home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



УГОЛОВНЫЙ ЗАКОН И ИНТЕРЕСЫ ТРУДЯЩИХСЯ

В самом общем виде Советское Социалистическое Уголовное право есть совокупность правовых норм, установленных специальными законами и в строго определенных целях. Соблюдение их обеспечивается государственно-властным принуждением.

Однако в чем же состоит главное и непосредственное социальное назначение уголовного права, в том числе уголовного закона? Имеется ли в нем основная превалирующая задача? В юридической литературе на этот вопрос можно встретить самые различные ответы. Одни исследователи видят специфическое социальное предназначение уголовного права в защите или охране объекта преступления в виде социалистических общественных отношений, другие исходят из того, что уголовное право, так же как и другие отрасли социалистического права, призвано  р е г у л и р о в а т ь  социалистические общественные отношения.

В действительности же право вообще, как классовое социальное явление и социалистическое право в том числе и советское в частности, может выполнять и выполняет самые различные функции: регулятивную, организаторскую, воспитательную, охранительную и другие. Объективно любое право как совокупность правовых норм сочетает в себе несколько одновременно выполняемых служебных функций, ибо каждое общественное явление содержит в себе не какую-либо одну сторону, а многие.

Право, как своеобразный «инструмент» регулирования (или в более широком смысле, как инструмент воздействия на различные стороны общественного отношения, в свою очередь являющегося не менее общим и сложным явлением общественного характера), должно и может проявить себя также по-разному. При этом все так называемые основные или главные и дополнительные или сопутствующие функции его, независимо от нашего желания и сознания, находятся в неразрывной и взаимопроникающей связи.

Однако это вовсе не означает, что конкретно-отраслевое право не имеет специфических функций. Различные отрасли советского права потому и отличаются друг от друга, что имеют определенное социальное назначение, свой аспект воздействия на общественные отношения.

Такой специфической стороной воздействия нашего уголовного права выступает его карательная особенность, тогда как основной предметной или конкретно-отраслевой функцией его является защита объектов, взятых под охрану уголовно-правовых норм. Охранительная или защитительная функция уголовного права иногда отступает на второй план. Это происходит по ряду причин. Одна из них состоит в том, что ряд ученых при определении и оценке права вообще исходит из тезиса о единстве права и правоотношения. Но такой подход при рассмотрении проблем объекта преступления не совсем оправдан. Дело в том, что правоотношения даже в их уголовно-правовом смысле возникают позже во времени, чем объект защиты от преступления, который берется под защиту уголовного закона вне зависимости от совершения конкретного преступления. Пока не совершено преступление, нет и уголовного правоотношения, хотя уже и до этого есть объект преступления. Этот объект независим от отношений, возникших на почве совершения посягательств на него.

Что касается норм уголовного права, конкретного уголовного закона и конкретных статей особенной части Уголовного кодекса, то они еще не порождают никаких уголовно-правовых отношений, пока нет самих участников. Вот почему неверно имеющее иногда место утверждение о наличии якобы правовой ответственности с момента издания или введения в действие того или иного закона или его отдельных норм. Несмотря на то, что закон издан и действует, ответственность еще не наступает и не может существовать в обществе до момента правонарушения, до момента нарушения охраняемого правом объекта.

Соответственно уголовно-правовые отношения возникают лишь тогда, когда нарушаются властные запреты уголовного права или закона, когда образуются юридические факты, а следовательно, и основания для появления или возникновения подобных отношений.

Советское уголовное право, так же как и другие отрасли социалистического права, регулирует, организует и воспитывает всех советских людей в коммунистическом духе, что является его  о б щ е п р а в о в о й  функцией. Но оно специально регулирует и такие отношения, которые порождены преступлением.

Правильность тезиса о том, что уголовное право в целом, уголовное законодательство в частности, имеет перед собой основную (и в этом качестве свою единственную) задачу охраны объекта от преступного посягательства, видна из указания самого уголовного законодательства. В Основах уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик 1958 года (ст. 1) и в соответствующих статьях уголовных кодексов союзных республик прямо подчеркивается, что «уголовное законодательство Союза ССР и союзных республик имеет задачей охрану советского общественного и государственного строя, социалистической собственности, личности и прав граждан и всего социалистического правопорядка от преступных посягательств...» Эта установка последовательно проводилась во всех актах Советского государства об уголовном законодательстве и до 1958 года.

