Book: Сцены из лагерной жизни



Сцены из лагерной жизни

СТОВБЧАТЫЙ Павел Андреевич

Записки беглого вора — 4

Сцены из лагерной жизни

Рассказы

«Привет», или Почему у зеков «отмороженные» глаза

Окно выдачи диетического питания в лагерной столовой. За маленькой перегородкой стоит очередь с мисками, человек восемь-девять. Больные и те, кому дано, — у кого есть деньги. Вообще, больных на списке человек пятьдесят, тех, кому дано, — сто двадцать.

Кирилл, вечно голодный, но неунывающий работяга, уже несколько дней присматривается к этой «тусовке» и трется возле окошка. Денег у него нет, а кушать очень хочется. В один прекрасный день он прикидывается глупой овечкой, дожидается своей очереди и, бросив небрежно-обыденное «Привет» вездесущему повару-раздатчику, преспокойно сует миски в «амбразуру». Первый раз! Страха нет, но есть некое сомнение в глубине души. Оно-то и может передаться раздатчику. Диета по лагерным меркам стоит довольно дорого. Повар на несколько секунд застывает, видимо что-то вспоминая и перебирая в уме, смотрит в Кирилловы бесцветно-проникновенные глаза и… накладывает! В последующие дни все идет как по маслу, сказывается наработанный опыт. Кирилловы глаза в течение месяца становятся как бы другими… И это замечают все. Он на седьмом небе от счастья, смеется до боли в животе…

— Чё вы боитесь? — внушает он мужикам в секции. — Я сам раньше боялся и стеснялся… А чего, спрашивается? Они же обкрадывают нас, козлы! Драться не кинутся. Подошел, сказал «Привет» и — суй миски. В морду не плюнут, они всех не помнят, а тайный список прячут от ментов подальше. Главное, понаглей, с уверенностью! — Кирилл хохочет и хлопает себя по животу.

Через полтора месяца бедняга «погорел» на продавщице из зоновского ларька. Сказав ей «Привет», он от имени начальника попросил тридцать пачек сигарет «Астра», не зная о том, что час назад хозяин уже посылал человека за куревом.

Мы встретились ровно через пятнадцать суток, когда он вышел из ШИЗО. Изрядно похудавший, он стоял возле санчасти и что-то обдумывал.

— Привет, Кирюха! — поприветствовал я его и спросил, как положение.

— Класс! — ответил он, выставив вперёд большой палец. Кивнув на кабинеты санчасти, многозначительно добавил: — Пора знакомиться…

«Знымайтэ потыхэсэньку!»

Фельдшер Галя Новак крутит втихаря любовь с нарядчиком-зеком. Гале — сорок три, ему — двадцать восемь. Муж Гали ни о чем не догадывается, работа дежурного помощника начальника колонии выматывает до предела. Коллеги Галочки кое-что подмечают, но дружно молчат из солидарности с дамой, дожидаясь неминуемой развязки.

Раза два в неделю Галя приходит на работу чуть раньше положенного времени, и через несколько минут в санчасть «случайно» заявляется нарядчик…

Тридцати минут до прихода остальных им вполне хватает. У нарядчика, как и положено, все схвачено, на атасе стоит его очень доверенный и проверенный человек, следит за движением в оба глаза и даже больше того. Окон в кабинете нет, дверь запирается изнутри…

Но нет ничего тайного, что бы не стало явным. Информация в конце концов доходит и до оперов…

Поймать «преступников» надо с поличным, на месте, так сказать, преступления, иначе и тот, и другая откажутся наотрез от запрещенной связи. Оперативники под каким-то предлогом вызывают на ковер того самого атасника и под угрозой нового срока за якобы участие в передаче наркотиков понуждают его к «сдаче» товарища в самый горячий и волнующий момент… Все детали оговорены до тонкостей, со всех сторон.

В один из дней Галя приходит в зону раньше обычного и едва успевает глянуть на себя в зеркало, как появляется «жених». Атасник исправно стоит под дверями и терпеливо дожидается легкого постанывания… Сигнал — и три здоровенных прапорщика вместе с оперативниками с маху выламывают дверь кабинета.

Галочка в неглиже сидит на коленях у возлюбленного спиной к дверям.

И ворвавшиеся, и застигнутые замирают на некоторое время, не зная, что делать. Наконец до Гали доходит весь ужас случившегося, и она, пряча лицо в грудь нарядчика, восклицает: «Знымайтэ потыхэсэньку! Знымайтэ потыхэсэньку!» Потом, спохватившись, прикрывается рубашкой и гонит прочь подлых оперативников. В руках она держит трусы, свирепо размахивает ими, но не замечает этого.

Через сорок минут весь лагерь и посёлок вовсю смакуют детали происшедшего. Инструкции прежде всего!

«Привет Фариду»

Фарид перевидел в своей жизни многое. Спецы и одиночки, мор и кормежку с лопаты, никотиновый пресс и жажду, холод и смирительные рубашки. Его не сломал даже знаменитый жуткий препарат «Мадам де По», делающий из здорового человека паралитика. Врачи-оперативники из психиатрических отделений нескольких больниц буквально преклонялись перед стойкостью этого сорокапятилетнего татарина, бродяги по жизни в лагерном понимании.

Но что значит все это в сравнении с наглостью, тупостью и цинизмом капитана Петренко, знаменитого на весь Кизел-лаг хохла-хапуги, «воспитателя» и начальника отряда!

Выходной день. Фариду остается ровно двадцать шесть дней до долгожданной свободы. Он уже отпустил небольшой волос и весь преобразился, как преображается всякий зек, разменявший последний месяц на зоне.

Барак, секция, предпоследний проход, где обычно обитают блатные и авторитеты. На тумбочке гора газет и журналов, дым коромыслом.

В три часа дня в секцию неожиданно влетают два прапорщика и капитан Петренко. Очередной обход в поисках добычи. Зеки быстро гасят и спуливают окурки кто куда. Прапорщики скорым шагом устремляются к последним, «козырным», шконкам, успевая пробежаться рыщущими глазенками по лицам и позам сидящих и снующих. Жажда добычи и хоть какого-то улова делает их похожими на мерзких шакалов.

Капитан Петренко идёт прямо в проход Фарида, тот встаёт с койки и садится, стараясь не встретиться взглядом с хищником.

— А, Фарид!.. — издевательски-радостным тоном восклицает Петренко, как будто только заметил татарина. — Газетки почитуешь, книжечки. — Он мешает русские и украинские слова, в общем, говорит как неотёсанная дубина. — Скикы осталось, га? Шось не дужэ весел…

— Двадцать дней, — нехотя отвечает Фарид и тяжело вздыхает.

— Бачу, волос видпустив вже… Острыжэм, ничого!

Фарид молчит и, сцепив крепко зубы, ждёт худшего.

Петренко тем временем лезет в верхний ящик тумбочки, достает оттуда мыло, щетку, письма, папиросы, домино, ручку.

— О, четки! — вертит он в руках красивые чётки, которые только вчера принесли из рабочей зоны, на освобождение Фариду. Спокойно кладет их в карман. — Не положено. На воли будэш носыты. — Петренко задевает что-то на тумбочке, и мыло падает на пол.

Фарид молчит.

Петренко открывает дверцу и вытряхивает содержимое тумбочки прямо в проход. Книги, свернутые носки, брюки, рубашка, банка из-под кофе, две пуговицы, спички, баночка с солью, крем… Далее идут какие-то свертки, пакеты и бог знает что ещё. Шмон будет долгий и капитальный.

— Скажи, что ты хочешь найти, и я тебе отвечу, — говорит Фарид. Его уже начинает малость потряхивать.

— Знамо шо, Фарид, знамо, — ухмыляется Петренко.

Последним из тумбочки извлекается целлофановый мешок с пряниками. Петренко демонстративно переворачивает его, и пряники сьшлются под ноги Фарида. Тумбочки пуста.

Лицо Фарида медленно наливается кровью, он теряет всякое благоразумие и терпение.

— Ты что же это, пидор, делаешь?! — чётко произносит он, готовый вцепиться гаду в глотку.

Петренко в это время высыпает спички из коробков, но судьба Фарида уже предрешена, это видят все.

— Шо-о ты сказав?! — Вещи мигом оставлены, Петренко впился глазами в Фарида. — Шо ты сказав?! — повторяет он ещё раз и встает с корточек.

— Я сказал, что ты пидор и мразь, хуесос поганый, животное!

Глаза в глаза. Гнев, ненависть, бессилие и безысходная тоска. Здесь ты до последней секунды раб и не вздумай претендовать на большее!

— Пишлы зи мною, — говорит Петренко и быстро, на всякий случай, выходит из прохода. Он подзывает прапорщиков, и они вместе ждут, пока Фарид оденется.

— Игорь, — обращается Фарид к соседу, — скажи Седому, чтоб не забыл насчет Вити… Он в курсе дел. Пояснишь, за что меня уволокли.

Все выходят. Зеки плюются вслед легавым.

* * *

Через двадцать минут остриженного наголо Фарида повели в изолятор. Пятнадцать суток за оскорбление офицера.

Выйдя из ШИЗО, Фарид рассказал мне, что ублюдок Петренко ещё трижды проделывал то же самое без него и, обращаясь к зекам во время своих фокусов, всегда говорил одно и то же: «Привет Фариду».

Недавно к капитану Петренко прикрепили двоих молоденьких курсантов, прибывших в зону. Говорят, они успешно перенимают его опыт…

Отремонтировали

Весна. Ремонт барака собственными силами. На улице почти тепло, на душе очень скверно. Игорь Жук и Стёпа Бандера возятся в одной из секций. Один — бывший шнырь, другой — бывший повар. Стёпа здоровый и старше, Игорь меньше и спокойней, весь в себе, сроку — девять лет.

Из-за какого-то пустяка возникает перебранка и ругань. Стёпа рычит на Игоря и лает его всяко-разно, тот огрызается в ответ, кипит и напоминает Стёпе, что он всего лишь повар… Атмосфера накаляется — шнырь, по мнению Стёпы, не блатнее повара, и он его в гробу видал.

Наконец Стёпа пинает Игоря ногой в грудь и сам чуть ли не падает с табуретки, на которой стоит. Тот отлетает в сторону и, зацепившись за доски, падает на пол. Торчащий гвоздь впивается Игорю в ногу, и он дико взвывает от боли. Вскочив, тут же бежит в угол секции, где стоит ведро с инструментом.

Топор уже в руках. Стёпа спрыгивает с табуретки, ищет глазами лом или что-то тяжёлое. Ещё секунда — и он выскакивает в коридор, затем на улицу. Мат, погоня… Игорь гонится за безоружным Стёпой. Стёпа с криком несётся в сторону вахты. Идущие навстречу зеки сторонятся и замедляют ход. Стёпа в ловушке; впереди высокие металлические ворота, по бокам локальные перегородки. Вся надежда на сидящего на кнопке активиста-сэвэпэшника, который открывает маленькую калитку. Тот все видит из будки, но не спешит нажимать на спасительную кнопку, понимая, что в подобных случаях, как правило, «валят» и сэвэпэшника, до кучи. Расстояние между бегущими неуклонно сокращается. Пять, четыре, три метра… Топор летит и попадает Степе прямо в голову, он падает у самого КП. Толпа быстро окружает лежащего в луже крови…

* * *

Врач Галина Павловна, жена хозяина зоны, вместе с ДПНК в это самое время возвращаются из ШИЗО. Дежурный расталкивает зеков, пропуская вперед врача. Посмотрев несколько секунд на Степу, она поворачивается к майору и кривит губы… Потом сбрасывает с ноги туфлю и пальцами сквозь тонкий капрон пытается нащупать пульс на откинутой руке Степы.

— Не прощупывается. Рана слишком глубокая… — констатирует докторша и, ни на кого не глядя, идет к вахте. За ней плетется дежурный.

Зеки дружно чертыхаются им вслед и судачат о происшедшем. Всех интересует, сколько лет накинут Игорю. Солнце почти в зените.

«Ату его!»

Январь восемьдесят четвертого года. Уральский лагерь. Развод на работу. Лютый мороз с ветром, все спешат выйти на объект и добежать до будки. Впереди почему-то возникает заминка, бригады стоят, мат и проклятия нарядчику и всему свету. Некоторые зеки вытягивают головы и выходят из строя. В чём дело?

Выгоняют самого ярого отказчика от работы, Жору Утюга. Двести пятьдесят суток изолятора за спиной, «опущен» и списан в «петушиную» бригаду, неоднократно бит до синевы. Ничего не помогает. Жора в глухом отказе, дело принципа. Помощник замполита, занимающийся отказниками, не верит в такую невиданную стойкость уже «петуха» и приказывает беспредельщикам из «петухов» же привести последнего силком.

— Приволочите и вытолкайте на биржу, а там посмотрим, — говорит он бугру.

Наутро бугор и ещё пара вышибал берут отказчика под конвой и волокут на развод вместе со всеми. После выкрика его фамилии он делает несколько шагов в сторону ворот и быстро ныряет в узкое пространство между здоровенным, выше человеческого роста, железным ящиком для инструмента и забором штрафного изолятора. Два прапорщика и сэвэпэшник тут же бросаются туда. Поздно…

Угрозы и крики, жуть и мат. Один из прапорщиков в гневе пинает ногой отказчика со всей силы. Нога его достает последнего, но тот забивается ещё дальше и начинает истошно, дико орать. На крыльцо штаба выскакивает все лагерное начальство во главе с полковником Сухотериным.

— Собаку сюда, быстро! — командует Сухотерин.

Через несколько минут солдат с собакой уже стоит у крыльца. Собака рвётся с поводка и громко лает. Бригады, воспользовавшись хипишем, сбились в кучу, но все молчат, все на расстоянии и наблюдают.

Солдат почему-то уперся и не хочет спускать собаку на человека. Он подчиняется своему, а не лагерному начальству.

— Забери у него собаку! — приказывает полковник прапорщику. — Стоит, понимаешь, сопли распустил тут! Иди (слово «иди» вырывается рыком) на хуй (слово «хуй» как раскат грома, поражающий волю) отсюда, щенок!!!

Прапорщик берет поводок из рук растерявшегося или жалостливого солдата и пускает собаку к ящику. Поводок пока еще совсем не отпущен.

Нечеловеческий вопль рвет морозный воздух, все морщатся и отворачиваются.

— Давай! — кричит Сухотерин. — Давай!

Прапорщик не спускает собаку, но кричит в узкое пространство:

— Вылазь, гад! Вылазь по-хорошему, загрызет! Себе хуже сделаешь, учти… Вылазь, говорю!

Собака бешено лает и рвется из рук.

— Ма-а-а-ма-а-а!!!

Второй вопль «бьет» сильнее первого, и по запуганым рядам бригад проносится недовольный гул.

Сухотерин тут же подскакивает к первой стоящей четверке и наотмашь бьет кого-то в лицо, тот не падает, но летит на задних.

— Руки по швам, ну!!!

Ряды быстро шевелятся, и через мгновение все четверки ровнехонько стоят на плацу.

— Продолжайте развод, — командует полковник Сухотерин.

Собаку оттаскивают, и зеки проходят к воротам.

* * *

В стационаре Жору Утюга никто не видел, в больницу же таких не возят…



Его звали Витя

Его звали Витя. Вчера ему исполнилось ровно двадцать лет, а сегодня я пишу этот рассказ, и слезы медленно текут по моим щекам, сильно режет в глазах.

Мне нельзя плакать, ибо в будку, где я пока один, нет-нет кто-то заходит… Я должен уложиться в час, в один час, и, видит Бог, я уложусь в него, даже если время потечет в два раза быстрее. Я сделаю это, ибо уже задыхаюсь, а сердце отказывается работать, как прежде, оно слишком много повидало и знает, оно видит твоими глазами, Господи, и я шепчу, шепчу про себя: «Не приводи сюда никого хотя бы час, Боже, не приводи!»

Дай мне сказать то, что всегда говорил Ты, дай мне рассказать о Вите, которого уже нет!

* * *

Он выпил, немного выпил… Три месяца подряд он отрывал из своих ларьковых восьми рублей по пятёрке и, отдавая чеки за чистые деньги, терпеливо копил на одну-единственную бутылку водки. Ему хотелось выпить в свой день рождения и хоть на время забыться, «уйти» из лагеря.

Друзей и приятелей у Вити не было, да и какие друзья могут быть у несмышлёного, голодного, нищего пацанёнка на строгом режиме? Одни неувязки и хлопоты с ним! Богатой мамы у Витюши тоже не оказалось, он рос в детдоме и где придётся. На той работе, где он работал, платили всего четырнадцать-пятнадцать рублей на карточку. Кому он был нужен такой! Так и жил Витя почти год в зоне, совсем незаметно и тихо, как маленькая, никому особо не мешающая мышка. Работа, столовая, койка, книжка и грустные, тяжёлые мысли о сроке. Мне нравился этот мальчонка, нравился своей застенчивостью и нелагерной скромностью, чего не всегда приметишь у молодых.

Глядя на него, я вспоминал себя былого, свои чувства и мысли почти два десятка лет назад, в зоне строгого режима.

Чего хотелось мне тогда? Пять дней в неделю я думал о легком способе самоубийства, два утешался мыслями о Тане… Да, Богу угодно было послать мне восемнадцать лет нечеловеческих мук, но тогда я об этом еще не знал. Ах, Витя, Витя! Если бы ты знал, на чью смерть копил ты эти проклятые деньги, если бы ты знал!

Купив через вольняшек бутылку водки, он выпил ее вместе с одним парнишкой, который, видимо, просто располагал его к себе. Пайка хлеба, луковица и треть пачки маргарина на закуску — вот и весь день рождения. Больше года он не пробовал водки, я знаю это совершенно точно потому, что несколько раз вечерами беседовал с ним и кое-что ненавязчиво выпытал. Я имел намерения со временем приблизить его к себе, поддержать морально и материально, что и так, по сути, делал уже, но и не борщил особо, давая понять, почувствовать ему, что тюрьма не мёд и легко в ней ничего не даётся. Нет, я не имел ни единой корыстной мысли, Бог мне судья! Я видел в нём себя, и этим всё сказано.

Да, я мог купить ему не одну, а три бутылки водки, я мог «увязать» с бригадиром, и его отпустили бы с работы на целый день, но я даже не знал, что вчера ему исполнилось двадцать лет! Я этого не знал.

Молчун, он неохотно рассказывал о себе, держал все внутри, горел и страдал один. Только глаза говорили мне об этом страшном невидимом огне, силу которого познал и я.

Витя быстро опьянел и, подойдя к бригадиру, попросил того поставить его на другое рабочее место, всего на два часа, пока не выветрится дурман.

Бугор без особого удовольствия выслушал Витину просьбу и счёл себя обиженным и обделенным каким-то сопляком. Его, Васю Клыча, обошли! Авторитеты и солидные приглашали, а этот…

Я ни в чем не виню Клыча, нет. Я не виню его потому, что хорошо, слишком хорошо знаю, что сделало его таким. Знаю, что значат двадцать девять лет лагерей — советских, людоедских, лагерей смерти. Я не виню его еще и потому, что вся планета веками и тысячелетиями кого-то обвиняла и клеймила, казнила и загоняла в тюрьмы и подвалы, а их все не убывало и не убывало. На смену одним приходили другие, и все начиналось сначала.

И только один Христос… Один Христос возлюбил убийц своих и простил их до казни, еще до нее! Что хотел сказать Он людям, что? Не то ли, что любить и прощать надо тех, кого по жизни земной невыносимо и немыслимо любить, кого и Он, быть может, не сумел бы переделать в течение одной человеческой жизни. Может быть, Он хотел сказать всем, что святые, чистые и тихие и так дойдут до Царствия Небесного, что только любовью и прощением возможно явить мир и дать начало Света убийцам, насильникам и лжецам?!

Сложно ли любить красивое, сложно ли любить чистое? А возлюби, человек, грязное, возлюби, брат, (страшное и чудовищное по сути. Возлюби, коль ты человек! Поэтому я не виню Клыча…

Он сдал Витюшу ментам через тридцать минут после их разговора. О это жуткое число тридцать! Сколько людей ты вогнало в ад, сколько человеческих душ ты вместило в себя за последний век, только за последний век?!

Витю тотчас сняли с лесобиржи и повели в штаб колония. Он шел своим ходом и даже не шатался. Сначала его закрыли в «темную», под лестницу, а потом, позже, когда появился начальник его отряда, Витю вывели в комнату контролеров и впятером, вместе с ДПНК начали избивать дубинками и ногами. Он не кричал и не вырывался, и это ещё больше распалило прапорщиков и офицеров, жаждущих преподать сопляку хороший урок.

Один из них, лейтенант Затулин, ударил его по голове доской для счёта при проверках. Удар оказался очень сильным, весь пол моментально залило кровью. Витя потерял сознание, алая кровь заливала куртку и шею. Один из прапорщиков пнул его ногой, сказав, чтобы он брал тряпку и вытирал свою блевотину — так он называл кровь. Убедившись, что парнишка уже ничего не может делать, они снова затащили его в «тёмную».

Через двадцать минут кто-то подошёл к двери «тёмной» и спросил Витины инициалы… Витя молчал. Тот повторил вопрос. Снова тишина в ответ. Угрозы и стук в дверь не дали результата. Войдя в «тёмную», дежурный капитан понял, что пацан умирает или уже умер.

Машины не было, его погрузили прямо на тепловоз, стоящий в это время на бирже, и отправили в больницу. Двадцать пять километров дороги стали последними километрами Витиной жизни. Он скончался, не приходя в сознание. Виктор Петин, 1970 года рождения, статья 89 УК РСФСР, срок — 4 года. Экспертиза установила, что он был пьян, а нападение и сопротивление пьяных пресекается по инструкции жестко. Я не виню этих убийц, нет. Я не виню их потому, что…

Успел… Уложился в пятьдесят восемь минут. Благодарю Тебя, Господи!

23.10.90-й год

«Леонид Ильич, пришлите бандероль!»

Зима, январь 75-го года, Микуньский лагерь строгого режима… Мне пошел двадцать первый год, всё ещё впереди.

В бараке человек сорок — пятьдесят, режима пока никакого, полная расслабуха. В августе сюда, в ИТК-10, завезли человек шестьсот заключенных со всех концов Союза. Раньше в зоне сидели в основном первоходочники с большими сроками, усиленный режим. Их всех вывезли.

У дальней стены барака бренчит гитара, несколько человек, спарив шконки, играют в карты, кто-то чифирит, кто-то болтает, кто-то спит, накрывшись бушлатом. На улице за сорок градусов мороза. Мишка Дубик (все фамилии подлинные), коренастый маленький крепыш из города Стрий Львовской области, о чем-то яростно спорит с Лёхой Мамочкой, луцкий молодой карманник Витя Морущак «подливает керосину» в спор и втихаря посмеивается над земляками. Я самый молодой среди хохлов. Невыразимо скучно, тоска, в карты я пока еще не играю, боюсь, заняться нечем, слушать чьи-то приколы не хочется. Что бы придумать, что? Хорошей литературы нет, а забивать голову всякой ерундой не привык. Письма родным и друзьям давно написаны и посланы, жалобы по делу тоже, рисовать я не умею… Что же придумать?

А если… Идея!

Мне уже не сидится на месте, я предвкушаю настоящий прикол, прикол на все сто!

Тетрадка, ручка, ноги под себя, бушлат на плечи. Вперед!


«Здравствуйте, дорогой Леонид Ильич! Пишу вам из маленького городка Микуня, что в Коми АССР. Недавно меня этапировали со Львова сюда, и вот сейчас я здесь. Письма, Леонид Ильич, отсюда идут очень долго, так что не знаю, когда вы получите это письмо и получите ли вообще. Я слышал, что ваши секретари и органы перехватывают почти все письма, в том числе и от родственников, и вот я думаю и гадаю…

Но буду надеяться на лучшее. Извините меня, пожалуйста, у вас и так много дел, а тут еще я со своим письмом. Опишу вам все коротко, не обессудьте, если что не так.

Освободившись из ВТК в семьдесят втором году, Леонид Ильич, я не долго пробыл на воле. Через несколько месяцев меня снова арестовали и осудили на десять лет лагерей строгого режима. Восемнадцать лет мне исполнилось прямо под следствием.

Думаете, убил кого, Леонид Ильич? Не-ет. Магазин какой всковырнул? Не угадали. Порезал? Не-а. Не поверите ни за что!

Иду я рано утром по улице и встречаю, значит, одного знакомого, лет на пять старше меня. Поговорили мы с ним по душам да и пошли трахнуть по стакану белого винца в будку к Яше и Саше, что на Заставе. Выпили мы с ним преспокойно, и он спросил меня про парня одного, соседа нашего Сашку Бедика, вместе в школе учились. Не видел, мол, его? Я говорю: нет. Пойдем, говорит, к нему, нужен очень. Ну и пошли к Сашке.

Приходим, а там его отец вдребадан пьяный, давай ругаться, слюной брызгать, грозить нам чёрт те за что. Ничего толком не говорит, дома Сашка, нет. Ну знакомый мой возьми да и толкни его, тот с кулаками, естественно… И пошло-поехало… В общем, дал он ему пару раз, а тут дочка с женихом своим заявилась как раз, соседи ведь, всех с детства знают. Ушли мы оттуда, так и не повидав Сашку. Знакомого забрали ночью, а я ещё недельку скрывался, значит…

В милиции пришили нам сговор, грабеж с разбоем. Стало быть, статья 142 часть 2 Уголовного кодекса Украины. Один синяк всего, в больнице даже не был батя Сашкин-то, а вот сказал, что тридцатку, дескать, из кармана уперли. Забрали, и всё.

Ему, то бишь знакомому моему, семь, Леонид Ильич, а мне аж десять припаяли. А про то, что к Сашке шли, про то, что с детства знакомы и даже соседи, судьи даже и не заикнулись. Мол, грабят и знакомых, так вот! А я еще, дурак, возьми да прокуроршу на суде оскорби. Вот они и впаяли мне десять да пять высылки в придачу, знай наших, мол, не высовывайся!

Высылку, правда, сняли чуть позже, не имели права несовершеннолетним-то, в определении написано было, а срок оставили.

Спровоцировала она меня, прокурорша эта херова, Леонид Ильич, спровоцировала!

„Ты что же, такой молодой парень, в десять утра винище хлещешь, как квас? — говорит. — Или занятий больше не было?“ А я ей отвечаю спокойно: „Не винище, гражданка прокурор, а стакан один, белое кооперативное от Яши и Саши… И что же тут за криминал такой? Ну выпил себе на здоровье, так что ж? Будто вы не пьете! Конечно, не по рупь семь, извиняюсь, но ведь пьешь, факт! Коньячок, настойки разные, то, другое…“

Она прямо взвинтилась, честное слово: „Не тычь! Замолчи! Бандит, пьяница!“ Тут меня и прорвало: „Сама не тычь! Воровка, взяточница, людоедка, самосудчица! Серьги-то в ушах не на зарплату, трусы не с фабрики „Прогресс“ носишь!“ В этом духе, одним словом. Вот вам крест, Леонид Ильич, воровка и взяточница чистой воды, по глазам через стенку видно Г Гадюка, одним словом.

Писал я потом, писал во все инстанции два года, да все без толку. Ответ приходил всегда один, и, главное, из областного суда, черт бы его побрал! „Осужден правильно. Вина подтверждается показаниями свидетелей“.

Терпел я все это, терпел да и написал им о свиньях, то есть будто не я, а Митька Макуха перегнал ночью стадо свинтусов из соседнего района в наш. Так и написал. И что вы думаете, пришёл-таки ответ, пришёл. „Осужден правильно. Вина подтверждается показаниями свиней…“

Не хотел вас тревожить, Леонид Ильич, честное слово, не хотел по-родственному, да, видно, правды не добиться, нет. Пишу вам. Помогите ради Христа, что же мне в самом деле десятку за здорово живешь тянуть?! Мать стара совсем стала, некому и бандерольку прислать.

Леонид Ильич, дорогой, если вас не затруднит моя просьба, пошлите, пожалуйста, хоть вы, а? Только ровно один килограмм, ровно. Вернут ведь гады, не посмотрят, что от вас. Лишний вес! Цензор тут стр-о-огий.

Шлите вот что: пару теплых и пару простых носков, конвертов штук десять, стержней для ручки, рубашку теплую бельевую, сигарет каких и, если позволит вес, пряников обычных.

На этом, пожалуй, и закончу. С уваженьицем и здоровья вам от души. Павел. Мой полный адрес такой…»


Одним махом я написал письмо, перечитал его про себя и, оставшись вполне доволен, быстро надписал гербовый конверт крупным четким почерком: «Москва, Кремль. Генеральному секретарю ЦК КПСС Л. И. Брежневу».

Помахав конвертом, окликнул Мишку Дубика:

— Мишаня, я тут вот набросал письмо Леониду Ильичу о жизни нашей… Как думаешь, дойдёт или нет? Бандерольку заодно попросил, курева, пряников, с понтом родственник дальний…

— Не гони, Пашок, не гони! — Мишка недоверчиво посмотрел в мою сторону, но, заметив конверт, всё же полюбопытствовал: — В натуре, что ли, написал или смеёшься?

Я утвердительно кивнул.

— Врёшь! — не поверил он.

