home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 32

Эдуард вопил у нас в наушниках:

— Анита, Бернардо! Будь оно все проклято!

— Мы тут, — отозвалась я.

— Мы в порядке, — добавил Бернардо.

— Что произошло?

— Первое помещение — бокс, звукоизоляция и полное блокирование радиоволн. Пришлось сыграть в двадцать вопросов, прежде чем нам позволили пройти дальше. — Я осматривалась вокруг, пока говорила. Мы были в гостиной, обыкновенной гостиной. Она была белой и изящной, с удивительной панорамой Лас-Вегаса за окнами. Она была обставлена огромными белыми диванами с кремовыми и серебристыми подушками. А маленькие подушечки даже имели золотистые искорки. Журнальный столик посреди диванчиков был из стекла и серебристого металла. Я поняла, что все это напоминает увеличенную копию гостиной Жан-Клода. Но при этом я не чувствовала себя, как дома. Скорее все это меня напрягало.

— Люди, поговорите со мной, — взмолился Эдуард у меня в ухе.

— Мы в гостиной, — сказала я.

— С прекрасным видом, — добавил Бернардо.

— Спасибо, — поблагодарил Рик. Он прошел в прихожую, которая имелась с другой стороны комнаты. Но прежде, чем он успел туда войти, оттуда появилась Ава. Они тихонько перебросились парой фраз, потом она вошла в комнату, и Рик вернулся назад, исчезнув за дверью небольшой прихожей. Это напоминало смену караула.

Я крикнула вдогонку Рику и Аве:

— Где Криспин?

— В безопасности, — ответила Ава, — даю слово. Мы только хотим поговорить с вами в течение нескольких минут в его отсутствии.

— Снова тесты? — Спросил Бернардо.

— Не совсем.

— Ава, — обратилась я, скорее, чтобы Эдуард понимал, кто тут у нас, — когда мы сможем побеседовать с Чанг-Вивианой?

— Рик сообщит ей, что вы ему сказали в комнате снаружи. Тогда она либо выйдет сама, чтобы вас поприветствовать, либо мы проводим вас к ней.

— Кто это решает? — Спросила я.

— Чанг-Виви.

— Когда к нам присоединится Криспин?

— Когда Чанг-Виви позволит ему это.

— Она — королева, — проговорила я и постаралась сдержать сарказм в голосе. Вероятно, мне это не удалось.

— Именно, — бросила Ава. — Не желаете ли присесть?

Мы с Бернардо обменялись взглядами. Он пожал плечами.

— Конечно, — проговорила я.

Мы уселись по разным углам диванчика. Ни один из нас не сидел спиной к двери, к тому же эта дислокация давала нам максимальный обзор окружающей обстановки. Мы сели так, не сговариваясь. Бернардо смотрел на меня, когда мы усаживались на мягкий диван, и я ответила на его взгляд. Он выдал легкую улыбку, не флирт, но такую, чтобы я поняла, что у нас поделена территория.

— Чай, кофе, может, воду? — Спросила Ава.

— Кофе было бы просто прекрасно, — отозвалась я.

— Воду, если она в бутылке.

— Конечно.

Она оставила нас одних в этой огромной, бледной комнате с лучами ласвегасского солнца, падающими на противоположную окнам стену. Даже с работающим кондиционером мы могли ощущать, насколько высока температура вне этой комнаты, будто она была чем-то живым и зловредным.

— Почему именно бутилированную воду? — Спросила я.

— Потому что когда путешествуешь, непривычная вода на новом месте — самая частая причина болезней. Предпочитай воду в бутылках и сможешь есть практически что угодно.

— В этом есть смысл, как мне кажется.

Бернардо начал описывать комнату в микрофон. Где окна, рельеф-план, включая расположение дверей и всех выходов.

— Хочешь что-нибудь добавить к этому, Анита? — Спросил Эдуард в моем ухе.

— Нет. Он рассказал обо всем, что вижу я.

— Спасибо, — проговорил Бернардо.

— Пожалуйста, — отозвалась я.

Звук, напоминающий недовольное фырканье, раздался в наушниках.

