home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 12

Всем смертям назло. «Заря»

— Так что ты там говорил насчет довеска к майорской форме? — спросил Айс у Камо, которого нашел вновь у сарайчика в углу двора.

— Ой, джан, извини, совсем запамятовал! Да и Сонька мозги закапала. Вот, держи! — он достал из-под верстака три пластмассовых кругляша и передал их Айсу. — Как думаешь, вещи стоящие?

Айс пригляделся к «гранатам» и свистнул в изумлении.

— Ты знаешь, Камо, чем дольше я нахожусь в вашей стране, тем больше поражаюсь обилию засекреченного оружия, которым вас кто-то так усердно снабжает! Это же знаменитое, пока еще не имеющее аналогов в мире устройство «Заря». Похожее внешне на легендарную «лимонку», оно, тем не менее, не дает смертоносных осколков при взрыве, зато буквально ослепляет ярчайшей вспышкой, а грохоту от нее — будто от разрыва гаубичного снаряда. Так что представь себя на месте какой-нибудь группы террористов, которым под ноги шандарахнули эту штуку, и ты в полной мере оценишь ее! В общем — классная вещь!

— Ну и пользуйся на здоровье! — Камо широко развел руки. — А сейчас пошли ужинать — и на боковую…

— Как это — на боковую? — возмутился Айс. — Тебе и твоей семье грозит опасность…

— Так она же только завтра начнет грозить, — флегматично пожал плечами Камо. — На всякий случай, у нас гранатки эти есть, да и ты вон… — восхищенно похлопал он по крутому плечу Айса.

— Быстро же ты акклиматизировался! Тебе бы, Камо, в Министерстве иностранных дел заправлять — справился бы получше Козырева! — польстил Айс хозяину. — Но пойми — опасность лучше предупредить, чем сидеть и ждать ее. Ты ждешь от меня защиты — что ж, я в полной мере постараюсь оправдать твое доверие! А для этого — сдай-ка мне свой сарайчик в аренду минут на пятнадцать…

— А ужинать, что — аппетита нет? — забеспокоился Камо.

— Что ты, что ты! — поспешил успокоить его Айс, боясь, как бы он не передумал, — Ужин — дело святое…

— Айс, я пойду с тобой! — безапелляционно заявила Сонька за столом.

Тот чуть не подавился куском баранины.

— Еще чего! Детям давно уже спать пора! И потом — ты что, подслушивала у замочной скважины? — вернул ей недавнюю шпильку.

— Очень надо! — вздернула точеный носик Сонька. — Ты так орал во дворе, что распугал всех шакалов в округе.

Кого она имела в виду, Айс не успел спросить, ее уже не было за столом.

— Обиделась! — сделал заключение Камо и с гордостью добавил: — Самостоятельная девка — до умопомрачения! Ты вот что, джан, забери деньги сейчас, перед уходом — мало ли что за ночь может случиться!

— Резонно, — подумав, согласился с ним Айс.

Припрятав переданные Камо двадцать «лимонов», он быстро экипировался в сарайчике и вышел за калитку в ночь. Уличные фонари не горели — электричество экономили для больницы, поэтому он, конечно же, не мог увидеть, как в темноту за ним скользнула маленькая, крепко сбитая фигурка…

Войдя в палату Вазгена Анастасовича, Айс сразу же заметил пустующую койку учителя. Тревожно заныло сердце.

— Где он, куда подевался? — спросил у веселого парикмахера-соседа.

— Заходили двое часа два назад — в белых халатах и марлевых намордниках, — словоохотливо объяснил тот, — сделали укол прямо спящему и увезли его в коляске, на медицинское переосвидетельствование, как сказали нам.

— А тебе не показалось странным — медицинский консилиум в десять часов вечера? — тихо спросил его Айс.

— Показалось! — согласился с ним парикмахер. — Поэтому я не счел за труд пойти и переспросить у дежурной медсестры. Она подтвердила эту вечернюю шутку…

Айс метнулся в коридор и, увидев дремлющую медсестру, сразу схватил ее за горло: времени на сюсюкание не оставалось. Та захрипела, ужас отразился в ее глазах при виде его лица.

