home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



68

Новоград

Аксенов посмотрел на часы: половина двенадцатого ночи. И машинально отметил, что в Таджикистане сейчас на час больше. Он уже давно беседует с майором Кабановым и Сергеем Шевцовым. Следователь все-таки настоял на своем, и после получаса бесплодных попыток Кабанова дозвониться до Сергея он его нашел.

И вот он сидит перед ним. Действительно, ничего надменного в его взгляде нет, хотя глаза смотрят уверенно, почти не мигая.

Следователь прокуратуры задал Шевцову вопрос, на который Кабанов из-за своей неосведомленности ответить не смог:

– Решаете государственные проблемы на местах?

Сергей пожал плечами.

– Надо ведь что-то делать.

– Почему именно таким способом?

– Назовите мне другой. Сейчас вы скажете, что нас не услышат, а если такое вдруг произойдет, голоса наши будут звучать со скамьи подсудимых. С последним я не спорю. Однако мы пока не за решеткой, а нас все же услышали.

– Блинова имеете в виду?

– Да. Хотя первоначально такой задачи перед собой не ставили. Просто стечение обстоятельств. Случайность.

– Я думал об этом. Вы просто дожали Блинова. Его испуг пройдет, а вы к тому времени будете в местах не столь отдаленных. Вы не боитесь, что он отыграется?

– Не боюсь. Он помог искренне.

Аксенов изобразил на лице улыбку.

– Был бы сейчас на моем месте Блинов, он назвал бы вас комиком. Ему неинтересны будни, он всю жизнь прожил в стремлении к празднику. Я довольно точно могу определить его состояние за последние несколько лет. Если сравнить с днями недели, то этот отрезок жизни для Блинова прошел с шести вечера пятницы до полуночи. Но уже субботы. Кстати, я тоже люблю этот отрезок времени. Ничего нет лучше ощущения предстоящего отдыха после трудной рабочей недели. Хуже всего – воскресенье, вновь одолевают мысли о работе. Вот воскресенья-то у Блинова никогда и не было. Он не знает этого слова. Вернее, в его представлении оно звучит несколько иначе: Воскресение. С большой буквы.

– Наверное, в чем-то вы правы.

Снова вопросы, невразумительные, на взгляд Аксенова, ответы. У него заболела голова. К беседе подключился майор Кабанов, разговор сам собой перешел в словесную перепалку. Следователь чувствовал давление со стороны этих двух... как бы их лучше назвать?.. Он буксовал на месте, злился на себя, в конце концов взял тайм-аут и нервно схватил со стола журнал. Как назло, наткнулся на реплику одного знаменитого писателя: «Мы не «потерянное поколение». Мы – поколение, всю жизнь ищущее потерянный праздник. И, ей-богу, умеющее его находить».

Аксенов отложил журнал. Элита. Бомонд. Тусовки, сытые рожи – и все это в поисках праздника.

Он в очередной раз бросил взгляд на Шевцова. «Парни, ну почему вы-то не ищете праздника? Не сидел бы я сейчас с вами, не ломал голову».

Не то поколение? Или новое поколение? Скорее всего, ответвление от основного. В этой массе можно различить молодых искалеченных парней. Под ними ничего нет, костыли вязнут в пустоте. За ними огромный японский телевизор, идет трансляция какого-то торжества или презентации, на переднем плане русская звезда народной эстрады, по обе стороны холеных, тяжелых рук – поэты-песенники, поэты-композиторы, перед носом шикарное угощенье и коронное блюдо вечера: салат с огромным огурцом в центре, который, побывав в руках шеф-повара ресторана, принял вид фаллоса. На лицах глумливые улыбки: кто первый возьмет его в рот? Нет проблем! – только вот камеры отъедут, да вышвырнут из зала прессу. Зачем вышвыривать? Можно и при них.

Элита... Бомонд... Найденный «потерянный праздник»... Отрыв по полной... И удиви их сейчас, скажи, что кто-то в этот самый момент голодает, только тяжело вздохнут.

Уже третий час идет беседа, а сдвигов нет.

И опять взгляд на Шевцова. И снова ничего надменного в нем Аксенов не обнаружил, будто во время короткой паузы тот мог переродиться. Ничего от слащавого Ди Каприо, ничего от интригующего Антонио Бандераса, который снимает с подружки чулки.

Фоторобот.

Кому он теперь нужен? Если только самому попробовать угадать Шевцова на фотографиях гражданки Хмелевой. Угадает. Дальше что?

Аксенов закурил очередную сигарету и с неудовольствием затянулся.

– Для начала сделаем так, Сергей. Подготовьте к завтрашнему дню все оружие, какое у вас имеется. Я знаю только об ижевских автоматах «клин-2», минимум десять единиц, если есть другое, присовокупите и его. На всякий случай почистите отпечатки пальцев. Оставьте его где-нибудь и инкогнито позвоните в милицию о находке. Что дальше, не знаю. Хоть убейте. Сейчас я хочу лечь в постель и подняться с головной болью. Буду думать.

Кабанов под столом наступил на ногу Шевцову. Сергей посмотрел на майора. Тот незаметно подмигнул ему: «Все нормально».

Следователь поднялся с кресла и, чуть усмехнувшись, протянул руку Шевцову. Потом кивнул майору Кабанову:

– Проводи меня, Володя. – В прихожей они остановились. Аксенов строго взглянул на майора. – Ты не очень обольщайся. В первую очередь я – следователь, лицо казенное, как говорится. Человек – потом. Понял?

– Конечно, Дима, – горячо отозвался майор.

– Я ничего никому не обещаю, – тем же тоном продолжал следователь. – Тебе особенно. Посмотрим, что я завтра смогу сделать. Во-первых, все оружие подвергнется баллистической экспертизе. И не дай Бог, если оно коцаное, фигурирует в каком-нибудь деле. Тогда все, считай, никакого разговора не было. Другим участникам твоей преступной группы мое имя упоминать запрещаю. Ты и Шевцов, понял?

– Да.

– Сдать оружие – твоя идея, не моя.

– Это я тоже понял.

Аксенов хмыкнул и покачал головой.

– Завтра зайди ко мне после обеда. Скажем, в 15.30.


предыдущая глава | Черный беркут | cледующая глава