Охранительная сторона уголовного права как его  с п е ц и а л ь н о - п р е д м е т н а я  функция в ряде случаев не выступает на первый план и в силу имеющегося в литературе недифференцированного подхода к категориям: «Уголовное право», «Уголовное законодательство», «Уголовно-правовая норма». Между тем эти категории не являются идентичными. Уголовное право как известная система правовых норм, как отрасль Советского права, с одной стороны, уголовное законодательство (или закон) и его отдельные нормы — с другой, играют неодинаковую роль и в охране объекта.

Советский уголовный закон не есть просто юридическая норма, как это иногда считают, а является актом, содержащим юридические нормы, которые устанавливают принципы и общие положения Советского уголовного права, определяют, какие общественно опасные деяния (действия или бездействие) являются или признаются преступлениями, и уточняют виды и сроки наказания по отношению к лицам, совершившим преступления.

При этом вполне возможно, что уголовный закон содержит не только нормы чисто уголовного права, но и уголовно-процессуального, исправительно-трудового и административного. И в рамках самого уголовного права, уголовного законодательства его нормы могут выполнять различные социальные функции. Относительно самой охранительной функции можно заметить, что не одинакова роль статей общей и особенной частей уголовного кодекса. Так, если статья общей части устанавливает общие основания, условия или пределы признания преступлением того или иного человеческого деяния, определяет границы и принципы уголовной ответственности по суду и наказания виновных лиц в преступлении либо освобождении от осуждения, от наказания и т. д., то норма особенной части имеет прямое и непосредственное охранительное значение. При этом объект охраны в каждой норме особенной части либо прямо предусмотрен, либо по причинам законодательной техники подразумевается.

Однако, что же такое объект уголовного правонарушения?

Согласно общепризнанному в советской юридической литературе взгляду, таким объектом являются «социалистические общественные отношения», охраняемые уголовным законодательством.

Такая трактовка объекта преступления сама по себе правильна, поскольку речь идет о строе общества, о характере социалистических общественных отношений. Поэтому изучение объекта преступления лишь начинается с определения его как общественного отношения, но не исчерпывается им.

Вместе с тем следует учесть, что подобное объяснение объекта преступления дает решение вопроса лишь в самом абстрактном, наиболее общем виде, ибо этим понятием охватываются самые различные отношения, складывающиеся между людьми в различных областях общественной жизни.

Вся жизнь человека — это общественные отношения. Жизнь людей «проявляется сразу в качестве двоякого отношения: с одной стороны, в качестве естественного, а с другой — в качестве общественного отношения»[11].

Отсюда само общество людей как определенная социально-экономическая формация представляет собой совокупность общественных отношений. Классики марксизма-ленинизма, как известно, выделяли из всей совокупности человеческих отношений наиболее важную ее часть — производственные общественные отношения. В этой связи, говоря о заслуге К. Маркса, В. И. Ленин писал: «Как Дарвин положил конец воззрению на виды животных и растений, как на ничем не связанные, случайные, «богом созданные» и неизменяемые, и впервые поставил биологию на вполне научную почву, установив изменяемость видов и преемственность между ними, — так и Маркс положил конец воззрению на общество, как на механический агрегат индивидов... возникающий и изменяющийся случайно, и впервые поставил социологию на научную почву, установив понятие общественно-экономической формации, как совокупности данных производственных отношений»[12].

Но такой уровень научного обобщения нельзя свести к первоначально-клеточному состоянию понятия общественного отношения, классический образец анализа которого дал в свое время Ф. Энгельс на примере товара и товарного отношения.

Кроме того, сами общественные отношения в зависимости от их характера имеют свои объекты. Такие виды общественных отношений, как экономические, политические, этические, эстетические, религиозные и т. д., должно быть потому и отличаются друг от друга, что они возникают, развиваются или прекращаются на определенной материальной либо идеальной почве или в связи со своей предметной основой, базой, источником существования. В связи с этим изучение общественных отношений предполагает не просто признание их как таковых, самих по себе, но и их предметных основ, вокруг которых возникают и развиваются общественные отношения. Представляется, что одним из таких существенных источников, или предметной основой общественных отношений как объекта преступления, выступает тот или иной общественно значимый интерес, через который проявляется само общественное отношение.