— Кто был с двумя санитарами? — он чуть ослабил хватку.

— Майор Казарян! — последовал незамедлительный ответ.

Собственно, Айс уже знал это, просто захотелось расставить все точки над «i»… При выходе из ярко освещенного больничного коридора в черноту ночи он потерял ориентир всего лишь на секунду. Этой секунды хватило его врагам: жестокий удар милицейской дубинки в солнечное сплетение согнул его пополам. Второй удар — по голове, чем-то потяжелее — бросил его на землю. В глаза плеснул тусклый свет одинокого фонаря там, возле котельной…

Очнулся Айс на голом бетонном полу, упакованный в веревки. Открыл глаза — та же обстановка, что и несколько дней назад: помещение котельной, «шведская стенка», дерматиновый гимнастический конь в дальнем углу, занавешенные сейчас почему-то байковым казенным одеялом, и грубый стол, за которым сейчас звенели посудой его недавние «крестники» — Хомяк, Сука и… майор Казарян собственной персоной. К ножке стола был прислонен огромный окровавленный топор для разделки свиных и говяжьих туш. Недалеко стоял топор — почти под самым носом…

— Очухался! — радостно заорал Казарян, заметив открытые глаза Айса. — Я же говорил! С вас литра спиртяги! — рявкнул он затем Хомяку и Суке и пояснил Айсу: — Это я с ними поспорил, что ты очнешься меньше чем через пять минут! Ну так что, продолжим беседу? У нас ведь остался невыясненным главный вопрос, не так ли?

— Пошел ты с этим вопросом кобыле в одно место! — посоветовал ему Айс.

— Ах ты сволочь! — посинел майор. — Я-то, может быть, и пойду, и дойду, и даже пощупаю это место, а вот твой драгоценный приятель уже не сделает ни того, ни другого, ни третьего… Потому как нечем! — пьяно хихикнул он и заорал Суке: — А ну, раздвинь занавес, начнем спектакль!

Тот с готовностью подскочил к байковому одеялу и рванул его в сторону.

…Вазген Анастасович висел, привязанный к «шведской стенке». Вернее, висело то, что от него осталось: ни рук, ни ног на обрубленном туловище не было. Конечно, он уже давно истек кровью, которая была повсюду: на «стенке», деревянном «коне», бетонном полу… Айс почувствовал, как волосы начинают шевелиться на его голове, а к горлу подступает тугой вязкий комок тошноты.

— Это не все! — продолжал юродствовать Казарян. — Мы ему и язычок на всякий случай укоротили, чтоб не болтал лишнего. Правда, после того, как он нам адрес выложил, где ты сейчас обретаешься!

— Брешешь, паскуда, ничего он вам не выложил, иначе вы бы мучили его до моего прихода!

— А может, и не выложил! — неожиданно легко согласился с Айсом майор. — Да оно и без надобности! Главное — сработала наша приманка, оставленная здесь, на столе, — остатки еще теплого чифира. На которую ты отлично клюнул и прилетел сюда, как мотылек. А уж встретить тебя большого труда не составляло!

— Не пойму никак, чему ты радуешься, упырь? — с ненавистью процедил, словно плюнул, Айс.

— Ну ты даешь! Во-первых, я избавился от этого безногого козла, который мне перегадил столько планов в отношении тебя! Во-вторых, одним махом избавляюсь и от тебя, хочешь ты этого или нет. А после избавления от чего-то гнетущего, висящего постоянно над головой, знаешь, как приятно и вольно дышится? Ну, и в-третьих, я рад, что вновь отнял у тебя свой пистолет и твои часы! — захохотал Казарян. — Как тебе это?

— Ух тварь! — задергался Айс, пытаясь освободиться. — Знаешь, о чем я сейчас больше всего жалею? Что сэкономил тогда пару зарядов из твоего же оружия — для проверки подлинности твоей кончины! Ничего, впредь умнее буду!

