home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



10 апреля, вторник, день

Подмосковье

Последние дни прошли в посёлке на удивление тихо, словно и не случилось конца света. Ни мертвецы ожившие не забредали, ни морфы не заползали, те самые, о которых много раз предупреждала единственная работающая радиостанция. Кстати, радио тоже грозило вскоре отключиться — электричества больше не было, а нескольких комплектов батареек надолго бы не хватило.

— Надо вспоминать, как детекторные приёмники в детстве собирал, — сказал по этому поводу Володя.

Ребёнок у Насти уже довольно активно шевелился в утробе, и Маша из-за этого здорово нервничала. Сама родившая двух детей, она понимала, насколько жена брата нуждается в постоянном медицинском наблюдении. Случись что не так — кровотечение, например, или ещё что, и к кому бежать? Кого звать на помощь? Врачей в посёлке не оказалось ни среди домовладельцев, ни среди членов их семей.

Наладилась какая-то местная жизнь. Люди стали ходить друг к другу в гости, сидеть вечерами во дворах, наслаждаясь неожиданно тёплой весенней погодой, какой ещё москвичей природа не баловала. Обидно было только, что такая благодать наступила в такие мрачные времена.

Между тем Машу не оставляло ощущение временности происходящего. Не могла такая тишина длиться вечно. Гибель «чёрного человека» и разгром его усадьбы был достаточным напоминанием о том, что о тебе могут вспомнить. От тебя что-то может понадобиться. Она помнила лица… нет, скорее, даже морды тех людей, приехавших на нескольких машинах, которые разнесли усадьбу и спалили большой дом.

В «чёрном человеке», несмотря на имя, ничего такого жуткого не было. Так в шутку прозвали одного толстого волоокого армянина, который заправлял крупнейшим московским рынком и который несколько лет назад поселился на окраине их посёлка, скупив сначала шесть, а потом прибавив к ним ещё четыре стандартных участка. Затем он построил там огромный дом, какие-то строения неизвестного соседям назначения и обнёс всё настоящей крепостной стеной. Паранойя ли была причиной, или «чёрный человек» заслуженно чего-то опасался, но он никогда за несколько лет не покидал своих владений. То есть вообще ни разу.

К нему приезжали люди, хоть и не часто, иногда из-за высоченного кирпичного забора с «егозой» поверху доносилась музыка, а в большие праздники запускались фейерверки, но сам владелец имения территорию не покидал. Ещё там была охрана, всегда несколько человек в форме какого-то агентства. Поначалу с ними были проблемы — они попытались даже запретить проход и проезд мимо забора другим обитателям посёлка, включая детей на велосипедах. Попытка оказалась неудачной: люди здесь жили разные, охранников грубо послали, а в самом имении на неделю отключилось электричество, «по техническим причинам», разумеется, а заодно и газ. В общем, претензии к окружающим у «чёрного человека» сразу снизились, и о нём, в сущности, всё забыли — больше он никому не мешал.

Но кто-то о нём помнил. Неделю назад в посёлок ворвалось несколько машин, джипы и грузовики, заполненные людьми в смеси спортивной и военной снаряги, вооружёнными до зубов. Их визит завершился короткой, но жаркой стрельбой, двумя огромными пожарами на территории усадьбы «чёрного человека», вывозом каких-то мешков и ящиков оттуда — Володя подсмотрел с чердака — и разбредающимися в течение дня с той стороны зомби со следами пулевых ранений. Одного из них, толстого и полуголого, с простреленной волосатой грудью — этого самого «чёрного человека» — сам Володя и застрелил, когда тот подошёл к их воротам, а потом вывез труп из посёлка, подцепив тросом к машине.

Но до своего отъезда по посёлку прогулялись нападавшие. Небольшими группами, спокойные, наглые, уверенные в своих силах, они шли по улицам, разглядывая дома вокруг. Затем два дома были вскрыты — те, в которых жильцов не было, но этим никого в обман не ввели: по лицам пришельцев было видно, что они не агрессивны лишь потому, что им неохота быть агрессивными. Изменится настроение — и всё повернётся к худшему.

Пока, до этого дня, их лучшей зашитой было то, что посёлок лежал в сторонке от новых путей движения людей и ценностей. Они были никому не нужны. Пока не нужны. А потом? Неужели о них так никто и не вспомнит, ни у кого не появится желания «пощипать классового врага»? Пусть тут олигархи и не жили, но всё народ не бедный. И почему не могут вернуться те, кто приезжал громить «чёрного человека»?

Сейчас Маша с Настей сидели на крыльце, наслаждаясь тёплым днём, пили чай с малиновым вареньем из старых запасов. Брат сидел рядом, уложив на колени ППШ, с которым теперь вообще не расставался, и вроде как их охранял. Мальчишки возились во дворе, в поле зрения взрослых — им даже за угол заходить было запрещено. Коты, все трое, валялись под ногами кучами пуха, млея на прогревшейся плитке и лениво щурясь на солнце.

Маша тоже не была безоружной: на самодельной портупее висела переделанная братом кобура с ТТ, слегка оттягивая плечо.

— Вов… — спросила Маша у брата, — если кто-то нагрянет сюда, отбиться сможем?

— Нет, — ответил тот. — Без вариантов. Можем стрелять, но пара гранат в окно — и наше сопротивление закончится. Мы только от мертвецов обиваться сможем, не от людей.

— И что делать? — спросила уже Настя.

— Надо бросать дом и переезжать. Туда, где много людей и где есть врачи.

— И куда именно? — уточнила жена.

— Когда оружие получал, узнал о двух местах. Одно посолидней — расположение Кантемировской дивизии, тамошние вояки как раз оружие и выдавали. И ещё один парень подсказал, что в учебном центре «Пламя» тоже люди обустроились, много людей. Там и врачи, и безопасность.

— Сам что предлагаешь? — спросила Маша.

— Не знаю, — пожал плечами брат. — Тут ты хозяйка — тебе решать.

— Андрею где нас легче найти?

— В «Пламени», однозначно, — решительно ответил Володя. — Это ещё и близко отсюда: два шага.

— Тогда переезжаем в «Пламя», — сказала она. — Чтобы весь дом и все заборы расписал указивками для него, где нас искать. Чтобы он сразу понял, когда приедет.

— А приедет? — тихо спросила Настя.

— Этот приедет.

— Не вопрос, — сказал Володя. — Весь посёлок и окрестности размалюю — лишь бы краски хватило. А уезжать надо: не уберегу я вас здесь.


28 марта, среда, вечер Округ Юма, Аризона, США | Я еду домой! | 11 апреля, среда, утро Округ Юма, Аризона, США