home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



21 марта, среда, вечер

Москва

Звонок мужа слегка озадачил Машу, но сказать, что она растерялась, было бы неправильно. Что-то такое она заподозрила уже вчера. Ещё вчера ей звонила Настя — жена брата — и сказала, что слышала в городе стрельбу. Затем звонил уже сам брат и сказал, что в городе массовые драки или что-то в этом духе. Она подумала тогда на футбольных хулиганов или «бритоголовых». Сейчас позвонил муж, и это насторожило её больше всего, поскольку именно ему она больше всех и доверяла. Они были женаты уже двенадцать лет, и за это время она достаточно хорошо его изучила и знала, что просто так панику наводить он не будет. Вообще он и паника были понятиями несовместимыми. Ещё с первого дня их знакомства она довольно ловко научилась справляться со всеми проблемами, выяснив, что лучший способ для этого — донести их до него. Он вздыхал, пару минут думал, затем выдавал или готовое решение проблемы, или обещал, что обязательно его придумает. И придумывал.

Муж был старше на девять лет, познакомились они, когда ей было девятнадцать и она оканчивала Институт иностранных языков, а ему было двадцать восемь, и он недавно вернулся к гражданской жизни, потому как после института очутился в армии, в лейтенантах. И на момент знакомства он был начинающим бизнесменом, довольно успешным. Тогда он занимался производством сборных домов из дерева, отчего мотался на машине дважды в неделю в Костромскую область и обратно. В конце концов он продал ту компанию, потому что устал от бесконечных поездок, и в результате с новой работой вообще угодил в Америку, откуда звонил ежедневно и жаловался на непроходимую тоску. В общем, не судьба была осесть на месте.

Между делом они выстроили себе очень неплохой дом в ближнем Подмосковье, хоть и не по самому престижному направлению, продали московскую квартиру и полностью переселились, как она выражалась, «на пленэр». Сначала жизнь почти на берегу Пироговского водохранилища в доме со своим бассейном, спортзалом, сауной и домашним кинотеатром показалась раем, но, когда Юрка пошёл в школу, стало сложнее. Из-за сумасшедших московских пробок приходилось будить его в шесть утра и везти до школы иногда чуть ли не два часа, а потом ещё столько же обратно. Поэтому вся первая половина её дня была занята доставкой Юрки в школу, а младшего, Сашки, в расположенный рядом детский сад.

Она в своё время планировала не отдавать младшего в сад, но не получилось — оставить его одного дома было нельзя, а решить проблему с няней в дачной местности оказалось невозможно. Так что дети отдувались за промахи родителей в планировании места жительства.

Однако сейчас удалённость их жилья от города её порадовала. За окном стояла тишина, только где-то неподалёку в посёлке лаяла собака и слышались детские голоса. Юркины друзья гуляют. Посёлок был большой, и детей в нём хватало. Его она не отпустила, хоть он и просился — сочла наглостью требование отпустить его гулять, раз он сумел не пойти в школу. Да и прохладно ещё было: весна только началась.

Снизу послышалось громкое урчание, и она опустила глаза. Барсик. Огромный персидский котяра, нахальный и очень ласковый. Муж обожал котов, и однажды ему подарили котёнка. И уже по пути домой, когда они везли его в машине, Маша сама превратилась в «кошколюбительницу». А затем им подарили ещё одного котёнка, а ещё через год Маша сама присмотрела третьего на кошачьей выставке и купила его. В результате они делили кров с тремя здоровенными и наглыми котярами. Два других сейчас наверняка где-то дрыхли.

Она нагнулась, подхватила на руки довольно заурчавшего Барсика и пошла наверх, в Юркину комнату, откуда доносились звуки компьютерной стрельбы. Как всегда, старший рубился в какую-то игру, а младший сидел на стуле рядом и с восторгом наблюдал за происходящим.

— Что на дом задали, выяснил? — спросила она Юрку нарочито строгим голосом.

Учился он хорошо, но, как любой нормальный ребёнок, был рад любой возможности не учиться. Не напомни она ему о домашнем задании, он и не стал бы выяснять, что же сегодня задали. А потом схватил бы двойку — такое уже случалось.

— Я сейчас! — подчёркнуто засуетился он, при этом вовсе не отрываясь от компьютера.

