home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



26 марта, понедельник, утро, день

Округ Юма, Аризона, США

Паблито был отличным водителем и теперь, естественно, крутил баранку. С ним рядом в кабине сидел Майк, который должен был показывать дорогу, а мы с Джеффом, чтобы не застрять в тесноте «полуторного» салона в случае проблем, устроились в кузове. К нашей радости, бывший владелец установил дугу над кабиной, поэтому нам даже было за что держаться, и мы ехали стоя, подставив горячему ветру закрытые платками и очками физиономии.

На этот раз я направился «на выход» продуманным как нельзя лучше. В руках у меня был «зиг», в кобуре пистолет, но на разгрузке висели ещё и «почи» с патронами двенадцатого калибра, а в кабине лежал помповик. Если случится шляться по помещениям, то он лучше всего — в этом я уже на опыте своих столкновений с «мутантами» убедился. А дойдёт до драки с людьми — так и карабин пригодится.

М-4 я оставил в трейлере, почистив и убрав в чехол. Долго вчера думал, что предпочесть — автоматический режим или надёжность швейцарского карабина, — и выбрал надёжность. А неожиданно доставшийся американский автомат сохраню на всякий случай или вон для Дрики. Пусть будет: запас карман не тянет и сзади не нападает. С ним же оставил «ругер». Сотня патронов к нему — это немного, так что будет в резерве, вроде как ещё один комплект вооружения.

Поехали мы сегодня не просто в объезд, а в объезд длинный, по Империал Дам-роуд, через плотину, с таким расчётом, чтобы обогнуть по большой дуге как трейлерные поселки возле Юмы, так и возможные стратегически важные для банд объекты. Нарываться на перестрелку ни малейшего желания не было. Пусть сами разбираются, у нас задача на сегодня конкретная: найти, куда сложил своё имущество владелец магазина для туристов.

В общем, маршрут у нас получился загогулистый. Сначала долго пылили вдоль каменистых холмов на запад, до шоссе, по нему добрались почти до старой плотины, где мы заметили передвижной опорный пункт военных и национальных гвардейцев. Прав Джефф: они решили на будущее приватизировать такой стратегический актив здешних мест, как вода. Вода в Аризоне — это жизнь, кто ею владеет, тот владеет всем.

Дорога между рекой и городом, по которой мы поехали, изгибающаяся перпендикулярными зигзагами среди полей, оказалась довольно оживлённой. Катили грузовики, везущие что-то из города, местами попадались мобильные патрули на «хамвиках», и даже «блэк хок»[53] морской пехоты пролетел над нашими головами, красуясь «миниганом»[54] в дверном проёме.

— Похоже, что маринз с авиабазы объединились с этими, у плотины, — сказал Джефф, глядя вслед пролетевшей машине.

— Наверняка, — согласился я. — Они здесь самая большая сила в окрестностях. Топлива на базе очень много, оружия у них тоже хватает — вот и берут под контроль то, что потом пригодится.

Так мы добрались до мостов через Колорадо. Здесь их было два, прижавшихся друг к другу боками — автомобильный и железнодорожный. На железнодорожном с краёв стояли два товарных вагона, превращённые в огневые точки и укреплённые листовой сталью, посредине же замер небольшой маневровый тепловозик, вроде как бронепоезд получился. Автомобильный мост никто не охранял.

За мостами нашим взглядам открылись высокие стены песчаного цвета. В этом месте располагался один из главных туристических аттракционов Юмы — старая тюрьма территории Аризона, построенная ещё в те времена, когда этот пустынный штат не был даже штатом. Немалого размера добротное сооружение, сложенное из дикого камня, со стенами такой толщины, что их и тяжёлая артиллерия прямой наводкой не возьмёт, с мощными каменными башнями с широкими площадками наверху, по которым в своё время, когда тюрьма была тюрьмой, разгуливали охранники.