— Свободы не иметь, Миша! Чё мне врать-то, вот оно…

Я тут же достал письмо из конверта и с выражением, по-одесски, прочел его вслух от начала до конца.

— Ну как?

Все дружно поржали надо мной и над текстом, особенно прикололись на предмет бандерольки, но, понятное дело, никто не поверил, что я всерьез собрался отправить эту циничную крамолу по адресу.

— Даже если бы ты надумал отправить его через вольняшек, Пашок, понту мало… Все письма перехватывают как здесь, так и в области. Сперва наши опера, потом комитетчики и прочие козлы. Сам знаешь. Один шанс из тысячи! — говорили мне земляки, но я их не слушал.

— Смотри, только БУР себе схлопочешь, и больше ничего, — предупреждали те, что постарше.

— Какой там БУР, Вася!.. Да два года сроку накинут и отправят в крытую, а нет, так в психушку запрут и заколют до делов. Я таких видел не раз…

— Да он не отправит, дурачится себе по тихой, ерша гонит. — Миша Дубик, как всегда, улыбался во весь рот и успокаивал говорящих. Он знал меня лучше других.

— А я его отправлю прямо через цензуру! Хотите верьте, хотите нет, но отправлю, — твердо заявил я всем сразу. — Просить я имею право у кого хочу, не динамит и не водка. Не ворую, прошу ведь…

Все как-то разом притихли, уразумев, что я отнюдь не шучу. Дурак, мол, или срок захотел?

— Если кто-то не верит и желает убедиться, пошли со мной. Ну?.. — Я поднялся с койки и пошёл из секции.

— Не поленюсь и таки пойду! — воскликнул Мишка и махом слетел со шконки вслед за мной.

— Я тоже пройдусь для фортецелы, — заявил Витя Морущак. — Ну Пашок, ну капканист!

Мы вместе прошли метров четыреста в сторону ларька и подошли к почтовому ящику. Я достал конверт с письмом, еще раз показал им, что никакого «фонаря» нет, и бросил его в ящик.

* * *

В жизни всякого человека случаются порой удивительные и даже невероятные вещи. Разве здравый человек поверит в то, что письмо «великому Генсеку», брошенное в лагерный ящик в семьдесят пятом году, может дойти до каких-то канцелярий ЦК КПСС?! Да еще письмо с таким текстом!

Такое представить весьма и весьма трудно, но, видит Бог, именно так и случилось.

Я до сих пор, хотя прошло уже много лет, не знаю, кто помог ему дойти до адресата. То ли цензор автоматически, не глядя на адрес, заклеивал наши письма, то ли он, по-своему оценив мой плоский юмор и наглость, решил пошутить на свой страх и риск, то ли что еще. Как бы там ни было, но письмо мое дошло.

Прошло месяца три — три с половиной, я начисто забыл о послании, и вот в один из дней нарядчик не выпустил меня на работу, пояснив, что он выполняет указание моего начальника отряда капитана Шевчука, или Горбатого, как называли его мы. Я был крайне удивлен, гадал, что к чему, но выяснить ничего не смог.

Капитан Шевчук подошел ко мне только на общей поверке и как-то многозначительно, с явно скрытой иронией сказал:

— Ну что, Паша, сейчас пойдём…

— Куда это? — спросил я в ответ, ничего толком не понимая, но чувствуя что-то необычное, предчувствуя нечто.

— Сейчас узнаешь, — ухмыльнулся Горбатый и, Отвернувшись от меня, сплюнул на землю. Он делал так в моменты особого волнения и стресса, я это знал.

По окончании поверки он сразу повел меня в штаб колонии. Войдя следом за отрядником в кабинет капитана Иванова, замначальника по политико-воспитательной работе, я увидел, что здесь полно офицеров. Начальники отрядов, оперативники, режимники и сам хозяин — начальник ИТК подполковник Бобровничий сидели кто где и ожидали «гостя»! То есть меня.

Отрядник быстро доложил по форме, присел на свободный стул у стены, а я, как и положено, остался стоять у двери, переминаясь с ноги на ногу и совершенно ничего не понимая. Гнетущая тишина длилась с полминуты, двенадцать пар глаз сверлили меня так, будто я только-только спустился с небес на землю или воскрес.

Наконец капитан Иванов переглянулся с хозяином, тот кивнул ему, он встал из-за стола, указал рукой на портрет Брежнева, висевший на стене по левую руку от меня, и спросил:



— Ты знаешь этого человека, Стовбчатый?

Я опешил от подобного вопроса и подумал было, что он издевается надо мной. Кто же не знал в то время дорогого товарища генсека! Однако вопрос был задан на полном серьезе, об этом говорили глаза и интонация.

— Разумеется, знаю, — ответил я.

— И кто же это? — снова спросил замполит.

— Генеральный секретарь КПСС Леонид Ильич Брежнев…

— Правильно, он самый. Ты часом не состоишь в родственных связях с генеральным? — совсем тихо, но опять же серьезно спросил Иванов.

Издеваются, заразы! Чего им от меня надо, не пойму. Я смотрел на него как на врага и силился что-то сообразить. Я и Леонид Ильич?.. Что же тут можно было «шифрануть», когда ты начисто забыл о письме?! Какая к черту связь и какие родственники?! В моей памяти отложилось твердое убеждение, что письмо не дошло: за время ожидания ответа я накрепко свыкся с этой мыслью и потому так туго соображал. Я смотрел на администрацию как на конченых идиотов, а они в свою очередь смотрели на меня как на настоящего шиза. Да, они видели, что я ни грамма не тушуюсь и не притворяюсь, хотя ожидали, по всей видимости, совершенно иной реакции… Не могли же они знать, что я позволил себе забыть, и забыть на все сто, о таком важном, с их точки зрения, письме. Откуда им было знать, что генсек для зека что ассенизатор для чиновника.

— Нет, не состою, а в чем дело? — ответил и сразу спросил я.

— А пе-ре-пис-ку не поддерживаешь с ним? — как будто не слыша меня, спросил все тот же Иванов.

Лишь после этого вопроса я почувствовал, как ток пробежал по всем моим клеткам и жилам, у меня даже дыхание перехватило от внезапного озарения… Я бросил молниеносный взгляд на стол и все понял…

Да, на столе лежало мое исчерканное красной пастой письмо, и в этом не было никаких сомнений. Под письмом, на скрепках, лежала еще целая куча разных бумаг размером поболе.

— Узнаёшь? — замполит, конечно же, перехватил мой взгляд и приподнял письмо двумя пальцами. — Твоё или нет?

Несколько секунд я лихорадочно что-то соображал, потом сказал:

— Да.

Отпираться не имело смысла.

— И как же ты посмел, негодяй, написать та-кое письмо та-кому человеку?!

Любезности, увы, кончились, начиналось нечто другое…

— Ты — враг народа, бандит, подонок — написал генеральному секретарю партии, главе государства!.. Мы здесь все коммунисты, — он обвёл взглядом сидящих, и я понял, куда попал и что это за собрание, — но нас бы за подобное письмо расстреляли в течение суток! И это нас, нас, а ты!..

— Так я ж не член партии, гражданин капитан, да и что такого я там написал, что? Ну письмо, ну и что? — Мне не оставалось ничего другого, как косить под дурачка, что я и начал делать.

— Что-о?! Ничего такого?! А это, это!.. — Капитан Иванов снова подхватил письмо, быстро нашел нужные места и стал зачитывать про пряники и белье, потом что-то ещё.

Опустив голову, я слушал его нотации и крики, а сам исподтишка наблюдал за реакцией публики. Все они, даже хозяин, едва сдерживали улыбки, но, боясь друг друга, играли свою роль. Спектакль длился долго, не менее сорока минут, и все это время «господа служивые» вразумляли «глупого Пашу» как могли. А Паше ну никак не хотелось снова в «бетонный мешок» на шесть месяцев, и он переигрывал всех.

В конце концов, выполнив свою миссию, коммунисты разошлись по своим делам, а я остался с тем, на чью голову, собственно, и свалилась вся эта байда с письмом. Замполит изрядно выдохся, изменил тон и говорил со мной уже как с товарищем по несчастью или подельником.

— Я тебя прошу, Стовбчатый, напиши ты эту чертову объяснительную на имя начальника управления! — чуть ли не умолял он меня, но я категорически отказывался делать это, следуя блатяцкой традиции и, конечно же, боясь навредить себе, если заведут дело. Роль дурачка, которую я интуитивно выбрал для себя, вполне и очень устраивала замполита. Только в таком случае он мог хоть как-то отчитаться перед управой и, так сказать, выйти сухим из воды. С дурака и спросу нет, а работа проводилась, постоянно! Он прямо говорил мне об этом и разрешал писать всякую чушь, лишь бы собственноручно… В какой-то момент я даже искренно посочувствовал ему, до того он был жалок и растерян.

Как объяснил мне Иванов, письмо дошло до отдела ЦК, потом его переправили в МВД СССР, оттуда в МВД Коми, далее в прокуратуру, ещё куда-то, и, наконец, оно дошло до начальника управления, который и наложил свою резолюцию: «Наказать строгим образом и доложить».

Только за счёт трусости замполита я сорвался с «противня» и отделался какими-то пятнадцатью сутками ШИЗО, только благодаря ему.

Разумеется, я не стал «сдавать» нашего цензора, хотя сутки мне выписали именно за нелегальное отправление письма и за оскорбительный тон по отношению к уважаемому генсеку.

В самом конце разговора капитан Иванов произнес воистину пророческие слова: «Запомни, Стовбчатый… Пройдёт десять, пятнадцать, двадцать лет, но ты еще не раз вспомнишь это письмо и будешь кусать свои локти…» Всем понятно, что именно он имел в виду… К счастью, через десять — пятнадцать лет власть переменилась, но я действительно очень часто вспоминаю этот эпизод из моей лагерной жизни. Даже сейчас, когда генсеки канули в вечность, а на смену им пришли президенты, мне иногда хочется написать одному из них нечто такое, за что бы не было стыдно потом. «Сука ты, а не президент! Как можешь ты, бессовестная гнида, жить в роскоши и рассуждать о высших материях, когда народ, твой народ подыхает на улицах и в подворотнях, не видя и грамма просвета?! Если у тебя и есть право на такую жизнь по какому-то блядскому закону, его нет по самой жизни, по совести, по рангу лидера!» Примерно так.

«Дилетакты»

— Как противно читать и слушать, что у преступников нет ничего святого, — рассуждает вслух Серёга З. — По второму сроку у меня был подельник Снегирь, Аркаша Снегирь… В восемьдесят четвертом его «разменяли»: два ограбления, два трупа… В помиловке отказали, суки! Мы с ним долго «лазили», объездили пол-Союза, сотни хат за спиной… Неглупый такой, тактичный парнишка был, двадцать шесть лет, жалко бедолагу!

«Загрузился» он один, да… Сейчас уже можно смело говорить про это, а вообще-то в первой мокрухе я был с ним… Фраер сам виноват, напросился, Аркаше просто ничего не оставалось. Мы вскрыли «коробку», я остался на площадке. Четыре раза звонили, все нормально, никого. Он вошел, минут десять было тихо, а потом я услышал бешеный рев. Оказывается, в спаленке спал хозяин квартиры, сорокалетний здоровенный бык. Он услышал возню в комнате, встал и обалдел, как, впрочем, и Аркаша, как он потом мне рассказывал. Заслонив проём двери из залы, бык оценил возможности Аркаши и спокойно поманил его к себе: «Щас я тебя и придушу здесь, сучёныш!»

Аркаша моментально допер, что срыва не будет, не тот случай. Если бы просто менты и срок, а тут… Глупые люди, однако… Понятно, в такой момент трудно ориентироваться, но есть же пресса, ТВ, литература, психологи… Вещи ведь ничто, а жизнь бесценна.

Дуры-кассирши жмут на кнопки, прохожие преграждают дорогу, соседи доносят… Сотни примеров, когда родители не думают о своих детях, наивно надеясь изменить мир и искоренить воровство. Давят на педаль! М-да… Короче, Аркаша проколол ему бок тогда несколько раз. Еле живой, но вырвался. Тогда мы удачно свалили, да. После этого он сам где-то в Севастополе бахнул какого-то боксёра…

И вот, где-то через полгода после всех этих делов, мы ныряем по наводке в одну оч-чень козырную хату. Начинаем собирать «кишки», хрусталь, иконы, украшения, снимаем акварель, то, другое. И вдруг Аркаша замечает на телевизоре какую-то тоненькую книженцию. Паспорт, в нем несколько полтинников и свидетельство о смерти… Оказывается, всего пару дней назад здесь умерла девушка восемнадцати лет, дочь хозяев. Я спокойно ложу бабки в карман, но Аркаша вдруг говорит мне: «Оставь. Нужно все бросить и уходить…»

Замечу, делов там собрали штук на девять — одиннадцать, не меньше, и было много чего ещё. Прикидываете?! Я чуть в обморок не упал от его слов. «Да что на тебя нашло, говорю, очумел, что ли?! Плюнь на приметы и сантименты, не до этого! Не гони дуру, за что мы шею ставим, за что?!» Чуть не плакал, одним словом, а он ни в какую. Я, конечно, видел, что всё не просто так, нашло. Он не стал долго базарить со мной, подошёл к трюмо, взял помаду и написал на зеркале: «Простите. Мы не знали, что у вас горе. Всё цело, но не на месте…»

Так и ушли, не взяв ничего, во как! И вот я иногда думаю, братва, это ж какая сила могла остановить того, у кого два жмурика за плечами, и почему в другой раз он поступал совсем иначе?! Если это Бог, тогда ясно. Если нет — что же это за души у нас такие?! Тьма тьмущая, короче говоря. А еще берутся толковать о чем-то, труды пишут! Дилетакты чёртовы!

Вместо буквы «н» Серега всегда произносит букву «к», ему нравится это слово.

«Все съеблись!»

— А чё мусора, чё мусора?!.. — При давно погашенном свете, после отбоя, в секции идет ожесточенный спор на философскую тему.

— Вы чё хотели, на земле общую справедливость найти, да? Ушлые ребята, нечего сказать! Правда и справедливость нужны нам тогда, когда они за нас, понимаете, — за! А вот когда они против, так и святой взбунтуется, вроде и не правда это, не справедливость уже. Ещё Паулюс пленный русским сказал: «Справедливости, милые, в чистом виде на земле быть не может». Не дурак был, Паулюс-то! Народ! Демократия! Выборы! Законы!.. Зола это всё, самая настоящая зола, я вам говорю. У нас, в блатном мире, демократия уже лет сорок — пятьдесят; общаком все решаем, условия вроде одни, сильный не правит… А толку? Иные воры вон как генерал-лейтенанты стали, все на амбициях, та же власть, в сущности, не боюсь этого слова. Разве не так? Справедливость у каждого своя, собственная, натурная справедливость, а остальное — игра и фарисейство.

В секцию входят менты с фонариками.

— Косой, опять воду мутишь тут, телегу свою толкаешь…

ДПНК давно знает Косого; двенадцать лет на зоне, семь БУРов за «метлу». Якобы изнасиловал дочь председателя колхоза. Сношались на цементном полу, девка застудила почки. Всю ночь напролет пилились, она не сопротивлялась. Узнала мамаша и… Девке было всего пятнадцать, ему восемнадцать. Судили в районе, по желанию папаши. Приговор — двенадцать с половиной лет.

— А я вас, мусоров, сейчас защищаю, начальник!.. Свободы не иметь! Чтоб мне хер на пятаки порубали, — смеется Косой в ответ, зная, что майор относится к нему снисходительно, привык. — Я говорю им: чекого-то винить? Вас, прокуроров, судей там, иных кого… Справедливости на земле нет и не будет! Если вы давите нас почем зря несправедливо, стало быть, вы такие же преступники, как и мы, масть просто другая. Мы же вот не долбим здесь «бакланов», «штопорил», спикулей разных!.. Живут себе по тихой, тоже под гнётом, чего уж там. Так, выходит, и вы крутитесь, как можете, пристроились с божьей помощью. Министры, артисты, врачи, учителя… Да все — сволочи и любители пожрать да потрахаться! Все съе-б-лись, понимаете, съеблись! Какие тут заповеди да догмы к ебаной матери! Гуляй рванина, но в рамках света! Вот и вся философия, говорю. Честные в монастырях, да и то… А ежели вы справедливо нас давите, по правде, тогда и базару быть не должно. Справедливость она и в Африке справедливость! Воры и те за справедливость!..

Майор и прапорщики с минуту молчат, обдумывают услышанное…

— Правильно, Косой, правильно. Все съеблись к чёртовой матери!

Менты уходят повеселевшие и довольные, действительно, кто не съебся?..

Начало 1989 года. Перестройка

«Обычная» смерть

Умер Коля Гуськов, самарский. Ходил, ходил, болел, болел да и умер в один день. Я его пристроил сторожем, два года ходил, менты не тревожили. Желудок, спайки, печень, сердце, всего тридцать один год парню. В Самаре у него кто-то остался, говорят.

Под утро его сильно рвало. После смены я встретил его на дороге, помог дойти до барака. Посоветовал с ходу сходить в санчасть, он согласился. Через двадцать шагов упал, кровь… Я остановил МАЗ, погрузили в кабину. До стационара ещё жил.

На следующий день на разводе собригадники заскакивали в морозильник — обычный проход, по которому ходят сотни людей, на улице. Дверь заколочена с одной стороны, на время. На земле Колька. Холодно и очень неприятно. Никогда не ходил смотреть, но иногда нас гоняли на работу мимо трупов, по этому проходу.

Царство ему небесное! Обещал всем дотянуть, дожать, и вот… От больницы отказывался, серьёзные болезни там не лечили вообще.

Три дня бывают разными

После приличного хипиша (бойни между группировками) и последующего усмирения хозяин зоны — подполковник Терехин выступает в клубе перед заключенными:

— За беспорядки, хулиганство и причинение материального ущерба возбуждаются уголовные дела на… четырнадцать человек. Двадцать семь человек водворены в ПКТ и ШИЗО, семь человек будут вскоре отправлены на тюремный режим. Все получат не меньше трех лет ТЗ…

Спокойным, ровным голосом он объясняет собранным зекам, чем кончаются бунты в зоне…

Все давно слышали это и втихаря болтают между собой. Петя Ширинкин, двадцатилетний шустрый парень из города Чусовой, сидит на четвертой скамейке и нервозно разминает в руках папироску. Через трое суток он должен быть на свободе, и ему, конечно, не сидится на месте.

«Скорей бы кончил да кино дал посмотреть», — думает Петя, рассеянно слушая речуху.

Хозяин наконец заканчивает, встает из-за стола и поворачивается лицом к замполиту…

В это самое время Петя быстро прикуривает папироску, пригнувшись вниз, и прячет её меж колен.

— Встать! Ну-ка быстро встать, осужденный! — заметил нарушителя лейтенант Маслов.

Хозяин недоуменно поворачивается в сторону кричащего лейтенанта, смотрит. Тот спрыгивает со сцены и через мгновение гордо поднимает над головой еще дымящуюся папиросу.

— Тебе чё, звезду дадут за это? — тихо произносит Петя и зло смотрит на Маслова. — Мне ж три дня до свободы, чего ты?..

— Подойди сюда! — приказывает хозяин.

— Ну, угорел наш Петруха, — шепчет кто-то вослед Пете.

— Да пошли они! — машет он в ответ и идет.

— Где нагрудный знак? Почему в тапочках, а не в сапогах? Что это за брюки на тебе?! — багровеет хозяин.

— Да три дня осталось, гражданин подполковник, три дня…

— Постричь и водворить в ШИЗО до конца срока, — быстро и нарочито громко бросает Терехин.

— Да плевал я на ваши сутки! — огрызается Петя, поняв, что терять уже нечего. — Пятнадцать уже не «вместятся», а три дня я и на одной ноге простою, не боись! — Петя куражится и мстит хозяину как может…

* * *

Здание штрафного изолятора, камера номер семь, шестнадцать человек.

— Постригли, козлы! Чуть-чуть недотянул. — Пете явно жаль своего взращенного, но не спасённого волоса. — Я б этого пидора шелкопёрого вместе со всей свитой, семьей и собакой остриг, посадил бы в клетку на арене Колизея, а Брежнева гидом приставил. Козлы!

Через пятнадцать минут Петя уже мирно посапывает, накрывшись на полу курткой.

Бешеный стук и грохот буквально подбрасывают его с пола через полтора часа. Тарабанят почти все камеры изолятора и БУРа. Вовчика Ювелира, парнягу и босяка, бросили к «петухам» в хату! «Кумовья» дали указание не переводить ни под каким предлогом в хорошую. Дежурный по ШИЗО ссылается на них и ничего не желает слушать. «Корона не упадёт!»

После тщетных попыток добиться чего-либо стуком БУР решает объявить голодовку. В последующие два дня никто, кроме «петухов» и «гашеных», не принимает пищу. Ноль внимания. Прапорщики бряцают ключами и смеются: «Кому пожрать? Сыпем от вольного, налетай!» В ответ раздается ругань и мат.

— Надо вскрываться, братва, — предлагает Витя Маркин, — так ничего не добьемся, голый номер. Цинканём по хатам, а там дело каждого, — добавляет он.

Все молча соглашаются. Петя молчит, но напряжённо думает… Голодуху он поддержал, но вскрывать вены за несколько часов до свободы?..

— Да ты не вздумай, Петруха! Чего голову ломаешь, — заметил кто-то Петину растерянность. — Голодовка — это одно, а вены — совсем другое. Хватит и нас. Щас с двух рук как жахнем, по колено кровищи будет, зашевелятся гады!

Почти вся ночь прошла в разговорах, чифирь и курево еще оставались.

Ближе к пяти часам утра пятнадцать человек вскрывают вены. Запах человеческой крови тошняще расползается по камере. Петя сидит в углу и наблюдает за растущими лужицами крови. Через пятнадцать минут все уже лежат на полу с вытянутыми руками. Пора!

— Врача! Давай врача в седьмую!!! — Петя изо всех сил тарабанит в дверь. — Тут кровью истекают все, вскрылись, начальник! Давай скорей врача!

К камере подходит прапорщик и заглядывает в глазок.

— Не ори, через двадцать минут будет подъем, придёт ДПНК, тогда и скажешь. Не помрут, я их не заставлял, а будешь ещё стучать, вытащим и опустим почки. Усёк?

— Козёл! Я сегодня освобождаюсь и сразу еду к прокурору области, понял?!

— Можешь хоть на Луну лететь, мне до пизды! Смотри, попробуй ещё раз стукнуть!..

— Гады!!! Давай врача, врача давай!!! — тоже начинают стучать в соседних камерах.

В пять пятнадцать камера открывается. Густой холодец из крови слегка отражает свет.

— Вот он, зачинщик! — указывает на Петю прапорщик.

— Тащите его сюда! — тут же приказывает дежурный, и три здоровенных прапорщика бросаются через лежащих на полу людей к Пете.

— Он ни при чём, козлы! Что вы от него хотите?! — раздается с пола.

Дверь захлопывается. Тяжёлые глухие удары с топотом сапог сотрясают стены. Раздаётся стон и крик…

С пробитой головой, переломанным ребром и тремя выбитыми зубами Петя лежит без сознания в коридоре у противоположной стены.

— Пусть полежит малость… Начинай подъём, — коротко приказывает дежурный капитан.

Клацают замки и двери…

— Врач придёт в зону только в семь часов… — Капитан на секунду задумывается: — Поднимите на всякий случай медбрата. Никто из них не сдохнет, не волнуйтесь! Они живучие и умеют резаться до полусмерти…

— А этого куда? — кивает прапорщик Вася на Петю.

— Пни его маленько, он уже отошел, наверно. В холодную пока закрой, смена придёт, переведёшь…

* * *

Через четыре часа измазанного в крови, в синяках, с переломом Петю выводят из ШИЗО. До самого барака он молчит и только кивает головой знакомым. В бараке его уже ждут приятели. Выпив стакан крепкого чифиря в кругу близких, Петя достает из пачки папироску, мнет ее, отворачивается от всех и плачет. Слезы сами катятся из его впалых дрожащих глаз, никто не произносит и звука. Всего три дня…

25 декабря 1978 года. ИЖ 389/3,

город Кунгур Пермской области,

лагерь усиленного режима

«Теперь можно и „даму“ в постель!»

Сеня Гичкин — настоящий капканист без примеси, прикол на приколе. Они все, правда, вылазят ему боком, но он не унывает и всегда весел. Ни дня не работал на ментов, восемь лет уже позади. Пайка, юмор и изредка бандеролька от заочницы. Но ужасный гордец, попросить — ни-ни! Не курит, чифирь не пьёт, постоянно занимается спортом, угощают сладким — не отказывается. Стройный, худой, носатый, с претензией на оригинальность и даже интеллигентность. Всегда в короткой телогрейке, шапка ушами кверху, как у блатюков. Одна неизлечимая «болезнь» — ужасный «бабник», замучил всех лагерных «девок».

— Ну наконец-то, наконец!.. — радостно хлопает в ладоши Сеня, прочитав в газете, что власти надумали отменить статью за «голубые» дела. — Наконец! — облегчённо выдыхает он и весь прямо светится. — Теперь можно и «даму» в постель на ночь пригласить, от ментов не надо тыриться. Лафа!

— Ну да, губу раскатал, ухарь! — смеются зеки и подначивают Сеню: — Статью-то еще не отменили, а только собираются… Ты один шустряк такой, ага… Даму!

— Да хер с ней, со статьей, главное, пишут, пишут! А раз пишут, то и судить уже за это не будут, факт! Ну а если судить не будут, то за что, спрашивается, наказывать, на кичу сажать, за что?! Все по режиму, а кого и зачем мне в постель приглашать — моё личное дело.

— Не тебе, так «девке» вмажут пару месяцев БУРа, а то и крутанут на двушку. Пишут! Он-то из другого отряда будет, секи!..

— Да хер им! Я из нашего притащу, есть один… зацепок нет! — Сеня торжествует в душе.

Спор между тем не кончается, но разгорается и в конце концов переходит в пари между Сеней и буквоедом Олегом Сусликом. Один говорит — ничего не будет и все «прокапает в елку», другой утверждает обратное. Ровно в отбой гасят свет. Сеня стелит пару чистых простыней, предварительно убрав свои, дабы не пачкать их, и шикает на соседей: «Спите!»

Все замирают и притворяются, будто спят.

Примерно через полчаса появляется «Настя», двадцатилетний гомик, с малолетки ещё, и, крадучись, направляется в Сенин проход. Слышится шепот и шорох сбрасываемой одежды. Обход ментов где-то в час ночи, иногда чуть раньше. Уставшие засыпают, стойкие вместе с Сусликом терпеливо ждут…

Наконец в коридоре слышатся тяжелые шаги контролеров. Луч фонарика освещает секцию от двери, кто-то из них входит и идет между нарами.

«Заметит или не заметит?!» — только этот вопрос волнует всех неспящих.

Заметил!!!

Контролёр подходит к Сениной койке и светит прямо в лицо лежащих на ней.

— Ну и на-гле-цы! — сокрушается он через мгновение. — Леня! — кричит куда-то в коридор.

Прапорщик Лёня и майор Лесников быстро заскакивают в секцию.

— Ты ж глянь сюда, Леня… Улеглись, сволочи! Гичкин опять, Гичкин! Ах вы!..

Лёня рывком сдергивает одеяло с Сени.

— А ну вставай, ебарь! А что это за лярва с тобой, щас глянем! — Он всматривается в лицо «Насти», которая спешно натягивает под одеялом трусы.

— Да в чём дело, в чем дело?! — возмущается Сеня. — Щас за это не судят, между прочим, газеты читать надо! Имею право, я напишу прокурору, я…

— Напишешь, прочитаешь и получишь!.. — соглашается, кивая, майор. — Все получишь!..

Через несколько минут контролёры вместе с партнерами по сексу исчезают.

* * *

Сеня вышел из БУРа еще более стройный и худой, но всё такой же весёлый и неунывающий.

— Гады! Ну ни-какой деликатности и такта! — лает он ментов. — За что шесть месяцев, ну за что?! Садисты! Сами не сношаются и другим не дают. А ещё перестройка!

Выбор

Сашка Тайванчик давно ищет смерти, это видно по всему… Волжанин, двадцать семь лет, сидит с четырнадцати безвылазно. Три раскрутки, три скорых лагерных суда, все — за ментов, впереди еще двенадцать. Ясно отрицаловка, ясно не вставший на путь, ясно с совестью. За что-то тайно уважает меня и часто советуется, лечится, как он говорит. Я вообще-то другой масти, я уже бригадир, с точки зрения блатного, почти мент, ибо должен как-то заставлять работать. Все правильно, сам ненавидел подобных, но жизнь есть жизнь, я очень устал, я много отбыл.

Вот он снова пришёл ко мне, вижу эти глаза… Зачем мне что-то объяснять, я давно знаю, как «приговаривают» себя к смерти, но он, конечно, будет говорить, а мне надо слушать, терпеливо слушать и слышать. Я умею слушать, я даже ночами пишу, я много чего замечаю, я научился наблюдать и себя.

— Здравствуй. — Он совсем не смотрит на меня, садится напротив.

— Здравствуй, Санёк! — Я протягиваю ему руку, и он вяло пожимает её.