Марксистско-ленинское положение о сущности преступления как о деянии, направленном против интересов господствующего в данном обществе класса, является общеизвестным. Более того, уголовный закон в ряде случаев сам указывает на тот или иной интерес как на одну из существенных сторон объекта правовой охраны и преступного посягательства. Интерес, как объект преступления, упоминается в диспозициях ряда статей общей и особенной частей УК союзных республик. Таковы нормы о необходимой обороне, крайней необходимости, об ответственности за «шпионаж», «злоупотребление властью или служебным положением», «превышение власти или служебных полномочий», «бездействие власти или халатность» и др. Слово «интерес» довольно часто находит свое употребление в общей и специально правовой литературе. Несмотря на это, данное понятие недостаточно анализировано как объект преступления.

Понятие «интерес» находит свое употребление в самых разнообразных аспектах, в различной связи с общественными явлениями. Им оперируют представители различных общественных наук — философы, экономисты, психологи, педагоги, юристы. Все они рассматривают данное понятие с точки зрения отношения человека к обществу, к классу, к государству. Это то общее, что их объединяет. Но каждая наука имеет свое отношение к «интересу», рассматривает со своей позиции. Это вполне закономерно, ибо, например, экономист при всем желании не сможет охватить все характерные особенности этого понятия, поскольку «интерес» его интересует только с точки зрения общественных экономических законов развития общества. Философ изучает это понятие с точки зрения всеобщего, обобщающего, абстрактного.

Как же понимает «интерес» психология? Занимаясь исследованием процессов, происходящих в психике человека, одни психологи сводят интерес к потребностям («интерес — осознанная потребность»), другие — к направленности внимания («интерес — это особенно сильная и относительно продолжительная направленность внимания на удовлетворение определенных потребностей»), а третьи — к познанию, к чисто познавательному отношению («интерес — активное познавательное отношение личности к определенному объекту действительности или виду деятельности»).

Следует отметить, что в Большой советской энциклопедии интерес определяется в основном как психологическая категория, а именно как избирательная, целеустремленная направленность человека на приобретение тех или иных знаний, осуществление той или иной деятельности. Кстати, и большинство психологов придерживаются определения интереса как активной познавательной направленности человека на тот или иной предмет или явление действительности. Интерес возникает в силу жизненной ценности, значимости и эмоциональной привлекательности объекта познания. Разнообразные интересы характеризуют богатство личности, ее направленность, потребности и активность.

Интересы в психологии различаются по содержанию, широте, устойчивости, силе и действенности. Содержание их определяется тем, на что они направлены, на познание каких объектов. «Широта» означает их разносторонность, направленность на различные объекты при наличии основного «стержневого интереса».

«Устойчивость» интересов характеризуется временем, в течение которого они сохраняют свою силу и влияют на поведение человека, его жизнь и деятельность. Например, человек, всегда ищущий, пытливый, не удовлетворенный своими познаниями, не ограничивающийся познанием одних явлений, одной области, имеет устойчивый познавательный интерес, который помогает ему глубоко и всесторонне изучить и познать мир, явления в целом. А вот настойчивость человека, с которой он старается преодолевать всевозможные противоречия, трудности, свидетельствует о силе интересов.

Различают также непосредственный и опосредствованный интерес: к самому процессу деятельности — овладению знаниями, процессу труда, к творчеству и к результатам деятельности — к приобретению профессии, знаний, к иным материальным или духовным результатам труда. Активная личность выступает носителем разнообразных интересов. Все это, безусловно, имеет прежде всего воспитательное значение, ибо привить устойчивые и разнообразные, познавательные интересы каждому человеку, жажду познания, познания и преобразования мира — главная задача коммунистического строительства.

Что же понимает под интересом философская наука? Большинство философов под интересом понимает сочетание субъективного и объективного, их неразрывное единство.

Вся философская мысль исходит при разработке данной категории из связи интереса с экономическими, производственными отношениями. Это характерно не только для философов и для юристов.

Исходя из первенства роли интереса в экономике, специалисты этой отрасли науки также считают в своем большинстве, что интерес — это прежде всего не только экономическая категория, но и нечто объективное, форма объективной необходимости для отдельного человека, коллектива, классов, всего общества, удовлетворяющая их сложившиеся и развивающиеся потребности[13].