Сейчас верх стены был заново затянут витками новенькой оцинкованной колючки, широкие площадки башен были обложены мешками с песком, за которыми расположились крупнокалиберные пулемёты и автоматические гранатомёты. Над воротами тюрьмы висел огромный плакат: «Спасательный центр», — но никакого заметного оживления не было. Кто хотел бежать в подобные центры, уже бежал — спасать, видимо, было уже некого. Большие стоянки вокруг тюрьмы были заполнены машинами, но не слишком плотно. Периметр успели оплести колючей спиралью, в которой застряло несколько тел.

На песке и дорожном асфальте лежало немало трупов — пришедших из города мертвяков, убитых стрелками с вышек. Я ещё подумал, что их придётся убирать, или сидящие в старой тюрьме просто задохнутся от вони. Запах в воздухе висел тяжёлый. У нескольких мёртвых тел, свалившихся в неглубокий дорожный кювет, пристроились другие мертвяки, неторопливо завтракавшие. Причём не только люди, но и несколько собак.

Странно, но объедали только те трупы, которые лежали вне досягаемости для стрелков с вышки. Зомби соображают?

Мутантов, или как их там ещё называть, среди них я не заметил, но двигались они достаточно быстро. А один из мертвяков даже вскочил на ноги и бегом погнался за пикапом — правда, быстро отстал.

— Видел? — толкнул меня Джефф. — Они жрут своих убитых.

— Нам проще: меньше вони будет, — буркнул я, вынимая из кармана флакончик с туалетной водой и брызгая на платок, которым было обмотано лицо. — Быстрее бы всех сожрали — город провонял мертвечиной.

Джефф ничего не ответил, лишь крепче вцепился в дугу, когда пикап рывком объехал труп, лежащий посреди дороги. Я же продолжал вертеть головой, оглядываясь. Почему я сам так вчера не поехал? Этот въезд в город был куда безопаснее, чем тот, который я выбрал. С другой стороны, если бы я поехал отсюда, с севера, то Дрика так и осталась бы ждать в доме, когда туда вломятся мертвецы, не было бы этого пикапа, да и с оружием у меня было бы похуже. Ладно, будем считать, что мне вчера повезло.

Машина выбралась на восьмое шоссе, впереди слева показался молл «Юма Палмс», тот самый, который потрошили вчера мародёры. Вид у торгового центра сегодня был совсем жалким — все витрины выбиты, в двух корпусах видны следы пожаров, один ещё дымил, пачкая небо чёрным дымом. Мародёров не было, зато вся стоянка была завалена мусором, и неожиданно усилившийся ветер из пустыни нагнал на шоссе кучи рваной бумаги, картона и упаковочного пластика.

Мне удалось рассмотреть огневые точки национальных гвардейцев на крыше длинного складского комплекса за торговым центром, на том же месте, где я заметил их вчера. Точно, всерьёз они там обосновались. Что там такое, что есть смысл окопаться? Даже интересно.

Мертвяков стало ещё больше. Точнее, их теперь было просто много. Они шлялись на стоянках перед «Юма Палмс», мы видели их бродящими по улицам по другую сторону железной дороги. А вот живых было намного меньше. Время от времени на большой скорости проносились машины, всё больше грузовики или внедорожники, и вид сидящих в них людей свидетельствовал о том, что сезон беженцев прошёл и наступил сезон мародёров. Все были вооружены, и достаточно неплохо, все передвигались группами, но откровенных бандитов мы не видели. Наверное, в этих краях правила пока определяются военными. Пусть они не караулят на каждом углу, но способность вломить по первое число каждому, кто нарушит правила игры, они сохраняют.

Шоссе нырнуло под эстакаду, но наш пикап шарахнулся направо, на развязку, поднимаясь с шоссе на Шестнадцатую улицу — главную в этой части города, которая насквозь проходила через всю его северную часть, обрастая с обеих сторон магазинами, закусочными, а затем врезаясь в жилые кварталы, самые старые в городе. Но нам туда было не нужно, и Паблито свернул налево на первом крупном перекрёстке.