— Я на пару минут, Паша… Просьба к тебе, браток, просьба… Ты вот пишешь что-то годами, корпишь, тебе верю, а этим… «хорошим» удавам… — он кивает на кое-кого, и я, конечно, понимаю, что речь идёт о лжеблатных, о приспособленцах из воровской среды, которые не думают о мужиках и общем, но заботятся о безопасности и собственном брюхе. Самая страшная лагерная масть, из-за которой люди не знают настоящих воров. Это они, как и провокаторы на воле, тут и там делают замаскированную мусорскую постановку и пускают под «сплав» настоящих, честных блатных. — Напиши когда-то всю правду о нас, Паша, всю! За что страдали и за что подыхали… Тебе поверят, ты честный и грамотный, ты бескорыстный, можешь писать… Напиши, как погибал скот, который хотел быть людьми. Напиши, как нас гнули на спецах, ты знаешь, ты прошел это сам… Напиши, как травили и запинывали сапогами до смерти, как создавали «духоту» и «пресс», как живьем сжигали в БУРах, как крутили на срока. Как зеки рубили и рвали друг друга на части, выливая зло на актив, который роботами выполнял команды… А они ржали и пили, получали звёзды и ордена, плакались в жилетку. Напиши, почему их так мало погибло, тех, кого и надо было сжигать живьем за их нечеловеческие злодеяния… Напиши, сколько десятков тысяч погибло нас, напиши, как терзали того, кто осмелился поднять руку на них, доведенный до безумия и полной безысходности! Напиши, как рвали мясо собаки, как волокли еще живого «мертвеца» через всю зону в назидание другим. Напиши, как вешались и резались до суда, как за пайку, всего одну пайку хлеба, снимали брючата молодые… Как «лечили» суки-врачи, как погибали под брёвнами, как списывали трупы, как наживались на наших руках. Напиши, наконец, им всем, что при Сталине в лагерях жилось лучше, что менты были добрей и человечней сами по себе, они не были такими зверями, а зеки не знали режима, этого иезуитского изобретения последних коммунистов. Напиши правду о льготниках-фраерах, которые просидели пару лет на белых булках и корчат из себя страдальцев. Напиши обо всем, Паша! Их много!.. Они вскоре придут к власти и будут кричать, что гнулись и страдали за общее дело, будут! А погибали такие, как Марченко да твой земляк Суус, Буковский еще чудом сорвался, повезло… Еще напиши матери, за что я получил три срока в зоне, пусть знает! Напиши, как я «ушел», напиши, как ты можешь, с душой!..

Я молчу, я стараюсь не смотреть на него, я слишком хорошо понимаю, что остановить его в силах разве что Христос. Нет, он не пойдет убивать кого попало, как маньяки, насилующие детей, он не наложит на себя руки, тихо и незаметно, он бросает вызов системе, как тысячи и тысячи людей до него. Он готов отдать жизнь за это.

Мне хочется крикнуть ему: «Сашка! На земле нет и никогда не было правды, зачем?! Зло порождает только зло, бороться можно только с собой, да и то, если дано, за себя — че-ло-века. Не надо, Сашка!!! Ты ни-че-го не изменишь в этом мире, все будет так, как было веками. Меняются формы и люди, но остается суть и извечные циклы вращения… Сашка!!!»

Но нет, я не смогу высказать за две минуты мысли и чувства почти двух десятков лет неволи, не смогу! Как сжимается сердце, как хочется вырваться из себя и очнуться на другой планете! Даже такие люди, как Маркс и Ленин, не смогли понять, что на земле не построить ничего отдельного от вселенной, ничего совершеннее и ничего справедливее, чем есть и было. Земное учение, вырванное из космоса, всё равно что печень, вырванная из организма! Какое величайшее заблуждение мысли! А Ленин не покаялся даже перед смертью!

Эх Сашка, Сашка, ты не читал «Капитала» и Аристотеля, ты видел издевательства и унижения, преступления и ложь — и ни одного, ни одного суда над палачами и истинными садистами в мундирах!

Ты решил стать судьей и исполнителем приговора в одном лице, ты решил испить крови сполна и умереть… Наивная душа! Да разве ж это выход — становиться на одну ступень с палачами, разве Иисус не мог стереть в порошок Иуду и Пилата, разве ж они ведают, что творят, Сашка! Честным да совестливым на роду написано страдать и терпеть. А нет, переступи одну грань и стань хищником, это совсем просто. Может, и моя бедная родина, поверившая в чудо и счастье, оттого так и пострадала, что жаждала справедливости! Бедная родина, бедный мой Сашка! Судьба ли это, грехи, рок, дела пращуров наших или все то же вечное движение природы?.. Не знаю, не знаю, я этого, друг, не знаю, и навряд ли знает хоть кто-то…

Сашка попрощался со мной, похлопал легонько по плечу и пошел. Я смотрел ему вслед, а в секции стоял шум и гам. Вешалка, восемь тумбочек и одиннадцать двухъярусных нар. Лампочка без абажура, швабра в углу, урна, запах портянок и тюремной робы… Скрип, скрип, скрип, скрип — ежесекундно открывается и закрывается дверь, стучат зековские сапоги.

Я ложусь на койку и прикрываю глаза рукой, скоро я буду далеко, далеко отсюда… Нормален ли я, не сошел ли с ума? Где мы, кто мы, что с нами всеми?! Сколько лет «навешали» бы здесь Христу, на какой режим отправили и дошел ли бы Он до прокуратора? Скорее всего, Его бы уже растерзали здесь прапорщики и офицеры. Сон, сон, сон, сон! Свободы…

Через два дня ночью Сашка зарезал офицера и прапорщика из ШИЗО. Проглотив неимоверную дозу каких-то таблеток, он умер, не приходя в сознание, следом за своими жертвами. Его даже не били.

90-й год, Уральский лагерь

Ошибка воришки

Микуньская пересылка сталинского образца, семьдесят шестой год.

Ночь. ШИЗО. Ужасно холодно, спать невозможно, курева на три скрутки, под нарами беснуются крысы. Двадцать шесть человек в камере.

Петя Рубаненко, шепелявый ухтинский бродяга и воришка тридцати семи лет, держит прикол и смешит всех без исключения. Весельчак и простяга, он имел неосторожность послать хозяина на хуй при всех! И вот уже четвертый раз получает по пятнадцать суток через день после выхода. Причина находится, всем понятно, за что его морят. Но Петя не унывает, полон оптимизма и энергии. Невозможно без улыбки смотреть на эту физиономию, умора!

Вот он рассказывает нам, за что вообще сидит; возмущён до глубины души.

* * *

— На Привозе вертанул пиджачишко… Не новый, ношеный такой, думаю, пятерку сёрано дадут, чего не взять, взял. Ну иду, значит, к пивнушке, предлагаю одному, другому, третьему… Не берут. Не берут, и сё!

Я и так и сяк кручу, нахваливаю, не берут. В пиджаке-то ничего, расчёска да билет на автобус, шо ли. А, отдам за трёшку, думаю. Предлагаю за трёшку — не берут! С час вертелся у пивнушки, без толку!

Тут одна баба с мужиком подходят, я уже и здесь!

«Земляк, грю, как раз на тебя, прикинь…» Смотрю, баба зыркнула оком, я быстренько к ней… Короче, поторговались — отдал за четыре рубля.

Ну, похмелился я с приятелем, думаю, надо чей-то пожрать. А время десять утра, жра-ать охота, караул! С вечера не жрамши! Гляжу, идут какие-то двое, и тот кореш с бабой, что пиджак взяли. Я хотел было свалить, куда там! Ко мне…

— Где пиджак взял?

— Купил, грю, часа два назад. Купил за пятерку. Немного мал, ну и отдал за четыре им… — показываю на бабу с тем типом. Бить кинулись, гады! Оказывается, хозяин узнал свой пиджак, а те привели его ко мне.

Повязали, одним словом, дело… Я, понятно, в несознанку, не брал, и сё! Шесть суток в КПЗ били, и айда на тюрьму. Статья сто сорок четвертая, блин! Четыре года дали за пиджак. Ну дали-то еще нормально, могли пятерик вмазать, обидно просто… В пиджаке том, как выяснилось на суде, сорок семь рублей было в тайном кармашке! За трешку предлагал! Испарились деньги-то, да-а! Те, как и я, в несознанку, а я, в натуре, в глаза не видел денег-то! Бросил бы пиджак и три дня гудел себе. Сорок семь! Хозяин уперся, говорит, были, и сё, свидетелей нашел, карман тайный показывал… Четыре года! Вот дыбани, дыбани хорошо сразу, три дня гудел бы, три дня! Дурак, одним словом, невнимательный я, невнимательный. Всю жизнь страдаю за это. Свободы не иметь, вот сё так и было! Может, закрутим одну на сех, а? Ку-урить охота, караул!

Крысы и люди

Коми АССР. Весна семьдесят восьмого. Сижу в одиночке в ожидании довеска к сроку. Ночь. Камера полтора на три метра. Двухъярусная шконка, питьевой бачок на табурете, таз. Почти как в келье. Скучно. Читать и спать надоело, от мыслей можно сойти с ума. Есть ещё крысы, большие, даже огромные, серобокие твари — мои сокамерницы, которые, к счастью, ведут себя по-джентльменски — не лезут на голову. А так гуляют как у себя дома, целыми стаями. Иногда бросаю им кусочки хлеба, когда перепадает лишняя пайка, хотя в основном все съедаю сам. Пересылка не зона, тем более в одиночке… От безделья и скуки надумал поймать хотя бы одну «подружку». Попадется или нет? Слышал, что они чрезвычайно умные. Проверю.

Беру моток ниток, скручиваю потолще и прилаживаю к тазику. Минут через сорок таз повисает над полом, центральная нить тянется ко мне. Под тазиком — крошки, остатки еды. Я лежу на койке с лезвием в руках и не дышу. Одно резкое движение пальцами — и нить будет перерезана. Таз упадет на пол, и крыса окажется в ловушке.

Наконец появляются гости. Их штук пять. Они несутся к тазику, но тут же замирают. Под тазиком — тень и снедь. Снедь манит и притягивает, тень, наоборот, отпугивает. Все разом убегают под пол, и вскоре оттуда доносится страшный писк. Жду.

Вскоре снова появляются три небольшие крысы, молодняк, и начинают бег вокруг таза. Выйти на разведку их понудили старые, все ясно. Это меня подстегивает. Крысы подбираются к снеди все ближе и ближе и наконец вбегают в полосу тени. Всего на мгновение, однако успевают схватить кусочек хлеба — кровная добыча. Размявшись и проверив тень «на прочность», убегают к своим.

Теперь вылезают осторожные матерые крысы — настоящие акулы. Их видно сразу — движения, глаза, грузность. Они занимают позицию с четырех сторон и молча, без писка взирают на таз. Три минуты, четыре, пять… Я уже теряю терпение. Наконец одна из них вбегает на табурет и оттуда прыгает на таз. На тазу — три толстенные книги, для весу. Она сидит прямо на них и раскачивается вместе с тазом. Невероятно, но факт. Я боюсь пошевелиться, понимая, что начинается самое интересное. Таз почти останавливается, как вдруг одна из крыс встает на задние ноги (лапы) и начинает поддавать ему жару — раскачивать. Мне становится не по себе от их интеллекта и осторожности. Что я делаю, куда лезу?! Завтра же они отомстят мне всем гуртом — отгрызут ухо или пятку. Убедившись, что таз держится крепко, первая крыса спрыгивает с него, и начинается пиршество. Самое время резать нить, но я медлю.

Время три часа ночи, в коридоре слышится какая-то возня. Я плюю на крыс и встаю с койки. Беру в руки «обезьянку» — продолговатый узкий осколок зеркала на палочке — и отодвигаю в сторону «глазок». Смотрю вдаль по коридору, туда, где находится дежурка ментов. Кажется, кого-то приволокли, точно. Но почему возня? Ага, дубасят. Я прислушиваюсь к звукам и словам… Все ясно, приволокли бухого поселенца и хотят остричь наголо. Он артачится, ссылается на закон: «Поселенец!.. Не имеете права! Сутки еще не подписаны!» За это и пинают. Он не орет, затих, но менты почему-то его не стригут.

Видно, дали лишка, ждут, когда очухается. Вот козлы! Жаль, что ночь, не хочется поднимать хипиш. Пусть и поселенец, но человек, такой же, как мы. Интересно, остригут или не остригут? Скорее да, куда он денется, не таких ломали! Ан нет, волокут по коридору, прямо ко мне. Быстро прячу «обезьянку» и отхожу от двери. Останавливаются рядом, о чем-то шепчутся между собой. Открывают дверь соседней одиночки и затаскивают поселенца туда. Шестое чувство подсказывает мне — ложись. Заскакиваю в постель и накрываюсь с головой.

Почти в ту же секунду открывается «глазок», кто-то долго и внимательно смотрит в камеру. Чересчур додго. Потом отходит, и снова шепот за дверью.

Мои крысы уже все съели и носятся по камере как угорелые — разыгрался аппетит. Чтоб вы сдохли, не даете послушать!

Кажется, уходят. Да, точно, дверь захлопнулась. Прислушиваюсь к звукам за стеной, но ничего не слышу. Мой сосед, видимо, слишком бухой, спит, думаю я и сам медленно проваливаюсь в сон. «Лишь бы не раскрыться, когда засну, — мелькает в голове мысль. — Кто знает, что у этих тварей на уме?» Впрочем, за два месяца могли бы уже что угодно отгрызть, если б захотели. Это успокаивает.

— Паша! Пашок! — Кто-то сильно тарабанит в мою дверь и окликает меня по имени.

Я вскакиваю. Это мой земляк, одессит Сеня, он сидит через три «хаты» от меня, в общей. Вышли на оправку. Оказывается, уже утро.

— Ты чё тарабанишь? — недовольно и сонно бурчу я и иду к двери.

— Слава богу! — восклицает Сеня. — А я было подумал, что это ты сдуру решил счеты с жизнью свести.

— Какие счёты? — Я ничего не понимаю и тупо таращусь в «глазок».

— Да жмурик, жмурик лежит прямо под твоими дверями! Базарят, поселенец какой-то. Ночью приволокли, посадили рядом с тобой, а он и окочурился. Понял? Нет?

Я понемногу начинаю вспоминать события прошедшей ночи. Так вот почему было тихо за стенкой… Интересно, что бы они сделали со мной, если бы заметили «обезьянку»? Впрочем, зек не человек, его показания не в счет. Неприятно и муторно на душе. Утро. Мы же как те крысы — не известно, где и когда тебя задавит чей-то сапог.

— Волосы-то у него есть или стриженый? — спрашиваю я у Сени как бы между прочим.

— Да есть, есть! Говорю же — поселенец…

— Ну иди, иди. Подгони чаю, кончился.

Я выкуриваю две сигареты кряду и даже не замечаю этого. «Остригли!»

А мышка жива!

Бытовка на лесобирже, в помещении человек двадцать. Вечер, скоро съем. Из подсобки рядом раздается победный крик. С мышеловкой в руках в бытовку вбегает тридцативосьмилетний Вася Бутыль.

— Попалась! Попалась, курва! — Он весь прямо сияет от предвкушения предстоящего зрелища…

Клетка довольно большая, из металлической сетки, особой конструкции. Перегрызая привязанный сухарик, мышка обрекает себя на узы.

Два здоровенных, обезумевших враз кота уже мечутся вокруг клетки, она в центре бытовки. Кот Тофик только виляет хвостом и мурлычет, пытаясь с разных сторон найти вход, кот Бомж рычит, царапает клетку и бьется в нее головой. Постепенно они заводятся до кондиции, накаляются и зеки.

Одни — за то, чтобы открыть дверцу тут же и пустить мышь — куда выведет воля Божья; другие, считая, что шансы мыши в этом случае ничтожны, намекают на садизм и некий мусорской подход… Надо, мол, открыть клетку на улице.

Вася Бутыль, как полноправный хозяин пойманной мыши, огрызается и сам попрекает бригадникам:

— Чё вы тут за справедливость «жуете»? Берите и ловите сами! На свободе людей резали, а тут мышь серобокую зажалели!

— Не базарь! — строго, с угрозой обрывают Ваську. — Мало тебя в клетках держат?! Мы бы посмотрели на тебя, когда ты сидишь на кичмане, а три живых тигра вокруг камеры тусуются, ждут…

Васькины глаза наливаются кровью, он не собирается сдаваться просто так.

— Да я её три дня ловил! Вы чё мне тут рассказываете, тигры, кичман!.. Очумели, что ли?! За че в тюрьму-то посадили?!..

Коты между тем вконец осатанели и криком требуют внимания. Васька берется за дверцу…

Зек Матрос, больше всех споривший с Васькой, быстро подходит и демонстративно подставляет ногу. Рука и нога… Васька снизу вверх смотрит на Матроса:

— Убери лапу!

— Иди вынеси на улицу и там выпусти. Шансы тогда уравниваются…

— Да ты мне не указывай, не указывай! — Бутыль приподнимается с пола. — Чё надо, короче?

Никто не вмешивается и даже не думает; двое решат спор всех.

Матрос, видно, не хочет хипиша и пытается убедить Буты ля:

— На хуя, мол, эти принципы, Вася, тебе что, тяжело выпустить там?

— Да я не хочу, не хочу, понимаешь!!! — орёт Васька и прёт как танк. — Ты че мне навязываешь, с каких делов?!

Матрос чуть моложе и крепче, Васька духовитей и наглей. Через минуту клетка летит в угол бытовки, коты в страхе разбегаются. Удар головой, и Матрос хватается за нос, отскакивает. Несколько обоюдных ударов кулаками и ногами.

Тяжёлая железная кочерга пробивает Васькину голову, он падает, кровь быстро растекается по полу. Матрос со всего маху пинает одного из котов и, отирая лицо, выходит из бытовки.

Живой, нет? К Ваське никто не подходит, присматриваются…

— Надо валить отсюда, а то в свидетели попадём сдуру! Кажется, наглухо… У кочерги-то вон край какой здоровый, загнутый… Весь вошёл! Валим отсюда, быстрей!

— Эй, Лупатый… Тут никого не было, понял?! Нас не впутывай, смотри! Хватит и так свидетелей…

* * *

Коты снова вьются около перевёрнутой клетки, мышка всё так же снует внутри.

Мадам Паскуда

Фельдшер Кардакова тащит из санчасти практически всё. Излюбленный приём мадам Паскуды (так называют её зэки) — «путать» таблетки и всучивать больным самое дешёвое фуфло независимо от заболевания. Эта гнусная роль буквально отшлифована на протяжении лет, и потому ловить у мадам Паскуды нечего, особенно новеньким. Этим она запросто пропихивает всё, что ей вздумается, и ещё принимает благодарности. Со старенькими чуть сложнее, но и тут она на высоте: в случае обнаружения подмены мадам Паскуда невинно закатывает сорокалетние лошадиные глаза и секунду как бы вникает в случившееся.

Были случаи, когда она умудрялась вторично и «не отходя от кассы» втолкать одному и тому же человеку совсем не то, что требовалось.

Спорить и ругаться с мадам Паскудой было очень даже небезопасно. В мгновение ока она нажимала на кнопку, и требовательного зека тут же волокли в ШИЗО. Сама же мигом катала солидный рапорт, по которому запросто можно было приговорить к пяти годам. Но и это ещё не самое худшее, на что она была способна. Истерика — вот козырный номер этой выдающейся «таблеточницы»! Видя, что её вот-вот разоблачат и обзовут воровкой и сукой в присутствии всех, она бросала таблетки из рук на пол и стрелой мчалась в оперчасть. Слёзы ручьём лились из её глаз ещё по дороге. Она врывалась в первый попавшийся кабинет оперов и буквально падала на стол или стул.

После этого зека наверняка ждали изрядные побои и, разумеется, полные пятнадцать суток ШИЗО, иногда и БУР. Но мало-помалу оперативники просекли бестию, им самим изрядно надоели частые ее спектакли, и они стали просто обещать мадам Паскуде, что накажут того или другого зека.

Некоторое время это проходило за чистую монету, однако чуть позже фельдшерица обнаружила наглый обман и моментально подключила к «работе» своего мужа, майора Кардакова, который работал дежурным помощником начальника колонии.

За непринятие соответствующих мер к нарушителям режима на «ковер» вскоре вызвали самих оперативников. Замначальника по режимно-оперативной работе распек «красавцев» в пух и прах, пояснив, что лучше посадить трех невинных зеков, чем обидеть одну вольную порядочную женщину. Оперативники, как и положено, согласились с начальником, но не забыли о мадам Паскуде. Они решили проучить ее раз и навсегда, но не своими руками…

Ответственная работа по «преподанию болевого урока» была поручена Вовчику Ростовскому, двадцативосьмилетнему артисту и «дураку», который под видом гонимого и дурачка давно и эффективно пахал на оперчасть. У Вовчика были свои, особые претензии к мадам Паскуде, и потому он с великой радостью и энтузиазмом взялся за дело.

Поначалу он просто всячески допекал мадам Паскуду словесно, доводя её до настоящего бешенства. Фельдшерица была в полной растерянности, абсолютно не зная, что предпринять. Бежать в оперчасть не имело смысла — какой спрос с дурака? — а терпеть унижения и оскорбления не хватало сил.

Она плакала и просила Вовчика прекратить свои шуточки, но он только улыбался в ответ и помахивал рукой: «Погоди, мол, будет и не это…»

Вовчика давно не сажали в ШИЗО: лет пять-шесть назад с его «болезнью» смирился последний из твердолобых Офицеров, и он мог вытворять что угодно, кроме насильственных действий. Добившись окончательного и бесповоротного признания в качестве дурака, Вовочка впоследствии аккуратненько сошелся с операми, о чем интуитивно догадывались единицы из самых «прелых» зеков. Мадам Паскуда пробовала подлизаться к «клещу», но «клещ» не клевал на мякину, продолжая свое дело… Так длилось примерно месяца полтора-два.

И вот в самый канун праздника 8 Марта Вовочка, как обычно, явился в санчасть, пристроился к очереди за таблетками, дождался, когда у окошка выдачи мелькнет молоденькая медсестричка Оленька, и тут же вручил стоящему впереди зеку сверток, на котором были четко написаны инициалы мадам Паскуды — Л. Н. К.

— Тс-с! — пискнул он, давая понять зеку, чтобы тот не указывал на него.

Весь женский персонал санчасти давно привык к подаркам и открыткам «влюбленных» страдальцев, и потому Олечка не особо удивилась свертку. Она удивилась лишь тогда, когда прочла инициалы. Мадам Паскуде никто и никогда ничего не дарил, в этом и был гвоздь!

Оленька улыбнулась, мигнула своим коллегам и протяжно пропела:

— Людмила Никола-авна… Тут вам пода-аро-чек передали, тя-яже-ленький…

Фельдшерица встрепенулась, подняла голову из-за стола, вскочила и вместе с медбратом кинулась к Ольге.

— Я сама, я сама, Людмила Николаевна! — шутливо воскликнула Оля и спрятала сверток за спину.

— Ну давай, давай уже! — поторопила ее мадам Паскуда, явно довольная и возбуждённая.

Ольга торопливо развернула плотную бумагу свертка и увидела перетянутый тесьмой золотистого цвета пакет. Она ловко дернула за тесьму и стала разворачивать пакет.

— Тьфу ты, намотали, одна бумага! Ну наконец-то! — выдохнула она, когда из-под вороха бумаги показалась небольшая, сантиметров двенадцать длиной и восемь шириной, коробочка, выполненная неким местным умельцем. Ольга открыла коробочку и достала из неё нечто, завернутое в ярко-красный бархат.

Глаза у мадам Паскуды загорелись алчным огоньком. Коллеги тоже сгорали от нетерпения, вытягивая шеи.

Олечкины пальцы быстро развернули бархат и… гробовая тишина зависла в кабинете, как будто кто-то внезапно умер!

В руках у неё, поблескивая свежим лаком, находился толстый, сантиметров двенадцати, деревянный мужской член, раскрашенный яркими красками. Плюс два яичка с боков.

У мадам Паскуды отняло речь, лицо её сперва покраснело, а потом побелело как полотно. И тут прямо в окошко раздался нечеловеческий Вовочкин визг:

— По-о-здра-а-в-ля-ю-ю!!! Ха-ха-ха! По-здра-а-в-ляю!!!

Он топал ногами и чуть ли не бился о полку головой, он трясся и задыхался от восторга, в то время как мадам Паскуда чуть ли не теряла сознание от унижения.

С тех пор ее в зоне не видели. Болтали, что муж мадам Паскуды, разнюхав, кто именно стоял за всей «операцией», якобы разбил голову лейтенанту Алимаеву, однако это только болтовня, а как было на деле, никто не знает.

Вовочку, разумеется, не посадили в ШИЗО, но в психушку на три месяца он таки отбыл, на всякий случай…

Урал, 87-й год

«Будет смотреть!»

Ручная погрузка вагонов. Рудничную стойку грузит звено «петухов». В звене жесточайшая дисциплина и полный беспредел. «Петухи» — отдельное государство в зоне. Стойка — бревно четырнадцати — шестнадцати сантиметров диаметром и два с половиной метра длиной. До штабеля пятнадцать метров, туда и обратно к трапу вагона бегом. Осень. Дождь. Скользкий трап гнется и скрипит под ногами.

— Быстрей, быстрей, козёл! — Палка звеньевого Косолапого обрушивается на плечо «Ольки».

— Хуесос вообще обнаглел! — Бегущий сзади с бревном «Гитлер» умудряется на ходу лягнуть «Ольку» ногой. Дружное ржание. Несколько минут довольные «надзиратели» поглядывают на бегающих и молчат. Норма погрузки пятидесяти кубометров — два часа, звено грузит за час десять в любую погоду.

После каждой погрузки — обязательная разборка; сперва волынщиков «учат» неработающие надсмотрщики, потом сами работяги. Работяги бьют волынщиков страшнее, поскольку их могут уличить в сочувствии, и тогда…

— Шевелись, гондон, шевелись! — это уже относится к стоящему на вагоне Демону, он поправляет багром брёвна, как следует. Последний ряд Демон уже не успевает подравнивать, очень неудобно стоять, а бегущие специально стараются бросать бревна прямо на ноги, «учат». Демон пятится к самому борту вагона и умоляюще поглядывает на Косолапого…

— Быстрей, быстрей, пидор! Ты уже целых две недели в бригаде… Вали его!

Демон выскакивает на узкий борт и лихорадочно цепляет багром бревна.

— А-а-а-а-а! — Багор ещё секунду висит в воздухе. Глухой удар тела о землю…

— Скрипка! Ну-ка дыбани, не на рельсы ли? — Косолапый отдает распоряжение, и Скрипка бросается за вагон, гуда, куда упал Демон.

— Витёк в луже крови лежит, пидор!.. Он, видно, о сцепку головой бахнулся. Если о сцепку, то пиздец!

— Эй, Демон, Демон! — Скрипка тормошит лежащего и разводит руками…

— Косит, хуесос! Косит, сука! В рот его ебать, будет смотреть! — кричит Косолапый и вновь обрушивает палку на чьё-то плечо. — Быстрей! До съёма ещё час.

— Так и так ему не помогут, если чё… — цедит кто-то в оправдание Косолапого, — пока сни-имут…

— Ленивый, козёл, вот и падает, — констатирует другой надсмотрщик и чешет свой лысый затылок.

Урал, 25 сентября 89-го года

«Желаю вам…»

Сашка Клюквин — профессиональный кляузник. Его знает вся зона, и по вечерам к нему стекаются просители всех мастей. У Сашки свой прейскурант на жалобы; он не борщит в ценах и, с барского плеча, может даже снизить сумму или написать даром неимущему.

Пишет по лагерным меркам действительно поразительно, нескольким зекам пересматривали дела, коего даже помиловали. Помиловки у Сашки получаются лучше, он горд собой и заявляет, что когда-то по его помиловкам будут судить о целой эпохе.

Что до себя самого, то он пишет жалобы уже одиннадцать лет, и все безуспешно. Соблазнил пятнадцатилетнюю дочь полковника МВД, и, хотя она выглядела старше своих лет и никакого изнасилования не было в помине, полковник надавил, и симпатичному москвичу врезали тринадцать усиленного.

Находясь в зоне, он заскучал и решил вывести на чистую воду старшего опера, который вовсю торговал анашой. За это он сам получил дополнительные три года и стал «наркоманом» и «торговцем». Даже по его румянцу на щеках можно было без труда определить, что он никогда не курил и простых сигарет, но опер есть опер, тем более старший.

Убедившись в невероятной непробиваемости всех судов и прокуратур СССР, истрепав себе все нервы, Сашка решил хоть как-то попортить их тем, кто получал зарплату за отписки. На протяжении последних двух лет он рассылал регулярные послания-пожелания во все инстанции, имеющие отношение к его личному приговору. Ровно пять штук в месяц, шестьдесят в год.

Нет, он не переписывал под копирку один и тот же текст, он всякий раз придумывал новые и нет-нет да и показывал их знакомым. Мне довелось их читать и даже кое-что сохранить из Сашкиного творчества, поэтому я сейчас имею возможность привести один такой текст полностью.


Генеральному Прокурору СССР.