— Мне жаль, что ты не можешь быть здесь, с нами, большой парень, — заметил Бернардо.

— Да уж, — это было всё, что он сказал, хотя хватило и этого, чтобы я вздрогнула, причем неприятно, нервозно.

— Что ты в действительности испытываешь к Отто? — Спросил Бернардо.

Я смерила его раздражённым взглядом.

— О, прекрасно, можно подумать, я буду обсуждать своё отношение к прочим членам команды на открытой волне.

Он усмехнулся.

— Я должен был попытаться.

— Зачем?

Каков бы ни был его ответ, я его так и не услышала, потому что Ава вернулась к нам. Рик был вместе с нею, как и Домино. Мы с Бернардо оба встали.

— Чанг-Виви Клана Белых Тигров! — Торжественно произнесла Ава.

Двери в конце прихожей за спинами тигров отворились. Чанг-Виви шагнула в дверь, держа под руку Криспина. Она была выше меня, потому что ее голова была чуть выше его плеча, но затем я увидела её каблуки, и мне пришлось внести поправки в первоначальное мнение. Четырехдюймовые шпильки (высота чуть больше десяти сантиметров — прим. переводчика), и вот я уже снова сомневаюсь, какого она на самом деле роста. Но в других вещах я была уверена.

Белые волосы спадали до талии прекрасными волнами. Она использовала косметику, подчёркивающую бледную совершенную голубизну ее тигриных глаз на человеческом лице. Ее глаза были немного раскосые, и в структуре костей было кое-что. Будто ее лицо указывало на древние китайские корни её предков. Но, судя по тому, что я успела узнать несколько месяцев назад, белые тигры были вынуждены бежать из Китая много столетий назад во времена Императора Кин Ши Хуанга (Кин Ши Хуанг, 259–210 гг. до н. э. — первый император объединенного Китая — прим. переводчика). Он видел во всех представителях сверхъестественного угрозу собственной власти, потому убивал без проволочек. Вертигры сбежали в другие страны и были вынуждены вступать в браки вне своей расы, так что большинство из них внешне были похожи на представителей той страны, в которую бежали.

Было нечто экзотичное в Вивиане, и хотя ее глаза и волосы были похожи на Криспина, всё же последний смотрелся более органично. Если заменить его тигриные глаза на человеческие, он бы чувствовал себя в своей тарелке в любом баре или ночном клубе субботним вечером. Чанг-Виви выделялась где угодно, будто ее аура была чем-то таким, что просто невозможно скрыть.

На ней было белое платье с длинными шелковыми рукавами и треугольным вырезом, оттеняя белоснежную грудь. Пояс подчёркивал, насколько тонкой была её талия, и насколько соблазнительным было её тело в целом. Она выросла в те времена, когда быть чересчур худой было не модно, и выглядела она роскошно. Это было единственное слово, которое я могла для нее подобрать. Она была чувственна.

Кто-то коснулся моей руки, и это был Бернардо. Я уставилась на него в изумлении.

— Ты в порядке? — Спросил он.

Я кивнула, но вынуждена была сделать судорожный вздох. Зашибись, она воздействовала на меня силой, будто вампир, но дело было не в зрительном контакте. Как будто сама её сущность манила меня. И снова зашибись.

Я снова позвала волчицу, но белая тигрица зарычала на нее. Я не хотела, чтобы звери во мне начали выяснять отношения. Во-первых, это больно — чертовски больно. Во-вторых, я не хотела, чтобы тигры знали, что я не совсем контролирую своих зверей.

Я позволила волчице скользнуть обратно в темноту. Она оставила меня наедине с белой тигрицей, вышагивающей во мне, и она не собиралась мне помогать бороться с обаянием белой королевы.

— Я — Вивиана, жена Максимилиана, Мастера Вампиров Города Лас-Вегас, штат Невада.

Бернардо снова коснулся моей руки, и я кивнула.

— Я — Анита Блейк, — я запнулась, — девушка Жан-Клода, Мастера Вампиров Города Сент-Луис, штат Миссури, и Американский Маршал.

