, «Жигули» как по струнке выровнялись вдоль парапета, продолжая нестись с огромной скоростью, но совершив при этом разворот на полный круг. И снова Алексей прибавил газ.

Водитель «Мартина», двигавшийся на рискованно близком расстоянии от «Жигулей», вынужден был резко затормозить в потоке воды, но повторить маневр Ремеза не смог. Серебристая иномарка на скорости сто пятьдесят километров в час, войдя в аквапланирование, всей массой обрушилась на бетонное ограждение.

Удар был страшным. Мотор «Мартина» на четверть ушел в салон, машину отбросило от ограждения, и она перевернулась.

Блинов остался жив. Он не получил даже незначительных повреждений. Ремни безопасности и воздушная подушка спасли ему жизнь. Чьи-то сильные руки вытащили его из машины. Он поднял глаза и встретился с жестким взглядом.

На этот раз Алексей попросил его более мягко:

– Не надо, Юрий Иванович. Поймите, это будет продолжаться вечно.

Он прислонил Блинова к перевернутому «Мартину» и сел в свою машину.


предыдущая глава | Черный беркут | cледующая глава