Безусловно, толкование понятия интереса в общей социологии, в философии, экономической науке и психологии имеет большое значение и для правоведов, для раскрытия понятия и сущности интереса в праве и в его отдельных отраслях. Например, трудно отрицать положение философов и экономистов о том, что данное понятие есть прежде всего объективная категория. Но поскольку потребность осознается человеком и таким путем становится интересом, то есть осознанной потребностью, проходит через его сознание и толкает его волю на достижение каких-то результатов, невозможно утверждать, что интерес — не есть соединение, единство, сочетание объективного и субъективного. Точно также было бы ошибочным отрицать и психологическое понимание этой категории, именно как познавательного начала в психике людей.

Однако при этом нельзя не видеть в интересе и его правовую окраску, его правовую форму. Поскольку «интерес» берется под защиту права, правовых институтов, обеспечивается при помощи правовых инструментов, то в известной мере он выступает и как правовая, юридическая категория. В частности, ряд правовых вопросов освещается юристами (и решается довольно-таки успешно, например, в области гражданского права) через понятие «интерес».

Данное понятие к уголовному праву имеет двоякое отношение. Во-первых, поскольку в интересе проявляется субъективный момент (желание, стремление, мотив, цель), то через него можно изучить определенные закономерности слияния и противоречия различных, в том числе истинных и мнимых интересов людей. С этой стороны интерес является важным инструментом установления причин и условий, способствующих правонарушениям в целом, преступности в особенности, поиска путей их предупреждения. Во-вторых, интерес выступает как объект уголовно-правовой охраны. С этой стороны интерес есть объективно данная социальная ценность, принадлежащая своему носителю.

И такая социальная ценность или благо, независимо от формы своего проявления вовне, в виде материального или идеального, защищается правом в одинаковой мере, берется под охрану уголовного закона, его отдельных норм.

Какие же важнейшие интересы трудящихся поставлены под охрану уголовного закона? Действующий Уголовный кодекс республики предусматривает ответственность за двести с лишним видов преступлений. При этом, как показывает анализ, на первое место выдвинуты политические интересы. Они выражаются в виде таких ценностей, как социалистический общественный строй (социалистическое общество или социализм) и государство трудящихся (Советская власть), которые являются результатами многолетней революционной деятельности в прошлом эксплуатируемых масс. Поэтому социалистический общественный и советский государственный строй являются олицетворением самих трудящихся.

На защиту этих политических ценностей, ценностей, удовлетворяющих политические потребности трудящихся, направлены в первую очередь статьи 50—53, 56—59 Уголовного кодекса Казахской ССР. В соответствии с требованиями указанных норм в уголовном порядке подвергается наказанию лицо, совершающее «измену Родине» (ст. 50), «шпионаж» (ст. 51), «террористический акт» (ст. 52), «террористический акт против представителя иностранного государства» (ст. 53), «антисоветскую агитацию и пропаганду» (ст. 56), «пропаганду войны», в какой бы форме она ни велась (ст. 57), «организационную деятельность, направленную к совершению особо опасных государственных преступлений, а равно лицо, участвующее в антисоветской организации» (ст. 58), «особо опасные государственные преступления, направленные против другого государства трудящихся» (ст. 59).

Огромный вред государственным политическим интересам трудящихся могут причинить не только прямые посягательства, но и бездействие либо активная помощь в отношении совершения противогосударственных[14] преступлений. Поэтому уголовный закон наказывает так же за «недонесение» об известных готовящихся или совершенных противогосударственных преступлениях (ст. 75) и «заранее не обещанное укрывательство»[15] таких же деяний (ст. 75-1 УК).

К указанным политическим интересам близко примыкают иные важнейшие революционные завоевания трудящихся в виде социального и национального равноправия во многих областях общественной и политической жизни. Основной закон нашей страны — Конституция СССР, например, в ст. 123 провозглашает, что равенство граждан независимо от их расы и национальности в хозяйственной, государственной, культурной и всей общественно-политической жизни является непреложным законом.

