home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 5

Глаз — да не во лбу, батон — но не хлеба, хрен — не из огорода!

Прибыв в городок, Казарян с помощниками поехали прямиком на его окраинную улицу, и через час, оставив Шнифта и Батона в тени огромною ореха возле покосившейся хаты-мазанки с пятью мешками товара, он укатил с остальным «налаживать отношения с местной властью». Батон с хрустом умостился на один из мешков, достал «Приму» и, прикурив сигарету, тут же со злостью выплюнул ее.

— В натуре, падло, во рту сухо, как у незаведенной бабы в одном месте! Что будем делать, кентяра?

— Ничем не могу подогреть! — Шнифт шутливо вывернул карманы, — Всего две «тонны» и есть на развод!

— С такими бабками и лимонаду не попьешь! Что они тут, повыдыхали на этой улице?

Действительно, в застоявшейся полудневой жаре не было видно ни души — лишь ленивое жужжание ос да крупных, «мясных» мух нарушало тишину неподвижного знойного воздуха.

— Эх, пивка бы счас, ледяного, с таким вот бугром пены! — мечтательно потянулся Батон.

— Ну ты, фильтруй базар, тут и так доходняк уже прет, а ты еще понта гонишь! — окрысился было Шнифт, но его уже тоже забрало, — А к пивку бы леща вяленого, с икрой!

— Не-а, вобла лучше — желтоватая такая, на солнце так и просвечивается! — шумно сглотнув тягучую слюну, не согласился с ним Батон.

— Че ты понимаешь, че ты понимаешь? — с полоборота завелся было напарник, затем расхохотался: — Да что там зря бакланить, коли нет в кармане мани-мани! Вот непруха покатила нам с этой командировочки!

— Мужики, об чем базар? — из-за штакета высунулась такая знакомая по зонам нагловато-небритая рожа, что они ее чуть целовать не бросились: все-таки в этой пустыне родной жаргон услышать в первый же час после приезда — это не каждому удается. — Сука буду, свои люди под забором! Заваливайте на хазу, че на солнце шквариться!

— Срок мотал? — деловито спросил Шнифт, переваливая через забор очередной шуршащий мешок.

— Сто сорок четвертая, третья часть! — отрапортовал мужичок, подхватывая с той стороны мешок, — Хотя до сих пор не возьму в толк, за что обозлился на меня прокурор — у одного крутого почистил сейф да попутно пару видаков прихватил!

— Потому и отвязались на тебя по третьей части, что крутого бомбанул! — рассудительно объяснил ему Батон, — Почистил бы обыкновенного лоха — и пошел бы по первой, а то и вообще условным отделался. Кто платит, тот и музыку заказывает! — туманно закончил он и, зайдя во двор, протянул клешню: — Батон! А это — Шнифт!

— Болт! — пожал пятерню мужичок.

— Ого! — удивился Шнифт, — Такую кликуху заслужить нужно!

— Заслужил! — скромно подтвердил Болт, — Я на «восьмерке» «петушатником» заведовал — «опущенным» дырки в заднице рассверливал для «мужиков». Чтобы лучше поршень ходил потом! — хихикнул он.

— Доходное дело на зоне! — подтвердил Шнифт, — Ну ладно, базар базаром, но на сухую он не катит никак!

— Увы, нетути! — развел руками Болт, — Вечор все выжрали, вы же знаете, у нашей братии не принято на утро оставлять! А мои старики, когда кони двинули, оставили мне в наследство одну эту хату.

— И не женат? — спросил Батон.

— Когда? Пару недель как откинулся!

— На квартиру пустишь?

— Какой базар — располагайтесь как дома, кодляком веселей! Тут, однако, две проблемы!.. — Болт заскреб в затылке. — Во-первых, я голимый, как бубен…

— Были бы кости, а мясо нарастет! — успокоил его Шнифт.

