home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



24. Новость из Парижа


На следующий день к нам пришел неожиданный посетитель - Джеральдина Марш.

Пуаро поздоровался и пододвинул гостье кресло. Я взглянул на девушку, и прежнее чувство жалости овладело мной. Ее большие черные глаза, кажется, стали еще больше и темнее. Под ними были круги, как будто девушка провела бессонную ночь. Почти детское лицо выглядело изможденным.

- Я пришла к вам, мистер Пуаро, потому что не знаю, как жить дальше. Я ужасно расстроена и обеспокоена.

- Я вас слушаю, мадемуазель, - серьезно и с симпатией сказал Пуаро.

- Рональд рассказал мне, о чем вы говорили с ним в тот день. В тот ужасный день, когда его арестовали, - девушка зябко повела плечами. - У него не было надежды, что ему кто-то поверит, но вы неожиданно подошли к Рональду и сказали: "Я вам верю". Это правда, мистер Пуаро?

- Правда, мадемуазель, я так сказал.

- Вы действительно поверили его рассказу или это были просто слова?

Джеральдина с тревогой ждала ответа, подавшись вперед и крепко сцепив руки.

- Я поверил его рассказу, мадемуазель, - тихо ответил Пуаро. - Я считаю, что ваш двоюродный брат не убивал лорда Эдвера.

- О! - лицо девушки порозовело, глаза широко раскрылись. - Но тогда вы считаете, что… что убил кто-то другой!

- Evidemment[76], мадемуазель, - улыбнулся мой друг.

- Какая я глупая. Я плохо выражаю свои мысли. Я хотела сказать, вы знаете, кто убийца? - нетерпеливо произнесла Джеральдина.

- Естественно, у меня есть кое-какие предположения. Лучше сказать, подозрения.

- А со мной вы ими не поделитесь? Ну пожалуйста!

- Нет, - покачал головой Пуаро. - Это было бы, пожалуй, неправильно.

- Значит, вы кого-то вполне определенно подозреваете?

Пуаро опять уклончиво покачал головой.

- Если бы я знала чуть больше, - умоляюще произнесла девушка, - мне было бы легче. И наверное, я могла бы помочь вам.

Ее просительный тон обезоружил бы любого, но Пуаро был неумолим.

- Герцогиня Мертон по-прежнему считает, что это сделала моя мачеха, - задумчиво произнесла Джеральдина и вопросительно посмотрела на моего друга.

Он никак не отреагировал на это заявление.

- Но я не понимаю, как это может быть, - продолжала девушка.

- Какого вы мнения о вашей мачехе?

- Ну… я ее совсем плохо знаю. Когда отец женился на ней, я училась в пансионе в Париже. Когда я вернулась домой, она относилась ко мне неплохо. Я хочу сказать, что она просто не обращала на меня внимания. Я всегда считала эту женщину легкомысленной и э… корыстной.

Пуаро кивнул.

- Вы упомянули герцогиню Мертон. Вы часто видитесь с ней?

- Да. Она очень добра ко мне. За последние две недели я провела с ней немало времени. Все это так ужасно; разговоры, репортеры, арест Рональда и все такое, - Джеральдина поежилась. - У меня нет настоящих друзей. Но герцогиня так по-доброму ко мне относится и ее сын тоже.

- Вам он нравится?

- Мне кажется, что он человек застенчивый. Но его мать много о нем рассказывала, и теперь я знаю герцога намного лучше.

- Ясно. Скажите, мадемуазель, вы любите своего двоюродного брата?

- Рональда? Конечно. Последние два года мы с ним редко встречались, но до этого он жил в нашем доме. Я… я всегда считала, что он чудесный парень: постоянно шутил, придумывал всякие забавные вещи. О! В нашем мрачном доме он был единственным лучиком.

Пуаро понимающе кивнул, но вслед за этим произнес фразу, поразившую меня своей жестокостью.

- Значит, вы не хотите, чтобы его повесили?

- Нет, нет, - девушка задрожала всем телом. - Ни за что! О, если бы убийцей оказалась моя мачеха! Герцогиня говорит, что это наверняка она.

- Ага! Если бы только капитан Марш не выходил из такси в тот вечер, да? - добавил Пуаро.