Глубокоуважаемый гражданин Прокурор, понимая и сознавая до мозга костей, что грозить вам совсем небезопасно и бесполезно, учитывая все ваши возможности и соответствующие статьи УК, я решил просто желать. Да-да, именно желать, за что у нас, как известно, пока не судят.

Мои пожелания, смею вам заметить, очень искренни, они обязательно дойдут не только до вас, но и до Бога и, следовательно, не пропадут втуне.

Итак, что же вам пожелать?

Вы чтите слово «возмездие», не так ли? Чту его и я. За долгие годы тюрьмы и благодаря методам современного «воспитания» в НТК я имею следующее:

Импотент в двадцать девять лет

Нет зубов

Почти ничего не вижу

Язва желудка и туберкулез

Убита нервная система

Ни дома, ни крыльца

Геморрой и многое другое, не считая рабской работы и тысячи команд в день.

Я человек-робот, гражданин Прокурор.

И вот этот робот справедливо желает и вам под старость хотя бы восемь-девять таких лет, за что угодно. Хотелось бы, чтобы вся ваша семья в этот период дружно отвернулась от вас и слала в посылках одну поваренную соль. Чтобы все ваши многочисленные жалобы возвращались снова к вам, чтобы на ваших глазах люди вскрывали себе вены, животы и прочее и обливали кровью охранников. Чтобы висельников в вашей камере держали до утра, чтобы на вас ночью наскакивали крысы, а в супе ловились тряпки и чьи-то гнилые зубы. Чтобы вас, больного, за то, что вы вышли на воздух в неположенное время, тащили в ШИЗО) раздетым, в одном белье. Чтобы над вашими слезами и мольбами смеялись не только офицеры, но и зеки, чтобы вы обязательно пообщались с гомосексуалистами и маньяками. Чтобы вши всегда, денно и нощно, напоминали вам, где вы находитесь, а вид сапога и дубинки сразу и моментально вызывал у вас понос. Чтобы любой кулак приводил вас в ужас и трепет, чтобы вы жаждали смерти, но не могли умереть.

Я бы мог еще много чего пожелать вам, гражданин Прокурор, но, к сожалению, вы у меня не один, как, впрочем, и у Бога…

Многие люди вашего ранга и чуть ниже с нетерпением ждут подобной весточки, но не все, увы, ее получат. Разумеется, не все получившие такое чудо поверят, что мои пожелания сбудутся, но ведь и Николка Чаушеску до поры не верил, а люди желали и желали…

Не отчаивайтесь и мужайтесь, строгость и режим еще никому не шли во вред, особенно бывшим чиновникам. Вы обязательно обретете истину, и истина сделает вас свободным!

Ваш покорный слуга и почитатель

Александр Клюквин.


На дворе стоял уже девяностый год, и, казалось, нечего было опасаться…

Но однажды Сашку вызвали в штаб колонии, не было его часа два-три. Вернулся он хмурый и неразговорчивый, никому ничего не объяснял. Как впоследствии выяснилось, к нему приезжал какой-то тип из безопасности, комитетчик.

О чём он с ним говорил, никто не знает, но ровно через две недели Сашку осудили на тюремный режим. На пересыльном пункте города Соликамска (Белый Лебедь) его изнасиловали, выбили глаз и почти все оставшиеся зубы. Можно было отнести все это на счёт случайного совпадения — чего, мол, в тюрьме не бывает! Но Сашке раздробили ещё кисть и все пальцы правой руки… Кроме того, он вообще не должен был ехать через Белый Лебедь.

«Это Бетховен, Паша!»

Пашка Змаевский — карманный вор. Ему тридцать два года, четыре судимости. И все за карман. Подвижный, маленький острослов с большой, явно выделяющейся головой, он похож на головастика. На груди постоянно крестик. Балагур и весельчак, язва и добряк — днепропетровский босяк из интеллигентной семьи. Мать — завуч в школе, дед — заслуженный юрист Украины. Пашка ненавидит хулиганов и грабителей, тупые и наглые тоже выводят его из себя. Заметив однажды в человеке тупость или хамство, он прямо и твёрдо заявляет ему: «Не обращайся ко мне!»

На этом отношения заканчиваются раз и навсегда. Мы встретились с ним в Коми.

— Ты не представляешь себе, что это такое, Паша! — говорил он мне в моменты вдохновения и удара. — Берешь газетку, ага!.. В Краснодарском крае собрали хороший урожай… Селяне с деньгами. И вот я в Краснодаре. Выходишь на привокзальную площадь и чувствуешь пульс города, все нити идут прямо к тебе! Это Бетховен, Паша, это Шуберт! После первой удачной «покупки» заходишь выпить стопочку коньяку, всего стопочку… И вперёд! На следующий день ты уже на базаре, в области. Лотки, сумки, крики, толпы, машины… Это Моцарт, Паша!

«Спалился»… Тётка орёт и замахивается сумкой: «Шо ты там ищешь, пара-азит?! Нэма там ничего!» — «Есть или нет, а проверить надо, тётка!» — шутишь как ни в чём не бывало и с ходу валишь в толпу. Дежурные пятьсот рубликов для милиционера всегда в кармане. Если «прихлопнут» двое-трое, быстренько телеграмму Галочке — и «штука» летит… телеграфом. Галочка у меня умница! Подружка моя, — поясняет Паша. — Я для нее икона, Паша! Вот есть иконы, знаешь, вот я икона для Галы. Сказал и сделал… Пусть земля перевернется, а сказал и сделал! Не обманул ни разу, представляешь, ни разу! Хорошая подружка у меня, хорошая. Мама лю-бит её!.. Хорошая девочка, два срока уже ждёт, живёт у матери. У нас с ней своя квартира, но живёт у матери… Я не просил, сама, знает меня…

Освобожусь, Пашка, потрясу здесь шахтеров, обязательно потрясу. Инта, Ухта, Воркута… Деньги тут есть, есть. Привезу ей подарок, дорогой, настоящий, за все года…

— Что, сразу начнешь воровать?

Смотрит на меня, как на инопланетянина, с некоторой обидой и удивлением.

— Паша! Больше двух лет я ни разу не был на свободе, воровал всегда с первого, и только с первого, дня, а как же! Клянусь! — быстро крестится и смотрит прямо в глаза, карманники любят приврать, и он это учитывает. — Месяц нормальной работы, Паша, — пять — семь штук минимум. Пять — семь! Я работаю всегда один, никаких «бригад»… С проститутками не общаюсь, останавливаюсь только на частных квартирах, у бабушек… Прилично одет, человеческие манеры, подарочек, теплое слово… В гости потом зовут. Так вот! «Приезжайте, Павел, дай вам Бог здоровья!» А как же? Украсть, Паша, — это не ломом голову проломить, нет. Бог простит. Все только технически и без хамства. Так учили…

Я подначиваю его и специально завожу разговор на больную тему:

— Так-то оно так, Пашок, ну а если здраво и как на духу?.. Мужик за зарплату тридцать дней пахал, трое детей… Или старушка с пенсией… На лбу ведь не написано, а на дипприемах ты не бываешь. Сам говоришь — базары, сетки, лотки, автобусы… То есть простой народ, нищие по сути…

Он, конечно, прекрасно понимает, что христианство и воровство несовместимы, но не соглашается со мной, хотя весомых доводов в пользу краж не существует в природе.

— Знаешь… У всякого человека есть потребность дать и взять, взять и дать. Да, я краду, и приятного для обворованных тут мало, базару нет. Но ведь я и даю, Паша. Ты что думаешь, я все прожираю один? Я ни одного нищего не обхожу, просто так даю, кому трудно, замечаю… Конечно, половину трачу на себя лично, да, но по-ло-ви-ну, не больше. А возврат?.. Нет такого карманника, который ни разу не давал возврат добровольно, нет! Я давал десятки раз, Паша. Вот тебе крест, давал! То девчушка заплачет, жалко, подойдешь, отдашь, а она прямо ноги готова целовать, ты бы видел эти глаза! То мужик от горя скорчится, тоже жалко. Я чё, не человек, что ли? Хороших людей чувствуешь, Паша, чувствуешь, что-то внутри переворачивается, сила! Я всегда слушаю себя, да. Если сердце говорит — отдай, отдавай, сколько б ни было, от-да-вай! Не отдал, можешь готовиться в тюрьму, сто процентов! Мне один старый дедушка говорил это, всю жизнь со своей старухой прокрал. Семьдесят пять, а еще лазит, вот это наши люди! Молодец, никого близко к себе не подпускает, из шпаны я имею в виду, говорит, половина на мусо-ров крадет… Меня подпускал, Паша! Чистодел, одним словом, чистодел. В шестьдесят втором последний раз освободился, и кранты. Ни разу! Один, зато на свободе, с бригадой связался — тюрьма. Не жадничай, и Бог простит, так… Я не отбираю у матери сына, не стою под мостом с колом, ребра не ломаю… Всё по-человечески. А крали всегда, крали и будут красть до скончания. Кошелек… оно, конечно, его видно. Потерю средств я имею в виду, а вот тех, кто обирает народ на миллионы по закону, как бы и нет вовсе. И ничем, козлы, не рискуют в креслах своих, кради — не хочу! Я честно играю с огнем и плачу дорогой ценой… Тюрьма, самосуды, молва… Крадите у меня, пожалуйста! В милицию не пойду, бить не стану, даже проклинать не буду. Сумели — вам считается. Короче, делай что хочешь, но будь порядочным человеком! А вообще людей, которые бы не приносили кому-то вред так или иначе, не существует в природе. Осознанный вред, да. Чем тоньше и воспитанней человек, тем он подлей и изощренней. Пусть редко, но зато он очень больно колет другого… Исключений в судьбе не бывает, законы природы одни и одно солнце, не надо быть и гением, чтобы понять… В книжках разве что, у Пушкина… Чем больше будут воровать, тем меньше будут убивать, Паша… И наоборот, тоже да. Вон сколько «штопорил» развелось! Через одного прямо. А лет через десять—пятнадцать будет сто-о-лько «мокрушников»! А они все воров ловят, д_рки! Молились бы на нас, так нет. Все ворами всё равно ведь не станут, как все не станут честными. Да и что такое настоящая честность?! С ума с ней сойдешь, люди отвернутся все, сумасшедшим посчитают… Настоящая, без грамма лжи и притворства, Паша… У Лескова, Чехова есть про это… Да ты любого человека спроси: «Что для тебя лучше — грабители в квартире или пустой карман в автобусе?» Вот и вся философия. Чтобы полторы-две сотни за день украсть, надо рысачить, как конь, еще как! Кто сейчас по штуке-то с собой возит? Единицы. И надо их еще отловить! Без боли и зла мир рухнет и рухнул бы давно, так что все в руках Божиих: и бабушки с пенсией, и мужики, и воры. У Бога ни-че-го не вымолишь, бред. Дана судьба, и всё в ней уже есть… Никого еще не помиловал и не избавил от страданий, никого! Ты меня не поймёшь, Паша, нет, надо самому прочувствовать, самому. Украдёшь первый кошелёк, вспотеешь, как пёс, достанешь сотку и всё поймешь, всё! Это Бетховен, Паша!

Микунь, 77-й год

Тупик

Новочёркасская крытая тюрьма для злостных нарушителей режима. Рабочий корпус. Каждое утро проходим по коридорам и спускаемся в вонючие подвалы — цеха. Пусть под замком, но зато разнообразие. Сельскохозяйственная продукция и ширпотреб… В четыре часа дня — назад в камеру.

Месяц назад в камеру перевели новенького, он из тех, кто получил крытую прямо со свободы, по приговору. Волжанин, тридцать шесть лет, пятнадцать строгого, из них первые пять на тюремном режиме. Зверское убийство жены, измена. Был вменяем, мстил. Высшее образование, инженер, но был когда-то еще раньше судим за мелочевку. Потухший, неживой взгляд, весь обросший, лицо вялое, белое, движения замедленные, весь в себе. За сутки три слова, почти ничего не ест.

Чужая судьба никого особо не интересует, но тихие всегда притягивают к себе и вызывают повышенный интерес. Расшевелить «покойника» никому не удается. Махнули рукой — не делает вреда, и достаточно. Человек-тень со смертью на плече. Мне его жалко. Хорошо понимаю, что такое пятнадцать лет в совдеповских лагерях, и особенно в тюрьме, среди обезумевшей публики. Сильно переживает и, по всему видно, решает свою последнюю проблему…

Мне двадцать четыре года, сроку двадцать, но восемь из них отбыто. Больше опыта, давно прошел его муки. Тяну лямку, но свой срок вроде чужой, смотрю на других, удивляюсь… Хочется сдвинуть его с мертвой точки, найти и подать единственную нить жизни, хотя нет никакой уверенности в том, что жить лучше. Глупая церковь «запретила» и это, а как просто и легко! Какой там грех, свобода! Все грехи у Бога за пазухой, а мы несчастные смертные. Но хочется спасти, почти автоматически, почти из интереса. Молчит и только кивает в ответ, думая совсем о другом. Нет, ум еще есть, но он далеко. Отчетливо вижу, что на все реагирует и все понимает, но молчит, не хочет рассеиваться, уже понял, как трудно решиться на…

Бьюсь, как от стену, несколько дней. Ни-че-го! Умоляет взглядом не трогать, оставить его, мол, благодарен мне, но… Его жизнь в моих руках, знаю как о закате: вот-вот покончит с собой, ищет время и место. Чувствую каждой клеткой. Засыпаю и думаю: сегодня?., завтра?., послезавтра?.. Делаю последнюю попытку и… опускаю руки. Стараюсь не замечать и не думать.

Через неделю его неожиданно переводят в одиночку. Уговорил опера под каким-то предлогом, увели прямо из цеха. Прожил ещё целый месяц, повесился ночью.

Новочеркасск, 79-й год

Подписка или срок?

Время правления Андропова. Урал. В один из дней всю зону собирают на центральном плацу. Менты очень возбуждены, улыбаются и перешептываются между собой. Наконец появляется хозяин лагеря в сопровождении своей свиты.

Зекам зачитывают указ от такого-то числа: «Вводится в действие статья 188 прим., по которой осужденным могут добавлять срок только за одни лагерные нарушения». До двух и до пяти лет.

Все в шоке, не верят собственным ушам. Кто-то уже подсчитывает, сколько дополнительных лет ему придется отсидеть, кто-то матерится, а кто-то желает Ско-тодропову сдохнуть во всеуслышание, не боясь статьи.

Через пару дней по зоне проносится слух, что у нарушителей и блатных будут брать подписки: «Обязуюсь, не буду, осознал…» Кто не подпишется — получит срок по прошлым нарушениям. Половина людей не верит в такую галиматью. Судить за прошлые нарушения?! Нет, это уже сверх всякой наглости, такое проделал Хрущев с Рокотовым… Неужели и этот?! Другая половина ни в чем не сомневается, говорит, что так и будет. Все в ожидании и напряжении. Спустя неделю начинают партиями вызывать в штаб… Кто чуть попроще — подписывает, остальные плюются и уходят, не обращая внимания на угрозы начальства.

Развязка наступает очень скоро, буквально через пару месяцев. Первые семь человек получают в основном по полтора года, готовят других. Менты просто ликуют и не скрывают своей радости: «Наконец-то, мол, свершилось. Теперь все пойдет как по маслу! Рабы в законе — это блеск!»

Зона изменилась до неузнаваемости. Многим стыдно смотреть друг другу в глаза, до того они опустились… Вот она, проверка на вшивость! Блатные устояли почти все, невзирая на оставшийся срок. Было и не такое, чего уж там! Отсидели больше, отсидим и андроповское, где наша не пропадала!..

Лагерный суд

На пересыльном пункте закрытым судом судят известного пермского блатюка и честнягу по жизни. Петю Богомольца…

В январе его за что-то притащили в ШИЗО и после тщательного шмона велели снять теплое нательное белье. Таков порядок. Тонкая куртка х/б, брюки, носки, трусы, майка. Пете тридцать с лишним, сидит одиннадцать без выхода, туберкулезник, шкура и кости, до свободы девять месяцев.

На улице сорок шесть мороза, в камере жуткий дуборез, почти не топят. С потолка и со стен постоянно течёт, сидеть просто невозможно, зеки только два раза в сутки греются от кружки с кипятком. Петя знает, что через пятнадцать суток у него обязательно начнется активный процесс в легких, а потому артачится и не снимает рубашку.

— Покажите, где написано, что рубашка не положена при такой температуре, покажите! — хрипит он, доказывая свою правоту на коридоре. — Покажете — сниму, нет — значит, нет!

Контролёры и дежурный ссылаются на инструкции и единый для всех образец одежды. Разреши одному, заорут все.

— Да пар изо рта идёт, руки стынут же! Охуели совсем!

Петю пытаются раздеть силой, но он вырывается и не дается. Начинают бить, все сильнее. Петя бросается к перегородке контролеров, разбивает стекло и наносит ранение дежурному. Капитан хватается за лицо, Петю сбивают с ног и запинывают сапогами. Полуживого, но в теплой рубашке бросают в специальный холодильник, затем в общую камеру. Через пятнадцать суток начинают следствие.

И вот — суд.

* * *

Судья. Скажите, осужденный Богомолец, почему вы отказались выполнить требование дежурного помощника начальника колонии?

Петя. А что делать, загибаться там? Вы бы посидели в таком холодильнике в одних трусах, через день пайка! Я же тяжелобольной, меня вообще не имели права сажать в ШИЗО, у меня первый тубучет, первый… Они всегда сажают без подписи врача, по договору; если что случится, врач не ответит, нет подписи. Отсидел без несчастья, он задним числом подписывает… Все знают!

Судья. Это к делу не относится, Богомолец!.. Значит, вы отказались снять рубашку по причине холода в камере, так?

Петя. Да, и по состоянию здоровья.

Судья. Но вы зна-али, что обязаны выполнять все… требования администрации?

Петя. Что вы пургу несете?! А если убить кого потребуют или мать родную обшмонать?! Требования! Я эти инструкции не составлял, это педерасты из Кремля да учёные наши хвалёные понаписывали!

Судья. Отвечайте на вопрос, Богомолец, знали или нет?!

Петя. А кто не знает в зоне?

Судья. Почему же вы не выполнили требование, а потом не обжаловали у начальника НТК?

Петя (смеясь). Вы не актриса часом?.. Еще пятнадцать суток за обжалование заработать? Да он сам, козел, воду из ведра подливал в камеры и в пищу, сам! Гу-сто, говорит! Я соб-ствен-ны-ми глазами видел, и не раз. Как его обход по БУРу, железно!

Судья. (О чем-то шепчется с заседателями, потом задает вопрос). Вы утверждаете, что вас сильно били и что в целях самообороны вы были вынуждены нанести телесные повреждения капитану Булько?

Петя. Да, так оно и было, все слышали в камерах.

Судья. Вы обращались в санчасть на предмет освидетельствования?

Петя. А кто меня из камеры выпускал? До сегодняшнего дня четыре с половиной месяца не выхожу. Врач ни разу даже не подходил, сколько ни тарабанил! Таблеток не мог взять, какое освидетельствование!

Судья. Но дежурный, три контролера, а также двое осужденных из обслуги показали, что никто вас не бил до пореза. Вы можете доказать обратное?

Петя. Я вообще ничего не могу доказать, я раб, понимаете, раб! Пусть следствие доказывает и проверяет! Вы что, не знаете закона? Они все — одна банда, знают друг друга по двадцать лет, по локоть в крови! И вы еще спрашиваете?! А двое осужденных… это завхоз и шнырь БУРа, понимаете?..

Судья. Не понимаю.

Петя. Ну это та же администрация, делают, что и те… Да их самих бросят на растерзание нам, если скажут не так. Да и не скажут, люди в БУРе не работают, люди сидят…

Судья. Скажите, Богомолец, вы часто содержались в ШИЗО и ПКТ? К какой категории осужденных вы вообще относитесь? В деле есть справка, что вы придерживаетесь воровских убеждений…

Петя. Что вы, как зам по POP: часто, не часто? Кадкой масти? Такие, как я, вообще не должны вылазить оттуда!.. Два медведя в одной берлоге не уживаются, а здесь шакалы и людоеды над нами!

Судья (строго). Отвечайте на вопрос и не паясничайте!

Петя. Да часто, часто!..

Судья. Раньше вас в белье содержали или как всех?

Петя (совсем растерян, видит, что толку с этого суда не будет). Голым, голым содержали!!! Вы такие же твари, как и они! Козлы, хуесосы!!!

Выхватывает откуда-то осколок лезвия и несколько раз изо всей силы бьёт себя по обеим рукам на уровне локтя… Струи крови заливают одежду и пол.

«Нате, нате, нате!!!»

Контролёры бросаются к Пете, судья закрывает тонкое дело и встает.

* * *

По лагерной радиоточке объявляют приговор злостному нарушителю Богомольцу: «Три с половиной года строгого режима плюс неотбытые четыре месяца».

Урал, 83-й год

Параша

Рано утром на пересыльном пункте начинается оправка. В камерах обычно по пятьдесят—семьдесят человек, половина спит прямо на полу. Полно вшей, клопов, крыс, ужасная духота, постоянно варится чифирь, кадят сигареты и самокрутки. Никто не хочет выносить злодейку-парашу — железный бак в метр высотой и сантиметров семьдесят шириной. Как правило, ее хватает где-то на два дня и — доверху. Все стараются выскочить из камеры первыми, четверо последних обречены нести.

Коля Сытик и Юрий Петрович, два пожилых особиста, недавно переведены на строгий режим, они еще не успели понять «юмор» черного режима; живут понятиями и постановкой особого, где больше правильного, где почти все по жизни и как должно, где зарезать бандита или зарвавшегося хулигана совсем просто. Менты там тоже не исключение, «шелковые»… Необходимым условием является наглость и несправедливость, если это есть, завтра или через месяц вас обязательно прирежут или случайно придавят трактором. Если вовремя не одумаетесь.

— Парашу!.. — Контролер Гена Глист, спекулянт-прапорщик с двадцатилетним стажем работы на одной пересылке, напоминает зазевавшимся особистам о параньке. Он явно прикалывается над бедолагами, соображая, что почем, как настоящий зек.

Коля и Юрий Петрович переглядываются между собой, лихорадочно прикидывая, как быть. «Молодежь ушлая свалила, а выносить так и так надо, потому что до следующего утра не откроют». «Что за козья постановка?! Почему мы?! Надо разобраться с этим, нашли молодых!»

Особисты, безошибочно и не переговариваясь, набрасывают в уме «спектакль», и начинается игра.

Они молча подходят к параше и начинают валять ваньку…

— Ой, да мы не сдвинем её, старшой! — Коля и Юрий Петрович буквально краснеют от натуги, но руки и не думают напрягать.

— Ну сволочь, тя-же-лая… Не-е-е, надо пару человек молодых. Фу! Аж «мотор» прихватило сдуру! — Коля потирает грудь и корчится. — Ой, да она, кажись, привинчена к полу, Петрович! И не приподымешь глянуть, мать твою в так! В натуре, как привинчена! Старшой, её раньше-то выносили или нет?! Может, ты новенький, не в курсе, а?

Глист, понятно, давно «выкупил» разыгрываемую перед ним комедию и выжидает, смотрит, что будет дальше. Наконец ему это надоедает.

— Ну идете или я закрываю дверь? — не глядя на особистов, безразлично бросает он.

— Идём, идём, командир, ты чего! — в голос кричат особисты и летят к двери. Параша уже в четырех метрах от стены, все-таки кое-как они её немного оттащили.

Глист даёт им выскочить, заходит в камеру, опирается спиной о стенку и опрокидывает парашу на пол, успевая при этом отскочить. Дверь быстро закрывается на засов.

* * *

Семеро солдат и три овчарки десять минут загоняли в камеру шестьдесят человек, не желавших входить в зловоние. Глист гогочет и с удовольствием щелкает пальцами: «Это вам не у Кати за столом! От параши ещё никто не умирал».

Больше особисты к параше не подходили. Ночь прошла спокойно.

14 сентября 90-го года

Мертвец — ещё не свободный

Ровно шесть дней до свободы, восемнадцать лет позади! Ничего не лезет в голову, постоянно рассеян и где-то витаешь. Ждешь и одновременно боишься свободы.

Вчера утром снова погиб человек, Юра Медведников, родом из Кинешмы. Одно бревно, точно в голову. Может, судьба, кто знает!.. Но почему погибают только зеки, почему? Почему ни одной такой «судьбы» за последние одиннадцать лет не случилось ни с одним офицером? Почему?.. Десятки «почему?» и грустная усмешка… Это надо видеть и знать!

Земляки из Кинешмы с ходу отбили телеграмму родственникам погибшего. Надеясь, что родители таки приедут за телом, допустили неслыханную дерзость — обтянули простой, грубый зековский гроб дешёвой материей, неизвестно где раздобытой. Помянули с чифирем, поговорили. Прощаться с покойным не положено. Около восьми вечера в секцию влетает Коля Гусев, друг погибшего, и шальными глазами ищет меня.

— Пашка!!! — чуть ли не плачет он и весь трясётся. — Прости, Бога ради, я знаю, тебе не до этого, шесть дней осталось, но больше некому, некому!.. Гады! Козлы! Людоеды! И покойнику режим, и покойнику, Паша! — Губы его бледные и сильно дрожат.

Я успокаиваю его и прошу рассказать толком, что произошло.

— Мы обтянули материей гроб, Паша, чтоб хоть на что-то был похож. Родители уже под воротами, выехали сразу. А они… замполит Ливанов и режимник Рыбаков ворвались к шнырю вахты, где гроб лежит, и сорвали все, одни гвозди торчат! Материю унесли, шнырю дали в зубы. Он и рассказал все втихаря только что. Паша!.. Я и ты… Больше никто не узнает! Я понимаю, шесть дни, но не бойся, раньше времени они не узнают, клянусь! Запиши данные, запиши: Юра Медведников, тридцать один год, город Кинешма… Может, даст Бог, люди прочтут и узнают! Я знаю, у тебя много чего написано, мне говорили… Запиши, Пашок, запиши! Майор Ливанов и майор Рыбаков…

Апрель 91-й года

«Во даёт!»

Кто хоть один раз видел настоящего лагерного картёжника, каталу, отбывшего на зоне десять — пятнадцать лет, тот никогда и ни с кем уже не спутает его.

Настоящий картежник-профессионал никогда или почти никогда не проигрывает. Еще до начала игры он безошибочно определяет, на что способен его будущий или возможный партнер-соперник и способен ли он на что-то вообще.

Если партнёр достаточно «гнилой» и «прелый» и высчитать его не так-то легко, он сыграет с ним всего лишь пару партий, и все выяснится. Братва наивысшего качества практически не играет между собой в карты — нет смысла делить общее, братва делится так. Но бывают случаи, когда два авторитетных каталы сходятся в лобовой и играют до конца, до полного выяснения отношений, как говорят зеки.

Настоящий картежник, как правило, интеллектуал и аферист в одном лице, ибо обман в лагерной игре, в отличие от вольной, приветствуется и допускается. Единственно, что ждет мошенника, если его уличили в шулерстве, так это расчёт по ставке партии, не больше. Однако и тут есть свои исключения: в лагерной картежной игре, как и в жизни, на первом месте всегда стоит договор, контракт, «объява», и, если эта «объява» ограничивала возможность хоть какого-либо обмана, а картёжник допустил его, он будет не прав и уплатит за все. Но так играли только старые каторжане и воры, которые не позволяли себе играть на число или на «под туды», а играли только «на сразу».

Настоящий картёжник применит в процессе игры сто «жужжалок» и «примочек», поменяет пять колод, спулит карту, вымотает партнера, но так или иначе обыграет его, если тот играет на счастье и верит в кратковременное везение. На худой конец он проиграет десятку-две, встанет, завтра придет снова, а через три дня «убьёт» уверенного простака за пятьсот — шестьсот рубликов. Это его работа, это его хлеб. Тонкие, нежные руки, худые узкие плечи, изрядно ссутулившиеся от сидения на нарах, неторопливая, важная, слегка вкрадчивая походка (если ему уже за тридцать), впалая грудь; он часто совсем близорук. Умный, проницательный взгляд психолога, богатейшая интуиция… Вот приблизительный портрет большинства лагерных маститых катал, которые не вылазят из БУРов и крытых. Человек-лис, человек-кот. Он очень редко повышает голос и всегда спокоен, знает, что тихих лучше слушают и слышат, да и куда спешить? В большинстве — юморист и отличный рассказчик. Редко жаден на деньги, он их по сути, не ценит — как пришли, так и ушли, завтра будет день, а карты всегда в кармане…

Но встречаются и истинно «экономные», артисты! Имея восемьсот в заначке, они будут наигранно визжать и выть, проклинать чуть ли не два часа себя же за то, что неразумно расходовали какую-то трешку. Они могут ходить в старой линялой телогрейке, полурваной шапке и брюках с латками, являясь при этом самыми богатыми людьми в зоне, о чем всем, естественно, известно. Они не так жадны, как может показаться, но им нравится играть такую роль, и с годами они забывают, что это всего лишь роль.