На Южно-Аризонской авеню мертвяков прибавилось — и стоящих, и бродящих, и кем-то убитых. Убитых ели. Жрали, чавкая, впиваясь зубами в полуразложившуюся плоть — зрелище было жуткое, адское, не умещающееся в мозгу. У полусъеденных останков какой-то тучной женщины, среди сонма вьющихся в воздухе мух, пировали полусгоревший мертвец, совершенно обуглившийся с одной стороны, плоть с которого самого обваливалась кусками, и двое детей в испачканных запёкшейся кровью пижамах.

Посмотрев на них, я почувствовал прилив тошноты, в глазах потемнело, тело начало неметь, ещё секунда — и я потеряю сознание. Спасся лишь тем, что крепко, до боли в пальцах вцепился в металлическую дугу, и эта боль немного вернула меня к действительности.

Я глянул на Джеффа — краше в гроб кладут. Он был бледен, пот катился градом по лицу, рука, лежащая на рукоятке карабина, заметно тряслась. Наверное, и я выгляжу не лучше. Хотя… странно, что мы вообще до сих пор в своём уме. Или не в своём? Если мёртвые пошли по земле, то не бредим ли мы здесь все совокупно?

Я услышал уже знакомые мне звуки со стороны кабины. Перегнувшись, я обнаружил блюющего в окно Майка. К счастью, Паблито догадался сбросить скорость, и всё лилось вниз на дорогу. Однако тошнило нашего товарища серьёзно — не хуже, чем меня вчера полоскало.

Я заметил, что несколько зомби направились следом за нами, но большинство просто провожали нас взглядами. Научились соображать, что люди в машине им не по зубам? Некоторые мертвяки были заметно быстрее остальных, один даже перешёл на быстрый бег, но тягаться с «такомой» всё же не смог.

Когда свернули в промзону, в сторону железной дороги, мертвяков сразу стало меньше. Тоже интересный момент. Почему так получается? Стараются держаться там, где жиль и есть возможность добыть человечины? Или что-то другое действует? У торгового центра, кстати, их много. Что их туда приманивает? Воспоминания? Или воспоминания о том, что там было много людей?

Замелькали офисы, склады и заборы, машина пару ра свернула и остановилась у дверей небольшой пристройки, прижавшейся к боку большого ангара. Вывеска над дверью была сорвана и лежала на асфальте, стекла в зарешёченных окнах выбиты, дверь закрыта.

— Здесь кто-то был, — заявил Майк, выбравшись из машины.

Вид у него был очень бледный — такой, что я даже засомневался, что с него может быть какой-то толк сейчас. Хотя свой карабин он держал крепко. Ладно, сойдёт.

— Ты наблюдательный, — съехидничал из кузова Джефф. — Мы бы ни за что не заметили.

— Можно подумать, что заметили бы, — буркнул Майк. — Кто пойдёт?

Джефф вскинул свой длинный «бушмастер», и появившийся из-за поворота мертвяк свалился с простреленной головой.

— Иди с Андре, — сказал он, опуская оружие. — Я буду прикрывать вас из кузова, Паблито останется за рулём. Закройте за собой дверь, потому что, если сюда подтянутся мертвецы, нам придётся начать кружить по району.

— Хорошо, — сказал я, спрыгнув на землю.

Сунулся в салон пикапа, ухватил ружьё, задвинув карабин за спину. Ничего оставлять не буду, пойду как бродячий оружейный склад.

— Готов? — спросил меня Майк, вынимая пистолет.

— Вполне. Пошли.

За спиной у нас грохнули два выстрела, и в конце переулка свалилась на землю мёртвая женщина: Джефф прикрывал нас. Мы направились к крыльцу, пройдя ботинками прямо по сорванной вывеске, затрещавшей под нашими шагами. Тихо, кстати, вокруг. Даже стрельбы сейчас в городе не слышно. А вот из офиса мертвечиной пахнет. Заметно так пахнет, чувствительно.

