home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 15

Остров Сицилия. Порт Поццопалло. 30.09.2064

Для Средиземноморья, месяц сентябрь, на мой взгляд, наилучшее время года: жара в пределах тридцати градусов, штормов еще нет, а море по-прежнему теплое и ласковое. На морские трассы Альянса мы не выходили, а жили тихо и мирно, благо, силы и энергию было, куда приложить.

В первую очередь, много времени отнимала торговля и контакты с местным населением. Жители провинции Рагуза чуть ли не каждый день привозили в наш лагерь продовольствие и, любой, даже самый мелкий деревенский староста, желал вести бизнес именно с самым главным. Поначалу, приходилось лично заниматься бартерными сделками, и на это я потратил неделю своей жизни.

Дальше все отладилось само собой, цены стали более или менее фиксированными, и с этим справлялся дежурный по отряду. Приходит очередной маленький караван, и на блокпост, который силами наших молодежных стройбригад воздвигли на окраине порта, выдвигается отрядный сержант. Он все проверяет, сверяется с уже имеющимся прейскурантом, договаривается с продавцами, и производит обмен. В общем, торговля с местными гражданами стала обычной рутиной.

Второй вопрос, который приковывал меня к себе, конечно же, обустройство постоянной базы и строительство укрепрайона в Поццалло. Тимошин все же согласился стать береговым комендантом и главным строителем, посидел, подумал, и выдал список того, что ему необходимо для продолжения работ в порту. Список был «скромным», всего на три листа и включал в себя только полторы сотни пунктов. Такого рвения от вечно тихого и неприметного человека я не ожидал, но придраться было не к чему, и все, что Тимошин указал, действительно, было необходимо.

Требовались квалифицированные рабочие, техника, стройматериалы, оборудование, артиллерийские установки, мины, топливные резервуары и многое другое. Вроде бы и порт небольшой, а трудов в его развитие необходимо вложить столько, что я чуть было, не смалодушничал и не отыграл все обратно, но сдержался, и решил, что впереди зима, хоть и южная, но все же, а значит, время для береговых забот найдется. Пока же, все что я мог обещать нашему коменданту, это то, из вражеского города, который подвергнется нашему осеннему нападению, мы прихватим все, что только возможно, и он, как капитан БДК, сможет проконтролировать это лично.

Вроде бы, основные вопросы решены. Однако не тут-то было. Под моим началом более тысячи человек, и проблем никогда не убавляется. Например, остро встал женский вопрос, про который я, как имеющий регулярную половую жизнь, просто забыл. Когда мы в море, все понятно, бойцы так выматываются, что противоположный пол вспоминают редко, а вот когда они сходят на берег, то желают полноценного отдыха, и не просто выпить да на пляже поваляться, но и с девушками позажигать.

Что делать? Такой вопрос я поставил перед своими ближайшими соратниками на экстренном собрании, и получил ответ в стиле настоящих пиратов. Необходимо снарядить экспедицию куда-нибудь в другие районы Сицилии, захватить крупное поселение и изъять из него все привлекательное женское население. Других вариантов не было, поскольку в провинции Рагуза, где мы остановились на стоянку, шалить нельзя, а борделей или рынка рабов поблизости не наблюдалось. Поставил этот вопрос на голосование. Все «за» и никого «против», а раз так, то начинаем работу.

Четырнадцатого сентября «Ветрогон», под командованием своего капитана, который возглавил экспедицию, вышел в море, но направился не вдоль берегов Сицилии, а к острову Мальта. Несколько часов фрегат полным ходом шел на юг, и вскоре, сотня десантников высадилась на неизведанный для них берег, про который было известно, что народ здесь одичал, государства не имеется, а местные жители спокойны и не воинственны. Для нашего отряда это был идеальный вариант.

Прочесав примерно треть островной территории, и не понеся потерь, наши воины разграбили четыре крупных поселка. Серьезных боестолкновений не случилось, местные мужички сопротивления практически не оказывали. С трофеями было не густо, три года назад на Мальте побывали морпехи Альянса, зато женщины, которые являлись приоритетной целью, имелись в достатке и выбор был неплохой. Набег продолжался ровно сорок три часа. Десант вернулся на фрегат без потерь, и вместе с двумя сотнями местных красавиц отправился обратно в Поццопалло.

На базе пленниц уже ждали. Для них были построены жилые деревянные бараки-времянки и, учитывая то, что за минувшие десятилетия мальтийцы изрядно одичали, на жилищные условия никто из женщин не жаловался. Впрочем, они ни на что не жаловались. Слез, бунтов, голодовок, криков и стенаний по оставленной родине, не наблюдалось ни у кого, и все пошло своим чередом. Конечно, конфликты и всяческие неприятности вроде разборок между воинами за баб, имели место быть, но все это самые обычные житейские неурядицы, которые разрешались командирами подразделений без моего непосредственного вмешательства.