Настоящему катале приходится очень часто и долго сидеть в камерах, ибо это их крест. Едва приехав в зону, он сразу бросается в игру, и буквально через семь — десять дней его знают все, кто хоть чуточку интересуется лагерным движением. Катала спешит, ему надо успеть наиграть денег на время отсидки в БУРе, куда его еще не посадили, но обязательно посадят через месяц или два. Там, где что-то знают двое, знает и «кум»: скрыть, кто ты есть на деле, в лагере невозможно. Их стараются быстро отловить, не обязательно за игрой, и запрятать на шесть месяцев под замок. Братва, конечно, его не забудет и там… Как и он потом братву…

Как это ни странно прозвучит, но честность, благородство и порядочность среди настоящих арестантов и воров ценится много выше денег и золота, и это не просто слова. Вор — это не какой-нибудь современный «крутой», не имеющий ничего, кроме дури и денег, силы и наглости. Вор — совесть арестантского мира, он не просто третейский судья в разборках, но человек, чье слово дороже денег и кого уважают по наитию, а не из-за страха либо тяжести авторитета. Таких было мало раньше, мало сейчас, но именно на таких ворах — и это мало кому известно — держится и держалась десятилетиями воровская идея. Они из того же теста, что и все люди, а человечество еще ничего не изменило в вечных ценностях. Да, они не станут работать и служить где бы то ни было, они живут воровством, но они и платят за это жизнью, бесценной и единственной! Не заметить этого невозможно. Картёжники всегда близки к ворам и живут одной с ними жизнью, но не все из них становятся ворами, не все…

Санька Липкин, тридцатишестилетний свердловчанин, умудрился отпыхтеть на строгом режиме почти двадцать лет. Он почти не был на свободе. Сев в четырнадцать, Санька четырежды освобождался, но, получив через несколько дней свои кровные пять — семь, снова отправлялся на зону.

Милиция давно наловчилась прятать таких, как он, и, надумай вдруг Санька завязать по-настоящему, ему бы никто и ни за что не поверил, и через три — пять месяцев он все равно бы получил срок. Если не за надзор, так за «изнасилование», если не за наркотики, так за «разврат».

Старые урки отлично понимали «систему» и потому обычно сразу «терялись», не прописываясь и не получая вшивого паспорта. И чудо! В этом случае они пробывали на свободе гораздо дольше тех, кто сразу шел в РОВД, как порядочный человек. Таковы причуды прошлой да и нынешней жизни.

С Санькой давно боялись играть. Он играл во все мыслимые и немыслимые игры и даже в «кто дальше плюнет», как шутят арестанты. Это был виртуоз и артист в полном смысле слова. Никто, даже зануды и жлобы, тем не менее не обижались на него и с легким сердцем платили свои проигранные денежки. Настолько он умел ублажить партнера и интеллигентно преподать ему урок мастерства.

Отсидев последние шесть месяцев в БУРе, Санька всячески лавировал и не попадался. Оперативники сходили с ума, но сажать его внаглую, причем сразу в БУР, а не в ШИЗО, да еще ни за что, было чересчур даже для ментов. Сажать же сперва в ШИЗО, как и полагалось, они не хотели по той простой причине, что за пятнадцать суток Санька успевал обыграть там двадцать — тридцать человек. Четыре стены, делать нечего, и все поступающие и поступающие люди. Играй — не хочу!

«Настоящая сволочь! — жаловались на Саньку оперативники своему непосредственному начальнику, заму по POP. — Специально не пьет, из бригады никуда не уходит, подкупил всех мастеров и прапорщиков, вежлив!..»

Да, всё, что можно было схватить в зоне, Санька схватил. Санчасть, шеф биржи и вольные мастера стояли за него горой. Он мог все! Должники получали посылки с дефицитом из Москвы и Питера, богатые родители из более близких мест нет-нет подвозили стройматериалы и мебель, цветные телевизоры и вещи. Всё крутилось и вертелось, бригада, где «висел» Санька, не думала о чае и куреве и ела от пуза. Проценты выработки всегда были на уровне. Если бы не страх, начальник колонии давно бы использовал его и сам, но он знал, что такая связь рано или поздно всплывет и тогда его неизбежно сожрут свои, те, кто давно метит на место хозяина.

В ту ночь Санька пошел играть во второй отряд к известному картежнику дяде Коле Пушинке. Выставив атас, он спокойно уселся на шконку и достал карты.

Старый тэрсист дядя Коля Днепровский решил в очередной раз попытать счастья и позвал Саньку в гости, посидеть… Это была отнюдь не первая его попытка обыграть Саньку, две предыдущие закончились полным фиаско.

«Теперь я легкий, как пушинка!» — шутя и с горечью сказал он после второго раза, и ему сразу приклеили очередную кличку — дядя Коля Пушинка.

Подыграв по низам денежек, он снова решил взять реванш. Самолюбие старого картежника никак не давало ему покоя. Дяде Коле исполнилось пятьдесят шесть лет, и его можно было понять…

В полчетвертого утра, когда Санька имел уже четырнадцать партий по двадцать пять рублей, в секцию галопом влетел атасник и крикнул: «Менты! Несутся прямо сюда, сдали, видать!»

Санька мгновенно собрал карты, завернул их в полотенце, на котором играли, и что есть силы швырнул в дальний угол под шконку, метров за девять от себя.

«Ну всё! Устряпался на шесть месяцев, идиот! Раз бегут, значит, „сдали“, факт!» — Десяток мыслей промелькнуло в Санькиной голове, он вылетел в коридор и на секунду замешкался. Куда?!

В бараке было всего четыре секции, но одна из самых маленьких принадлежала обиженным, лагерным «девочкам». Они жили там отдельной республикой, и по законам лагеря мужики имели право только разговаривать с ними и «общаться», ничего более.

Внезапная мысль осенила Саньку, но он внутренне содрогнулся от нее… «А, куда выведет, — подумал он, — выхода так и так нет». Рванув на себя дверь, Санька вбежал в «девичью», мгновенно отыскал в полумраке свободную койку и, сбросив тапки, нырнул под одеяло.

Два прапорщика и ДПНК уже протопали по коридору и ворвались в секцию, где всего две минуты назад играл Санька.

«Да, значит, в натуре сдали, и сдали в цвет! Случайностей у ментов не бывает…» — Санька понял, что его уже ничего не спасет, только зря опозорится с этой чертовой «девичьей»… А он уже сбросил куртку и брюки и остался в спортивном трико.

«Вот бес, разделся и лег в „петушиную“ койку!» — злился он на себя, предчувствуя, что его меры ничего не дадут. Когда надо, менты переворачивают все вверх дном, невзирая на время, а выход из барака всегда перекрыт…

«Может, успею выскочить? Они, видно, в тех секциях. Пока то да се… Скажу, заходил „даму“ позвать, ну и попался…» — Санька снова вскочил и начал в лихорадочной спешке одеваться, поглядывая на спящих «дам». Как раз в этот момент в коридоре снова послышался топот. Дверь распахнулась.

ДПНК с фонариком в руках шагал первым, он светил в проходы между шконками и нет-нет смотрел на бирки, висевшие на каждой кровати…

Заметив стоящего человека, он присветил на него и изумленно воскликнул:

— Ли-и-пкин?! А ты что здесь делаешь, дорогой?! Ты почему здесь и куда это на ночь собрался? — Дежурный никак не мог сообразить, что к чему, а Санька почти прикусил губу от досады. По голосу и вопросам дежурного он моментально понял, что дал страшного маху. «Господи! Они же случайно нырнули с обходом, случайно! Никакой „сдачи“! Теперь сто процентов посадят за то, что находился в чужом отряде ночью! Какой я бык, что же делать?!»

Выхода, казалось, не было, но Санька решил играть до конца.

— А вы с понтом не знаете, что я здесь делаю… — обиженно промычал он и, скорчив рожу, опустил голову вниз. — В уборную иду, куда ещё…

— Я тебя спрашиваю, как ты вообще здесь оказался, а не про уборную! — повысил голос ДПНК, так ничего и не поняв.

— Да всё уже, всё!.. Отыгрался я, начальник, радуйтесь! Вы давно жаждали загнать меня в «петушатник», что, нет? Ну вот я и на месте, дома!.. — Санька снова опустил голову и замолчал, как настоящий «обиженный». «Скушает лапшу или нет?»

Дежурный не поверил собственным ушам и все смотрел, все вглядывался в некогда козырного арестанта.

— Вот это но-овость! — наконец произнес он и взялся рукой за козырек. — Ну ты даешь, Липкин, ну даешь! А я и не знал, честно говоря, да… Вот жизнь блатная, а?! — Ему стало весело, и он даже рассмеялся. — Ничего, от этого еще никто не умирал, Липкин, живут и здесь, может, оно и к лучшему, кто знает… Поблатовал и хорош, может, сидеть больше не будешь. Я таких мно-ого видел, ничего… А вообще-то вы все одинаковы, — махнул, он рукой, — в зоне масти, а там напасти… Ну не расстраивайся особо, поможем… — Он повернулся к прапорщикам и вместе с ними пошёл на выход.

Санька стоял как вкопанный на месте и не решался ступить шагу. Ему казалось, что они сейчас спохватятся и вернутся за ним. Случилось невероятное: менты поверили картежнику на слово и не стали ничего проверять! Смех и гордость потихоньку распирали его грудь. «На такую мякину, на такую мякину!!!» Конечно, ДПНК ни за что не простит ему такого фокуса, так или иначе посадит за другое, но пусть неделя да на воле!..

* * *

На следующий день буквально вся зона ржала, пересказывая услышанное и добавляя в ночной прикол все новые и новые детали. Один Санька не ликовал. Он уже собирал мешок и утрясал свои дела перед долгим «плаванием»… Такова жизнь.

«А где их взять?»

Группу очередных отказчиков от работы, человек двадцать пять, еле втиснулись в помещение, заводят в кабинет начальника колонии. Все средства и методы к ним уже применялись: угрозы и постановления на лишение ларька, передач и свиданий, побои — ничего не помогает. Они упорно не желают выходить на лесо-биржу. Сейчас начальник сам решит, кому сколько суток, а кому БУР.

Причины его не интересуют, все начальство отлично понимает, что почти ручной труд под открытым небом ужасно тяжел, даже невыносим, но что делать?.. Сверху давит свое начальство, и оно не пощадит, оно не видит вблизи смертей и травм, голода и самоубийств, оно тре-бу-ет государственный план.

Мороз тридцать — сорок градусов, с восьми утра до девяти вечера на бирже, голая пайка, пахота за двадцать — сорок рублей, а часто и даром. Целый месяц бригада работала, но план не выполнила: премии нет, заработка нет, почти все уходит хозяину за питание и обязательные пятьдесят процентов государству. Работай дальше!

«Лучше уж сидеть в ШИЗО, — рассуждали многие мужики. — Сломаешь хребет или ногу, никто о тебе и не вспомнит, копейки не дадут! На кого пахать-то?!»

Зимой в отказ оставалось очень много людей, сорок — шестьдесят человек каждый день волокли в железные клетки на улице, а потом по одному до пяти-шести вечера выдергивали в штаб, на разбор. Выдержать, причем не один раз, процедуру клеток, прежде чем попасть в ШИЗО, было не так легко, многие не выдерживали и шли пахать. Люди калечились и гибли, как мухи, особенно во время обледенения, когда снега еще нет, но прихватывает мороз, настоящий уральский мороз.

Десятки обледенелых пятиметровых баданов диаметром от восемнадцати до шестидесяти сантиметров, словно торпеды, с грохотом срывались с ниток транспортеров и неслись вниз с большой высоты прямо на людей и дальше, к реке.

Жуткое, непередаваемое зрелище, особенно когда тебе некуда спрятаться и ты совершенно бессилен высчитать полет бревна! Штабеля рушились и накрывали по два-три человека сразу, зекам отрывало ноги и руки, заматывало их в барабаны и цепи, ломало тазы и ключицы.

Из-за работы и теплого местечка между зеками шла настоящая рубка, и дело доходило до того, что убивать стали из-за мотора и лучшего леса. Трупы бросали в кузов железного МАЗа или, обмотав тросом, как бревна, везли на тракторе до зоны. Ночью гибло еще больше… План выжимался любой ценой, О технике безопасности в лагере заикаться было смешно, но мастера, инженеры по этой самой технике, а их присылали в зону тучами, никогда не забывали поднести зеку журнал по ТБ.

«Распишись, а то завтра прихлопнет сдуру, начнут таскать, объяснительные со всех брать… Сам понимаешь!.. А может, тебе инструкцию прочитать, а?» — «Да на хуя мне твоя инструкция, кто по инструкции работает здесь?»

Слушать их, конечно же, не имело смысла. Будешь соблюдать инструкции, выполнишь норму на двадцать процентов, хозяин завтра запрессует.

Каждый выживал как мог, слабые погибали либо опускались на самое дно и тихо сходили с ума.

— Ну что, граждане тунеядцы, отказчики и престуг ники!.. — будто персонаж из фильма «Операция „Ы“» спрашивает старший лейтенант Фомичев у сбившихся в кабинете отказчиков. Симпатичный, молодой, умный карьерист, начальник ИТК. Этот из новой плеяды ментов, с претензией на интеллигентность и прочее. Встает из-за стола, одергивает китель.

— Одни и те же лица, одни и те же!.. — Он внимательно всматривается в лицо каждого, как будто желая разгадать и проникнуть внутрь, а сам думает, что бы такое сказать. Говорить действительно нечего, да и что можно сказать тем, кто живет на грани и не лишен разве что воздуха?..

Но хозяин таки находит слова:

— Вроде неглупые люди, на стро-гом режиме… Все понимаете, не инвалиды…

— У меня третья группа, гражданин начальник! Я же вам говорил в прошлый раз… — Маленький мужичок лет пятидесяти в длинном грязном, засаленном бушлате неизвестно с чьего плеча пробивается вперед.

Это Глухой, из Калининграда. Он действительно очень плохо слышит и потому постоянно торчит в санчасти, откуда его прогоняют. Болезнь несерьезная, работать можно и глухим. Полудетский скулящий голосок, ангельское, стянутое, как у старушки, лицо, печальные глаза. Сущий одуванчик по виду. Ему дали десять лет за убийство врача — ещё одна причина, по которой его гонят из санчасти.

Освободившись из лагеря в последний раз, Глухой очень болел и потому был вынужден сразу лечь в больницу. Какой-то молодой врач чем-то сильно задел его душу, то ли невниманием, то ли обманом, то ли грубостью, и этот тихий дедушка вогнал ему нож в грудь прямо в палате. Он умер через два дня, поэтому Глухому и дали десять, а не пятнадцать или расстрел.

Надо сказать, Глухой нисколько не страдал из-за содеянного и постоянно вынашивал планы поджога санчасти или кого-нибудь из медперсонала. Оперативники не принимали его болтовню всерьез, а может, просто выжидали…

— Тихо! — гневно зыркнул начальник на Глухого, и тот сразу заткнулся. — Неужели вам в самом деле лучше в ШИЗО, чем на бирже? — допытывался он от нечего делать. — Вши, клопы, баланда, параша!.. Чего вам не живется, не пойму? Ну вон другие… Работают, и ничего, привыкли… Я понимаю, труд тяжёлый, но, извините, я вас сюда не приглашал. Это спецколония, спецлес… Ходят в ларек люди, деньги кой-какие родителям посылают, на поселение со временем выходят, а вы?..

Зеки, дождавшись паузы, разом загудели: «Ничего не платят!»; «Сапоги не могу стащить с мороза, валенок негде взять! Воровать, что ли?!»; «На бирже помыться негде, хотя бы одну баню на всех!»; «Бригадиры бьют крючками, а у меня сил нет на норму!»

Выкрикивают самое наболевшее.

— Тут в основном все больные, гражданин начальник, а в санчасть не попадешь. Она один час принимает, а очередь на двадцать метров! Говорят, что это специально так, по вашему указанию, чтоб меньше людей от работы освобождали. За час до развода можно от силы семь — восемь человек принять, а остальным куда? Хозяин дает возможность высказаться всем, потом поднимает руку:

— Это лагерь, господа!.. Подстраиваться под вас здесь никто не будет. Накопите себе отгулов и идите в санчасть, если больны. Помыться можно в жилой зоне, баня есть, нечего тут антимонию разводить! Валенки выдаются по лимиту, а бьют лодырей! И мало бьют, мало! В столовой, небось, по три пайки жрете, а работать Вася будет? Не выйдет!

После слов о пайках Глухой как-то встрепенулся и напружинился.

— А где их взять, где?! — неожиданно произносит он таким тоном, будто три пайки и были единственным счастьем в его жизни.

В кабинете на секунду все смолкло. Начальник внимательно посмотрел на Глухого и понял, что сморозил несусветную глупость. В столовой подбирались даже вывалянные на полу огрызки, а не то что куски хлеба. Ни о каких трех пайках не могло быть и речи. Даже не верилось, что на дворе стоит восемьдесят второй, а не сорок седьмой год!

Зеки не выдержали и дружно закатились смехом. Если б они были, эти три пайки! Все на мгновение позабыли, что их вот-вот потащат в ШИЗО.

«Я их, блядей!..»

Новый бетонный БУР строится уже ровно четыре года. Никто, кроме начальника ИТК и режймников, не заинтересован в скорейшем завершении строительства, особенно зеки…

Все, кто имеет хоть какой-то доступ к стройке, тянут домой стройматериал, зеки же знают, что в новом БУРе будет течь со стен и вообще проект этот гибельный, специально разработанный в структурах МВД. Бетон не дерево, здоровье оставишь в темпе вальса.

За четыре года на стройке были зверски убиты четыре бригадира, по количеству лет. Одного изрубили топором, двоих зарезали, последнего удавили. Все они слушали начальника и умирали, как и положено сукам. Начальник нисколько не огорчался и снова находил «смертника», обычно с двенадцатью — пятнадцатью годами срока… И давил, давил, давил. Неглупые бригадиры, взвесив все за и против, посоветовавшись с блатными, высчитав неминуемую смерть, «линяли» со стройки, как крысы с тонущего корабля. Но были и другие…

Пятым добровольцем оказался ростовский Культя, злостный фуфлыжник по игре, конченая, в общем, тварь. Он явился к хозяину и твёрдо заявил: «Я стану бугром, гражданин начальник, стану, но дайте мне возможность защитить себя… Я их, блядей, восьмерых уложу, прежде… Мне чё надо-то? Всего лишь разрешение на ношение ножей, неофициальное, конечно. Пусть зам по POP даст указание всем контролёрам не трогать меня вообще. Я суну пару тесаков в голенища с утра — и пусть подходят! Даю вам слово — через шесть-семь месяцев БУР будет готов! Ну а срок… Мне осталась трёшка из четырнадцати… Выпустите „на химию“ или помиловку организуете, если что. Всё в ваших руках. Идёт?»

Начальник долго и в упор смотрит на Медуненко Виктора Григорьевича, в прошлом ростовского босяка и авторитета… «Я их восьмерых уложу!» — проносится в голове подполковника. «Когда ты сдашь БУР наконец?!» — «слышит» он и голос начальника отделения.

«Как всё надоело, до чего нас доводят приказы, кто мы вообще и кто эти Медуненки?! — думает начальник колонии и тяжело вздыхает. — Кто те, что сидят над нами и выше, кто они? Простит ли нам Бог все это, простит ли когда-нибудь?! Сумеем ли мы забыть то, что творили, выполняя приказ?! И разве не чище нас этот преступник, который украл раз или два и вот сидит здесь? А я совершаю преступления изо дня в день годами, Боже мой, годами!»

«Старею, видимо, старею…» — пытается он отмахнуться от назойливых мыслей. Начальству виднее…

— До ножей не доводи, Медуненко… Убьёшь двоих-троих — возня… Могут и осудить, не шило… Высчитывай, опережай недовольных, а мы их лучше в крытую… Думай вперёд и наперёд. И помни — ты сказал шесть-семь месяцев. Заму по POP я скажу насчёт ножей, не волнуйся. Закончишь в срок, через месяц под чистую домой. Гарантирую!

* * *

Ровно через три с половиной месяца Культю трижды проткнули ломом прямо на стройке. В его руках нашли нож, в голенищах было еще два.

БУР строился ещё четыре года и был сдан в эксплуатацию только в восемьдесят пятом году. Подполковник благополучно вышел на пенсию, но вскоре умер от инсульта.

Урал, Пермская область

Воспитал!

— Стоять, стоять! Руки! Руки, говорю!..

Миша Калимулин покорно опускает руки и выравнивается у деревянной перегородки. Губы дрожат, в глазах животный страх и ужас. Завхоз Барадух со всего маху бьет его в грудь. Миша корчится, но не издает ни звука.

— Стоять!!! — Зверское лицо, громовой голос, бешеные глаза, изо рта завхоза лети слюна. Два сильнейших удара ногой, и Миша падает.

— Встать! Встать, я сказал!

Избиение происходит в каптерке отряда. Два-три раза в неделю регулярно, месяцами. Мишу истязает один и тот же человек — завхоз отряда. Бьет до остервенения, бьет по двадцать — сорок минут, бьет до полного бессилия и боли в кулаках. С каждым разом побои все сильнее и сильнее, невозможно поверить, что человек в силах вынести хотя бы половину!

Миша — полный дурак. После попытки побега через речку, когда по нему открыли огонь сразу с двух вышек и пули впивались в бревна в каких-то сантиметрах от его головы, он сошёл с ума. Чуть позже его подняли на катер, и солдаты охраны прямо на глазах у сотен зеков, наблюдавших всю картину, избивали бедолагу сапогами. Потом были собаки и наконец стасительная камера. Отсидев шесть месяцев в БУРе, Миша без срока вышел в зону. Судить дурака не решились.

Помойки, чердаки и туалеты были излюбленным местом Мишани. Он жил в девятом отряде, где выполнял, и выполнял суперисполнительно, всю самую грязную и отвратительную работу. За это ему платили кусками черствого хлеба или тухлой рыбой. Ел Мишка очень много, точнее, мог съесть, когда было. На его верхней наре под подушкой и в карманах телогрейки всегда был хлеб. Он мог съесть за раз две-три булки хлеба без воды и попросить ещё.

Отёкшее красное лицо, выпученные, водянистые, незлые, даже какие-то чистые глаза, мясистый нос и пухлые губы. Ужасная вонь от одежды и рваные-прерваные сапоги, черные заскорузлые руки с затвердевшей грязью под ногтями. В баню Мишу гоняли под конвоем, в его майке и трусах буквально копошились вши.

Сначала, сразу по выходе из БУРа, он ничем особо не отличался от других, и никто не обращал на него внимания. Но спустя месяца три Миша начал прятаться в самые глухие углы и кутки и убегать из отряда. На поверках его недосчитывались, и отряд держали на сорокапятиградусном морозе до тех пор, пока его не находили. Никакие изоляторы и побои не помогали, дурак продолжал убегать от воображаемых преследователей, и через раз все повторялось. Администрация могла отправить его в дурдом, но ей было лень возиться с ним, пустить все на самотек, и не считать его она тоже боялась.

Миша считался склонным к побегу, и этим было все сказано. А вдруг он специально приучает всех к своим исчезновениям и в один из дней и впрямь сбежит? Отвечать придется начальству.

Так он и жил, мучая себя и других ни за что ни про что.

И вот когда Миша победил всех и уже, можно сказать, добился «свободы», за него взялся завхоз Барадух, орловский здоровенный битюг, садист до мозга костей. Тактика Барадуха была несложной: нечеловеческие побои за два дня до назревающего исчезновения — и Миша «шелковый». Снова побои, передышка…

— Встать!

Миша медленно поднимается с пола, каждую секунду ожидая ударов. Барадух не спешит, он тоже устал, надо бить по всей форме, методически.

— Руки!

Мишины руки снова опускаются. Удар в сплетение и по шее. Резкий взмах, и кулак опускается на печень. Еще, еще, еще… Ни звука! Миша всегда молчит и не думает бежать, он словно немой, он «достает» Барадуха одним этим.

— Встать, встать! — Барадух снимает мокрую рубаху и трясет мышцами. Экзекуция продолжается…

* * *

— Как это он ходит у тебя на поверку? — наигранно удивляется замполит, будто ничего не знает.

— Воспитал, гражданин начальник! — гогочет Барадух. — Вот как надо! — обращается он к остальным завхозам, собравшимся в кабинете.

Бытие и сознание…

Ярославская тюрьма, транзитные камеры. Еду из Коми АССР в центр, в крытую тюрьму. Сижу с двумя признанными рецидивистами и старым карманным вором из Москвы, общаюсь в основном с ним. Отличный тэрсист и умнейший мужик, пятьдесят девять лет. Ни семьи, ни дома, семь судимостей за кошелёк, не признан рецидивистом только из-за болезней.

— Не расстраивайся, Пашок, — говорит мне Саша Москвич, — время летит, ты ещё молодой… Главное, не колись и не глотай таблетки, сохрани здоровье. А двадцать лет как один день проходят, ещё вспомнишь меня!

Я выполнил его «завет». За все годы тюрьмы ни разу не укололся, «колеса» глотал два-три раза в год, на день рождения, в Новый год, когда тоска заедала.

Впитываю каждое его слово, нравится как человек, ценю его ясный, отлично сохранившийся ум.

— Все зола, Паша!.. Милицию и потерпевшего обманешь, себя никогда. Крадешь и рушишь что-то в себе, физически ощущаешь, не знаю… Всё не так, всё не в радость, все искусственно и пусто. Не по жизни, нет. Редко кто из нас признается в этом, ещё реже говорят об этом вслух. Какие мысли, таков и человек, все от мысли идет… Другое дело, что мысли и желания как натура… не закажешь, увы, тут крест. Понимаешь позже, когда видишь, что иначе, с учетом всего, и не мог жить. Сложно это, сложно…

Злой и жадный — почти всегда сухой и дохлый, свои же мысли съедают; не имеющий преград, богатый тоже мается, в психушках лечится. Вот и выходит, что мудр тот, кто ничего не имел, работал и радовался малому. Ни жить не наскучит, ни думы не загрызут. Смешно, а факт — и умирают пахари по-человечески: заснул и не встал. Эх! Нутро мое собачье… Не мог заставить себя за сто двадцать, не мог. А учиться… Поздно спохватился, не пустили бы, а пустили, так кивать и гнуть спину заставили бы, скотом сделали… Не смог. Воровать, Паша, что по земле всю жизнь в обуви проходить и травки зеленой не попробовать ступней. А как хочется босиком по травке иногда! До тридцати — романтика, потом привычка и безысходность, далее зло и зависть, ушедший поезд, всего понемногу…

Пока мы тихонько разговариваем, особисты заводят какой-то спор на философскую тему, потом переключаются на криминал. Воронежский Толя Мандер, то ли метис, то ли еврей, косил на свободе под журналиста, обманывал лохов. Прогулял восемь месяцев и зарезал троих парней. Получил пятнадцать лет особого и пять крытой. Они запали на него сами, только поэтому его не приговорили к «вышаку». Сорок два года, низкорослый, щуплый, энергичный, чувствуется злость и обида, дух есть. Не подарок. Уже в зоне добавили срок, и тоже за убийство. Начитан, неплохо формулирует мысль, с претензией на некоторое место в блатной жизни.

— Надо знать, куда и как бить… — объясняет он собеседнику, — можно и шестерых зарезать, а получить всего четыре, а можно одного и… — Говорит твердо, со знанием дела. — Направление, сила удара, показания твои… Всё имеет значение. Главное, чтоб прямых свидетелей не было, остальное — дело техники! Сейчас такие комсомольцы пошли, сами на нож просятся, гады! Хочешь не хочешь, надо резать!

Второй особист, гораздо старше Толи, смеётся:

— Режь, режь… Тебе пятнашку втёрли до смерти, а им что, лежат себе на цвинтаре и забыли, кто их в рай отправил-то. — Он машет рукой и отрицательно качает головой, это не для меня, мол. — Чё понту? Всех не перебьёшь ведь всё равно… Время такое, дикая дивизия кругом…

Толя заводится и краснеет, не желает уступать позицию:

— Ну и подставляй гриву, как ишак, пусть комса тебя пинает. Смотри-ка, де-я-тель! Все здоровье псы отнимут, забьют! Они все здоровые, козлы, а я что?! Больше б резали, не опускали гривы, и порядок бы был. Распоясалось блядво, в спортзалах и на мясе шеи понаедали и айда глушить! Не-ет, я лучше сдохну, а не одному гаду не спущу, ни одному!

— Всё равно всех не перебьёшь, говорю, — стоит на своем старый. — Лучше обойти эту падаль, их, патлатых, за километр видно… Зато на свободе!

— Ну и обходи, чего ж ты здесь сидишь, интересно?