Майк встал сбоку от входной двери, переглянулся со мной, вскинувшим дробовик, повернул круглую рукоятку, толкнул створку. Та отлетела назад и наткнулась на вытянувшееся поперёк прохода человеческое тело, мёртвое, с искусанной рукой и выбитым выстрелом затылком. Пахло мертвечиной, на стене были брызги крови.

— Сам себя, — сказал Майк, наваливаясь на дверь. — Он не из наших — никогда его не видел.

Труп вяло завалился на бок, пачкая белую стену. Прямо возле него на полу валялся небольшой пистолет. Майк глянул на меня вопросительно — я кивнул, и мой спутник подобрал оружие. Мёртвому оно уже не нужно, а живым пригодится. Пистолет был паршивенький, кстати, из тех дешёвок, что продаются в каждом оружейном за полторы сотни, непонятно кем и где выпущенные. Но застрелиться его хватило. Майк, морщась, быстро охлопал карманы мертвяка и нашёл в одном из них запасной магазин.

Я прошёл дальше, подняв ружьё на изготовку. Не думаю, что здесь кто-то есть, иначе мертвеца у дверей уже бы съели. Но он сначала успел закрыться, после чего уже застрелился. Умения повернуть скользкую круглую рукоятку двери мертвецам не хватило, решётки не пустили их через окна. Затем они разбрелись. Кстати, а вывеску кто уронил? И зачем?

С улицы вновь донеслись выстрелы — три подряд. Но это нормально: если бы Пабло с Джеффом согнали с места, они бы посигналили. Это Джефф продолжает отстрел мертвяков.

Мы закрыли дверь за собой, быстро обошли офис, в котором оказались всего две комнаты. Как и ожидалось, никого здесь не было. Хуже другое — не было электричества, и стоящие на столе компьютеры не работали.

Майк выругался.

— И что теперь делать? Бумажные копии есть? — спрос я, выглядывая в окно.

За окном мне был виден Джефф, стоящий в кузове машины и целящийся в двух мёртвых женщин, идущих в его сторону. Паблито с «калашом» в руках стоял у открытой дверцы пикапа, страхуя стрелка с тыла.

— Копии должны быть, — сказал Майк. — Вот в этой куче.

Он показал на рассыпавшиеся по всему полу из перевёрнутого файлового шкафа бланки. Гадство, так их по одному перебирать придётся.

Джефф на улице опять начал стрелять. Одна женщина завалилась сразу, вторая вдруг сменила направление и исчезла за углом. Но далеко не ушла, а остановилась. Точно, укрываться научились… Как та вчера убежать пыталась. И мужик ещё был такой же шустрый.

С моего места её хорошо было видно, расстояние — не больше ста метров. Нормально. Скинул с плеча «зиг», положил на оконную решётку в качестве опоры. Засветившаяся точка «холосайта» навелась на голову зомби. Выстрел толкнул меня в плечо, зомбячка свалилась. Джефф глянул в мою сторону, кивнул и вернулся к своим делам.

Майк сидел на корточках, быстро перебирая копии накладных и что-то бормоча себе под нос. Взгляд мой упал на две большие пустые пластиковые бутыли, стоявшие у стены возле кулера для воды. Полезная вещь в хозяйстве, особенно станет таковой, когда я в путь двину, кстати. Надо не забыть. Ладно, чего время терять — может быть, найду ещё что-то полезное?

Первая комната была общей, вторую занимал менеджер. Я зашёл, огляделся — и сердце подпрыгнуло от радости: в зарядном устройстве у стены стояли три радиостанции. Маленькие, почти игрушечные «уоки-токи», какими пользуются почти на всех складах и стройках, и даже в больших магазинах. Это у нас на складе их не было, потому что отгружали мы помногу и не очень часто, так что не было смысла, а здесь, голову на отсечение, склад работал на несколько фирм, одни кондиционерщики столько места не займут. Я уточнил у Майка — он мою догадку подтвердил.

— А что там ещё хранится?

— В основном стройматериалы, — ответил он, продолжая быстро перекладывать бумажки. — Сайдинг, рейки, что-то ещё… Ничего полезного для нас в нынешних обстоятельствах. Есть, нашёл!