— …а во-вторых, участковый наш… прописка…

— Нет проблем! — и здесь утешил его Батон. — Чистые аусвайсы, незамаранные! Хочешь, и тебе сделаем? — расщедрился он, вспомнив, что майор брал с собой целый пакет разных незаполненных бланков.

— Ну ты, ботало! — одернул его Шнифт, — Его же в этом местечке под Армавиром каждая сучка знает как облупленного. Интересное кино получается: отмотал чувак хороший срок, а пришел с новой ксивой, как иная разведенка!

— Просек! — понял свою промашку Батон.

— И вот еще что, землячки! Раз вы капаете за представительных коммерсантов, нужно завязать с этим, ну… — Болт замялся.

— Принято! — не стал спорить Шнифт. — Переходим на вполне понятный обыкновенному фраеру язык. Это ведь мы так, между собой иногда, для разрядки! А тут тебя встретили — расслабились… Все, ша, завязываем! Но все-таки, где же водяры достать? Думай, Батон, думай!

— А что долго думать — поехали на армавирский толчок! — влез Болт. — Правда, время обеденное, но что-нибудь смаракуем! — он достал из кармана спортивных штанов монету, крутнул ее с пальца и ловко поймал, — Вот так — рублем по буржуйским кошелькам!

— А ну покажь? — заинтересовался Шнифт.

С виду это был обычный юбилейный металлический рубль с профилем Ленина и гербом СССР, но грань его на четверть была заточена острее безопасной бритвы.

— «Писанка»! — профессионально оценил Шнифт. — И что, работать с ней можешь?

Вместо ответа Болт взял из его руки монету и сделал пару молниеносных движений у брючного кармана Батона. Из небольшого разреза на нем вывалилась зажигалка.

— Барахло попортил! — пробурчал Батон, подбирая ее. — Но чисто как! — тут же восхитился он, — Я даже не почувствовал ничего!

— Спасибо! — поблагодарил его Болт, — Ну что, поехали? Ваше дело — наскрести на рейсовый автобус и сделать маленькую давку в какой-нибудь очереди…

Толчок, правда, несколько поредел к обеду, но разбегаться еще и не думал.

— Вон очередь! — Батон первым проявил инициативу, указав на скучковавшихся у одного из прилавков покупателей. Болт снисходительно улыбнулся.

— В своей сфере ты, может быть, и мастак, но не по этой части! Ты приглядись, кто здесь и за чем стоит! Видишь, эта баба торгует бумажными одноразовыми кофточками, в которые на Западе покойниц обряжают? Дерьмо, скажешь ты и будешь, конечно, прав! Но эти колхозницы, которые ее облепили, как мухи арбузную корку, не знают еще, что это дерьмо: им лишь бы подешевле да поярче! А теперь приглядитесь внимательнее, и вы поймете, как создается ажиотаж вокруг этого дерьма…

Шнифт с Батоном пригляделись: продавщица вырывала у очередной покупательницы целую упаковку кофточек.

— А ну, дорогая, поумерь аппетит, ты уже четвертый раз подходишь и набираешь кучей! Ишь, попала на дешевку! Накупят и перепродают потом втридорога! А простому колхознику хрен на палочке достается!

— Твое-то дело какое? — не отпускала покупку щекастая покупательница. — Мои деньги — сколь хочу, столь и беру! А тебе что — быстрее продать не хочется?

— Я за справедливость! — продолжала орать продавщица. — Ты вот наберешь сейчас полсотни штук, а крайним в очереди и по одной не достанется!

Тут со стороны к прилавку подлетела еще одна шустрая толстушка.

— Оптом без очереди, — заявила она, — везде так принято! Мне две упаковочки! — и протянула продавщице пухлую пачку залапанных тысячерублевок.

Очередь всколыхнулась.

— Это где — у вас? — из самого конца очереди выдвинулась тетка, примерно в два раза обширнее подошедшей, — крейсер против парусника. — Ах вы живоглоты окаянные! Раз в месяц на базар выберешься, и то себе приличной дешевой вещи не купишь из-за таких вот, как ты! А ну, давай со всеми в очередь становись, или выметайся вообще отсюда! А ты, — обратилась она к продавщице, — давай по две кохты, самое большее, в руки! На полчаса дольше простоишь, зато всем будет по-честному!