— А ты с понтом не знаешь, за че сижу?! Мусора за надзор упрятали, кто ж еще! Ну да в рот их всех… мусоров-то! Два не пятнадцать, как нибудь… Они все мнят, будто святое дело делают, читал, один палач даже Бога прихватил, значит… Исполнитель в тюрьме… Говорит, Бог мне спасибо скажет, я-де нечисть уничтожал. Ну не кретин ли? Вроде не сам Бог эту нечисть и сотворил для того, чтобы жалости все учились да умирали вовремя. Все Бога удобного ищут, на людей сваливают! Я неграмотный, а и то понимаю. Бог есть любовь! Это ж надо до такого дебилизма додуматься! Власть от Бога, а шлюха и вор нет! Во философия! Если резать, то лучше их, козлов, а пацаны они и есть пацаны, пусть и буйные, беспредельные. Воспитание такое, время… Они еще в животе знают, что их здесь ждет, ага… Мама с тринадцати лет сношается, в пятнадцать рожает. Бардаки, бойни, наркота… Где найти на чулки да жратву?.. У Пушкина дети под звуки рояля появлялись, они на улице грабить не будут. Поэзия, цветочки, мадам, мон шер… Так любая родит гения. Тут я с жидом Марксом согласен, быт определяет мозги. Конечно, единицы вырываются и сейчас, но единицы, исключения. Богу до лампочки, Он запустил «машину», и все. А вообще-то все страдают, в этом и есть наивысшая справедливость. Как в смерти… Будет или нет Воскресение — еще вопрос, а вот в смерть верят все, факт! Так что попы блуд сеют, а думают, что пользу одну.

Толя молчит, переваривая услышанное.

— Ты! Мне-то что от этого?! — наконец восклицает он, спохватившись. — Здоровье одно, ты чё мне тут байки про Бога рассказываешь! Я не апостол, не трогаю вас, не троньте и меня. Выпросил, держи!.. Все по жизни.

Саша Москвич не вмешивается в их спор, а я больше слушаю и думаю: есть ли вообще на этой земле хоть один правый, есть ли? А неправый?..

Человек

Микуньская ИТК. Начальник второго отряда в прошлом музыкант. Тридцать пять лет, семья, одесская консерватория, и вот Коми, лагерь строгого режима. Почему в зоне? Увы, никаких слухов. Мягкий, добрый, интеллигентный и умный человек, глаза евангелиста, красив какой-то девичьей красотой, не хватает лишь румянца. Зеки быстро «выкупают» телка и начинают хаметь от вольного. «Оказывается, он и гаркнуть не способен! Умора!»

Старые каторжане вразумляют молодых: «Чё наглеете, волки! Завтра удава дадут, взвоете белугой. Подумайте о других-то…»

Кое-как порядок поддерживается. Со временем все начинают откровенно восхищаться отрядником: «Человек!», «Умен!», «Он как икона среди дичи», «Сожрут в два счёта…»

Через три месяца у отрядника возникает серьезный конфликт с самим хозяином. Хлеб по весу не соответствует норме. Хлеборез считает каждую булку за килограмм, в то время когда в ней восемьсот пятьдесят — девятьсот. Отрядник заметил и доказал это, хотя никто и не жаловался. Получил жесткий нагоняй — «Не твое дело, не лезь!» Он не понимает и едёт в управление искать правды. Больше мы его не видели.

Жив ли ты, одесский музыкант? По-прежнему ли у тебя такие же чистые глаза? В каком ты звании, лейтенант семьдесят пятого года? Я забыл твои имя и фамилию, но хорошо помню твои глаза…

Диета

Новочеркасская крытая тюрьма, семьдесят восьмой год.

Толька Стеблов (кличка Мичурин) вот уже несколько месяцев добивается диетического питания, которое ему положено по закону. Он очень худ, переболел многими болезнями, держится на одном духе. Дожимает тринадцать лет. Врач обещает перевести, но пока Толя по-прежнему ест баланду. Врач царь и бог, ругаться с ним — ни-ни, отразится на всех, сам потом умолять будешь. Но сил нет, и надо что-то делать.

Толя записывается на приём, и в один из дней его выводят из камеры. Сзади идёт контролёр, они спускаются на первый этаж, проходят мимо других контролеров и приближаются к кабинету. Толя — первым, за ним — охранник.

Врач, сорокалетний холеный мужчина, сидит за столом и что-то пишет. На руках поблескивают массивные золотые перстни. Он, как и все остальные сотрудники тюрьмы, кое-что имеет — как с «крытников», так и с их родственников. Главное — чтобы были два-три человека из зеков «при делах», лучше всего кавказцы. За год ГАЗ-24 обеспечен. А услуг то — раз в месяц принести деньги или наркотики. Пачкаться чаем, продуктами и водкой такая «акула» не станет — мелко. Конспирация отточена, мозг схватывает любое движение «против ветра», «кум» — в доле, девяносто девять процентов гарантии, что еще нужно?

— Ну что, Стеблов, что?! — с любопытством и даже ере сом смотрит врач на Мичурина. — Опять диета?

Мичурин молча кивает головой.

— Я же тебе сказал, ты не один, знаю. Жди. На вот таблеток, не умрёшь…

— Доктор!!! У меня же операция на желудке стрёмная была, семь месяцев жду уже, я ведь тринадцать добиваю, не дотяну! Клянусь, еле хожу, свободы не иметь! — Толя вкладывает в слова всю свою иссякшую душу.

Охранник безразлично стоит у двери…

— Всё, Стеблов, всё, — машет врач рукой.

— Погоди, доктор, погоди! — Мичурин чуть ли не скулит. — Ты только посмотри, какой у меня шрамина на животе! Все распахали, все! Дыбани хоть, дыбани!

Он быстро задирает рубаху и майку:

— Во!

Доктор замолкает и с минуту смотрит на Толькин живот. Из штанов лезвием вверх торчит здоровенный нож.

Охранник ни о чём не догадывается.

— Еле хожу, еле хожу, доктор! — Толя умоляюще-внушительными глазами смотрит на врача в упор.

Секунды превращаются в вечность, нервы у обоих напряжены. Доктор высчитывает возможные Толины действия в случае отказа: пырнёт или игра?.. Толя видит его высчет и пытается изо всех сил доказать, что это не игра, что это край, пропасть, гибель. Страшно представить, что с ним сделают, если врач закричит. Дуэль глазами.

Врач наконец прерывает молчание:

— Надо было сразу сказать, что после операции. М-да. С завтрашнего дня — диета.

Он что-то пишет на бумажке. Толя опускает рубаху и искренне благодарит врача, на лбу которого блестят капельки холодного пота.

Шестой

Юра Дахин — злостный нарушитель режима, сидит девятнадцать лет без выхода, знает пол-Союза, его пол-Союза знает. Не вор. Сильно устал. Начальство на всякий случай нет-нет да и сажает его в ПКТ и ШИЗО, так спокойней.

Юрке осталось четыре месяца до свободы. В камере пять человек. В один из дней к ним подсаживают шестого. Он из другой зоны, приехал уже с постановлением на БУР, надо досиживать. Через некоторое время зоны передают малявку: «Мусор. Много людей из-за него пострадало, двоих крутанули. Имейте в виду».

В эту же ночь решают жестоко наказать, он ни о чем не догадывается. Разбор, признание, побои… Насилуют всю ночь, ломают руку и несколько ребер.

Юра не вмешивается и даже пытается немного смягчить мучителей. Он старше всех. Запретить нельзя. За всё надо платить…

Возбуждают дело. Шестой написал заявление и требует суда. Показаний никто не дает, контролеры по ПКТ проморгали, свидетелей нет, все в отказе.

Следователь распинается: показаний одного потерпевшего явно мало, даже для лагерного суда. Время идёт, Юрке остаётся чуть больше двух месяцев.

— Или даёшь на них показания и проходишь свидетелем, или пять лет за участие и отказ от показаний!

Следователь не шутит. Он рассчитал всё точно. «Два месяца!» Сломается. «Даст показания, как милый».

Ситуация сложная. Сидят в разных камерах, но все уже в курсе ультиматума следака.

Единогласно решают:

— Юрок! В рот его ебать! Нас так и так осудят, не сорвёмся. Давай показания. Освобождайся. Не будь дураком. Мы же тебя знаем. В зоне — поймут.

Юра мучается и сильно переживает. На карте его имя и честь, честь Юры Дахина. Одним-единственным словом он перечёркнет всю память о себе и прошедшие честные годы тюрьмы. Он их сдаст! Пусть и не по собственной воле, пусть по ситуации, пусть разрешили и нет выхода, но сдаст! Он Юра Дахин, и этим всё сказано.

Де-вя-тнадцать лет неволи!!! Ничего не видел, и помидоров всласть не наедался, здоровья нет, нервы на пределе. Как хочется увидеть ее, волю!

* * *

Пять лет лишения свободы, три первые на тюремном режиме. Он — Юра Дахин! Зона молчит. Слова ничего не значат. Собирают грев.

Подарок

Все зеки вьются вокруг молоденькой двадцатитрехлетней учительницы Танечки. Она — четыре месяца «на строгом режиме». Танечка незамужняя, приятной внешности, застенчива, ничего не знает о зеках. Чистый ангел.

Игорь Теплов особо преуспевает, смешит Танечку, ловит её полуулыбки. Он на седьмом небе от счастья и мнит Бог знает что. Цель, конечно же, одна — войти и доверие и умудриться уединиться, что совсем-совсем непросто…

Любовь — дело третье, когда срок впереди, да и влюбчивость зека не знает границ. В двадцать лет легче сидеть без хлеба, без женщины — петля.

Он уже дарит ей зековский ширпотреб — зеркальце, выкидную расчёску, серёжки из контактного серебра. Долго не принимала, уговорил.

Вот-вот Восьмое марта. Аферист и плут, философ и психолог, уверен в себе. Нужен благородный жест — и дело в шляпе. А там — хоть потоп.

Игорь приходит шестого числа. Выбрав момент, предлагает Танечке две сотенные бумажки на подарок. Танечка в страхе отказывается, испуганно машет рукой, смотрит на дверь. Краснеет и ничего не желает слышать. Она проинструктирована с момента поступления. Вот оно, испытание! Двести рублей — два её месячных оклада. Игорь пытается убедить.

— Мой отец занимает очень высокий пост. Деньги — ничто! Я в них не нуждаюсь. Не волнуйтесь. Если не возьмете, я сейчас же выброшу деньги в окно! — Игорь весь серьезность и металл.

Танечка отказывается наотрез. Игорь комкает бумажки, подходит к форточке и на глазах у Танечки выбрасывает деньги. На дворе уже темно, класс на втором этаже. Танечка огорчена, удивлена и не знает, что сказать, — двести рублей!

* * *

Серега Балабан, приятель Игоря, вот уже полчаса ходит под окнами школы. Наконец деньги полетели. Он подбирает сотенные и исчезает. Следующий праздник — Первого мая.

Цыган

Крытая тюрьма. Завтра освобождается Ванька Цыган, отсидел ровно десятку. Время около двух часов ночи. На верхней наре, в самом углу камеры, где место не просматривается с глазка, он играет в тэрс с Колей Тульским. Игра под интерес, партия — пятнадцать рублей. Цыган «торчит» Тульскому уже за двести восемьдесят и не думает спрыгивать. Возможности отмазаться практически нет, всем давно ясно, что Тульский не подарит и не спустит до утра такой куш. Цыгана буквально заедает самолюбие картежника, и он «грузится», как первоклассник, в последнюю ночь. Расчет по освобождению, таков уговор. Тульский платит сразу, если устроится. Несколько человек, по одному с каждой стороны, сидят и болеют, это товарищи, им тоже не спится. Цыган все больше нервничает и лает себя матом. Куш увеличивают: четвертак партия. Время около трех, я лежу и читаю Мачтета, как Юлий Цезарь, слушаю базар на нарах и успеваю переварить информацию! В душе сочувствую Цыгану — зря сел играть.

«Юный служка — в спальне у молодой хозяйки поместья… Она только из-за границы, четыре года не была дома, служке уже пятнадцать, красавец.

— Ну-ка признавайся, сколько моих девок за это время перепортил?! — грозит она служке пальчиком, грудь вздымается, глаза заволакивает желание.

— Ни одной, — отвечает служка почти шёпотом и в смущении опускает голову.

— Иди сюда, иди. — Уже вся дрожа, панна присаживается на большую кровать. — Я отпустила Лесю к себе… Раздень меня, — она приподнимает полы белоснежного платья, и служка наклоняется к туфелькам госпожи.

— И чулки, и чулки! — Губы её уже в прикусе. — Господи, какая сладкая мука!

Служка неумело и пугливо касается шёлка.

— Скорей, скорей, выше, ну!..»

— Двести двадцать. Двести ментов и тэрс от дамы червонной, — басит Цыган и ерзает на наре.

— Марьяж… — отвечает Коля Тульский и ставит спичку. — Закончил, братэла.

Цыган проиграл девятьсот шестьдесят рублей и поднялся, когда контролер сказал, что пора готовиться на выход. Приятель Цыгана с понурым лицом курит папиросу и о чем-то думает…

— Бывайте, братва! — Цыган поочередно обнимает каждого из нас и, не дойдя до меня, заливается вдруг слезами. Целует того, кто никогда не был ему близким товарищем. Пытается говорить, но язык отказывает ему, что-то лопочет и всхлипывает.

Дверь открывается:

— Конокрад, на выход!

Уходит.

Сутки после ухода Цыгана в камере гнетущее напряжение, все гадают: передаст или не передаст долг?

Тульский никого не забудет и уделит внимание всем. Девятьсот шестьдесят — сумма не маленькая! У Цыгана на лицевом было тысяча шестьсот за десять лет, но сколько таких цыганов съели и общаковое, не говоря о собственных долгах!

На вторые сутки большая часть сидящих уже в открытую сомневаются в Цыгановой порядочности и, не стесняясь его товарища, громко заявляют об этом. «Кинул, скот! Глаза на воле разбежались! Фуфломет поганый!»

К вечеру следующего дня появляется гонец, он пропустил свою смену и извинился.

— Всё ровно, ровно… Сотку я оставил себе, восемьсот шестьдесят передам через полчасика, — шепчет гонец и захлопывает кормушку.

Товарищ Цыгана прикуривает сигарету, скорым шагом подходит к одному из громкоговорящих и наотмашь, хлестко бьет его ладонью по лицу.

— За что, Гена?! — восклицает тот, лишь бы что-то сказать.

— Базаришь много, подлец!.. Напишешь письмо и извинишься за свои слова. Адрес я тебе дам.

Он гордо уходит к себе в проход, окинув взглядом ещё некоторых… Через полчаса Коля пересчитал деньги. Гуляем!

Голодовка

Микуньское управление. Станция Ворская. Зона. Штрафной изолятор. В камере восемнадцать человек и один голодающий. Отказ от зоны и голодовка прямо с этапа. Он лежит в углу камеры и тяжело дышит. Азербайджанец, отец троих детей, говорит, осужден ни за что. Возраст сорок четыре. Большие умные глаза, щетина, кожа да кости, противный запах. Отголодовав четыре месяца кряду на пересыльном пункте в Микуне, он по наивности поверил партбилету полковника из управления. «Снимай голодовку, Джабаров, мы же не имеем права этапировать в другую республику голодающих. Снимешь — поедешь на родину. Слово офицера!»

Пять дней приема пищи, и Джабаров в колонии строгого режима, в ста километрах от Микуня! Все познается в сравнении, а у него ещё все впереди — целых четырнадцать пасок.

Он совсем не встает и иногда просит попить. Уже девятые сутки, но еще не кормят с зонда.

Рядом с ним противно лежать, запах, но возле него единственное место, где не видно с глазка. Можно часок вздремнуть, потом другой, третий. «Спалился» — добавят ещё пятнадцать суток, таков порядок.

Контролер, паскуда, наловчился считать людей и быстро определяет спящего. Открывается кормушка, и ехидный голос извещает: «Иванов… Ещё пятнадцать суток за нарушение режима».

Все сидят по тридцать — сорок пять без выхода, Вите Луганскому умудрились выписать пятнадцать за сушку хлеба на лампочке! Хлеб липнет к рукам, он спецвыпечки и совсем без дрожжей.

На десятый день в ШИЗО какой-то странный ажиотаж, нас спешно переводят в другую камеру, что-то белят. Никто ничего не объясняет, но через день мы в сырой, зато побеленной камере.

Видимо, кто-то едет, кто-то из начальства… Но, бог мой, кто может приехать в такую дыру и что толку?! Персона появляется на следующий день после обеда. Сам генерал Вешков в сопровождении целой свиты!

Все зеки очень возбуждены; кто-то надеется сорваться с кичмана, у многих по шестьдесят суток без выхода, я сижу двадцать восьмые. Вот и шаги…

Открывается дверь.

— Встать! — рявкнул наш режимник, толстый бульдог-людоед, тот, кто морит всех нас за бирку, за слово, за взгляд.

— Я начальник управления, генерал Вешков… Вопросы, жалобы, заявления есть? — спрашивает моложавый генерал.

Мы молчим, стоим по стойке «смирно», даем возможность высказаться тому, кому хуже других, Джаба-ру. Он с трудом, лежа, поясняет «барину» суть… Режимник что-то шепчет на ухо представителю управы, тот генералу.

— Вы никуда не поедете отсюда. Можете голодовать бесконечно, это не наша прихоть, а закон. Отбывайте там, куда послали. Ещё вопросы?

Я быстро выхожу вперед и делаю краткое вступление о преступниках, судах и сроках…

— А им что, все позволено?! — показываю на бульдога…

— Конкретно, осужденный! — обрывает меня генерал.

Мгновенно сдергиваю нательную рубаху и показываю ему желто-синее тело, следы на шее, ссадины.

— Я вошел в камеру совершенно здоровым, но ровно через сутки меня выдернули в дежурку… Вернулся вот таким… Брать топор теперь или как?

Короткий вопрос:

— Кто?

Я называю фамилии двух офицеров, солдата и прапорщиков.

— А ещё был один козёл, из зека, завхоз… Этого я проткну, даже если меня на дыбу потянут! Двое суток держали в одиночке, чтоб оклемался, а потом сюда. Здесь все очевидцы, нас не выпускают по шестьдесят суток, а посадили за тапочки и спичку! Ждите резни, она вот-вот начнется благодаря ему, ему!

Бульдог сопит, но не решается сказать и слово до генерала.

— Изложите в письменном виде и мне. Разберусь.

Банда уходит.

Я отказался что-либо писать и через одиннадцать суток был уже на пересыльном пункте. А ещё через семнадцать — на другом краю страны. Двадцать лет сроку говорили сами за себя, такие люди непредсказуемы и опасны.

Капитан Фляга

Кто не любит тянуть в России? Лагерное начальство, их жены, врачи, мастера, прапорщики, солдаты тянут у заключенных. Тянут практически все, что можно утащить и взять под мышку. Тянут мясо и клеенку, валенки и одеяла, консервы и конверты, лампочки и авторучки, лекарства и бинты, полотенца и носки. Все давно привыкли к подобным вещам и ничему особо не удивляются. Расконвоированные зеки перекапывают огороды офицеров и строят им дачи, ремонтируют машины и кормят поросят. Чем выше должность, тем больше возможностей украсть и поэксплуатировать рабов. Разрешить красть в открытую или узаконить воровство нельзя, поэтому начальство нет-нет да кого-нибудь и отлавливает и для острастки наказывает выговором. В основном спившихся офицеров.

Капитан Фляга — так его прозвали зеки за то, что он постоянно носил с собой фляжку со спиртом, — переменил много мест работы в колонии. С замначальника по POP он скатился до мастера на лесобирже. Беспробудные пьянки сделали из его лица непонятно что, и только одни глаза, вечно тоскливые, ищущие и прищуренные, выказывали в нем человека мыслящего.

Не видя никакого просвета в своей монотонной принудительно-добровольной службе, Фляга почти сошёлся с зеками и целыми днями носился по бирже в поисках горячительного. Он осторожно выискивал среди арестантов желающих и платежеспособных и «катился» за их счет денно и нощно.

За пронос водки строго карали, но Фляга давно ничего не боялся, он знал, что в любом случае так или иначе выкрутится. Ну а если и нет, плевать, дальше ему опускаться некуда, а увольнение из органов на Севере практически исключалось. Офицеров увольняли в исключительнейших случаях, в основном же переводили в другие лагеря с худшими условиями. Оперативники и начальство отделения, конечно же, знали о «связях» Фляги, но ограничивались матом и звериным рыком, когда он попадался им на другом конце биржи, далеко от своего «родного» цеха. Он умело «гасился», обходил опасные тропы и передвигался по бирже, как заяц.

Серьёзный «запал» случился с ним неожиданно и глупо.

Проспав до темноты в пилоточильной бендежке, Фляга схватил приготовленный еще днем мешок с разным хламом и полетел на выход. Во время съема и развода бригад было очень удобно «линять», и Фляга знал это лучше всех. Но надо же такому случиться, именно в это самое время на лесобиржу решил наведаться замначальника управления вместе с замполитом зоны и начальником отделения! Они столкнулись с Флягой прямо на вахте, и начальник отделения моментально все понял… Его лицо стало красным, глаза метали громы и молнии.

Фляга весь сжался, затем выпрямился, как столб, и отдал честь. Мешок из рук он так и не выпустил. Полковник внимательно глянул на странного капитана, перевел взгляд на мешок и повернулся к начальнику отделения. «Что это?» — спросил он одними глазами.

Начальник со злостью рванул мешок из рук Фляги, но под тяжестью содержимого его рука резко пошла вниз. Тогда он подхватил мешок обеими руками и начал его вытряхать. На деревянный пол вахты посыпались гаечные ключи, болты, отвертки, бруски, полотна пил, дверные ручки и скобы.

— Подлец! Негодяй! Подонок!!!

Если бы рядом не было полковника, начальник наверняка врезал бы Фляге в челюсть, но при начальстве не решился.

— Пойдёшь под суд, — сказал он. — Хватит с тобой цацкаться!

Фляга пытался что-то объяснить, что-то сказать в свое оправдание, но его уже не слушали. Дождавшись, пока менты отойдут подальше, а именно так он и называл своих коллег, он лихо подмигнул хохотавшему солдату вахты и бросился запихивать все обратно в мешок.

— Можно подумать, я машину доски обрезной украл! Вот тварь жадная! — возмутился Фляга начальником и махнул на него рукой. — Вообще дышать не дают, гады! Что за мусора пошли, черт его знает!

Солдат открыл засов, и капитан вывалился с мешком на улицу.

* * *

Через день в поселке повесили огромную карикатуру на Флягу. С большим синим носом он тащил мешок, из которого выглядывали гаечные ключи и скобы, а из кармана торчала дверная ручка. Ещё через неделю его перевели в пожарную часть. Жизнь продолжается.

Политзанятия

Шесть пятнадцать утра, отряд выгоняют в клуб на политзанятия. Все сонные и злые. Начальник отряда решил проводить их до развода, поскольку вечером зеки прячутся и разбегаются кто куда. Наказания не помогают.

Сегодня речь идет о демократизации и гуманизации. Перестройка в обществе, там и здесь…

Через десять — пятнадцать минут после начала занятий поднимается ужасный галдеж и шум, зеки возмущены лицемерием отрядника и буквально сыплют вопросами:

— Нет дров, замерзаем, а норму давай!

Отрядник:

— Я сам дома мерзну, нет транспорта под дрова. Работаю…

— Радио годами нет, домино нет, шахмат нет, гитару не дают, свиданий лишают, ларька лишают, посылки лишают!

Отрядник:

— Все по режиму, не нарушайте.

— В изоляторе забивают людей, двое отморозили ноги в клетках, сорок мороза и в сапогах! На станках страшно работать, им уж по сто лет. Продукты на бирже отбирают, грабят внаглую! Лампочек нет, стекол нет, работаем по двенадцать часов без выходных, по тридцать отгулов скопилось! Ничего не платят! Отрядник:

— Вы не на курорте, люди и на воле ничего хорошего не видят, такое время.

— В столовой одна вода! Все менты жрут ночью да ещё домой тащат! Никого из вас не осудили хоть за что-нибудь за последние десять лет… Скоро вас начнут резать, как собак, ваша мафия не так бессмертна!

Отрядник:

— Молчать! — Ищет глазами остряков. — Сейчас в ШИЗО определю! Кто там такой…

Гума-ни-зация! Де-мо-хва-тизация!..

Хохот и свист, топанье ног. Задние ряды встают под шумок и бегут к двери, за ними все остальные. Начальника никто не слышит. Гуманизация!

Обвинение

Три мурманчанина, три друга, живут вместе несколько лет. Все трое почти одного возраста, по двадцать с лишним. Круглый, Лысый и Колобок. Земляки-приятели обитают в одной будке на бирже, работают вместе на лесоповале, на окорке баланса. Все у них ладненько и дружно; чай, курево, еда практически не выводятся. Иногда случается водочка, жареная собачка, бражка. Срок идет, высоко не лезут, претензий на блат не имеют.

Витя Круглый получает солидный перевод от родителей, нелегально. Семьсот рублей! Заказывают несколько бутылок водки — гульнуть.

Далее деньги расходуются весьма и весьма экономно, следующие будут не скоро. Недели полторы они лежат в заначке под железной плитой у самой печки, знают о месте все трое, секретов друг от друга нет.

В один из дней, когда Витька не вышел на работ}, два приятеля идут как обычно на съем, весело о чем-то болтая. Вдруг один из них, Колобок, что-то вспоминает и возвращается назад. Буквально десять минут, и он уже в отстойнике, вместе со всеми.

Через три часа в жилзоне услышали вой сирен, на биржу на всех парах помчались пожарные машины… Что-то горит, но что?! Зеки вылезают на крыши бараков и пытаются разглядеть, хотя бы в каком конце горит. Все переживают за будки и тепляки: «А вдруг наш?!» К ночи выясняется, что дотла сгорела будка мурманчан.

Утро… Три приятеля ковыряются на пепелище. Мокрая зола, обгоревшие кружки, труба, печь, изогнутый металл, всё ещё тлеющие тряпки…

Земляки разгребают золу, поднимают тяжелую плиту, Витька сует руку вглубь. На лице явное беспокойство и удивление одновременно, потом злость и даже свирепость. Денег нет, факт! Пятьсот восемьдесят рублей исчезли с концами! «Кто?!» — «Как?!» — «Сгореть точно не могли и не должны бы… Если же да, то где пепел под плитой? Хоть что-то?»

Вопросы, вопросы, вопросы… Никаких претензий друг к другу нет, наоборот, дружно ломают голову, кто мог подсмотреть и затем сжечь.

Решают ничего не говорить о деньгах; будут смеяться и подкалывать, упрекать в жадности и тому подобном. Молчат как рыбы.

Через несколько месяцев что-то не поделили и разбежались по своим. Витя Круглый остался один. По зоне медленно, но уверенно ползет нехороший слушок относительно денег… Пронюхали! А вот и финал: Лысый поругался с Колобком и при всех выплеснул:

— Гнида, это ты тогда будку сжёг, сто процентов ты!!! Когда забыл что-то… Кинул углей и побежал, а в скором времени занялось! Больше некому, некому!

— Докажи, пёс, докажи или ты покойник! — Колобок белый как мел, глаза горят сумасшедшим огнем. Обвинение страшное и очень серьёзное, все врубаются, в чем суть, и оживленно дискутируют на эту тему.

Приходит Витя Круглый, начинается кач… Доказать ничего невозможно: Колобок всё отрицает вчистую. Большинство на стороне Витьки, но без твердых, железных оснований по лагерным понятиям спрашивать и получать не годится. Сперва докажи. Вите советуют поднажать малость, «проломать талию». Он так и делает, гонит жути и наезжает:

— Даю время до двенадцати часов ночи! Думай, Колобок!..

Уходит к себе в барак.

В двадцать три тридцать Колобок заходит в секцию Лысого и наносит ему четырнадцать ножевых ран, предварительно разбудив и подняв с постели. Лысый умирает на месте, Колобка тащат в ШИЗО.

Мнения относительно ночного убийства, как всегда, разделяются; одни обвиняют Колобка, говорят, не имел никакого права поднимать руку до полного выяснения и, стало быть, украл он. Другие ссылаются на нервы и эмоции незаслуженно обиженного…

«Четыр-над-цать раз ширнул!.. Видно, в натуре, ни при чем! Если бы бабки взял он, сорвался бы к ментам… Крыса она и есть крыса… Полтора года до свободы! Они ж земляки…»

«Чушь собачья! Не имел права, остался под подозрением и ничего не решил! С каких делов тот стал наговаривать?! Так можно любого увалить, с понтом из справедливости! У него не было выхода, разве что менты, а так самого…»

* * *

Витька морально убит и издерган до основания, проклинает деньги и себя. От каких бы то ни было показаний отказывается наотрез, получает дополнительно год за молчание. Правду знает один Колобок…

Приехал

Центральная больница управления. Станция Половинка Пермской области. Январь восемьдесят шестого года.

На второй этаж корпуса противотуберкулезного отделения вносят очередной живой «труп» с усиленного режима. Он лежит на носилках в одной нательной рубашке и куртке х/б. Санитары ставят носилки на пол.

Зеки со строгого смотрят на «молодой скелет» и искренне сокрушаются: «Там у них на этом Талом вообще хана! Все объедки и помои съедаются влет! А „козырные“ рулят! Их, блядей, надо тоже четвертовать, мусорская постановка, план или смерть! Да-а…»

Из коптерки вылетает завхоз отделения, толстый плут сорока пяти лет, Вася Киса.

— Че стали? Тащите его в ванную! — кричит он на санитаров. — Цирк устроили здесь, понимаешь!

Санитары из зеков мигом хватают носилки. «Скелет» не шевелится и не открывает глаза. Беленькая девятнадцатилетняя головка на грязных брезентовых носилках… Сколько человек уже вынесено на них навсегда?..