Очередная проблема была решена, мы все больше обживались на одном месте, и готовились к новому походу в пределы Альянса, который по предварительным планам начинался 27-го сентября. В нем должны были принять участие оба наших боевых корабля, полторы сотни испытанных десантников, пятьдесят подростков и двести сицилийских воинов, с подачи и благословения местных вождей, решивших поискать добычи у своих более продвинутых в техническом отношении соседей. Никто из командиров отряда, и я в том числе, против участия горячих сицилийских парней в нашем предприятии не возражал, поскольку в таком деле как захват крупной вражеской базы дополнительные стволы в любом случае пригодятся.

Главной целью набега был выбран город Ретимнон, второе по значимости поселение на острове Крит. Первоначально задумывался налет на Ираклион, но для этого у нас не хватало ни сил, ни средств, так что решили быть скромнее и выбрали не основную базу Критской оперативной эскадры, а вспомогательную.

Это должна быть чрезвычайно дерзкая и лихая операция. Она в очередной раз покажет врагам нашей страны, что и у себя дома они не в безопасности и, кроме того, что немаловажно, принесет нам выгоду и ценные трофеи. Уж про что, а про то, что с нашей помощью адмирал Папастратос-старший заполучил богатства замка Эливит, ни я, ни мои воины, не забыли, и о том, что в Ретимноне находится одна из вилл местного правителя, мы знали. Неизвестно, как дальше пойдут наши дела на Средиземном море, а золото и брюлики, в возрождающемся после Эпохи Хаоса мире, реальная ценность, за которую можно получить многое.

Наступило 26-е сентября. Корабли и люди готовы к походу. На следующий день был назначен выход в море, но в 22.00 пришла шифровка из Краснодара, и она гласила следующее:

«Капитану ОДР при ГБ Мечникову:

25-го сентября сего года Средиземноморский Альянс обратился к правительству Кубанской Конфедерации с просьбой о временном перемирии и мирных переговорах. В связи с этим, диктатор приказал до особых распоряжений или прямых актов агрессии со стороны противника, все военные действия приостановить.

Полковник ОДР при ГБ Еременко».

Приказ есть приказ, и пришлось все отыгрывать обратно. Ладно, наши воины и моряки, они понимают, что не все зависит от меня и других командиров отряда, и теперь, когда рядом с ними женщины, в море они не торопятся. Однако помимо них имелся сегмент из сицилийских добровольцев, которых задержка похода сильно расстроила. Впрочем, человеческий язык они понимали, так что пошумели, выпили, потрясли своими лупарами и немногочисленными автоматическими винтовками, и на время успокоились.

Нам оставалось только ждать, чем закончатся переговоры между Конфедерацией и Альянсом и быть наготове. В томительном ожидании прошли четыре дня и, наконец, вчера вечером, была получена еще одна шифрограмма из Краснодара:

«Капитану ОДР при ГБ Мечникову:

Переговоры между представителями Средиземноморского Альянса и правительством Кубанской Конфедерации потерпели неудачу. Противная сторона имела наглость выдвинуть нам ультиматум, который был отвергнут в самой категоричной форме. Война продолжается, и отряду капитана Мечникова, предписывается всеми силами и средствами обрушиться на врага, и уничтожать его без всякой жалости. Проведение и планирование каждой операции по-прежнему находится в ведении командира соединения, но ОДР рекомендует наносить удары как можно более жестко и пленных не брать.

Полковник ОДР при ГБ Еременко».

Вот это другой разговор, вот это я понимаю. Задача: гасить всех без жалости, и не оглядываться ни на какие правила ведения войны. Этих правил и так-то, немного, но все равно, порой приходилось учитывать мнение далеких столичных начальников и не сообщать наверх о делах, про которые им знать не следовало. Мало ли что, вдруг война закончится на равных, и всплывет вопрос о военных преступниках. Конечно, меня вряд ли выдадут, но прятаться и жить на нелегальном положении, желания не было никакого.

Итак, у меня на руках приказ, который вновь отпускает нас на волю, а значит, готовьтесь средиземноморцы к большим проблемам. Вскоре мы придем за вашими жизнями и неправедно нажитыми богатствами.

Впрочем, поход начинается только завтра утром, а сегодня идут крайние приготовления, загрузка десантных отрядов и последний военный совет с окончательными решениями по налету на Ретимнон. На совещание собрались все командиры отряда, наши переводчики, а так же два местных боевых вождя, смахивающие на кабанчиков, полноватые, но, тем не менее, весьма подвижные и мускулистые крепыши лет около тридцати. Присутствующие сидят за столом, а я стою у древней карты западной части острова Крит, которая висит на стене. Все молчат, с интересом смотрят на меня и на карту, ожидают моих слов, и я, видя, что командиры готовы принимать информацию, начинаю:

— Перед вами остров Крит, бухта Альмирос и город Ретимнон, на данный момент вторая основная база Альянса на этом острове. Завтра мы выступаем в поход, и в ночь с третьего на четвертое сентября атакуем эту опорную вражескую базу. Несколько дней назад мы уже обговаривали наши действия во время набега, но уточним все еще раз. Возражений нет?