- Да. Тогда бы… что вы этим хотите сказать? - Джеральдина нахмурилась. - Я не понимаю.

- Если бы он не пошел за тем человеком в дом… Кстати, а вы слышали, как кто-то входил в дом?

- Нет, я ничего не слышала.

- А что вы делали после того, как вошли?

- Я сразу побежала наверх, чтобы взять ожерелье.

- Понимаю. Конечно, на это потребовалось время?

- Да. Я не сразу нашла ключ от шкатулки.

- Бывает. Чем больше спешишь, тем медленнее получается. Значит, в течение какого-то времени вы оставались наверху, а потом, когда спустились вниз, вы увидели в прихожей вашего двоюродного брата?

- Да, возле библиотеки, - девушка судорожно сглотнула.

- Понимаю. И это вас напугало.

- Да, - Джеральдина с благодарностью принимала сочувственный тон Пуаро. - Очень напугало.

- Еще бы.

- Рональд сказал у меня за спиной: "Ну что. Дина, принесла?" - и я чуть не подпрыгнула от неожиданности.

- Жаль, что он не остался на улице, - тихо заметил Пуаро. - Тогда и показания таксиста очень помогли бы мистеру Маршу.

Девушка кивнула, и слезы закапали из ее глаз прямо на колени. Она встала. Пуаро взял Джеральдину за руку.

- Вы хотите, чтобы я спас его, правда?

- О, да, да! Пожалуйста, - она пыталась овладеть собой, кулачки ее судорожно сжимались и разжимались. - Вы не знаете…

- Вашу жизнь не назовешь счастливой, мадемуазель, - с симпатией сказал Пуаро. - Я понимаю, как вам трудно. Гастингс, вызовите, пожалуйста, такси для мадемуазель.

Я проводил девушку. Она уже взяла себя в руки и сердечно поблагодарила меня. Когда я вернулся, мой друг ходил по комнате взад-вперед нахмурив брови и размышляя о чем-то. Вид у Пуаро был недовольный. Я обрадовался, когда зазвонил телефон и отвлек его от неприятных мыслей.

- Кто говорит? О, это вы, Джепп! Bonjour, mon ami.

- Что там у него? - спросил я, подходя ближе.

После приветственных излияний Пуаро перешел к делу.

- Да, а кто приходил за ней? Они помнят?

Я, конечно, не слышал ответа инспектора, но судя по лицу моего друга, он такого ответа не ожидал. Его лицо смешно вытянулось.

- Вы уверены?

- …

- Нет, но все равно я несколько огорчен.

- …

- Да, мне придется пересмотреть кое-какие свои идеи. Comment?

- …

- В этом я оказался прав. Мелочь, конечно.

- …

- Нет, я по-прежнему того же мнения. Очень прощу вас еще раз проверить рестораны поблизости от Риджент-гейт, Юстона, Тоттенхем-Корт-роуд и, пожалуй, Оксфорд-стрит.

- …

- Да, мужчина и женщина. И еще поблизости от Стренда около полуночи. Comment?

- …

- Да, я знаю, что капитан Марш был с Дортаймерами, но в мире есть люди и кроме капитана Марша.

- …

- Говорить, что у меня поросячья голова, нехорошо. Tout le meme окажите мне эту услугу, умоляю вас.

- …

Пуаро положил трубку.

- Ну? - нетерпеливо спросил я.

- Хорошо?[77] Сомневаюсь. Гастингс, золотая коробочка была действительно куплена в парижском магазине, который специализируется на таких вещах. Письмо с заказом пришло туда от некой леди Акерли за два дня до убийства. Оно было подписано "Констанция Акерли". Несомненно, это вымышленное имя. В письме просили, чтобы на крышке коробочки были инициалы К.А., предположительно автора письма, инкрустированные рубинами, а под крышкой - уже известная нам надпись. Заказ был срочный, его забрали на следующий день, то есть за сутки до убийства лорда Эдвера. Расплатились наличными.

- А кто его забрал? - взволнованно спросил я, чувствуя, что мы приближаемся к истине.

- Женщина, Гастингс.

- Женщина? - удивился я.

- Mais oui. Женщина. Низкорослая, средних лет и в пенсне.

Мы озадаченно переглянулись.



23. Письмо | Смерть лорда Эдвера | 25. Завтрак