— Ава говорила мне, что ты здесь с личным визитом.

— Верно, но я хочу спросить о преступлении, которое мы здесь расследуем. Его раскрытие будет выгодно как вашим, так и простым смертным.

— Ты приехала сюда, чтобы навестить меня, Анита, или чтобы допросить меня, как маршал?

Я облизнула внезапно пересохшие губы. Почему мне было так сложно взять себя в руки? Что она со мной делала? У меня еще никогда не было подобных проблем в обществе оборотней, которые не являлись моими возлюбленными.

— Я… — Почему я не могу думать?

Бернардо коснулся меня снова. Это помогло. Я обошла его так, чтобы взять его правую руку в свою левую. Таким образом, обе наши ведущие руки свободны. Он поднял на меня брови, но руку не отнял. Я была только рада тому, что это Бернардо; будь это кто-то другой из нашей маленькой команды, и один из нас лишился бы возможности выхватить пистолет. В тот момент, когда его рука коснулась своим ощутимым теплом моей, думать стало легче. Интересно. Я не была вынуждена даже вызывать ardeur, просто прикосновение обычной человеческой руки хватило, чтобы обаяние Чанг-Виви поубавилось.

— Для меня честь, что вы согласились встретиться со мной, но вы удостоите меня еще большей чести, ответив на некоторые вопросы, которые скорее касаются моей работы, нежели частной жизни? Я прошу вашей снисходительности, ведь это… ужасное преступление.

— Самое печальное, что были убиты наши прекрасные полицейские. — Ее лицо выражало скорбь, и она вцепилась в руку Криспина чуть крепче. Она двинулась к кушетке напротив, и он ее сопровождал. Она села, разгладив юбку.

Криспин шагнул в мою сторону. Я отпустила Бернардо и протянула ему руку. Криспин дёрнулся ко мне с улыбкой.

— Криспин, — проговорила она, — сядь со мной.

Его лицо помрачнело, но он сделал то, что она приказала. Он сел возле нее, и в то мгновение, когда она положила руку ему на бедро, я снова оказалась под ее чарами. Я могла ощущать вес ее руки на своем собственном бедре.

— Дерьмо, — прошептала я и снова взяла Бернардо за руку. Этот контакт помог мне придти в себя, но я начала понимать, что именно было не так.

— Что случилось? — Спросил Бернардо.

— Я думаю, она использует Криспина, чтобы добраться до меня.

— Очень хорошо, Анита. Я — его королева и, хоть он — тигр твоего зова, я продолжаю оставаться его королевой. Через вашу связь я и твоя королева также, что-то вроде того.

Я покачала головой.

— Мне нужна ваша помощь, чтобы раскрыть это преступление. Ваш муж, Макс, разговаривал с местной полицией и сказал, что я смогу со всем разобраться.

— Макс желал видеть тебя здесь, и я тоже, — сказала она. Она начала рисовать небольшие круги на бедре Криспина. Я могла чувствовать это на своей ноге. Зашибись, зашибись, зашибись.

— Она не собирается нам помогать, — сказала я и повернулась к дальней двери, всё ещё держа руку Бернардо в своей.

— Я очень хочу помочь тебе, Анита, — возразила она.

Я повернулась, положив свою вторую ладонь выше на руку Бернардо. Неподдельное тепло его мышц помогало мне думать. Я не знала, почему, но складывалось такое впечатление, будто все и всё кругом, не имеющее отношения к тиграм, могло быть полезным. Тут у меня появилась мысль: речь просто о тигре или о белом тигре?

— Тогда оставь ментальные игры.

— Я должна была узнать, стал ли Криспин больше твоим, чем моим. Но мало того, что он не может сопротивляться моему прикосновению, но через него у меня еще и появился ключик к тебе. Очень хорошо.

— Зачем тебе лазейка в меня? — Спросила я.