— Уже не будешь! — подошедший Хомяк со злостью всадил носок своего ботинка в ребра Айса. — Не будет у тебя этого «впредь»! Кстати, можешь зря не расходовать силы: я в рыбфлоте на выселении отмантулил пятнадцать лет, и мои узелки так просто не развязываются. Да и развяжешься — не велика беда — на улице с автоматами дежурят два сотрудника контрразведки. Так что теперь тебе, цыпленочек, прямая дорога — на разделку! И не спасет тебя сейчас ни ваш Бог, ни даже наш Аллах!

Он взял со стола тряпку, отер ею окровавленную ручку огромной секиры и двинулся с ней по направлению к Айсу.

— А ты, ишак, разве не слышал русскую поговорку: «На Бога надейся, а сам не плошай»? — вдруг донеслось от окна котельной.

«Мать моя, Сонька! Как же она ухитрилась проскочить мимо тех двоих во дворе? Не иначе — обошла с тыла и — в окно!»

Боковым зрением Айс увидел разворачивающегося с топором, по направлению к двери Хомяка и руку майора, проворно нырнувшую в карман…

— Беги, Соня, слышишь, беги!

Та, как видно, и не пыталась услышать.

— Жрите, сволочи!

Она вынула что-то из-под рубашки и катнула вглубь комнаты. Это «что-то», мягко постукивая, прокатилось мимо Айса, и он, разглядев черно-белую оболочку пластикового кругляша, резко катнулся в сторону от стола и уткнулся лицом в бетон, широко разинув рот и крепко зажмурившись.

Ахнуло так, будто котельная превратилась в хвост космической ракеты на старте. Сразу же после взрыва Айс почувствовал, как расползлись опутывающие его веревки. Открыл глаза — над ним стояла Сонька с выбросным ножом в руке.

— За мной!

Вскочив, он выкрутил пистолет из руки майора и рванул Соньку за выступ стены, откуда она выскочила перед этим. Вовремя — входная дверь распахнулась от резкого удара ноги, в проем влетел один из тех — со двора — и покатился по бетону, рассеивая вокруг себя смерть автоматными очередями. Одна из них перепала Хомяку, в шоковом состоянии, вслепую размахивающего мясницким топором, и он, хрюкнув, выронил его и мешком завалился под стол. Казарян, ослепленный и оглушенный, сразу же после взрыва рухнул там, где стоял: это спасло его, — а Сука, обхватив руками голову, ломанулся напрямую к выходу, мечтая поскорее вырваться из этого ада. И — нарвавшись на горсть свинца, пришедшуюся ему прямиком в живот, покатился на пол, матерясь и подвывая. Контрразведчик с автоматом вскочил с пола, дико озираясь, и тут же упал с двумя пулями в голове: он был сейчас опаснее всех, а Айс не любил рисковать понапрасну. И тут же, резко развернувшись, Айс выпустил остаток обоймы по мелькнувшей за окном тени, затем выхватил из-за пояса нож Лося и мягко скользнул за дверь. Там уже было все кончено: второй контрразведчик лежал под окном, захлебываясь собственной кровью из пробитого пулями горла. Айс вернулся назад, в комнату, и… принялся оттаскивать Соньку от Казаряна — она с ножом подбиралась к его горлу, бормоча:

— Ты убил моего дядю!..

— Бежим, Соня! Через три минуты здесь будет вся эчмиадзинская контрразведка: не может быть, чтобы эти не сообщили остальным, куда и за кем идут! — он выдернул ее, отчаянно брыкавшуюся, на улицу…

Лишь отмахав пару кварталов хорошим галопом, они остановились передохнуть. И здесь, неожиданно даже для себя, Айс чмокнул Соньку в щеку.

— Спасибо, умница!

— Пользуешься положением или в морду захотел? — сразу же ощетинилась та. — Смотри, какой шустрый кобелино!

— Да в порыве благодарности я! — смутился Айс.

— Знаю я ваши кустотерапийные порывы! Сперва облизываться лезете, а чуть почувствовал слабину — сразу же — в близрастущую поросль!