Все в очереди одобрительно зашумели, подскочившая сбоку сдалась с видимой неохотой и полезла искать крайнего, а дешевка «пошла» с удивительной быстротой: меньше двух кофточек не брал никто.

— Вот так и накалывают того, кому вдобавок по полгода и даже больше не выплачивают зарплату! — с горечью констатировал Шнифт. — А ты их еще и «помыть» решил? — обернулся он к Батону.

— Ну, облажался! — согласился тот, — А кого же тогда?

— Счас покажу! — Болт зорким взглядом обвел территорию толчка, — Во, кажись, нашел, кого не грех и насунуть! А ну, пошли!

Следующая очередь — поменьше и явно посолиднее — была у палатки, к которой как раз подкатила тентованная «Газель». Здесь продавали кожу, и не просто куртки и плащи «под» — пополам с заменителем, — расшитые дубленки, «мокрая кожа» и шикарные «косухи», недавно вошедшие в моду, составляли товарный ассортимент.

Крутые покупатели слетались на неповторимый аромат тщательно выделанного продукта, как мотыльки на свет ночника. Здесь не было давки, примеряли неторопливо, со вкусом обсуждая каждую строчку, каждую вытачку на облюбованной вещи. Еще бы — цены на некоторые вещи превышали стоимость ГДРовского гарнитура! И расплачивались, в основном, из дорогих сумочек или престижных кейсов.

Как раз сейчас одна из дам, или «не дам» — хрен их поймешь! — ощупывала на весу великолепное пальто с отстегивающимися подкладкой и воротником — «всесезонку». Она придирчиво ощупывала каждую складочку, прежде чем его примерить, но уже видно было — возьмет! Рядом стоял ее не то спонсор, как сейчас в моде, не то муж — что менее вероятно. Но что хахаль — это точно, как определил наметанным взглядом Болт, подбираясь поближе к классной кожаной сумке, болтающейся у него через плечо на длинном ремешке — явно женской. Взгляд Болта приглашал Шнифта и Батона помочь ему — придавить понта! Те, недолго думая, врубились в очередь, пропихиваясь ближе к продавцу. По пути затерли и спонсора с дамой.

— Извините, мадам! — рисанулся Шнифт, — Тут такое дело: братан надумал подарить мне хорошую «косуху» на день рождения! Мы по-быстрому, можно? А вам очень к лицу эта кожа — красота с красотой гармонируют безоговорочно!

Шнифт, когда хотел, выдавал такие комплименты, которые подсекали под корень любую женщину. Не устояла и эта, продемонстрировав галантному мужчине все свои зубы — кстати, великолепной белизны. А «братан» уже бесцеремонно проперся к прилавку, так задев по пути крутым плечом примерно шестидесятилетнего спонсора, что того отнесло от красотульки метра на три.

— Извиняюсь, — Батон тоже умел, когда надо, выразиться культурно, — нам вон ту, покрасивше!

И тут же, почувствовав, что ему в карман что-то сунули, резко обернулся — Болт не спеша выбрался из очереди и исчез за следующей палаткой. Тем временем Шнифт уже примерял поданную продавцом-корейцем «косуху» — куртку с диагональной молнией и, надев ее, повернулся к даме.

— Ну как?

— Да-а-а, — протянула та уважительно, разглядывая его вполне симпатичную физиономию, — с таким и под венец не грех! — она вернула Шнифту его комплимент.

— Лина! — раздался сбоку тревожный старческий голос. — Ты надумала брать вещь?

— Меня Анатолием звать! — протянул руку Шнифт. — А это ваш отец?

— Это мой шеф, директор фирмы, в которой я работаю секретарем-делопроизводителем! — объяснила Лина, пожимая его руку, и он, почувствовав в ней маленький плотный прямоугольник, сжал его и поспешно повернулся к продавцу.