— Куда?! Куда это вы тащите его?! — Из сестринской скорым шагом прёт сестра Лидия Васильевна — главный агент оперчасти по совместительству, её боятся все. Сорок три года, муж, трое детей, на пальцах и на груди — золото. Она сразу поняла, куда несут больного, но ванная комната давно занята сестрами под зимний туалет. На месте-то удобней посидеть, не надо топать по морозу в другой корпус.

Лидия искренне возмущена тупостью санитаров:

— Сколько раз говорить?! Или вы совсем обнаглели тут?! Где завхоз? — Сестра мельком окидывает взглядом больного. — Ну-ка, несите его в баню. Заз-хо-о-оз!..

Санитары мнутся, на них во все глаза смотрят из палат зеки… Баня метрах в трехстах от корпуса, тащить придется по двору больницы.

— Лидия Васильевна, он же явно помирает!.. На улице сорок один градус мороза. Одна рубашка, даже шапки нет, так и привезли… Как ещё доехал в «воронке»!

— Я сказала — несите! — повышает Лидия голос. — Я, что ли, ему шапку буду искать?! Распустились вконец!

Санитары молча разворачиваются и выносят «скелет» на улицу. Паренек умер быстро, где-то в течение недели.

* * *

Пролежав с месяц на больничке и немного окрепнув, я не выдержал и как-то спросил у Лидии Васильевны: «Лидия Васильевна, скажите, чем отличается профессиональный людоед от профессиональной лагерной медсестры?»

Она не сразу уловила подтекст да и вообще суть вопроса, а потом застыла и прожгла меня убийственным взглядом.

На пересылке я оказался раньше, чем самые злостные нарушители режима. Смута в больнице пресекалась моментально и безжалостно. Преступники — люди и люди — преступники…

Лагерный оружейник

Санька Бадаев делает отличные выкидные ножи на любой манер. Специалист высшего класса! Раньше делал и мелкокалиберные пистолеты, но завязал, ножи безопасней…

Одно изделие — червонец, очень хорошее — двадцать. Отсидел за это три БУРа подряд, продолжает делать, невзирая на подписку и грозящий срок.

В Коврове у него мать, жена и двое детей, надо помогать и им. В лагере заработок — кот наплакал, а ведь и самому тоже хочется кушать и пить чай.

Под деревянной станцией транспортера вырыт тайный бункер, там мотор, освещение и все инструменты. Вверху на цепях безостановочно «плывут» здоровенные баланы, внизу с восьми утра до восьми вечера монотонно гудит мотор…

Саньку «доят» многие: прапорщики из опергруппы биржи, ДПНК, начальник отряда, мастер, бригадир и другие. Всем подавай ножик, один в месяц, но дай, иначе наступят на «хвост», неприятности… Братве тоже надо дать, сам Бог велел, для общих дел и нужд. Два-три в месяц. Часть приварка уходит на инструмент, пасты, плекс, краски и прочее, а уж остальное себе.

Проработав как каторжный целое лето, Санька решает на время «подвязать», устал неимоверно и боится… Все очень недовольны его «блажью» и откровенно говорят об этом. Он упорно не обращает внимания и не делает ни одного ножа ни одному человеку в зоне. Обвиняют в хитрости и технически угрожают, намекают…

Давление оказывается сразу с двух сторон, со стороны ментов и со стороны братвы. Ситуация патовая, но из принципа и злости Санька стоит на своём.

Менты не выдерживают первыми, находят «солдатскую причину» и запускают Саньку под «молотки»… Избитого сажают на пятнадцать суток, через день по выходу — ещё на пятнадцать. Прапорщики улыбаются и ехидно интересуются здоровьем, братва тоже косится… Надо делать, выхода нет, жизнь стала совсем горькой.

Осенью Саньку «хлопает» на месте преступления сам «кум» отделения, от этого ножами не откупишься. Выписывают постановление на шесть месяцев БУРа. Возбуждают уголовное дело. Теперь отдохнет по-человечески, до тошноты.

«Потребность»

Зона. Центральный плац. Стемнело.

У стенда с газетами стоит некто. Впёрся лбом в стекло и читает. «Известия», «Правда» и внутрилагерная управленческая «Сучка», или «К новой жизни». Свет едва падает на стекло, но он что-то видит. Мимо «пролетают» спешащие в барак зеки, со съема. Это обиженный — последний даже среди своей масти, обиженный в квадрате. Ни койки, ни тумбочки, ни приятелей, ни газет. Почти неприкасаемый, а может, и хуже.

Читает. Срок идёт. Лишь бы подальше от зоны, хоть в мыслях.

Декабрь 90-го года

«Иная потребность»

Восьмое марта… Я на бирже. Людей вышло очень мало, работа сделана. Светит солнышко, до свободы один месяц с лишним. Гуляю около тепляка по утрамбованному снегу, думаю… Откуда-то выныривает знакомая «девочка», татарчонок лет двадцати.

— Ты чё летаешь? — спрашиваю. — Восьмое марта… Отдыхал бы в зоне.

— Вот на свой праздник и вышел, а вообще менты разрешают оставаться…

Смотрит прямо в глаза, молча зовет… Раздумываю, но удерживаю себя.

— Дай хоть спичек парочку, нет вообще! — Чисто профессиональная привычка что-то выманить и выпросить.

Даю полкоробка, и он исчезает за бугром снега. «Пошла» искать партнеров и заработка. Тоже месяц до свободы остался, говорит, на свободе завяжет с этим делом. Может быть, может быть…

Анекдот

Вечер. Кто-то держит прикол в секции, анекдоты о зеках.

«Устроился один рецидивист в детский сад воспитателем. Ну, играет он, значит, с детьми, а дети пристают:

— Расскажи, дед, сказку, да расскажи!

— Не знаю я ваших сказок, — отвечает им рецидивист. — Вот вы сами начинайте, а я буду заканчивать. Лады?

— Ура! — захлопали дети в ладоши и начали: „Посадили дед с бабкой репку“, — начала маленькая Леночка.

— Вышел Репка и зарезал бабку с дедом, — закончил особист.

— Снесла курочка яичко, да не простое, а золотое! — восклицает Вовочка.

— Пришли менты и мигом отшмонали „рыжьё“, — заканчивает особист».

В секции топот и гвалт, все балдеют. Мне почему-то грустно, я давно не смеялся от души, разучился. Все смысл да глубину подавай! Зачем?.. Чтоб когда-то снова вернуться к простому и незатейливому. Вечный круг, и нет здесь умных и глупых, есть только цикл и натура, момент…

Распоряжение

— Всех котов и кошек выловить сегодня до обеда и сжечь в кочегарках. Всех до единого, я проверю! На чьей территории увижу кота, считайте, что пятнадцать и биржа вам обеспечены. Пойдете баланы катать… Развели тут питомник, понимаешь! — замначальника по POP гонит жути на всех завхозов отрядов и членов СВП (секции внутреннего порядка).

Все молчат, но каждый думает, как выкрутиться из щекотливой ситуации… Конечно, коты и кошки никому особо не мешают, но ведь не мешали и шесть деревьев, которые являлись единственной достопримечательностью зоны и которые спилили! Лагерь должен быть похож на лагерь, так гласит закон.

Юра Кислый, завхоз одиннадцатого отряда, самый старый завхоз зоны, не выдерживает:

— Сажайте сразу! Лично я никого сжигать не буду, у меня не две головы, и я вам не садист. Бродячих здесь почти нет, все — чьи-то, за них спросят, и спросят построже, чем за человека. Я пас, пусть прапорщики и ловят, у них погоны и власть!

— Молчать! — Режимник вскакивает из-за стола и подается вперед. — Ты слишком умный, Кислов, смотри, мое терпение не безгранично! У тебя есть шныри… Или тебя учить, как это делается?.. В три часа дня проверяю. Идите.

Мало кто знает, что значит кот или кошка для заключенного. Они были, есть и будут в каждом лагере всегда. Их держат в основном старые каторжане или молодежь, успевшая почалиться по крытым и мытым, как говорят урки.

Кошка для заключённого — тот же ребенок, которого он никогда не имел и не известно, будет ли иметь вообще. Это друг, ласка, забота, человечность, отдушина, собственность, брат, время — все, что хотите. Вот что такое для заключенного кошечка, как бы это противоречиво ни выглядело. И вот, вырастив, выпестовав оную, приучив к себе, почувствовав ее ласку и тепло, ему предстоит лишиться этой, может быть, единственной радости!

Собак в зоне, как правило, нет, иногда их завозят на биржу, но долго они не живут… Кошка удобней во всех отношениях: спрятать, пронести, прокормить… Конечно, завхозы могли предупредить всех о готовящейся облаве, но своя рубашка ближе к телу, к тому же завхоз завхозу — рознь… Это запросто могло стать известным режимнику, и тогда пощады не жди. Да, это именно тот случай из десятков и сотен прочих, когда администрация делает «дело» чужими руками и потом как бы удивляется жутким последствиям.

Я хочу рассказать о том, что произошло в этот день только в одном четвёртом отряде.

* * *

Ренат Сабиров, сорокатрехлетний казанский карманник, проживал именно в этом отряде. До конца срока ему оставалось не так уж много, всего семь месяцев. Четыре с лишним года он просидел без несчастья и был рад освободиться тем, кем пришёл в лагерь и кем был всегда, — арестантом, человеком «одних и тех же правил». Ренат почти ни с кем не общался из молодой блоти, видя, что это за публика и чем она дышит, имел очень узкий круг друзей и никого лишнего к себе не подпускал. Человек на редкость постоянный и порядочный по лагерным понятиям, он жил уединенно, но с большим достоинством. Умные выразительные глаза с напряжением во взгляде, продолговатое лицо и рельефный подбородок выгодно выделяли его из массы, а рост, плечи и голос нет-нет да и напоминали окружающим о характере и силе, что вкупе с умом не так мало для лагеря.

Я никогда не был с Ренатом в близких отношениях, но, как и все, по-своему уважал его за твердость духа и прямолинейность. Когда мне стало известно, что вытворил Ренат, я несколько дней не мог прийти в себя и много размышлял над причинами и первопричинами всего того, что случается с нами. Только шок, аффект мог толкнуть такого человека на то, что произошло, думал я, но ошибался. Это была элементарная продуманная месть, месть того, кто не желает прощать и не ждет пощады для себя…

Придя в отряд после упомянутого собрания у режимника, завхоз четвертого отряда Полетаев по кличке Шакал не стал долго раздумывать. Зекам, которые находились в жилзоне, а их было немного, он объявил, что вот-вот явится комиссия из управления, будут ходить по баракам. Люди не стали ждать приглашения и во избежание неприятностей по-быстрому ретировались с глаз долой. С комиссиями обычно ходят оперативники, а найти причину придраться к зеку всегда легко… Дневальных Шакал загнал в одну из секций делать уборку, а сам, воспользовавшись временем и отсутствием свидетелей, быстро схватил пепельную Ренатову кошку Наташку, спрятал ее под куртку, и через десять минут она уже металась в топке котельной. То же самое, чуть позже, он проделал еще с двумя котами и был таков.

Ренат снялся с биржи по шестичасовому съему и сразу пошел в барак. Кошки на месте не было, не встретил он ее и на улице, где она обычно гуляла.

До семи часов Ренат ни о чем не подозревал и не волновался, так как Наташка частенько бегала в другой барак и приходила и позже, однако ближе к восьми он что-то почувствовал. Буквально через тридцать минут Ренат был уже в курсе событий, а именно указаний режимника насчёт облавы на котов. Побывав в других отрядах, он узнал, что везде поступили по-разному, узнал и то, что многие кошки исчезли. Ренат тут же зашёл к Шакалу и без обиняков спросил у него, где кошка. Тот наигранно выпучил пустые лживые глаза и сделал удивлённое лицо. Даже после слов Рената, что ему досконально известно об утренних указаниях режимника, Шакал отпирался и продолжал твердить, что ни сном ни духом ничего не ведает. Ренат, понятно, не поверил ему и, как рассказывали очевидцы, «побелел на глаза». Он не стал грозить и пугать Шакала, лишь хмуро произнес: «Если её нет, лучше скажи… Скажи сейчас, сразу».

Шакал по-прежнему клялся и божился, что ничего не знает, вызывал шнырей для подтверждения, но те пожимали плечами и говорили, что они занимались уборкой и ничего не видели.

Ренат ещё раз прожёг взглядом Шакала, молча постоял несколько секунд и ушёл.

Кочегар «Дашка», молодой педераст ещё со свободы, показал на суде следующее: «Ренат зашёл ко мне около десяти часов вечера и спросил, был ли у меня в течение дня завхоз Полетаев. Я ответил, что не был, так как был строго предупрежден завхозом и боялся потерять место. Тогда Ренат закрыл дверь на крючок, молча взял из кучи дров большое метровое полено и сказал: „Или у тебя руки отвалятся, или ты скажешь все!“ Я сразу заметил, в каком он состоянии, и ответил, что Шакал был у меня примерно в одиннадцать часов дня. Он прошел мимо меня, когда я колол на улице дрова. В кочегарке был всего три — пять минут и сразу вышел. Зачем заходил, не знаю, но в руках у него точно ничего не было. „А под телогрейкой?“ — спросил Сабиров. Я ответил, что, кажется, что-то было, но что, не заметил. Ренат не стал бить меня и тотчас ушел. Минут через двадцать он снова вернулся, но уже с завхозом Полетаевым, при котором я повторил все слово в слово. После моих слов Полетаев очень заволновался, отступил к топке и каким-то не своим голосом заскулил: „Ренат, ее бы уничтожили так и так, рано или поздно! За это взялся сам POP, сам, понимаешь… Что мне оставалось делать, что?! Я не хотел признаваться, не хотел тебя расстраивать, думал: скажу позже, когда успокоишься, честно! Ты пойми меня, Ренат, пойми!“

Сабиров ничего не говорил, стоял и слушал. Потом так же молча опять закрыл дверь на крючок, отошел от нее и поманил пальцем Шакала. Тот стоял как вкопанный, не понимая, что от него хотят. Ренат поманил вторично, и лишь после этого Полетаев сделал несколько шагов к Сабирову.

Распахнув свою телогрейку, Сабиров выхватил из-за пояса молоток и со всего маху ударил им Полетаева по голове. Тот рухнул, даже не вскрикнув. Постоя» с минуту, Сабиров открыл дверцу печи, достал несколько крупных горящих поленьев и бросил их на Полетаева. Потом взял стоявшую у стены совковую лопату, несколько раз загреб углей и снова высыпал на него. В кочегарке сразу запахло горелым тряпьем, Шакал не шевелился. «Не бойся, — сказал мне Сабиров и бросил лопату. — Я буду на улице, а ты закройся и минут двадцать никого не впускай, как будто тебя нет. Если сбросишь с него поленья, засуну в печку тебя. Понял?» Я сделал все, как он велел, очень боялся. Больше Сабиров в кочегарку не входил, а я минут через двадцать побежал на вахту…

* * *

За умышленное убийство, совершенное с особой жестокостью, Рената приговорили к пятнадцати годам лишения свободы и пяти годам тюремного заключения, режим — особый.

На суде он ничего не отрицал и сказал, что ни о чем жалеет.

Больше кошек в зоне не трогали, хотя их количество не особо возросло…

«И ни-че-го!..»

Час дня. Жилая зона. Днепровские поймали со свободы хороший «план», в зоне настоящий ажиотаж. Анаша просто убийственная, и все хотят хоть разок курнуть. Нет-нет в третий барак ныряют по два-три человека и так же тихо уходят. С утра и до глубокой ночи движение, в проходе тяжелый дурманящий дым, восковые лица и оловянные глаза, иногда смех до посинения. Время теряет свою власть, все кайфуют, начисто позабыв о сроках и делах.

Аркаша Ленивый вместе со своим приятелем решили хапануть прямо перед банькой и по дороге заскакивают к днепровским.

— Здоровенько, братва! — здороваются они с сидящими на двух нарах и присаживаются рядышком.

— Ну мы пошли тогда, — машут руками те, кто уже накурился, и уходят, освобождая места.

— Набивай, Аркаша! — говорит Вася Зонт и протягивает Аркаше пару папирос. — Я сейчас… Закончилась…

Он выходит, а Аркаша начинает потрошить папиросы.

— Азиатская? Наша? — любопытствует он, принимая из рук Зонта на пару косяков анаши. Смотрит, мнёт, принюхивается к ней. Он ещё ни разу не пробовал этого сорта, но наслышан премного. — Пакистан, да? Говорят, ништяк, шибет — караул!

— Нормальная, Аркаша, мало не покажется, — загадочно улыбается Вася, едва ворочая языком.

Минут через пятнадцать посоловевшие приятели уходят в баню.

Движение тем временем продолжается, и к пяти часам вечера проход у днепровских снова забит до отказа.

Вася уже не встаёт, он лишь изредка открывает веки и нет-нет да и прихлёбывает сладкий чаёк из чашки.

Минут в двадцать шестого у самого входа в секцию слышится какой-то шум, возня, чей-то громкий голос возмущается, но в ответ никакой реакции. Атасник спокоен, стало быть, свои, все расслабляются…

Аркаша с приятелем с шумом пробираются к проходу Васи…

— Васёк, а Васёк!.. — Аркаша тянет слова дальше некуда и, по всей вероятности, плохо слышит себя, говорит очень громко. — Я, в на-а-ту-у-ре, дума-а-ач, ни-штя-як ду-у-урь, а ту-ут… Хапа-ану-ули вот с Витю-ухой, пошли в ба-аню… И — ни-и-че-е-го!..

— Че-е? — Вася приоткрывает глаза и обалдевшее смотрит на Аркашу и Витьку. — Та-ак вы только-о из ба-ани?

— Ну да-а! По-омы-ы-лись ма-алость и сюда-а, «до-на-аться»… Во-още ни-че-го, Ва-ася!

Сидящие смотрят на приятелей и ничего не могут сообразить, ждут, что скажет Вася.

— Что, совсе-ем ничего?! — Вася приподнимается на локте, недоверчиво приглядывается, вытягивает голову, как страус, и молчит.

— В на-ату-уре, Васек, — на полном серьёзе говорит Аркаша. — Ну та-а-к сле-егонца малехо прихватило и попу-устило, ага-а! Го-во-рили, кре-е-пит!..

Васёк прищуривается, до него что-то начинает дохо дить… Он медленно поворачивает голову и долго-долго смотрит на будильник…

— Так вы же че-ты-ре часа в бане про-си-иде-ли, Аркаша… С обеда! Д-дыбани на себя, д-дыбани!..

И тут взрыв, лавина хохота сотрясают секцию. Арка ша и Витька стоят в одних трусах, на плечах и боках висят остатки пены.

— И ничего! — поддает жару Вася, и люди сползают с нар и корчатся от смеха на полу. — Совсем ничего! В натуре, ничего!

Аркаша и Витька наконец въезжают и тоже закатываются:

— А мы ду-ума-али, ни-че-е-го! В на-ату-уре же, ду-умали. Да, Витя-я? А где ве-ещи, слу-ушай?..

«Графиня»

Восемьдесят седьмой год. Крытая тюрьма. В одну из камер заходят главный режимник тюрьмы и несколько контролёров. Это не шмон, а обычный обход. Все молчат и смотрят на ментов. В камере — девять человек. Режимник Зараза обводит медленным взглядом заключённых, раздумывая, с чего бы начать. Читать нотации и пугать бесполезно, в камере — одна босота, авторитеты и неподарки. Наконец его осеняет. На стенах, как и везде, наклеены «сеансы» — вырезки из журналов с полуобнаженными женщинами.

— Сколько раз можно повторять, чтобы вы не клеили эту заразу?! — рычит режимник и, выхватив большой тюремный ключ из рук контролера, принимается за работу…

— Это не за-р-раза, это д-дамы, — с ходу подкалывает его Леня Заика, и все улыбаются.

— Молчать! — Режимник ходит по проходам между нарами и яростно соскребает «сеансы». — А это что такое?! — восклицает он, войдя в проход к Грише Колыме.

Колыма сидит двадцать четыре без выхода и совсем одичал.

— Где? — лениво реагирует он на возглас режимника и тупо смотрит на стенку.

— Да вот! Вот! — тычет режкмник ключом в одну из вырезок на стене. Она цветная, скорее всего, из «Огонька».

— Ах, эта!.. А хер её знает, начальник. Кажется, графиня какая-то, а может, и баронесса, — поясняет Гриша на полном серьёзе, не понимая сути претензий режимника.

— Ка-кая графиня, Травкин! Это же Ло-мо-носов в парике! Михаил… Васильевич, мать вашу в так!

— Да ну! — искренно изумляется Колыма и всматривается в «сеанс», словно видит его впервые.

— Три года дрочу, а не знал. Ну точь-в-точь баба, свободы не иметь! Щас сниму, начальник, щас…

Контролёры не выдерживают и хватаются за животы:

— На самого Ломоносова! Это же надо! Пора освобождать, пора!

Гриша совсем сникает, он в шоке. Срывая ногти, скребёт по «сеансу», который, как назло, приклеен намертво. Как-никак — графиня.

Трёшница

В зоне трёшница — молодая девушка из Кизела, нырнувшая в лагерь на заработки. Замаскированный бункер под лесозаводом, ключ только у одного человека, вскрыть дверь можно лишь при помощи трактора… Есть, правда, и запасной выход.

К даме лукаются узким кругом, человек семь-восемь, самых-самых. Договариваются между собой не «контачить» барышню ради собственного достоинства. Прошлое прошлым, а тут никакого минета. Решено. Все восемь из авторитетных, все хитрые и прелые. Кормят, поят, угощают шоколадом, дают деньги. На пятый день выясняется, что трое таки нарушили табу, не удержались… Возникает скандал. Трое отказываются и выбивают из барышни «опровержение». Тогда начинают бить остальные — нет, правда! Никто друг с другом не разговаривает, но в бункер ныряют.

На девятый день бункер накрыли опера, секс закончился.

Дорвался!

Витя Гончий — известный онанист, «дон Дрочило». Ему всего двадцать один год от роду. Залезает на четвертый ярус пятикубовых, уложенных друг на друга пакетов доски и, прикрепив «сеанс» из журнала, дрочит до одури на высоте. Место давно проверенное, ни с какой стороны не видно, никто не помешает.

В один из дней, не обратив внимания на то, что пакеты еще не доложены до конца, он, как обычно, лезет наверх. Через пару минут руки уже в работе, и всё нипочем. Крановщик в это самое время выруливает стрелой и четко опускает очередную пачку доски. Гончий дёргается от неожиданности и с испугу падает на доски.

Парализованного, но с «сеансом» в кармане его сняли через два часа.

«Страсть»

Отбывая очередной свой срок, Коля Монгол — большой авторитет в преступном мире — как-то подозрительно прилипает к одному симпатичному огольцу лет девятнадцати. Братва молча наблюдает за этой странной дружбой, но, конечно же, шушукается между собой. По неписаным лагерным законам, тот, кто держит «личную жену» втихаря, а выражаясь проще, «петушка», должен отвечать по всей строгости закона перед братвой за свой проступок. Проступок же заключается в том, что «петух» находится среди всех, ест из одной посуды со всеми, чифирит и вообще живёт на равных с чистыми людьми, что считается совершенно недопустимым. Зона не воля, и «петух», словно какой-нибудь неприкасаемый, должен быть в своём стойле. Точка! Так гласит закон.

То ли из жалости и любви к огольцу, то ли из страха за свою жизнь Монгол не сделал никакой объявы на предмет секса, и все сочли это за личное оскорбление. Братва уверена, что дело обстоит именно так, тем более что такие случаи в зонах не редки.

Пару авторитетных и пронырливых босяков вызываются распутать этот клубок и буквально открывают рот от изумления, когда припёртый к стенке оголец сознается в том, что сам «жарит» Монгола! Почти год!

Ему, понятно, не верят и бьют смертным боем до синевы, выбивая настоящие правдивые слова. Но оголец стоит на своём как кремень и заявляет, что вдобавок ко всему «дед» делает ему минет.

Ребята призадумались: так врать мальчишка ни за что не рискнёт, ведь каждое его слово весом в человеческую жизнь. Но как доказать?! Пацан, как и баба, не свидетель, он никто по жизни, а во-вторых, сопляк. Для такого авторитета, как Монгол, нужны не то что железные, а платиновые доказательства, основания. Иначе нож вонзится в твое собственное сердце и в сердце глупого пацана, рискнувшего сказать правду. Голь на выдумки хитра, и братва находит супероригинальный выход.

Под страхом смерти огольцу запрещают говорить кому бы то ни было о состоявшемся разборе и требуют, чтобы он сделал следующее: поставил несколько маленьких зеленочных точек на свой член и слегка «закоцал» зеленкой пальцы. Когда пахан в очередной раз пригласит его к себе, он засветится на все сто. Если оголец действительно сказал правду. Либо на губах Монгола, либо на его заднице останутся следы зеленки. Это чистый приговор. Задача пацана — быстро сообщить о случке братве, пока пахан не щекотнулся. Проходит три дня, и долгожданная случка происходит. Когда пять человек неожиданно вошли в бендежку Монгола, тот весело улыбался и не думал о горе.

Ему не стали ничего объяснять, а сразу поднесли к лицу зеркало. Губы Монгола были в зеленке. Он, однако, не растерялся и сам наехал на явившихся, как и подобает настоящему пахану и… активному педерасту. Тогда его попросили снять брюки. Он наотрез отказался, очевидно сообразив, что влип. Стащили силой, и все увидели зеленые пятна на его худых ягодицах. Спустя два часа избитый до смерти авторитет был уже в «петушатнике», среди себе подобных. В то время Монголу было почти шестьдесят.

Тубики

Находясь среди женщин более-менее длительное время, зек начинает дуреть. Плоть требует своего, а возможности никакой — сотни глаз видят все и всех. Кроме того, медсестры сами следят друг за другом и подсиживают нерасторопных и добрых; оперативники тоже держат ухо востро: по триста рэ зря не платят. Водка, наркотики, половые сношения практически исключены, но в любом исключении есть и свое исключение. В общем, кто как умудрится.

Юмор и нечеловеческая тяга к женщине помогают больным выживать. Умирают, как ни странно, не очень часто. Покойника сразу же накрывают простыней и не дают никому с ним проститься. От укола он умер или от чахотки, никто не знает — тайна. Потом его уносят в больничный морг, и через два дня он на зековском кладбище. Колышек, табличка, бирка на ноге.

В лагерях морга нет, и трупы, как и в 37-м, лежат прямо на земле. Идя утром на развод, зеки в потемках наступают на мертвецов и жутко ругаются.

* * *

Ванька Карзубый, почерневший «скелет» с особого режима, вот-вот умрёт. Ванька — на заказном столе, ему регулярно, каждые два часа, «ставят» уколы. Он лежит один, в 8-й палате, из двери несёт жуткой вонью разложившихся лёгких. Сегодня уколы ставит дежурный врач больницы — Юлечка. В юбочке выше колен, в капроновых чулках и высоких сапогах, она сводит с ума все отделение. Все семьдесят человек таращатся на нее из палат, и за две-три минуты, пока она идет по коридору, каждый успевает мысленно раздеть ее и совершить несколько половых актов в самых невероятных позах. В такие минуты глаза зека ничего не выражают, он весь где-то там, в блаженной муке. Никто ни на кого не смотрит — неприятно и стыдно видеть свою же тоску в чужих глазах…

За большим ящиком возле туалета кто-то просверлил в стене дырку, ее замаскировали изнутри, и человек, присев за ящиком, может спокойно обозревать женщин. Они же ни о чем не догадывались. Каждый жаждет посмотреть, и у ящика чуть ли не дежурят. «Распорядок» изучен от и до, три-четыре раза в день женщины ходили в туалет. В течение целых пяти месяцев отделение любовалось их ножками, трусиками, попками, иногда и большим. Потом дырку обнаружили и заделали. Женщины не особо возмущались…

* * *

Юлечка входит в палату и нагибается к постели больного. У двери сразу же столпилось человек двенадцать.

— Что вам нужно? — оглядывается она. — Отойдите от двери и не мешайте мне! — Из-за жуткого запаха Юлечка тем не менее дверь не закрывает.

Часть зеков уходит.

Вен на руке Карзубого совсем не видно. Она снова наклоняется к нему, пытаясь нащупать иглой вену.

Сняв тапки, двое из оставшихся у двери — Влас и Колька Рыжий — тихонечко, на цыпочках входят в палату. Припав на пол в полуметре от Юлечки, уставились ей под юбку — они отлично знают, что с Ванькиными венами придётся возиться долго. Остальные, прикусив губы, наблюдают за этой картиной от двери. Умирающего Ваньки словно и не существует. Кто-то не выдерживает, подходит и легонько пинает Власа ногой:

— Дай мне!

Влас дёргается, но не отползает. Ноги в капроне слепят глаза. Восемь «тигров» у двери проклинают тюрьму и тот день, когда родились. У Власа и Рыжего уже трясутся руки.

Вдруг Юлечка резко разгибается и делает шаг назад. Она едва не наступила на смотрящих с пола. Она стоит со шприцем в руках и тужится что-то сказать или осмыслить. Язык, видно, отказал ей.

— Господи!!! Чтоб вы сгорели! — выдыхает наконец Юлечка и, глядя куда-то в потолок, пулей выскакивает из палаты.

Карзубый умер в эту же ночь, в 11 часов.