— Потому что это там, — сказала она, и, глядя в её лицо, я поняла, я поняла, что разговаривать тут особо не с кем. Лицо было совершенно человеческим, но выражение на нем напомнило мне те пару раз, когда я смотрела в глаза дикого животного. Была в нём некая отстранённость. Вивиана не хотела причинять мне боль, но и не вредить мне она также не собиралась. Её нисколько не волновало происходящее. Это не то же самое, что быть социопатом, но очень близко к тому. Это значило, что она не думает, как человек. Она больше думает, как тигр с человеческим мозгом. Это меняло картину разговора целиком и полностью. Это означало, что взывать к её голосу разума, как получилось бы с Максом, бесполезно. Это могло значить, что я вообще не смогу её урезонить.

— Что случилось, Анита? — Заговорил Эдуард в моем ухе. Это было настолько неожиданно, что я подскочила.

— Если ваши друзья желают присоединиться, будьте так любезны, приведите их. Подслушивающие устройства так обезличивают, — вздохнула она.

Я снова облизнула губы и попыталась выровнять нарастающее сердцебиение.

— Остальные маршалы присматривают за нашим оружием. Рик не хотел, чтобы мы несли сюда весь арсенал.

Она оглянулась на Рика.

— Они что, настолько опасны?

— Да, Чанг-Виви, полагаю, что да.

Она кивнула и повернулась к нам.

— Я доверяю мнению Родерика в подобных вопросах. — Она коснулась голой руки Криспина, и сила прошла сквозь меня, как электрический разряд.

Бернардо тоже дернулся.

— Что это было?

— Сила, — ответила я, — ее сила.

— Она направила ее через мальца к тебе?

Я не стала оспаривать замечание, что Криспин еще ребенок; дело было не только в его возрасте, но и в том, как он отражался в моём восприятии. — Да, — ответила я.

— Вы можете оставить все эти игры с силой до тех пор, пока не ответите на вопросы? — Спросила я.

— Я согласна, если ты для начала сделаешь кое-что, — сказала она.

Я знала, что это плохая идея, но…

— Что вы хотите, чтобы я сделала?

— Позови Криспина на свою сторону. Если ты сможешь отозвать его от меня, я отвечу на ваши вопросы без всяких игр. — Она улыбнулась, когда говорила это, но улыбка походила на оскал тигра в зоопарке. Вы знаете, что тигр улыбается вовсе не всерьёз.

Я сжала руку Бернардо, потом отпустила. Он наклонился и шепнул:

— Ты действительно уверена, что это хорошая идея?

— Я более, чем уверена, что нет, — отозвалась я.

— Тогда зачем это делать?

— Потому что она сдержит слово. Если я смогу позвать к себе Криспина, подальше от нее, она ответит на наши вопросы.

— Это все равно плохая идея, — возразил он.

Я кивнула. Я вынула Браунинг из кобуры и вручила ему.

— Вививана, кажется, зачаровывает меня, подобно вампиру в ранге мастера. На всякий случай, если она попытается проверить, насколько меня контролирует, ты лучше подержи пистолет у себя.

— Ты думаешь, она промоет тебе мозги настолько серьёзно? — Спросил он.

— Я думаю, она собирается попробовать.

— Просто уходи оттуда, Анита. Мы можем узнать информацию из других источников. — Это был голос Эдуарда в моем ухе.

Я сказала «Прошу меня извинить» нашим хозяевам и повернулась к ним спиной, чтобы ответить Эдуарду вслух.

— Скоро ночь, Эдуард. Что бы их не прикончило, оно было смертельно опасно при свете дня. Когда к ним прибавятся их мастера-вампиры, будет в разы хуже. Ни к кому другому из вертигров мы обратиться не можем.

— Она может подчинить тебя полностью?

— Я не знаю.

— Бернардо, — позвал Эдуард.

— Да, босс, — отозвался тот.

— Если она проиграет, не геройствуй, просто зови нас на помощь.

— Не волнуйся, Тэд, я не герой.

— Прекрасно, мы будем слушать. Будь осторожна, Анита.

— Как девственница в первую брачную ночь.

Раздался какой-то звук, думаю, это был Олаф. Возможно, я насмешила его, а может он просто решил, что я дура. Относительно последнего замечания он, возможно, был прав.



Глава 31 | Торговля кожей | Глава 33