home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



3

Выйдя от Виктора Ивановича, Жампеисов и Сметанина прошли в кабинет Валентины Ивановны, где окончательно согласовали план следственной работы на ближайшие два дня.

Валентина Ивановна брала на себя все дела, связанные с судебно-медицинской экспертизой. За Хасеном осталось изучение образа жизни Тэна, контакт с уголовным розыском.

Начал он с института. Ректор, профессор Чуваков был в своем кабинете и следователя принял незамедлительно.

— Вот горе-то свалилось на нас, — сокрушенно развел он руками. — Человек был замечательный. И очень одаренный.

Профессор не скрывал своего волнения.

— Пожалуйста, располагайте, товарищ следователь, и мной, и институтом. Всем, чем можем...

— Вы окажете хорошую услугу следствию, если позволите мне немного поработать здесь. Хотелось бы побеседовать кое с кем.

— Ради бога. Проректор сейчас в отъезде. Его кабинет — напротив моего. Занимайте, располагайтесь...

Первой в кабинет вошла полная средних лет женщина — инспектор по кадрам. В руке она держала папку. Здороваясь, Хасен взглянул на корешок — это было личное дело Тэна.

— Взяла, — перехватив взгляд следователя, проговорила женщина. — Ведь, конечно, будете знакомиться с ним?

— Угадали. Оставьте, пожалуйста. Садитесь.

Инспектор осторожно опустилась на стул.

— Вы знаете, о ком пойдет речь, — начал Хасен, — расскажите о нем все, что осталось в памяти.

— Мне, пожалуй, немного придется говорить. Я ведь не так давно в институте, около двух лет... Дионисий Николаевич был очень скромным, даже застенчивым человеком. Он не любил шумного общества. Друзей, близких у него, по-моему, в нашем городе и не было. Недругов, пожалуй, тоже.

— А вы были на вчерашнем юбилейном вечере?

— Нет, не осталась. Вчера ведь зарплату выдавали, так я получила деньги и в магазин ушла...

— А Тэн тоже должен был получить зарплату?

— Конечно. Да вы у кассира спросите... К слову сказать, я слышала, что кассир наш вчера вечером в магазине Дионисия Николаевича видел.

Кассир, человек лет пятидесяти, был чисто выбрит, опрятен. Не дожидаясь вопросов, начал сам:

— Фамилия моя Назиров. Я плохо слышу, говорите громче. Что, Тэн? Получил зарплату около пяти часов вечера. Без трех рублей пятьсот. Кто был, когда получал? Никого, только я один был. Что? После него никто не получал, он был последним. Что? В магазине? Да, я его видел в гастрономе на улице Горького. Печенье брал и чай. Когда? Часов в восемь с минутами вечера. В «авоську» все положил...

Разговаривая таким образом, Хасен узнал, что в магазине были и другие покупатели, среди них два-три студента мединститута. Назиров ушел из магазина раньше Тэна. Фамилий студентов не знает. Кажется, учатся на четвертом курсе лечебного факультета.

С помощью активистов из комитета комсомола студентов-очевидцев разыскали быстро.

И вот перед Хасеном две девушки и молодой человек.

— Только мы не вместе и не в одном магазине встретили Дионисия Николаевича, — заявил Николай Гриценко. — Девушки видели его в гастрономе, а я в хлебном. Тэн и рядом с ним какой-то мужчина лет под тридцать, среднего роста, стояли около отделения, торговавшего сдобой, но в этот час не работающего. Мужчина смуглый лицом, с выдающейся вперед нижней челюстью. Одет в коричневое пальто с черным шалевым воротником, в коричневых ботинках. Брюки тоже коричневые со светлой полоской. До этого я его нигде не встречал.

Вышли они вместе, но спустя две-три минуты Тэн вновь возвратился в магазин, теперь уже один. Когда я уходил, он стоял у стойки с соком.

Девушки ничего не добавили к показаниям Назирова и Николая Гриценко...


предыдущая глава | Советник юстиции | cледующая глава