«Где бирка?!»

Знаменитый на весь Кизеллаг майор Портянкин по кличке Рыло бил всегда неожиданно и хлёстко, как настоящий боксёр.

Наблюдение за лагерной столовой было одним из любимейших занятий режимника. Он приходил в зону в полшестого утра, прятался в укромном местечке неподалеку от пищеблока и ожидал начала завтрака.

На завтрак ходили не все, многие спали до самого развода, и по этой причине некоторые зеки несли из столовой пайки товарищей и иногда свои собственные. Майор Портянкин считал это действо грубейшим нарушением режима и всеми силами старался искоренить «ношение» начисто.

Он жестоко и беспощадно дубасил активистов-эсвэпэшников, стоявших на пропускных воротах, за зевание и жалость к мужикам, но ещё крепче бил несущих. Он прямо-таки зверел при виде обнаруженной пайки, терзал и волтузил несчастного мужика, потом валил его на плац и долго пинал ногами в бока.

Справедливости ради следует отметить: майор Портянкин никого не тащил в ШИЗО после побоев и всегда отдавал бедолаге выстраданную и, как он считал, заработанную уже пайку.

Почему ему не спалось утрами, не знал никто, но какая-то веская причина на это наверняка имелась. Как бы там ни было, но налеты майора на столовую продолжались и продолжались, и, казалось, нет той силы, которая может остановить этого идиота и законника. Сила между тем нашлась, майора остановил не нож и не приказ, а обыкновенный человеческий смех, именно он.

Дело было глубокой осенью. Выстроенные на плацу бригады ожидали очереди на выход, лил мерзкий, холодный дождь, всем хотелось побыстрее выскочить на биржу.

Рядом с последними бригадами почти в самом конце плаца смирно стоял зоновский конь Наглый и, как всегда, выискивал глазами добычу — пакеты и свертки зеков. Лагерные кони частенько приходили вместе с людьми на развод, и ничего удивительного для заключенных в этом не было. Они выпрашивали у стоящих людей хлеб, а иногда, тихонько подойдя сзади, сами выхватывали желаемое из-под мышек ротозеев. Никто их не бил и не обижал за подобные шалости, но все от души смеялись, сочувствуя пострадавшим.

Небезызвестный в зоне конь по кличке Негр умудрялся красть даже ночами, как настоящий вор. Летом в бараках душно, окна открыты, Негр подходил к тому или другому окну, засовывал морду в помещение и сметал с тумбочки все съестное, если таковое имелось. Обобрав таким образом три-четыре отряда за ночь, он со спокойной совестью отправлялся отдыхать.

Итак, было холодно, лил дождь, майор Портянкин маячил где-то у второго КП, выкрикивая громкие команды: «Вперёд!», «Стоять!», «Подровняться!»

Конь Наглый, которому, видимо, надоело стоять на месте, демонстративно обошел отряды и, протиснувшись в узкую калитку, двинул в сторону вахты, туда, где выкрикивал фамилии нарядчик.

Глупый эсвэпэшник, стоящий на калитке, не обратил на коня особого внимания, но все же посторонился, косясь на его копыта. Майор Портянкин заметил коня довольно поздно, когда Наглый находился чуть ли не в метре от него.

Майор на мгновение застыл, вперился в коня немигающим взглядом, сплюнул на землю и разразился диким матом.

Несколько впереди стоящих отрядов как один замерли в ожидании чудной сцены. Хорошо зная нрав майора, все были просто уверены, что он отреагирует на «явление коня» еще тем образом! И не ошиблись. Выматерившись от души, Портянкин, не долго думая, размахнулся и нанес коню сокрушительный удар в челюсть, от чего тот заржал, как сумасшедший, и задрал голову вверх. Но майору показалось этого мало, он с ходу подлетел к «зевнувшему» эсвэпэшнику и изо всей силы врезал ему в ухо.

Не ожидая ничего подобного, молодняк буквально полетел к будке, так и не успев сообразить, что к чему. Майор между тем и не думал прекращать «урока» и уже надвигался на лежавшего. Предвидя неминуемый удар сапогом, эсвэпэшник на сей раз не растерялся, вскочил, сжался и закрылся руками у будки.

— Где бирка?! Бирка где?! — неожиданно заорал на него майор, чем буквально парализовал и без того ошарашенного молодняка, не понимающего, чего от него хотят и за что его били. — Ну! — майор приподнял кулак над головой эсвэпэшника, затем чуть опустил его и отвел вбок.

Эсвэпэшник силился что-то сообразить, связать в голове за эти короткие секунды, но, видимо, так ничего и не понял. Его аккуратная кожаная бирка с фамилией и номером отряда была пришита на нужном месте, ниже правого плеча. Не видеть ее майор просто не мог, за это он мог поручиться. Тогда что?..

Не зная, что ему делать, эсвэпэшник дрожащей рукой показал на бирку и вжался спиной в стену будки. Наступила пауза. Майор смотрел на эсвэпэшника, как кровожадный вампир, и тяжело молчал.

— У не-го! У него, козёл! — показал он рукой на Наглого и несильно опустил кулак.

И тут грянул настоящий зековский хохот, заглушивший все. Шутка майора Портянкина была оценена урками по достоинству. Постояв еще некоторое время возле эвэпэшника и дождавшись, пока хохот спал, он медленно развернулся на каблуках и гордо зашагал вдоль рядов на свое место.

— Я их научу, как Родину любить! Расслабились, сволочи!

— Правильно, майор, молодец! — почти тотчас выкрикнул кто-то из толпы. — Бей их, козлов, чтоб знали, как на администрацию пахать. Ты только мужиков за пайки не тирань, а этих…

Майор повернул голову в сторону кричавшего, но тот уже затих и спрятался за спинами стоящих. Напоминание о пайках, видимо, задело его. Он повел плечами, иронично качнул головой и широко улыбнулся. Затем резко махнул рукой.

С тех пор пайки можно было носить мешками, во время завтрака майор не появлялся. Говорили, что он наконец женился, но многие считали, что дело было вовсе не в этом…

«Зато увиделись, мать!»

Кольку Корнелюка срочно снимают с рабочей зоны. «Помиловали, Колек!», «Срок скостили. Просто так с биржи не снимают», «Постановление в БУР», «Свидание»… Друзья и приятели гадают, с чего бы это Колька снимали так срочно, если ничего не случилось. Все однозначно сходятся на помиловании, судебном решении в его пользу. В БУР так не спешат. Да и не за что Кольку сажать — работяга, так, понты одни, а не нарушения. Несколько вшивых изоляторов по семь суток, солдатские причины…

Колька взволнован, не знает, что думать. Быстро переодевается, бреется и собирается идти на вахту. Впереди целых пять с лишним лет сроку, с женой — в разводе, матери уже семьдесят восемь, брат далеко, на Курилах. Свидание просто исключено, да и лишен он свидания, лишен.

На всякий случай прощается с друзьями, делает пару глотков чифиря на дорожку и — вперёд.

Вахта, дежурный офицер, конвой… Ведут одного по «коридору», все молчат, словно воды в рот набрали. Жилая зона. Пришли. Сразу ведут в штаб колонии. В кабинете главного режимника трое: два оперативника и майор-замполит. Колька снимает шапку и докладывает по форме: «Осужденный Корнелюк, бригада сорок один, отряд пятый». Пристальные взгляды, и снова молчание.

Наконец один из оперативников говорит: «Иди в санчасть, бери справку, что ты здоров и не заразный, и живо на свидание. Понял?» — Режимник не шутит, говорит миролюбиво и на полном серьёзе.

Колька кивает головой в ответ, а мозг сверлят десятки мыслей. «Лишён ведь! Кто же это приехал? Почему так срочно? Что-то стряслось?!..

Сказать, что лишён, или молчать до конца? Если лишён, умри, не дадут свидания, а тут?.. Провокация или беда!»

Замполит видит Колькину растерянность, медленно встает и выходит из-за стола.

— Ты не волнуйся, Корнелюк, — говорит он, — ничего страшного не случилось. На свидании всё и узнаешь… Произошла небольшая ошибочка, вот и всё. — Чуть помолчав, добавляет: — Мы тут разобрались уже… В общем, твой начальник отряда дал маху, перепутал адреса…

Колька по-прежнему ничего не понимает и пытается за что-то зацепиться:

— Какие адреса?

— Иди, иди, всё хорошо, — выпроваживает его замполит. — Бывает и хуже.

Через двадцать минут Кольку уже целует рыдающая старушка, брат стоит рядом с ней, жена ждет на улице, не пустили разведенную.

— Сынок, сыночек мой! Родненький! — Мать захлёбывается слезами и не отпускает Кольку от себя.

Его потряхивает, знаком он показывает брату, чтобы тот достал сигарету. Наконец все садятся, начинают говорить.

Вскоре выясняется следующее. Ровно шесть дней назад на бирже погиб молодой парень. Он совсем недавно прибыл в лагерь и еще как следует не осмотрелся, не привык к опасной работе на бирже. Был сильный гололед, и сорвавшееся с транспортера пятиметровое бревно пригвоздило его к станции намертво. Колька несколько раз встречался с этим пареньком, они жили в одном отряде. После гибели парня начальник отряда, лейтенант Паклин, беспробудный пьяница и крохобор, перепутав по пьянке адреса, послал похоронку Колькиным родственникам. Фамилия парня была такой же, как у Кольки, они были однофамильцами. Мать в горе не обратила внимания на имя, а в телеграмме стояло имя Алексей, и тут же вызвала с Курил телеграммой Колькиного брата. Прихватив с собой жену «покойного», они втроем полетели на Урал. Брат видел телеграмму и, конечно же, обратил внимание на несовпадение в именах, однако подумал, что это просто ошибка.

Приехав с некоторой задержкой в поселок, они сразу же направились к воротам лагеря и стали просить начальство, чтобы им выдали тело для захоронения на родине.

Администрация лагеря не знала об ошибке, и Колькиным родным сообщили, что покойный уже захоронен. (К тому времени парня действительно похоронили на зековском кладбище.) Мать сразу упала в обморок. Жена начала кричать не своим голосом: «Убийцы! Фашисты! Убили человека и концы в воду! Отдайте хоть тело!» Брат стал требовать прокурора и начальника управления.

И как раз в это самое время появился пьяненький лейтенант Паклин.

— Лёша ваш там лежит, не кричите, — показал он рукой на кладбище и скорчил скорбную гримасу. — Хороший был парень, хороший! Я немножко того, вы уж извините, — щёлкнул он себя по шее. — Жизнь!..

— Какой Лёша?! — Колькин брат начал что-то соображать.

— Лёшка Корнелюк! Как же?.. — выкатил глаза отрядник. — Я начальник отряда, лейтенант Паклин, — представился он, одёрнув мундир. — Гололёд… А он в Крыму-то и леса не видел. Наше упущение, наше. Всё план проклятый, а осужденных везут со всех концов, — развёл руками Паклин. — А мы что? Мы лейтенанты… Телеграмму я вам отбил сразу же. Думал, успеете…

— Его Николаем звали, Николаем! — завыла пришедшая в себя мать. — Идите с Богом, идите! Ой, сынулечка мой, ой кровиночка родненькая! Ой, за что ж ты тут голову сложил, бедный!

Отрядник ошалело смотрел на причитающую старуху, не в состоянии ничего сообразить.

— Алексеем его звали, Алексеем, — твёрдо заявил он. — Срок — три года, статья двести двенадцатая. Я его дело дважды смотрел и сейчас вот в спецчасть иду…

Мало-помалу выяснилась вся нелепость случившегося. Мать и брат не верят собственным ушам и требуют показать им теперь уже живого сына. С учетом сложившейся ситуации Кольке дают двое суток личного свидания.

— Прости нас, сынок, прости! — плачет мать, извиняясь за то, что приехали с пустыми руками. — Вот выпустят в магазин, продуктов принесём, курева. Мы же… — мать запинается и снова целует Кольку.

— Зато увиделись, мать! — торжествует тот и хлопает брата по плечу. — Четыре года кряду лишали, гады! Как будто свидание предоставляется только зекам, а не их родителям. То за физзарядку лишат, то за курение в секции, то ещё за че-то. Козлы, короче! — сплевывает он. — Надо отряднику бутылку поставить по такому случаю, ага. Хоть и пес сумасшедший, а молодец! Не плач, ма, — поворачивается он к матери, — я живой, живой!

Мгновение

Третий этаж строящегося здания в рабочей зоне. Девятнадцатилетний Женька Механошин смотрит из проема окна на волю. Поле, дорога, лес, одинокие прохожие вдали. Ветерок нежно ласкает лицо, начало сентября. В голове мысли об оставленной на воле невесте, в душе тоска и беспросветная тьма. В зоне всего четыре месяца, еще не адаптировался, живет одними воспоминаниями, дичится людей. Постоянно в одиночестве, «сам на сам». Десятка сроку, жить совсем не хочется, но петля страшит. Глаза ни на что не смотрят, только на волю. Жизнь между жизнью и смертью, в состоянии сплошной муки.

Сатана денно и нощно подбрасывает картины мести тем, кто держит его в клетке, заодно подсказывает простой выход — расстрел. Раз — и все кончено. Следствие, камера, приговор, одиночка, пуля. Захочешь — не отвертишься, а так проклятый страх не дает распрощаться с этим скотским существованием.

«Как тихо, как хорошо сейчас в поле, — думает Женька. — Парень с девушкой прошли по дороге по направлению к лесу… Дядька на велосипеде, бабка с козой… Как они далеко, как близко и далеко!»

Внизу слышится какой-то шум, а затем разговор. Женька наклоняется и смотрит вниз. Дежурный помощник начальника колонии (ДПНК) и два активиста из осужденных, стоя у самой стены, кого-то высматривают, обговаривают ситуацию…

«Кто-то собрался ловить грев, — мелькает в Женькиной голове. — Хотят прихватить, гады».

Сатана моментально выдает комбинацию, в долях секунды. Сила, азарт, охота, жизнь! Вокруг ни души, выход из здания на другой стороне. Здорово!

Женька быстро поднимает с пола несколько пустых сигаретных пачек и, зажав ими белый кирпич, кладет его на подоконник. На него — второй, затем третий. Кирпичи тяжелые, увесистые.

«Никаких отпечатков не будет, — думает Женька. — Высота приличная, промахнуться тяжело. В полете они чуть разойдутся и как раз хватит на двоих. Точно в головы. Наглухо. Быстро сбегу вниз и потеряюсь на той стороне, полминуты делов-то. Пусть докажут потом. Третий с испугу все „рамсы“ перепутает, свидетелей нет. Пачки оставлю в руках, потом выброшу». Женька еще раз оглядывается по сторонам. Этаж по-прежнему пуст. Никого. «Если и погорю, плевать, — думает он. — Так и так не вытяну срок».

Кирпичи уже приподняты, голоса внизу не стихают. Пальцы на грани расслабления. Пора…

— Женька! Женек! — На лестничном проеме в самом конце этажа стоит молодой парень и машет Женьке рукой. Это Серега, земляк и ровесник Женьки, вместе пришли этапом в зону. — А я думаю, куда ты запропастился! — говорит он. — Витька сказал, что ты сюда пошел, ну я и поднялся… — Серега приближается.

Кирпичи мигом ложатся на подоконник, руки и ноги слегка дрожат. Накатывает волна понимания и жуткого осмысления. Тошнит. Сегодня это был Серега…

«К делу не относится…»

(Пародия на органы дознания и суды)

Петров А. обвиняется в краже импортного лифчика у гражданки Н. прямо в автобусе. Автобус № 118. Время — три часа дня. Лифчик снят буквально с тела, на ходу. Гражданка Н. почувствовала это, когда ее объемные груди неестественно и подозрительно зашевелились. Она тут же закричала. Водитель автобуса, не открывая дверей, помчался к ближайшему отделению милиции.

В процессе обыска злополучный лифчик был обнаружен под вторым сиденьем, справа от задней двери. В автобусе находился рецидивист Петров, который никогда ранее лифчиков не крал, но частенько баловался кошельками… Больше, по мнению работников угрозыска, подумать не на кого. Отпускают всех, Петрова задерживают и арестовывают.

— Версии, товарищи?.. — спрашивает у подчиненных начальника розыска.

— Тут, Сан Саныч, версия одна-единственная… Скотина искал между титек кошелёк, увлёкся и не заметил, как стащил лиф! Пошёл на выход, тут визг… Спулил под сиденье. Бить бесполезно, Сан Саныч, девять судимостей!.. Готов к смерти с шестьдесят восьмого года.

— Так-так-так… Что говорит гражданка Н.?

— Дура не видела его рядом и не желает клеветать!

— Пусть хорошенько «припомнит» и поможет следствию.

— Есть!

— Провести очную ставку как следует… Никаких «а»!

— Слушаюсь!

— Побольше бумаг вообще… Куда ехал, зачем, на какие средства, с какой целью, на каком основании. Дайте ему немного полапать лифчик и приложите выводы экспертизы об идентичности потов. Вложите пуговичку от лифа в его карман и «случайно» обнаружьте при обыске в КПЗ. Акт с подписями в дело.

— Находился под надзором, товарищ капитан…

— Приобщить. Всё!

* * *

Спустя четыре месяца. Суд.

Судья. Петров, вы утверждаете, что не имеете к лифчику никакого отношения и воруете, воровали исключительно кошельки?

Петров. Так точно, ваша честь или как вас там, истинная правда, не имею.

Судья. А как вы объясните обнаруженный на лифчике ваш собственный пот?

Петров. А вы?

Судья. Отвечайте на поставленный вопрос, подсудимый!

Петров. Телепатия или сатана, ваша честь! Я не потею с тех пор, как отсидел последние десять.

Судья. А пуговицу?..

Петров. Ее могли подкинуть настоящие воры или милиция…

Судья. Да, но почему ее не подкинули никому другому?

Петров. Но ведь с автобуса сняли одного меня!..

Судья. Вот именно, Петров, только вас… Гражданка Н. утверждает, что видела, как вы крутились и терлись рядом с ней…

Петров. Да как я мог крутиться, ваша честь, когда у меня всего одна нога?!

Судья (изумлённо). Как одна?!

Петров. А вот так!.. (Задирает высоко штанину и показывает суду протез.)

Судья. С какого года у вас нет ноги?

Петров. С восемьдесят третьего.

Судья. Справка на протез имеется?

Петров. А никто и не требовал. Ноги-то нет, к чему ж справка?

Судья. К делу не относится, протез фиктивный. Итак, почему вы крутились возле гражданки Н.?

Петров. Я нигде не крутился, ваша честь, я сидел спокойно на заднем сиденье, а когда автобус помчался к райотделу, встал поближе к двери, так как мне очень неудобно проталкиваться на протезе.

Судья. Стало быть, вы категорически отрицаете свою причастность к краже лифчика, так?

Петров. Совершенно так, ваша честь!

Судья. Но гражданка Н. твердо опознала вас на очной ставке и точно заявила, что видела возле себя именно вас!..

Петров. На очной ставке меня посадили меж двух старушек, ваша честь, и спросили у гражданки Н., какой из трех мужчин… крутился возле нее двенадцатого августа в автобусе № 118. Она, понятное дело, показала на меня.

Судья (потирая виски). Суд удаляется на совещание.

Приговор

Учитывая все, что можно учесть, и принимая во внимание технические средства, коими пользовался подсудимый во время совершения кражи, а именно специально изготовленный без соответствующего разрешения протез, приговорить подсудимого Петрова А. Б., тысяча девятьсот тридцатого года рождения, по статье сто сороковой, часть третья Уголовного кодекса Украины к четырём годам лишения свободы в колонии особого режима…. И полной конфискации всего личного имущества.

Вор-философ

Вор. Послушайте, уважаемые. Я вообще не понимаю, за что меня судят! Да, я взял этот злополучный кошелек, но при чем здесь кража?

Судья. Вы неоднократно судимы, Котеночкин… Не пытайтесь делать из себя ягненка и вводить суд в заблуждение. Этот номер у вас не пройдет, говорите по существу.

Вор. Да это вовсе не номер, ваша честь. Гражданка Н., во-первых, не писала заявления в милицию, и это ее кровное право. А во-вторых, я вовсе не имел умысла красть, просто мне почему-то казалось, что именно таким способом я смогу познакомиться с несравненной и божественной гражданкой Н. При встрече с ней я был просто сражен! Каждый заблуждается и влюбляется по-своему.

Судья. Хорошо. А чем вы объясните кражу чемодана у спящего пассажира в поезде Москва — Сочи двадцать первого апреля сего года?

Вор. Честно говоря, ваша честь, мне и самому не совсем ясно поведение инопланетян в тот день. К сожалению, вопрос о существовании НЛО до сих пор остается открытым. Ни у меня, ни у вас нет никакой возможности пригласить на процесс несколько свидетелей оттуда… (показывает рукой на потолок). Ведь это они начали шептать мне на ухо странные вещи двадцать первого апреля ровно в девятнадцать ноль-ноль в скором поезде Москва — Сочи. А именно: «Возьми желтый чемодан и немедленно поднимайся к нам на корабль. Это вовсе не кража, не выдумывай ерунды! Слушай, что тебе говорят умные! Чемодан до отказа набит старыми инструкциями и приказами, кодексами и постановлениями, по которым в тоталитарном государстве судили и отправляли на вечные койки здоровых людей! Твой долг взять эту рухлядь и сохранить её через нас для потомков, дабы не допустить повторного рабства. Разве это кража?!» Ну я и взял этот ничтожный чемодан, ваша честь.

Судья. Вы лжете, Котеночкин! В чемодане находились вещи, три тысячи американских долларов и видеокамера. На общую сумму двадцать семь тысяч рублей. Инопланетяне, если вам нашептывали именно они, никогда бы не допустили такой опрометчивой ошибки. Вы лжете, Котеночкин!

Вор. Я не могу отвечать за мозг инопланетян. Вы говорите так, будто уверены, что среди них нет дураков. (Обиженно опускает голову.)

Судья (вздыхая). Почему же вы не вернули похищенный или «взятый» чемодан владельцу, когда обнаружили, что в нем нет никаких инструкций? Почему?

Вор. Клянусь вам, что я не сразу обнаружил ошибку! Сойдя на первой же станции, я почти два часа искал корабль инопланетян. Затем зашел в магазинчик, в магазин номер двадцать четыре, как сказано в деле, чтобы купить булочку… Но едва я ступил на порог этого самого магазина, как тут же получил новый и совершенно неожиданный для меня сигнал: «Точное место корабля закодировано в кошельке гражданки 3. Очаровательная блондинка тридцати восьми лет стоит рядом с тобой, она в тёмно-синем австрийском плаще, в руках хозяйственная сумка…» Что мне оставалось делать, ваша честь?

Достав несчастный кошелек из сумки, я вдруг услышал знакомое «минуточку»… Сначала я пытался объяснить переодетым сотрудникам угрозыска истину, но, увидев их агрессивные лица, понял, что они не поверят. Все остальное вам известно из дела.

Судья (явно нервничая). Мы все равно докажем ваш злой умысел, Котеночкин! Докажем. Поэтому я от души советую вам чистосердечно признаться и получить минимум наказания. Подумайте как следует, не затягивайте заседание. Вы не один, Котеночкин, имейте совесть.

Вор. Ваше «все равно» чертовски напоминает мне судей тридцать седьмого года. Я возмущен до глубины души! Требую предоставить мне группу независимых беспартийных экспертов по НЛО.

Судья. Подсудимый, вы спекулируете своими правами и пытаетесь уйти от ответственности. Суд считает ваше заявление об инопланетных экспертах несостоятельным. Итак, вы подтверждаете факт краж, но под диктовку ино… голосов?

Вор. Ни в коем случае! Я подтверждаю факт взятия, но отрицаю факт кражи. Я выполнял приказ свыше, как выполняли и выполняете его вы. Мне не в чем упрекнуть свою честную душу. Гражданка в австрийском плаще трижды приносила мне передачи… Благороднейшая и небесная женщина, я восхищен ею!

Судья. Не морочьте нам голову, Котеночкин! (Хлопает папкой с «Делом» о стол.) Вы абсолютно здоровый человек и не могли слышать голоса.

Пауза.

Вор. Мог.

Судья. Нет.

Вор. Мог.

Судья. Нет.

Вор. Мо-о-г!

Судья. Не-е-ет!!!

Плачет, уронив голову на руки. Сидящие в зале опускают глаза. Котеночкин кусает губы и хрустит костяшками пальцев. Проходит несколько томительных минут.

Судья. Суд удаляется в совещательную комнату. (Вытирает платочком слезы.)

Спустя час оглашается приговор: «Руководствуясь статьями сто пятьдесят шестой и сто четырнадцатой Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, взяв во внимание личность подсудимого и тяжесть содеянного им, суд признает его виновным. Кроме того, руководствуясь неожиданным сигналом, только что полученным от инопланетян тремя народными заседателями и мною лично, суд считает, что все кражи были совершены Котеночкиным умышленно. На основании закона и именем Российской Федерации Котеночкин А. Г. приговаривается к трем годам лишения свободы в лагере особого режима. Приговор может быть обжалован в течение семи (земных) суток со дня получения копии».

Вор. Протесту-ю-у!

Закатывает глаза к небу, поднимает руки и медленно-медленно взлетает со скамьи. Конвой хватает его за ноги и тянет назад. Заседание прекращается.

«ТОЛКОВЫЙ» СЛОВАРЬ

Байда — чепуха, ерунда.

Баранчик — человек, которого берут в побег исключительно для того, чтобы съесть в пути. «Живое мясо». Б., разумеется, не подозревает, для чего его взяли.

Бендежка — будка, каптерка.

Биржа — рабочий объект в «лесных» колониях.

Бирка — нагрудный знак заключенного с фамилией, именем, отчеством и номером отряда.

БУР — барак усиленного режима.


Выписать сто в гору — дать словесный отпор, обезоружить словами.


Гашеные — спрятавшиеся от чего-либо, затаившиеся.

Гнилой (прелый) — хитрый, опытный. Иногда — подлый и лживый.

Грев — продукты, передаваемые с воли из лагеря общего режима в БУР, в карцер, изолятор.


Двинуть фуфло — не рассчитаться в срок по картежному долгу, не сдержать слово, обмануть.

ДПНК — дежурный помощник начальника колонии.

Дурка — женская сумочка с защелкивающимся, легко открывающимся замком.

Дыбануть — посмотреть.


Запретка — простреливаемая по периметру запретная зона перед главным забором лагеря.

Зелёнка — расстрел; смерть.

Зимбер — мелочь.

Змей по жизни — предатель интересов основной массы заключенных.

Зэке! — высший класс.


Кант; кантачить — отдых; отдыхать.

Капканист — шутник, юморист, прикольщик.

Кича (кандей) — изолятор, карцер.

Кнокатъ — присматривать за кем-либо; поддерживать кого-то (морально и материально).

Крытая (тюрьма) — тюрьма, где отбывают срок злостные нарушители режима.

Кумовья — оперативники.


Лове — деньги.

Локалка — огороженная территория вокруг отряда.


Махновцы — беспределыцики.

Метла — язык, речь.


Опущенные, обиженные (петухи) — представители самой низшей группы в неформальной иерархии заключенных; своеобразная каста неприкасаемых. Не всегда гомосексуалисты в прямом смысле, но, как правило, изнасилованные за те или иные поступки.

Откоцатъ — открыть.


Паска — год отсидки.

Полосатые или особисты — наиболее опасные рецидивисты, отбывающие срок на особом режиме.

Попутать рамсы (стрелки) — сделать что-то не то (рамс — карточная игра).

Пресс; пресс-хата — камера, в которой специально подобранные администрацией тюрьмы заключенные пытают, истязают, насилуют тех, кого к ним «подсаживают». Цель такой подсадки — добиться от строптивца нужных показаний, узнать, где хранятся общаковые деньги, и т. п.

Прокоцать пульс — прощупать почву.


POP — режимно-оперативная работа.


Самовар или чифирбак — кружка для варения чифира.

СВП — секция внутреннего порядка. В нее входят заключенные-«активисты», открыто сотрудничающие с администрацией колонии.

Съём — имеется в виду развод с работы.


Трёшница — дешевая проститутка.

Тэрц или тэрс — распространенная в лагерях «интеллектуальная» карточная игра. Хороший тэрсист, как правило, всегда профессионал, умеющий играть во все игры.


УДО — условно-досрочное освобождение.


Фольтик — фокус.

Фонарь — бред, вымысел, «утка».


Хватануть колено — научиться чему-то у кого-то.


Цвинтар — кладбище. Цинкануть — подсказать.


Чалиться — гнуться, страдать.

Чистая братва — верхний слой, элита лагерной братвы.

Четверташники — так в 40 — 50-е годы называли приговорённых к 25 годам тюремного заключения.

Чёрный режим — лагерь строгого режима.


Шерсть, шерстяные — заключенные, выдающие себя за авторитетных, блатных, однако на самом деле действующие исключительно в собственных интересах или по указке администрации. Иными словами, блатные беспределыцики.

ШИЗО — штрафной изолятор.

Шкары — брюки.

Шнырь — дневальный.

Штемп — то же, что и фраер.


home | my bookshelf | | Сцены из лагерной жизни |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 6
Средний рейтинг 4.0 из 5



Оцените эту книгу