— Да где ты в свои пятнадцать успела нахвататься этой жизненной премудрости? — теперь возмутился Айс — Молоко еще на губах не обсохло, а туда же — судит о жизни, как… как… старая дева! — нашелся наконец он.

— А ты… — задохнулась даже Сонька, но им помешали доругаться.

— Ой, какая встреча! — из темного подъезда дома, мимо которого они проходили, выдвинулась группа парней, и впереди всех — Эдик Казарян. С таким кодлом за спиной, как сейчас, он не боялся ночью даже ментов, что уж тут говорить о каком-то Сонькином хахале-одиночке!

— Гуляй дальше, красивый! — великодушно разрешил он Айсу, подходя ближе. — Я сегодня добрый. Но эта шалава мне нужна, ой как нужна!

— А кто это? — повернулся Айс к Соньке, заметив мимоходом ее руку, нырнувшую под рубашку уже вторично за эту ночь.

— Первая гнида Эчмиадзина и его окрестностей — Эдуард Казарян! — Сонька даже в позу встала, правда не вынимая пока руки из-под рубахи.

— Извини, дорогой, разреши пройти? — Айс сделал заискивающее лицо, внутренне давясь от смеха: ему уже было ясно, что у Соньки под рубашкой.

Ослепленный величием своего имени, Эдик забыл даже среагировать вовремя на «гниду», пропуская Айса, а когда вспомнил о Соньке, та уже вбегала в подъезд дома, из которого они только что вывалили. Все дружно, словно стая дворняг за кошкой, бросились за ней. Айс с удовольствием подождал еще полминуты, наблюдая их позорное бегство после взрыва «Зари», а еще через полминуты Сонька была рядом с ним, донельзя довольная.

— Как я их, а?!

— Тебе кто позволил лазить по моим боезапасам? — в ответ шутливо возмутился Айс. — Ты же меня без средств защиты оставила!

— Ну я же только две штучки! И потом, видишь, как они пригодились! — принялась оправдываться Сонька.

— Да пошутил я! — рассмеялся Айс, — А здорово ты шуганула этих… Мир?! — внезапно протянул он навстречу Соньке отставленный мизинец.

— Мир! — легко согласилась та, зацепляя его своим и одарив Айса загадочной улыбкой. И еще — ее глаза при этом выплеснули столько лунного серебра, что он, побоявшись утонуть в нем, невольно отвел свой взгляд.

— Смотри! — он показал ей «Ориент» на запястье. — Часики-то я свои с Казаряна все-таки успел снять! Второй раз, между прочим…

Зайдя во двор, Айс первым делом поднял Камо.

— Послушай, джан, у тебя есть родственники в таком месте, где бы тебя искали долго, но так бы и не нашли?

— Имеются! — тот сразу же все понял. — За Гукасяном в горах есть местечко — троюродный брат постоянно овец там пасет. И мне, и Айрик давно уже горным воздухом подышать хочется.

— Тогда поскорее собирайте Соню, и чтобы к утру вас здесь уже не было, — поторопил его Айс, выводя за калитку «Урал», и чуть не заорал на улице от неожиданности: Сонька уже стояла там, одетая в джинсовый костюм и с рюкзаком через плечо.

— Я же тебе говорил, что она у нас самостоятельная! — похвалился Камо.

— Возьми вот на первое время! — Айс сунул в его руку пачечку баксов. — А мы и «деревянными» перебьемся.

— Ну, давай, прыгай в седло, самостоятельная! — и он нажал кнопку стартера.

— Езжайте через Тюмри, Амасию и Гукасян в Грузию, а там до Адлера рукой подать! — напутствовал Камо. — Может быть, в Гукасяне встретимся: я вас на местной автозаправке каждую среду буду поджидать с восьми до девяти утра. А если по дороге очень уж туго придется — загляни в коляску! — закричал он уже вслед тронувшемуся мотоциклу. Так что его последние слова услышала лишь Сонька, сидевшая за спиной Айса…


Глава 11 Оживший покойник. Явление Соньки | Дикие гуси | Глава 13 Посмертное признание