home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



48

Зенин тронул Ремеза за руку.

– Леха, Леха, он смотрит в нашу сторону.

– А ну-ка, дай сюда, – проговорил Алексей занемевшими от длительного свиста губами. Вокруг его глаз и рта залегли глубокие тени. «Я скоро разучусь говорить», – подумал он.

Ремез взял бинокль и долго вглядывался.

– Ага... Смотрит. А я что говорил? Давай, командир, цепляйся за мой взгляд. Читай: мы здесь, здесь. Держи, Зенон, я еще спою.

– Не переборщи, Леха.

– Не боись. Я – птица, знаю, когда свистеть положено.

– А боевики?

– Зенон, не нервируй меня, а то сложу губы не в ту дудочку и каркну.

Алексей с серьезным видом помассировал губы, привел язык в рабочее положение. А полковник Орешин в это время гнал и проклинал своего бывшего бойца.

– Ничего, – Алексей сунул в рот щепотку табака. Предложил Зенину. – На, курни, Зенон.

– Не хочу.

– Главное – жив командир, остальное мелочи. Жаль, у них развода нет, а то бы с точностью до головы личный состав посчитали. Вот смотри, Зенон, сразу за крепостью открывается перевал. Туда и ушел в прошлый раз Безари.

– А то я не знаю.

– Ты тоже с нами был? А почему я тебя не запомнил?

Михаил промолчал, бросив быстрый взгляд на товарища. Повернул голову, оглядывая красноватый глинистый холм, тянувшийся вдоль долины. По растрескавшейся земле можно было судить, что последний дождь прошел здесь давно и был он сильным.

Разведчики расположились в трехстах метрах от главного дома кишлака. Алексей в мощный бинокль дважды наблюдал Безари Расмона. Рука сама тянулась к автомату; а когда натыкалась на него, глаза искали за спиной пехотный огнемет. Однако «шмель» находился в лагере. Ремез, раздувая ноздри, тяжело дышал: «Я спалю тебя, мразь!» Но быстро брал себя в руки и дурашливо шутил. И все же мысль о реактивном огнемете засела в нем прочно.

Так же хорошо Алексей разглядел берберийцев, которые в большинстве своем составляли отряд Безари, видел их сальные волосы, неопрятными космами выбивавшиеся из-под головных уборов, длинные редкие бороды, широкие и короткие носы, раскосые, будто распухшие, глаза.

– Почему же я тебя не запомнил, а, Зенон? – повторил свой вопрос Ремез.

Михаил видел, что Алексей нервничает, излишне возбужден, жевал табак так, будто переминал во рту гвозди. Бесполезно успокаивать его, это состояние пройдет, когда начнется боевая операция. Поэтому он ответил приятелю, подражая его шутливому тону:

– Потому что ты молодой был, неопытный.

Ремез отозвался не сразу.

– Извините, поручик, запамятовал-с... Именно по молодости я его и упустил. Зато в этот раз он не уйдет. – Ремез хищно прищурился. – Я его и в Гиндукуше достану.

Порой Алексей забывал, что полтора года не видел товарищей. Причина тому простая: мысленно он жил с ними каждый день и час, набирался опыта, становился взрослее.

И вот он снова в своей стихии: в пропыленном камуфляже, с лицом под коричневатой соляной коркой от пыли и пота; в изодранных о камни руках автомат.

– Пора возвращаться, Леха.

Ремез поднял указательный палец.

– Смотри, Зенон, похоже, Безари куда-то намылился. Точно, садится в джип. Не разберу, что за марка. Что-то знакомое.

– Да «Нива», только без крыши.

– Точно. Надо же так изуродовать машину...

В «Ниву», кроме Безари, сели три человека. Еще два таких же модифицированных внедорожника с вооруженными боевиками уже выезжали из кишлака, беря направление на юг.

– К границе подался, – процедил Алексей, – наверняка на встречу с афганцами.

– Не с пограничниками же, – заметил Зенин.

– Интересно, – продолжил Алексей, – вернется он к вечеру?

– Черт его знает... До границы недалеко, но дорога поганая. И какие у него там дела, прежние?

– Как обычно: наркотики, оружие. Кроме «Нив», легковушек у них нет. Так что мы узнаем, вернулся Безари или нет. С одной стороны, это хорошо, с другой – погано.

Михаил промолчал, продолжая следить взглядом за «Нивами».

Алексей оторвался от бинокля.

– Все, Зенон, возвращаемся.

Они проползли через нагромождение камней около двухсот метров и только после этого, обозрев окрестности в бинокли, поднялись и перешли на спокойный бег.


* * * | Черный беркут | cледующая глава