— Нормально.

— Да, понятно, что лишний раз обсудить набег не помешает.

— Тогда, начнем с того, что из себя, представляет этот город сейчас. По сведениям, которые получены от пленных моряков Альянса, от старого Ретимнона мало что уцелело, а что осталось, разбирается рабами для постройки новых сооружений. Основа всего порт. Он практически восстановлен и от него в гору идут три прямых улицы, которые можно разделить по назначению. Левая это казармы и военные склады. Центральная отведена под магазины, лавочки, дешевые бордели и питейные заведения. Правая предназначены для рабов и вольнонаемных строителей из киприотов. Длина улиц около трехсот метров, а за ними располагаются складские помещения Критской оперативной группы, автопарк машин и бронетехники. Еще дальше находится вилла адмирала Папастратоса-старшего, который на своем новом флагмане эсминце типа «Арли Берк» должен сегодня отправиться на Кипр. Примерные схемы городка у всех есть?

— Да.

— Получили.

— С закрытыми глазами эту схему вспомним.

— Это хорошо, что с закрытыми глазами, поскольку будет нужна быстрота и согласованность всех наших действий. В Ретимноне находится от трех до пяти небольших корветов, бывших тральщиков и минных заградителей греческих ВМС. Кроме них там же стоят несколько транспортов и как минимум пара кораблей снабжения. Это что касается флота, а помимо кораблей там же должны находиться рота морской пехоты, батальон материально-технического обеспечения, рота охраны и две гаубичные батареи. В общей сложности против нас будет около семисот вражеских солдат и моряков, восемь тяжелых орудий и несколько бронетранспортеров. К сожалению, точных данных о вражеских силах нет, и мы рискуем, но я уверен, что наши наглость и нахальство смогут дать нам преимущество над противником, и наши цели будут достигнуты.

— Все верно, — отозвался на мои слова Скоков, — вот только я думаю, что в Ретимноне и наемники должны быть.

— А я считаю, что нет, — парировал я ему, и уже не в первый раз привел один и тот же аргумент. — После того, что 14-й полк натворил на Родосе, адмирал не может довериться наемникам. К тому же, на «Симпсоне» были найдены копии некоторых приказов Игнасио Каннингема, и в одном из них упоминалось о том, что Папастратосу временно запрещено производить поднаем бойцов.

— В том-то и дело, что временно.

— Оставим эту тему, Максим Сергеич. Высадимся на берег, там и посмотрим, как оно и что, во владениях критского адмирала, — капитан фрегата согласно кивнул головой, и я продолжил: — Как лучше провести налет на Ретимнон? Мы с вами над этим голову не один день ломали, и вывод наших размышлений таков, что атаковать вражескую базу с моря губительно, так как охрана порта всегда настороже и две гаубичные батареи, на которых должны постоянно находиться дежурные артиллерийские расчеты, наши корабли утопят еще на входе. Конечно, мы можем напялить на себя личину дружественных судов из другой оперативной группы, но наши сигналы и коды устарели как минимум на месяц и это чрезвычайный риск. Поэтому самым наилучшим вариантом остается высадка десанта на пляж в районе деревеньки Герару. Затем, все силы отряда собираются в кулак, совершают ночной десятикилометровый марш-бросок к Ретимнону, проводят разведку, снимают часовых и около трех часов утра атакуют базу. Кто и за что отвечает, помните?

— Разумеется, — за всех ответил Кум.

— Тогда излагай.

— С двадцатью десантниками захватываю радиоцентр и штаб, и моя задача не допустить того, чтобы Ретимнон смог вызвать на помощь войска из Ираклиона.

— С тобой понятно, — усмехнулся я, — теперь насчет остальных. Игнач?

— Со мной сотня сицилийцев вождя Томмазо Кальвари и сотня наших бойцов. Иду передовой группой, провожу разведку, мои пластуны снимают часовых, а после этого всеми силами атакую порт и артбатареи. Моя цель не дать вражеским кораблям выйти в море и захват гаубиц. Ни на что иное не отвлекаюсь, и на помощь остальным группам прихожу только после того, как порт и корабли будут под нашим полным контролем.

— Верно. Крепыш? — вопросительный кивок следующему командиру.

— В моей группе вся молодежь, сотня сицилийцев вождя Марио Грацци и десять десантников. Наша задача захватить автопарк, блокировать казармы, сковать силы противника и продержаться до подхода бойцов Игнача. На рожон лезть не станем, займем ключевые точки вокруг пункта дислокации воинских частей противника, и будем отстреливать всех, кто попробует выбраться за пределы казарм.