— Пять минут! — сказала она. — Я проверю!

— Я проверю! — заявил младший, словно передразнивая её, толкнул старшего в бок, и она засмеялась.

Затем вышла из комнаты сына и пошла вниз, в цокольный этаж. Подумала, включила сауну на разогрев. Тоже привычка, которую она подхватила от мужа. Впервые он затащил её в парилку чуть не силой. Она попыталась убежать, он её задержал, а через пару минут она ощутила, что ей там очень нравится. И с тех пор наличие дома своей сауны считала самой удачной их покупкой. Даже недавно пристроенный к дому бассейн не приводил её в такой восторг.

Барсик сауну недолюбливал, поэтому, стоило ей зайти в кабинку и нагнуться к печке, он вырвался и с независимым видом удалился, задрав похожий на букет хвост и важно вышагивая лапами в пушистых «штанах».

— Ну и иди отсюда… со своими штанами, — сказала она ему вслед.

Маша подошла к двери, ведущей в бассейн, отперла её. Из-за того, что одна стена бассейна была стеклянной, она сама настояла на том, что могучая, почти что сейфовая дверь отделит его от сауны. И всегда следила за тем, чтобы она была заперта: так ей было спокойнее. Раньше она была намного беспечнее, но года три назад в соседнем посёлке из-за такой беспечности погибла целая семья — грабители среди бела дня зашли в дом через открытую дверь, а никто из соседей даже не спохватился: все думали, что так и надо. А бандиты согнали всех жильцов в подвал — пожилого мужчину с женой и двумя гостившими у них внуками — и всех там убили, зарезав ножами.

Убийц вскоре поймали — это оказалась бригада строителей то ли из Молдавии, то ли с Западной Украины, которые до этого перекладывали крышу на этом самом доме. Но убитым старикам и двум детям было уже всё равно. Ровно с той поры она стала относиться к вопросу запертых дверей намного серьёзнее, к немалому облегчению мужа. До этого она считала его чуть не параноиком, а он всегда говорил, что двери существуют для того, чтобы их закрывать, в противном случае их бы не устанавливали.

Воспоминания о погибшей семье её немного встревожили. Беспорядки в городе — теперь ещё это вспомнилось… Андрей позвонил с какими-то непонятными страхами. Она прошла через спортзал к двери, ведущей в подвал, решительно открыла её. Стало почему-то страшновато, когда она глянула на тёмную лестницу. Такого за ней раньше не водилось. Она мотнула головой, словно отгоняя страх, щёлкнула выключателем. Свет упал на покрытые красноватой, искусственно состаренной плиткой ступени и нарочито грубую отделку стен. В подвале, кроме кладовок и гардеробной для несезонных вещей, были ещё домашний кинотеатр с проектором и экраном во всю стену и даже небольшой бар. Они заранее определили подвал как продолжение жилой территории.

Она решительно прошла в гардеробную, встала на полку для обуви и пошарила рукой вверху. Так и есть, вот он… Она вытащила ключ от высокого сейфа, упрятанного в один из шкафов. Щёлкнула замком, открыла массивную дверь. В глубине шкафа солидно поблёскивали воронёной сталью два ружья. Ещё когда только начали давать разрешения на владение гладкоствольным оружием, муж сразу же сделал себе такое, после чего поехал в магазин и вернулся из него с двумя длинными футлярами. Затем они несколько раз стреляли из ружей на природе, а муж постоянно подкупал патроны. Понемногу, по паре пачек в месяц, но в течение нескольких лет. И теперь весь нижний отсек шкафа был забит небольшими картонными коробками с патронами.

В ружьях она ничего не понимала, но знала, что одно именуется помповиком, и у него надо постоянно передёргивать такую штуку под стволом, а второе этого не требовало — надо было лишь жать на спуск раз за разом. На одном из них, этом самом помповике, стояло овальное клеймо с большим крестом, тремя коронами и надписью «Моссберг». Как называлось второе, она забыла, а искать клеймо ей было лень.

Она умела заряжать их и даже стрелять. Сначала муж буквально заставил её, а потом, после первых попаданий в банки из-под кока-колы, выстроенные на поваленном бревне, ей даже понравилось. В ушах звенело, болело плечо, но было интересно и весело. С этих выездов на природу её отношение к оружию исключительно как к орудию убийства испарилось. А сейчас вид двух тяжёлых ружей в сейфе её даже успокоил.