С этими словами он помахал какой-то распечаткой.

— Где это? — оживился я.

— На Вестридж. Недалеко в принципе.

Он показал мне адрес. И впрямь не слишком далеко. Продолжение того богатенького района, откуда я вывез Дрику. Быстро доберемся, если всё будет нормально.

С улицы захлопали выстрелы из «бушмастера», к нему присоединился «Калашников». Я опять выглянул в окно, увидел мертвяка, идущего прямо в мою сторону по переулку. Скоро он попадёт под огонь Джеффа, но зачем ждать? Снова карабин на решётку, прицел… хватило четырёх выстрелов, чтобы попасть ему в лоб. Раскачиваются, сволочи. Джефф показал «о’кей» из кузова. Я и сам знаю, что о’кей, Зоркий Глаз и всё такое.

Поискав глазами, я увидел пустой файловый ящик, выброшенный из шкафа. В него я и сгрёб радиостанции с зарядником. Зарядник, к сожалению, только от сети, и все рации разряжены. Но это не страшно, дома зарядим, генераторы у нас есть, целых две штуки.

— А на складе точно ничего полезного быть не может? — уточнил я в порыве мародёрского восторга, вдохновлённый рациями и пустыми бутылями.

— Не знаю, — покачал головой Майк, принимая от меня ящик. — Думаю, полезней будет съездить к Джону домой.

— Джону?

— Хозяину магазина. Мы идём, или у тебя здесь ещё дела?

— Идём, — сказал я, подхватывая пустые бутыли. — Крути головой, а то у нас руки заняты.

Но до пикапа добрались без приключений. Офис заперли за собой, оставив труп внутри. Незачем откармливать мутантов — пусть там сгниёт. Выбрал человек свою судьбу, не стал превращаться в тварь — так нечего ему и пищей для таких тварей становиться.

До пикапа добрались без приключений. Майк снова уселся в кабину, а я закинул к нему дробовик, сам забравшись в кузов. В кузов же загрузил пустые бутыли.

— Их всё больше, — сказал Джефф, показав на двух мертвецов в конце улицы, идущих нам навстречу.

Мы ударили по ним из двух винтовок, быстро свалив обоих. Пикап рванул с места, лихо развернувшись с большим креном, и мы уехали от бывшего офиса Майка. Машина выскочила на перекрёсток Двадцать Четвертой и Южно-Аризонской, остановилась. Дальше на Двадцать четвёртой широкой улице с четырьмя полосами движения, пересекающей почти весь город, происходила какая-то нездорова суета. Два М113 и два «хамви» образовали что-то вроде импровизированного блока, какие-то люди размахивали оружием, кто-то куда-то бежал, попутно постреливали в подтягивающихся к суете мертвяков.

— Давай прямо, по Двадцать Шестой проскочим, — скомандовал Джефф.

Всё верно — зачем судьбу испытывать? Военные — это хорошо, но не всегда. Иногда бывает плохо. Хорошо или плохо сейчас, проверять не станем, не до того нам, да и не интересно, если честно. Тут весь мир в преисподнюю проваливается, что нам до какой-то непонятной суеты?

По сторонам замелькали одноэтажные и двухэтажные дома, мы опять въехали в зажиточный район города. По мере нашего продвижения дома становились всё лучше и лучше. Слева мелькнул модный жилой комплекс с двумя большими бассейнами за живой изгородью. Мне показалось, что в одном бассейне плещется мертвец, но точнее разглядеть не успел, машина свернула налево, и двухэтажное модерновое здание закрыло обзор.

Ещё чуть-чуть прямо, опять направо, и вскоре мы выехали на узкую и обычно тихую улицу Вестридж, почти точную копию того переулка, где я встретил Дрику. Было тихо, не видно ни мертвяков, ни живых, даже машин у тротуара не было. Улица выглядела вымершей и пустой.

— Тот дом, кажется, — донёсся до меня голос Майка из кабины.