— Берёс, не берёс? — вопрошал тот уже десятый раз подряд.

Шнифт беспомощно оглянулся вокруг. Куртка действительно сидела на нем как влитая, и он бы полжизни сейчас отдал за то, чтобы…

— Сколько? — спросил он — лишь бы что-нибудь спросить.

— Два! — тотчас же среагировал кореец, — Для холосего целовека — миллион семьсот!

У «хорошего человека» тысячи в кармане не осталось, что уж тут говорить о миллионах! Шнифт глубоко вздохнул и решительно потянул молнию на куртке, приготовившись ответить продавцу давно уже заготовленной фразой «Проси больше, все равно на… посылать!»…

— Берем! — вдруг услышал он сбоку решительный голос и, обернувшись на него, с изумлением уставился на Батона, мусолившего в руках зеленоватые бумажки.

— Конечно, берем! — подтвердил тот. — Это сколько на баксы будет?

Кореец потыкал пальцем в кнопки микрокалькулятора.

— Четыреста, по курсу четыре пятьсот!

— Годится! — Батон отсчитал ему четыре сотенные и ткнул пальцем в покупку. — А теперь упакуй нам это барахло!

В это время сзади них раздался отборный русский мат в старческом исполнении, затем тихий женский вскрик: шеф-спонсор щупал аккуратно разрезанный торец женской сумочки, а секретарша Лина смотрела на него с презрением.

— В чем дело, мадам? — рванулся к ним «ничего не понимающий» Шнифт.

— У этого кретина, пока он, разинув рот, разглядывал рядом стоящих женщин, сперли из моей сумочки им же положенную валюту! — Лина уже чуть не плакала, — Полторы тысячи долларов, он мне их на пальто подарил! А теперь сам же их и просрал! — высказалась она веско и точно.

— Линочка, как ты выражаешься? — ужаснулся ее спутник.

— Может, вам занять, мадам? — подсыпался с другой стороны Батон, — Правда, мы не такие богатые люди, полторы не наскребем… — конечно, он учел уже купленную куртку.

— Что?! — подскочил, как ужаленный, старик, — Это нам-то занимать? Лина, секундочку! — он отвалил к неподалеку стоящему «мерсу».

— Крутенький у тебя старичок! — обратился Шнифт к Лине.

— А ты как думал? — на предложенное «ты» она перешла легко и непринужденно. — Фармацевтическая фирма — у него этих бумажек столько, что хватает семье, мне и еще для будущего остается! Сейчас принесет доплату!

Через пять минут ей уже упаковывали облюбованное пальто в красивый пластиковый пакет…

— Вы что там телились так долго? — Болт ждал их за территорией рынка, нервно меряя тротуар подошвами стоптанных сандалет.

— Шкуру пришлось-таки купить, иначе бы хай на весь базар поднялся!

— А-а-а, ладно, издержки производства! — беспечно махнул рукой мужичок и, подтянув сползшее трико, предложил: — Пошли, что ли, похмеляться?

— А деньги? — прищурился Шнифт.

— Я их твоему корешу в карман сунул, без нескольких купюр на всякий случай! А гаманец в туалет спустил!

— И ты что, вот так запросто доверил первым встречным свой «навар», не спрашивая даже, сколько снял? — тихо спросил его Шнифт.

— А зачем, все равно на общак делить! Вы перешли под мою крышу — зачем же вам меня накалывать!

— Святая наивность! Тебя что, на зоне не кидали?

— И не раз! — подтвердил Болт, — Но большинство все же уважали, за честность!

— Тогда на вот тебе моего краба! — Шнифт сунул ему пятерню, — И козлом я буду, если тебя наколю на чем-нибудь!

— Присоединяюсь! — рука Батона скрепила тройственный союз.

— Ребята, а как на ваш взгляд — не побежит тот старичок в ментовку? — поинтересовался затем Болт.