— Все правильно. Майор Скоков?

— Высаживаю десант и с половинными экипажами ложусь в дрейф. Жду информацию от штурмовых подразделений и слежу за тем, чтобы из порта ни один кораблик не выбрался. Дальше по обстоятельствам. Если операция идет по плану, швартовка к причалам и участие в трофейной комиссии. Если же дела десанта пойдут плохо, остаюсь на месте и прикрываю эвакуацию десантных партий.

— Отлично. Раз все и все знают, то, и я свою задачу повторю. Со мной двадцать моряков и двадцать десантников, и моя группа должна захватить виллу Папастратоса-старшего, где он просто обязан хранить часть своей казны.

— А если там нет никакой казны? — вопрос задала Лида Белая, которая в походе не участвовала, оставалась на берегу, и таким положением дел была крайне недовольна.

— Ну, нет и не надо. В Ретимноне и помимо богатств виллы есть что взять, хотя я думаю, что золото на вилле адмирала имеется, а иначе бы, он не держал там целую роту морпехов. Логично?

При упоминании казны Папастратоса лица камрадов и сицилийских вождей разгладились, они заулыбались и поддержали меня:

— Правильно.

— Да.

— В любом случае золото на вилле есть.

Приподняв руку, я унял веселье командиров и сказал:

— До богатств надо еще добраться, так что придется изрядно потрудиться и всего за несколько часов захватить всю вражескую базу. Я уже говорил и повторю еще раз. На начальном этапе операции необходима концентрация всех сил в кулаке. Высадились, разбились по отрядам и, не теряя бойцов, выдвинулись на исходные позиции. Пластуны расчищают проход и группы переходят в атаку. Дальше все зависит от вас: не стойте на месте, не ждите помощи или приказов, не зарывайтесь в землю, и не отдавайте инициативу в руки противника. Нам нет нужды захватывать базу надолго и удерживать плацдарм. Мы пришли в ночь и в следующую ночь уже обязаны уйти. В любом случае кто-то из солдат Альянса сбежит и доберется до Ираклиона, а там силы приличные и скоростные корабли имеются. Поэтому наше преимущество в быстроте, неожиданности и смелости наших действий.

— То есть, если противник не будет уничтожен, а отступит за пределы базы, это нормально? — через переводчика уточнил вождь Томмазо Кальвари.

— Именно так, и если вражеские солдаты побегут вглубь острова, гнаться за ними не надо. Нам нужны одни сутки, а за это время беглецы не смогут организоваться и провести серьезную контратаку, а если и решатся на нее, то нам найдется, чем их встретить.

Кальяри оглянулся на второго вождя, они перекинулись парой фраз на одном из местных диалектов, и он задал еще один вопрос:

— Как будем делить добычу?

Услышав уже набившие оскомину слова, которые вождь повторял каждый день по несколько раз, все командиры нашего отряда вновь заулыбались. Вот что за человек, одно и то же каждый день. Ведь понимает, что все неизменно, но раз за разом интересуется вопросом дележки. Еще ничего не добыли, а он уже подсчет ведет.

— Пятая часть вам, и четыре пятых за нами, корабли в договор не входят и в любом случае остаются за нашей эскадрой. Однако хочу напомнить, условия договора с вашими вождями таковы, что за трусость, бегство с поля боя и неподчинение приказам, ваша доля режется наполовину.

Военный вождь удовлетворенно кивнул, и замолчал, а следующий вопрос пришел от Тимошина:

— Приоритеты по трофеям остаются неизменными?

— Точно так, ничего не меняется. Корабли, рабы, строительная техника, любое рабочее оборудование, дизель-генераторы, топливо, батареи, аккумуляторы и одежда. Все это интересуют нас, как и прежде. Не переживайте Антон Антонович, если дело выгорит, будет все, и доволен останется каждый командир нашего отряда.

— Хотелось бы, чтоб так оно все и было…

— Еще вопросы есть? — в ответ молчание. — Раз вопросов нет, значит, все свободны. На отдых и последние приготовления вам остается десять часов, выход кораблей в пять, а на борту всем быть в четыре.

Офицеры и военные вожди покинули штаб, и в комнате остался только я и Лихой. Присев за стол, я еще раз посмотрел на карту, в очередной раз по пунктикам прошелся по всему списку наших мероприятий относительно похода, и сам себе удовлетворенно хмыкнул. Отряд готов, люди горят предстоящим делом и теперь их даже приказ свыше, если таковой вдруг поступит, не остановит. Отлично!


Глава 14 Остров Сицилия. Порт Поццалло. 24.08.2064 | Приватир | Глава 16 Средиземноморский Альянс. Остров Крит. Ретимнон. 04.10.2064