Паблито скинул скорость и заехал на подъездную дорожку, упиравшуюся в широкие гаражные ворота, в которые в ряд могли бы заехать два немалых грузовика. В этом районе маленьких гаражей нет.

Машина остановилась с работающим двигателем, но Джефф попросил его заглушить. «Послушаем», — сказал. Мы прислушались, но ничего подозрительного, кроме отдалённой стрельбы и потрескивания остывающего двигателя, не услышали.

— Надо убедиться, что хозяев и вправду нет, — сказал я. — Как-то не хочется превращаться в грабителя. Тем более что в грабителя могут и пальнуть без предупреждения.

— Могут, — сказал Майк, выбравшийся из кабины и держащий свой «мини» стволом вниз. — Я бы точно пальнул, не спрашивал.

— Пабло, ты ворота поднять сможешь? — спросил я.

— Думаю, что смогу, — ответил наш водитель. — Если сумеем хорошо надавить на их верх, я смогу добраться до блокиратора. Я так и планировал примерно.

— Хорошо, — вмешался в разговор Джефф. — Но для начала я дом проверю. Если получится вскрыть ворота, то будет вообще хорошо. Бить стёкла не стоит — могут мертвецы в дом забрести, пока мы там копаться будем.

— А мы и в дом полезем? — удивился я.

Нет, я всё понимаю, люди в отпуске в Европе, а это уже почти стопроцентная гарантия того, что они сюда не вернутся. И пограбить магазинный склад мне тоже не претит. Но вот лезть к кому-то в дом… Это уже надо переступать через правила, которые с детства в голову вбиты. Я жене даже по её просьбе в карман не мог залезть, а тут — в дом.

— Естественно, полезем, — ответил Джефф. — Майк, страхуй меня.

Оставив меня, Джефф с Майком направились к входной двери и немедленно принялись звонить в звонок. Майк заглянул через окно, прикрыв блики ладонью, сощурился.

— Там никого нет вроде бы. Интересно, сигнализация включена?

— Даже если и включена, то всё равно никто не приедет, — ответил Джефф, продолжающий терзать звонок.

— Это точно. Только на уши давить будет.

Минут через пять Джефф оставил бесплодные попытки разбудить кого-нибудь в доме, а я успел застрелить одного мёртвого пса, неожиданно показавшегося из соседнего двора и резво рванувшего мимо нас по улице. Куда он собирался, я не знаю, хоть и отметил, что мы как добыча его не привлекли. В руках у меня был дробовик, так что попал я в собаку с первого выстрела, разнеся ей башку чуть не в клочья, свалило на бок, куски черепа с шерстью разбросало по асфальту.

— Никого, — объявил Джефф, подходя к нам. — Открываем.

Возились недолго. Один дружный рывок за обрезиненный низ ворот, короткая возня Паблито — и створка с гулом поднялась, открыв нам внутренности гаража. Сирена не завыла. Или выключена сигнализация, или не работает, или молчаливом режиме.

— Матерь Божья на осле… — пробормотал Паблито, глядя на содержимое гаража.

— Ничего себе, — воскликнул Джефф. — А парень торговал ещё и военным имуществом?

— Да, неплохо так торговал, — кивнул Майк. — Кое какой камуфляж у него в магазине был, это я помню. Да и вообще всякое военное барахло, уже списанное в основном.

В просторном гараже стояли целых три машины. Одна была бесполезна совершенно — «мерседес-кабриолет», игрушка спортивного вида, в наше тяжёлое время никакой ценности не представляющая — разве что бензин у неё в баке имеется. А вот две других машины заинтересовали больше.

Огромный пикап «Форд Ф-350» серого цвета, дизельный, приподнятый над землей сантиметров эдак на тридцать дополнительно, стоящий на могучих внедорожных покрышках. Он стоял посредине гаража, подавляя размерами и блеском высокой, чуть не мне по кепку, никелированной решётки радиатора. Слева же от него, у самой стены, почти прижавшись к ней самым боком, стоял защитного цвета военный «хамви», который и вызвал вопрос о военном имуществе. Не новый (новые военные не продают), но вполне приличный с виду «хамвик» в комплектации медицинской эвакуационной машины с «универсальным» задом и с брезентовым тентом. Первой модели, с маленькими зеркалами на торчащих штангах.