— Да он уже и думать забыл про эти баксы! — успокоил его Батон. — У меня даже создалось впечатление, что они ему просто мешали! Здорово ты угадываешь, у кого брать! — польстил он.

— Да? Ну, тогда порядок полнейший, а то у меня кусок не полез бы в глотку, знай я, что забрал у человека последнее! А теперь — за пузырьком?

— Нет! — решительно отрубил Шнифт, — Сперва мы тебя оденем на твои же заработанные! Только сначала обменяем их на «деревянные»!..

Что только не сделает с человеком хорошая парикмахерская и хорошая одежда — через каких-то час-два всех троих было не узнать. Оглядев всех по очереди, затем себя в зеркале ближайшего гастронома, Шнифт вдруг ни с того, ни с сего расхохотался.

— Чего ржешь? — подозрительно взглянул на него Батон, — Что, где-то шов расползся? Вечно это китайское и турецкое дерьмо…

— Да не в том дело! — перебил его Шнифт, — Мы уже столько шастаем по городку, и пока еще никто серьезно не настоял на…

— Пива хочу! — заорал во всю глотку Батон. — С вот такой шапкой пены, и ледяного!

И они, легко и заразительно пересмеиваясь, словно три брата, зашагали в ближайший к вокзалу бар пропивать так просто, казалось бы, добытые деньги.

— Пиво хорошее? — спросил Шнифт на правах старшего у бармена — парня примерно его лет. Тот молча полез в холодильник и опрокинул над кружкой запотевшую бутылку. Все получалось так, как хотелось еще там, на дышащей зноем улице пригорода: холодное пиво, качественная шапка пены сверху, а позади бармена — Батон уже тыкал пальцем — висела на гвоздике связка огромных лещей.

— По паре пива, и нарежь рыбки, пожалуйста! — попросил он уже в приятном ожидании предстоящего. — А водка имеется?

— Чего нет, того нет! — бармен сочувствующе покачал головой, ему уже нравилась эта веселая троица, от которой, он нюхом чуял, никаких пакостей не ожидалось. — Распоряжение местной администрации — на вокзале водку ни-ни! Ликер — пожалуйста, вина — навалом, шампанское трех сортов, а водку нельзя!

— Маразм! — процедил рядом стоящий Батон. Он был вообще-то начитанным малым, и если бы не тюрьма… — Нонсенс! — повторил он, — Будто бы нельзя нажраться тем же вином или ликером!

— Разделяю ваше мнение, — вежливо ответил бармен, — но помочь действительно ничем не могу! Принесли бы с собой — я, так и быть, промолчал бы, парни вы вроде ничего…

— Может, мы решим проблему? — к стойке бара подошли двое девчат в — скажем так — не очень свежих нарядах, — Что, водяра требуется?

— Юлька, Инеска, вы снова здесь? Дергайте, ради Бога, отсюда, меня из-за вас санэпиднадзор достал! — заволновался бармен.

— Павлик, ша! — одна из девчонок приложила палец к губам. — Мальчики водочки хотят — мы им сделаем водочку! А больше они ничего не хотят?

Она, как бы ненароком, откинула полу разрезной спереди юбки — мелькнуло крепкое загорелое тело. Шнифт враз услышал за спиной участившееся дыхание корешей.

— Нам бы ассортимент поразнообразнее.

— На любой вкус, без проблем! — она почмокала губами и погладила себя по филейной части.

— Юлька, ради Бога, только не здесь! — взмолился парень за стойкой бара, — Меня же завтра как притон прикроют! Обещала ведь, зараза!

— Не волнуйся, Паша, я свои обещания выполняю всегда! — Юлька ухватила за руки Шнифта и Батона, а Инеска — Болта, — Мальчики, пошли на свежий воздух!

— Момент, — Шнифт с удовольствием высосал налитую уже кружку и, протягивая Паше-бармену деньги, попросил: — Будь другом, сделай с собой десяток пузырьков!