На уголовно-правовую защиту этих интересов трудящихся направлены нормы, предусмотренные в ряде статей Уголовного кодекса. Ныне действующий УК подвергает наказанию, в частности за такие преступления, как «нарушение национального и расового равноправия» в виде пропаганды или агитации с целью возбуждения расовой или национальной вражды и розни, либо прямое или косвенное ограничение прав или установление прямых или косвенных преимуществ граждан в зависимости от их расовой или национальной принадлежности (ст. 60), «нарушение равноправия женщин» (ст. 120), выражающееся в воспрепятствовании женщине принимать участие в государственной, общественной и культурной деятельности, а также в иных действиях, нарушающих равноправие женщин, совершенные путем применения насилия или угроз, а также с использованием материальной или иной зависимости, «воспрепятствование осуществлению избирательного права» (ст. 123), «нарушение законодательства о труде» (ст. 125), «нарушение прав профсоюзов» (ст. 128).

Значительно больше места в системе норм Особенной части Уголовного кодекса Казахской ССР, как и других союзных республик, занимают статьи, предусматривающие уголовную ответственность за нарушения экономических интересов.

Защита экономических или материальных интересов трудящихся непосредственно находит свое отражение в тех статьях Уголовного кодекса, где речь идет о преступлениях против личной собственности граждан (глава V УК Казахской ССР). Сюда относятся уголовное преследование за «кражу», за «грабеж», «разбой», «вымогательство», «мошенничество», «присвоение вверенного имущества», «утайка находки или пригульного скота», «приобретение или сбыт имущества, добытого преступным путем», «ростовщичество», «умышленное уничтожение или повреждение имущества», «неосторожное уничтожение или повреждение имущества» граждан (ст. ст. 132—142).

Однако ограничивать этим охрану экономических (материальных) интересов трудящихся было бы неверно. Дело в том, что на основе существующей в нашей стране общественной собственности каждый член социалистического общества обрел равное отношение к средствам производства, получил равное право потреблять в зависимости от принципа «от каждого по способностям, каждому по его труду», то есть от количества и качества труда. Из раба стихийно развивающихся процессов производства, каким он был при капитализме, трудящийся человек стал хозяином и сознательным управителем всего экономического развития, получил возможность решения этих задач своими руками и ради себя. Трудящиеся, таким образом, сами объективно заинтересованы не только в сохранении своего личного имущества, но и в сохранении и расширении всего социалистического производства, в повышении производительности общественного труда, в умножении всего социалистического имущества как источника зажиточной и культурной жизни всех членов общества.

Другими словами, в новом обществе нет и быть не может разрыва между экономическими интересами производителя и потребителя, их интересы впервые в истории человечества слиты, соединены в единых общих экономических интересах трудящихся. Целью социалистического производства является удовлетворение постоянно растущих материальных потребностей трудового народа.

В связи с этим необходимо признать, что на охрану экономических (материальных) интересов трудящихся направлен и ряд других норм Уголовного кодекса союзных республик. В УК Казахской ССР это статьи, которые предусматривают ответственность за все виды хищения государственного или общественного имущества (ст. ст. 76—76-6 и 77 УК), а также «вымогательство государственного или общественного имущества» (ст. 76-7), «приобретение или сбыт социалистического имущества, добытого преступным путем» (ст. 78), «утайка найденного социалистического имущества» (ст. 79), «преступно-небрежное отношение к охране социалистического имущества» (ст. 80), «причинение государственному или общественному учреждению убытков путем обмана» (ст. 81), «умышленное уничтожение или повреждение государственного или общественного имущества» (ст. 82), «незаконная порубка или повреждение леса» (ст. 83), «умышленная потрава посевов или лесонасаждений» (ст. 84), «неосторожное уничтожение государственного или общественного имущества» (ст. 85), «преступно-небрежное или жестокое обращение со скотом» (ст. 86), «преступно-небрежное использование и хранение машин» (ст. 87).

К числу уголовно-правовых норм, направленных на охрану экономических (материальных) интересов трудящихся, относятся и ряд статей из группы так называемых «хозяйственных» преступлений. Например, трудно отрицать возможность ущерба экономическим интересам трудящихся, прежде всего, конкретных предприятий либо организаций, где допущены огромные убытки либо расточительство государственного и общественного имущества (падеж скота, гибель урожая, значительная недостача и растрата товарно-материальных ценностей и т. д.) в результате преступной бесхозяйственности, выпуска недоброкачественной промышленной продукции, недоброкачественного строительства (сдачи в эксплуатацию некачественно построенных, незаконченных или не соответствующих условиям договора и проекта сооружений и зданий), ответственность за которые предусмотрена в статье 153 УК, а также «недоброкачественного ремонта» сельхозмашин и других механизмов (ст. 154), «обмеривания, обвешивания, обсчета» покупателей в государственных и общественных торговых точках и в предприятиях общественного питания (ст. 166), «продажи заведомо недоброкачественных товаров» (ст. 167) и т. п.