— Ничего себе, — пробормотал я.

Мысленно я даже заменил свой фургон на проходимую и крепкую военную машину. Потом, правда, напомнил себе, что машин здесь всего две, а нас намного больше, и как там что получится… Пока среди нас самый нуждающийся — Паблито со своей многочисленной семьёй.

— Посмотри, сколько коробок, — сказал Джефф, показывая на заднюю стенку гаража, буквально под потолок заставленную ящиками, коробками и какими-то мешками.

— Надо машину во двор загнать, чтобы внимания не привлекать, — сказал я. — Только ценного в ней ничего не оставляйте.

— Я отгоню, — сказал Паблито и повернулся к Майку: — Давай со мной, прикроешь.

Красный пикап, взревев мотором, с хрустом проломился через живую изгородь, повалил маленький белый заборчик перед ней и исчез во дворе. Джефф выглянул на улицу в поисках возможной угрозы, но ничего не обнаружил. Всё выглядело пустынным и брошенным. Неужели все люди отсюда смылись? И куда? Народ здесь жил состоятельный — куда они могли все направиться?

Пара домов, кстати, выглядела разграбленными, я только сейчас это заметил. Они дальше по улице — вот и не обратил сразу внимания. Большие окна выбиты, осколки стекла рассыпаны по тротуару, и вроде даже труп лежит за кустами, но отсюда трудно разглядеть. Впрочем, если лежит, то пусть себе лежит: хуже, когда эти самые трупы бродят. Когда лежат — это нормально, пусть даже в кустах.

Пощёлкал выключателем у входа. Нет света. Распределительный щиток здесь же, справа от ворот. Откинул пластиковую крышку, заглянул внутрь. Всё включено, а света нет. Отключили? А если отключили, то когда и где? В доме? В районе? По всему городу?

Я заглянул в кабину пикапа. Машина была не заперта, но ключей, естественно, в замке не было. Ключи где-то в доме наверняка. Паблито придёт и пусть вскрывает, плевать на брезгливость и порядочность. Тем более что двери здесь не как у меня дома, а на ладан дышат.

Сунулся в «хамви». Ключей тоже нет, и капот приподнят. Заглянул в него и сморщился болезненно: а движка и нет! Оглянулся, но и в гараже его не заметил. Не стоит движок на козлах, готовый к установке на своё место. Куда-то в переборку отдал его хозяин небось. А купил — с запоротым, по дешёвке. Эх, не повезло, а я уже губу раскатал.

Майк с Паблито забежали в гараж, и мы решительно опустили длинную воротную створку. Нечего маячить. Свет и через окошки сюда попадает, да и фонарики есть, так повозимся.

Майк с Джеффом взялись загружать коробки в кузов хозяйского пикапа, сразу приговорив машину к угону. Кто же теперь такое оставит? Паблито быстро вскрыл дверь и вошёл в дом, а я пошёл следом, страхуя нашего механика-водителя.

— Где искать? — спросил он, оглядываясь, когда мы попали сразу в большую модернового вида гостиную, объединённую с кухней и столовой.

— Там, наверняка, — указал я на высокую тумбу с выдвижными ящиками, стоявшую под зеркалом у входной двери. Свои ключи я всегда прямо на такую же бросал.

Паблито выдвинул верхний ящичек, заглянул внутрь и удовлетворённо кивнул. Вытащил оттуда сразу несколько связок ключей с болтающимися брелоками сигнализации.

— Пошли? — спросил он меня.

— Иди, я сейчас.