Она протянула руку, достала то из них, которое было самозарядным. С помповиком у неё получалось хуже — когда спешила, подчас патроны застревали при перезарядке. Ружьё приятно легло в ладонь, надёжно, увесисто, словно намекая, что она не беззащитна. Затем она вновь поставила его в сейф, взяла одну из коробочек, открыла. Внутри бок о бок лежали толстые пластиковые патроны. Десять штук в упаковке. Она быстро пересчитала коробки в шкафу. Выходило, что там не меньше пяти сотен патронов — даже удивилась, как их много. Затем захлопнула сейф и пошла из подвала наверх, немного успокоенная.

— Ты узнал, что на дом задали? — крикнула она снизу.

— Да! — ответил Юрка.

— Когда займёшься?

— Когда Сашку отсюда уведёшь! — слегка злорадно крикнул он.

— Начнёшь делать — он сам уйдёт! — крикнула Маша.

— Не уйдёт! — крикнул Сашка.

Младший был упрямым как осёл и готов был действовать даже себе в ущерб, лишь бы наперекор тому, чего от него требовали. Но никто такому характеру не удивлялся, потому что сама Маша в детстве была, со слов всех родственников, точно такой же. Гены.

Зазвенел домашний телефон. Она поискала глазами трубку и обнаружила её на кухне, на барной стойке.

— Алло?

— Дорогая, это я! — как всегда, ёрническим тоном объявил брат.

Брат, которого звали Володей, был её младше на пару лет, здоров, как медведь, неумеренно болтлив, обладал талантом копировать и передразнивать людей, а вот недавно женился, когда от него уже никто этого не ожидал. На хорошей девушке Насте — двадцати пяти лет девушке, работавшей косметологом в каком-то модном московском салоне, и которая сейчас была уже беременна.

— Здравствуй, дорогой. Чего надо? — в тон ему ответила Маша.

— Ты сына в школу не пускай завтра, — сказал брат, неожиданно посерьёзнев. — В городе чёрт знает что творится.

— А что там творится? — насторожилась она.

— Стреляют постоянно. Ты же телевизор не смотришь, как обычно?

— Нет, а что?

— Да болтают тут… не пойми что.

Кроме его голоса, в трубке слышались какие-то шумы. Звонил он явно с мобильного.

— Ты где сейчас?

— За Настей еду на работу. Заберу её оттуда.

— Ну и правильно, — сказала Маша, почему-то уже догадываясь, чего хочет брат.

— Я хочу потом к вам приехать, даже вещи собрал, — сказал он сразу же, едва она додумала свою мысль.

— Давай.

Она обрадовалась, и ничего странного в этом не было. Брат её до своей свадьбы вообще был добровольной сиделкой с её детьми и в племянниках души не чаял, и они его обожали с той же силой. Места в доме хватало, никто никого не стеснял, а с братом всегда было весело. К тому же при нынешних обстоятельствах с ними было бы намного спокойнее, раз уж муж застрял на другом конце света.

— Приезжайте, конечно! Через сколько будете?

— Ну… трудно сказать. Машин на дорогах немного, кстати. За час доедем максимум.

— Раз вы в эту сторону, то по пути в «Седьмой континент» заскочите. Не в лом?

— Нет, конечно! А что нужно?

Володе ради любимой сестры никогда не было что-нибудь «в лом», чем она обычно беззастенчиво пользовалась. А на этот раз её словно кто-то под локоть толкнул: «Скажи ему!»

— Всего, и побольше, что хранить легко. Андрюха звонил совсем недавно…

— И что? — насторожился Володя.

Андрей для него был главным авторитетом в этом мире, и к его мнению он прислушивался всегда.

— Да так… волнуется что-то. Сказал, чтобы мы как можно дольше из дому не выходили и продуктами запаслись.

— Понял! — сразу ответил брат. — Завалю весь багажник. Тогда часа через два жди.

— Жду, езжайте.


21 марта, среда, всё ещё утро Округ Юма, штат Аризона, США | Я еду домой! | 21 марта, среда, день Округ Юма, штат Аризона, США