Причинение материального ущерба или убытка государственному либо общественному учреждению, а тем самым трудящимся страны возможно и другими путями, в частности путем нарушения правил безопасности движения и эксплуатации транспорта, незаконного систематического использования вверенной по службе автомашины для перевозок посторонних грузов и пассажиров в корыстных целях, путем незаконного занятия автоперевозками.

Советский уголовный закон защищает не только политические и экономические (в широком и узком смысле этого слова) интересы трудящихся, но и их интересы личной безопасности или неприкосновенности. В этой связи Уголовный кодекс Казахской ССР, как и УК других республик, выделяет в отдельную главу, так называемую «Преступления против жизни, здоровья, свободы и достоинства личности» (глава III).

Эта глава объединяет 32 статьи, в которых предусмотрена уголовная ответственность не только за убийства, телесные повреждения, побои и истязания, но и за «заражение другого лица венерической болезнью и злостное уклонение от лечения такой болезни», изнасилование, половое сношение с недостигшей шестнадцатилетнего возраста, развращение малолетних, вступление в фактические брачные отношения с лицом, не достигшим брачного возраста, принуждение к вступлению в брак, двоеженство и многоженство, незаконное производство аборта, понуждение женщины к совершению аборта, оставление в опасности, неоказание помощи больному, уклонение от содержания или воспитания детей, злоупотребление опекунскими правами, уклонение от оказания помощи родителям или супругу, насильственное незаконное лишение кого-либо свободы, похищение чужого ребенка, угроза убийством, насилием или поджогом, клевета и оскорбление.

Предусмотрев наказание за незаконное вторжение в чужое жилище, за незаконное выселение кого-либо из жилища, за нарушение тайны переписки, за отказ в приеме женщины на работу в государственное или общественное предприятие или учреждение по мотивам ее беременности или наличия у нее грудного ребенка, а также за снижение заработной платы или увольнение женщины по тем же мотивам; за присвоение авторства, принуждение к соавторству в работе над открытием, изобретением или рацпредложением, за разглашение без согласия автора сущности открытия, изобретения или рацпредложения и ряд других. Уголовный закон охраняет и личные права советских людей, провозглашенные Конституцией СССР.

Наконец, как показывает анализ норм Уголовного законодательства, под его охрану взяты и духовные или нравственные интересы трудящихся. Эти нормы в Уголовном кодексе объединены в самостоятельную группу под общим названием «Преступления против общественной безопасности и народного здравия»...

Всякий уголовный закон как определенная правовая форма организации государственного принуждения в борьбе с преступностью всегда имеет классовый характер. В эксплуататорских государствах такой закон защищает порядки, соответствующие интересам господствующего класса, он направлен на борьбу с действиями, нарушающими условия существования эксплуататорского общества, на поддержание классового господства эксплуататоров и подавление сопротивления эксплуатируемых масс.

Советский уголовный закон по своему классовому содержанию с момента своего возникновения явился орудием подавления сопротивления свергнутых помещиков и капиталистов, орудием воспитания новой общественной дисциплины, соответствующей коренным интересам рабочего класса и всех трудящихся. «Государство, которое возникло как государство диктатуры пролетариата, превратилось на новом, современном этапе в общенародное государство, в орган выражения интересов и воли всего народа», — говорится в Программе КПСС. Советский уголовный закон как закон социалистического общенародного государства защищает систему общественных отношений, соответствующую интересам всего народа, ведет борьбу с нарушителями социалистического правопорядка, установленного в интересах всех трудящихся.

Е. К. КАИРЖАНОВ,

кандидат юридических наук;

Г Ф ПОЛЕНОВ,

доктор юридических наук.


ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ОБВИНИТЕЛЬ | Советник юстиции | ПРАВА ОБВИНЯЕМОГО