Мелькнула у меня одна идея, которую очень хотелось проверить. Знавал я несколько человек в этих краях, увлекавшихся внедорожниками, военными машинами, военной же экипировкой. И всегда это увлечение сопровождалось любовью к оружию. А учитывая, что оружие в Аризоне доступнее колбасы, а деньги у хозяина этого дома явно водились, то следовало предположить, что где-то в доме может быть настоящий оружейный склад. Шансы десять к одному, что это так.

За окном мелькнула тень, я резко повернулся, вскидывая ружьё. У окна появился мертвяк. Тощий подросток с сильно обезображенным лицом, с которого лоскутом гнилой плоти свисала оторванная щека. Он с глухим стуком столкнулся со стеклом, оставив на нём кровавые следы, отшатнулся и пошёл в другую сторону. Меня он скорее всего не заметил. В доме был полумрак, а на улице вовсю светило солнце — так просто не разглядишь, что внутри творится.

Где искать? Начну с этого этажа, осторожненько так. Хоть в доме мертвечиной и не пахнет, но береженого бог бережет.

Оружейный шкаф я нашёл на втором этаже. Дом был с четырьмя спальнями, и одну из них хозяин превратил в свой кабинет. Стол, диван в углу, компьютер, телевизор на тумбе. И пустой оружейный шкаф. Большой. Если у человека стволов мало, он не покупает таких больших шкафов. Значит, у него стволов много. Только где они? Скорее всего он сдал их на хранение в стрелковый клуб. Так многие поступают, когда уезжают. Шпана в отсутствие хозяев вламывается в дома подчас специально для того, чтобы обзавестись нелегальными стволами.

Но что-то не сходится. Мужик из магазина товар к себе домой притащил, значит, полагал место надёжным. Иначе снял бы сторидж[55] временный и свалил бы всё там. Да и вообще я слышал, что в этом районе была частная охрана, причём весьма эффективная. И сигнализация у него весьма серьёзная: датчики движения в каждом углу. Значит, скорее всего, хоть ферму я на это не поставлю, он содержимое шкафа куда-то спрятал. Надо искать.

Я спустился на первый этаж, убедился, что в окне никто не маячит, и быстро пробрался в гараж, где работа кипела — в кузов пикапа грузили генератор. Как я его не заметил? Мог бы быть свет. А теперь уже поздно — увозят.

Я рассказал о своей догадке. Все задумались, но Джефф начал настаивать на том, что не следует здесь слишком задерживаться. Да и не критична у нас ситуация с оружием: у всех его хватает. Майк явно не хотел задерживаться здесь тоже — лишь один Паблито выразил солидарность с моей идеей, но именно он остаться не мог.

— Так сделаем, — сказал я. — Вы уезжайте, заодно отвлечёте внимание от дома. Уехали и уехали, попутно и машину угнали. Я останусь здесь и начну аккуратно искать тайник, а вы завтра с утра за мной заезжайте.

— С ума сошёл? — спросил Джефф. — А если что-то случится и мы не сможем заехать? Как добираться будешь?

Я указал пальцем на кабриолет.

— На этой. Одну поездку через пустыню эта машина выдержит при любом раскладе. Если до десяти утра вас не будет, поеду на ней. Проверю сейчас только, заводится она или нет.

— Всё равно нельзя разделяться, — покачал головой Майк.

— Не страшно, — излишне беспечно отмахнулся я. — Никто не знает, что я остался. А у меня с собой ружьё с полусотней патронов, карабин с полным боекомплектом и пистолет с несколькими магазинами. Меня и сотня зомби штурмом не возьмёт. Зато, если найду в доме что-нибудь, то выберу самое сладкое себе первым. Договорились?

Американцы есть американцы. Сказал человек, что он решил сделать — остальные только плечами пожали: мол, вольному воля. Иногда это на руку — как сейчас, например.

— Завещание писать будешь? — спросил по-испански Паблито.

— Завещаю заботиться о Дрике. А вообще не стану: я помирать не собираюсь, — ответил я.


26 марта, понедельник, утро Округ Юма, Аризона, США | Я еду домой! | 26 марта, понедельник, утро, день Округ Юма, Аризона, США