home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



полковник милиции


Как это там, у Хемингуэя, в записках об испанской войне?..

Навстречу смерти идут по полю боя шесть человек. Вот их остается пять, потом четыре, три. Под огнем они зарываются в землю, поднимаются, вновь шагают вперед. Рядом движутся другие опаленные четверки, тройки, пары — прежде они были шестерками. Эти, уцелевшие, и выполняют боевую задачу.

Нечто схожее пережил в войну Рудольф Куккор.

В паре с Иоганнесом Алликом он был переброшен через линию фронта. С парашютами они приземлились у лесистой болотины севернее Пярну. Их заметили. Обстреляли с другого края болота.

Лесными неторными тропами уходили от преследователей. Пробирались чащобами. Ветки хлестали по лицу, цеплялись за одежду, за вещмешок с рацией, которую Куккор нес на спине.

Аллик казался двужильным. Куккор тоже не отставал от него, сноровисто пролезал под низкие сучья. У развилки лесных дорог, где в яркой весенней зелени темными стогами проступали крыши хуторских изб, они напоролись на омокайтсов — предателей, эстонских фашистов. Решили отойти без боя. Через густой ольшаник пробились к старому лесу, там оторвались от погони.

Да, это было тоже поле сражения, только с огромным, растянутым расстоянием между четверками-тройками. Разведчики не видели своих товарищей по оружию, но знали, что и на Большой земле для успеха этого сражения действовало много их соратников. И тут выходили на военные тропы партизаны, с одним их отрядом в районе Вяндры разведчики предполагали встретиться.

Куккору уже доводилось пересекать линию фронта. Случилось так, что он, эстонец, впервые ступил на родную эстонскую землю с боем.

Его деда после 1905 года царские власти как «бунтовщика» выслали с семьей в Архангельскую губернию. Отец, работавший путевым обходчиком на «чугунке» — железной дороге, всю жизнь стремился вернуться в родные места. Но после Октябрьской революции Эстония была отторгнута от Советской страны, а когда двадцать лет спустя там восстановилась народная власть, возвращению помешало нападение фашистской Германии. В дедовский край внук попал в военную годину.

Помнит Куккор, как вьюжной январской ночью 1944 года отряды десантников пробивались по льду Чудского озера в Алутагузе — большой лесной массив. Штормовой ветер валил с ног, они шли, помогая друг другу, тянули на полозьях орудия. Берег проглянулся нагромождением ледяных торосов. Десантники сняли караулы гитлеровцев близ деревни Туду, углубились в лес. Отсюда стали они внезапно налетать на фашистские гарнизоны в окрестных селениях, истребляли их и так же быстро исчезали. Прикрывал бойцов лес, и поземка заметала следы.

Теперь Рудольф Куккор выполнял новое задание. С Иоганнесом их всего двое, и поэтому доля участия каждого в выполнении задания и ответственность каждого были намного больше, чем тогда в десантном отряде, насчитывавшем несколько сотен бойцов...

Когда, избежав облавы, Куккор и Аллик вечером в условленный час хотели выйти на радиосвязь со штабом, рация не работала. Оказалось, в нее при перестрелке угодили пули, и она была сильно повреждена. Следовало искать другие возможности связи. Может, попробовать через партизан?..

Разведчики пошли по цепочке — начали устанавливать контакты с дальними родственниками и знакомыми Иоганнеса: он был из здешних мест. Выдавали себя за бежавших из немецкого плена.

Встречали их настороженно. Но после нескольких помещений люди становились разговорчивее. Завязывались нужные знакомства, улучшалась оперативная осведомленность. Установить связь со штабом, однако, разведчикам не удавалось. Не встретились они и с партизанским отрядом.

В это время в поле зрения разведчиков попал исключительно важный объект — немецкая школа лазутчиков-диверсантов. Большинство проходящих в ней обучение были из военнопленных. Рассказал о школе лесник Рюютель. Он же назвал крестьянина Яна Таутса, к которому курсанты приходили пьянствовать: тот гнал самогон. Куккор и Аллик решили поподробнее узнать о школе и постараться отсечь щупальца этого фашистского спрута. Таутс изъявил готовность помочь разведчикам.

— Сегодня к вечеру как раз заявятся двое, — сказал он. — Приходите. Сядете в соседней комнате и все услышите.

Когда стемнело, в дверь дома негромко постучали. Хозяин, встречая гостей, не скрыл удивления:

— Да на вас форма солдат Советской Армии! Почему?

— Есть причина, — хмуро ответил один из пришедших.

Выяснилось, что обучение подошло к концу и на днях их перебросят через линию фронта. Они признались, что и пьют из-за безвыходного положения, в каком очутились.

Парням дали спокойно вернуться в школу. А на следующий вечер разведчики выследили их в лесу. Под угрозой оружия те рассказали все. Куккор предложил им искупить свою вину перед Родиной: явиться за линией фронта с повинной и разоблачить других диверсантов. Те ухватились за единственную для них спасительную нить.

Встретились они еще раз и еще. Появилась уверенность: парни сдержат слово. Куккор передал им зашифрованную информацию для штаба «от 535-го». То был его радиопозывной.

Усадьба вскоре опустела. А советские разведчики до глубокой осени действовали во вражеском тылу. После того как советские войска очистили Эстонию от оккупантов, Куккор и Аллик узнали, что ребята не подвели. Как только очутились на советской земле, тотчас явились к районному коменданту. Шифровка Куккора поступила по назначению. Были обезврежены все диверсионные группы, сформированные и обученные в баронском имении под Пярну.


Рудольф Куккор, бывший разведчик | Уголовного розыска воин | * * *