— Как скажешь! — тот загрузил бутылки из холодильника в спортивную сумку, достав ее из-под прилавка, — За сумку доплачивать будешь или попозже занесешь?

— Плюсуй! — Шнифт беспечно махнул рукой. — Ребята, идите, я сейчас догоню! Слушай, Паша, как человек человеку: что за девочки? В смысле, чистые?

— Классные девчата! Отец с матерью спились до безумия, теперь вот они… на пропитание зарабатывают себе. С протянутой рукой — гордость не позволяет! У них даже медицинские карты с собой!

— Спасибо, кореш! — Шнифт положил на стойку две пятидесятитысячные бумажки, — Без сдачи, когда-нибудь их накормишь — в ненастную погоду!

— Ну что, сестрички, — догнал он компанию, — куда едем?

— А откуда ты… — начала было Юлька, и оглянувшись на бармена, все поняла, — Квартира у нас в городе! Трехкомнатная!

— Фью! — свистнул Батон, — Ну, поехали!

По пути набрали столько съестного и «боеприпасов» — по указанию Шнифта, что пришлось нанимать такси. Юлька своим ключом отперла двери квартиры на втором этаже.

— Входите и разувайтесь!

Здесь уже впору всем было свистеть — внутри все светилось идеальной чистотой: накрахмаленные занавески на окнах, цветные коврики-самовязы на полу… В каждой из комнат — двуспальная кровать, застланная чистым покрывалом. Душ, санузел — все честь по чести.

— Честно сказать, я совсем другой представлял вашу квартиру! — откровенно признался девчатам Шнифт, и поглядев на Батона и Болта, добавил: — Впрочем, не я один был такого мнения!

— Небось, думали: грязь, везде по углам презервативы использованные валяются? — насмешливо спросила Инеска.

— Да ну, что ты? — воскликнул Шнифт и порозовел — именно так и подумал.

— А между тем, после смерти матери с отцом здесь еще ни один мужик не был.

— А… мы… как же?

— Сегодня ровно год, как их нет! — проговорила Юлька. — Надо же хоть как-то отметить, в какой-то компании! Вдвоем страшно! — призналась она в конце концов.

— Гы-гы! — рассмеялся напряженно Батон. — Вот это да! Ехали на «трах», а приехали на похороны!

И осекся под тяжелыми взглядами приятелей — они смотрели на него, как на придурка.

— Второй раз за один день тебе доверяют, как никогда в жизни! — поучающе начал Шнифт, — Берегись, Леня — это Провидение! А оно ошибок не прощает! — Батон побледнел — в Бога он верил безоговорочно. Значит — и в Провидение.

— Обидеть двух сирот в такую ночь — тягчайшее преступление! — тоном пророка продолжил Шнифт и деловито добавил: — Да ты сам. Батон, небось по Библии это проходил?

— А я чо, я ничо! Сказано — поминать, значит, давайте поминать!

— Что это у тебя пот на лбу проступил вдруг? — отеческим тоном спросил его Шнифт. — На вот платочек, утрись! Эге, а это что?

Вслед за платочком из кармана вывалился плотный кусочек картона. Шнифт поднял его, пригляделся…

— Ой, ребята, боюсь, придется мне вас покинуть на самом интересном месте!

— Это почему еще? — заинтересовался Болт.

— Здесь у меня телефончик одной очень интересной дамы…

— Ну так позвони ей! — перебила его Юлька. — Телефон — в самой дальней спальне на тумбочке!

— Ой ты моя умница! — от всей души чмокнул он ее в щеку и понесся в спальню. Через минут десять выглянул оттуда смущенный, — Юль, а можно, она с нами приедет посидеть?

Через двадцать минут в дверь позвонили. Болт, находившийся к ней ближе всех, отодвинул щеколду и отшатнулся: через порог шагнула та самая дамочка, чью сумочку он сегодня на толчке так варварски испортил «писанкой»…


Глава 4 Точка пересечения | Дикие гуси | Глава 6 Наплевать!