Book: Сдам угол в любовном треугольнике



Сдам угол в любовном треугольнике

Глава 1.

— Ничем не могу помочь, — развела руками пожилая библиотекарша. — Говорю же — всего один экземпляр, и он на руках. Причём вернуть должны были ещё неделю назад.

— У кого она? — взвыла Натка, умоляюще глядя на женщину. — У меня реферат горит!

— Ну, — библиотекарша неуверенно оглянулась на стол, — я не знаю…

— Пожалуйста! — девушка молитвенно сложила ладони и попыталась изобразить глаза кота из мультика про Шрека. — Мне эта книга нужна всего-то на один день!

Женщина с подозрением посмотрела на настойчивую студентку, и Натка поспешила приветливо улыбнуться, стирая с лица «мультяшное» выражение.

Похоже, надо было сначала проверить этот приём на сокурсницах. Или, хотя бы, порепетировать перед зеркалом, а то неизвестно, какую гримасу она скорчила, вон, как библиотекаршу передёрнуло…

— Ну ладно, — неуверенно согласилась женщина, — я запишу тебе на бумажке его имя. Но учти, Ростова, договариваться будешь сама!

Натка истово закивала головой, боясь поверить в свою удачу.

Через десять минут она вылетела из библиотеки, сжимая в пальцах листок с заветными ФИО.

«Боже, ты есть! Спасибо! Осталась сущая «мелочь — найти этого — Наталка посмотрела в бумажку — Леонида Челнокова, группа «Д», третий курс. И уговорить его на сутки сдать книгу в библиотеку, с тем, чтобы я её тут же забрала».

С рефератом глупо получилось. Вообще-то она никогда не затягивала с выполнением заданий, но тут навалилось всё сразу — сессия и разрыв с Вадимом, в результате чего Натка оказалась буквально на улице. Это хорошо, что ей повезло недорого и относительно близко от института найти комнату в квартире с совместным проживанием с хозяйкой жилплощади, но пока всё решилось, пришлось изрядно побегать. И на целых два дня вернуться в квартиру к отцу. Вернее, на две ночи, потому что дни она готова была проводить, где угодно, хоть на улице, лишь бы не видеть недовольно поджатых губ мачехи и не слышать намёков отца. Мол, я тебя, дочь, до восемнадцати лет дорастил, всё, больше ничего не должен — сама устраивайся!

Она к Вадиму перебралась ещё на первом курсе, сразу, как только отец привёл в дом новую жену — лишь бы не слышать бесконечных упрёков мачехи.

С Вадимом у них большого чувства не случилось, но зато четыре года Натке было, где жить и что есть, а Вадим получил удобную любовницу, которая не выносила мозг, добросовестно убирала квартиру, гладила ему одежду, хорошо готовила и помогала с лабораторными и рефератами. Он учился на той же самой специальности, что и Натка, только на курс старше.

Можно сказать, что она проходила обучение с опережением. Но в этом тоже был свой плюс — собственные задания Натка щелкала теперь играючи, и в её зачётке никаких других оценок, кроме «отлично», не встречалось.

И вот…

Диплом Вадиму они писали вместе, вернее, писала она, а парень маячил рядом, больше мешая, чем помогая.

Ната как сейчас помнит тот день, когда отправила своего мужчину вместе с готовой дипломной работой к научному руководителю.

Вадим ушёл, и пропал, а она не находила себе места. Позвонить боялась — во-первых, Вадим не любил, когда она ему звонила. И, во-вторых, вдруг звонок помешает?

Так и сидела, изнывая от волнения, и пытаясь отвлекаться на домашние дела. Пока ждала, всё перемыла, перегладила — квартира блестела, в холодильнике ожидало возвращения парня «первое, второе и компот».

— Наташка, у нас проблема! — с порога объявил Вадим, когда она вылетела в прихожую на звук открывающегося замка.

— Начрук не принял дипломную? — у неё внутри всё опустилось — как же так? Она точно знает, что выполнила работу на отлично!

— Да нет, — отмахнулся молодой человек, и, не разуваясь, потопал на кухню. — Я голодный, как волк. Накрывай!

— Сейчас! — засуетилась Наталья. — Что случилось, какие проблемы?

Но Вадик молчал до тех пор, пока как следует не заправился.

— Борщ сегодня у тебя какой-то не такой, произнес Вадим вместо спасибо за еду, но она уже привыкла, что ему трудно угодить, он всегда найдёт, к чему придраться. — Лучше бы окрошку приготовила, май, а жара стоит за тридцать. И ты с огненным борщом!

Следом мужчина навернул порцию второго, отметив, что пюре на его вкус, недостаточно пышное, и вместо говядины было бы лучше пожарить свинину. Салат же только поковырял, раскритиковав нарезку — слишком мелко, неудобно вилкой цеплять.

А потом потребовал чай и, наконец, выдал.

— В общем, тебе нужно съехать.

— Куда? — опешила она.

— Куда хочешь. К подругам или домой. У тебя же отец есть, и ты в его квартире прописана, — пожал плечами Вадим. — На защиту мои родители приезжают, сама понимаешь, я не могу допустить, чтобы они тебя увидели. За квартиру платит отец, он же обеспечивает меня деньгами, и ему не понравится, что на родительские переводы я содержу кого-то ещё. Ну и наше сотрудничество подошло к концу. Мне осталась только защититься, начрук сказал, что с этим проблем не будет. Получу диплом, и с головой нырну во взрослую и свободную жизнь.

— Когда? — проглотив комок в горле, — спросила она, опустив голову, чтобы мужчина не заметил предательски заблестевшие глаза.

Нет, он не обещал ей вечной любви, о чувствах вообще не было и речи — ни с её, ни с его стороны. Оба знали, что живут вместе временно, на взаимовыгодных условиях. Но Ната надеялась, что Вадим позволит ей дожить в его квартире, как минимум, до конца летней сессии…

— Лучше прямо сейчас, потому что папа недавно звонил: им осталось всего двести километров, сыто отрыгнув, произнёс Вадик.

И Наталья пошла собирать вещи.

Неприятный сюрприз, конечно, но она справилась. И даже сессию сдала, как обычно, на одни «отлично», только про реферат забыла! Послезавтра ей, кровь из носу, нужно его отнести на кафедру, и тогда можно будет выдохнуть…

«Всего на один день!» — репетируя речь, бормотала она себе под нос, пробираясь к расписанию.

Ах ты ж… У группы «Д» занятия только что закончились!

Запомнив, в какой аудитории была последняя пара, Натка рванула вдоль коридора.

Предсказуемо, студенты уже разошлись.

Чёрт, и где искать этого Леонида, если она понятия не имеет, как он выглядит?

— Слава! — на глаза Наталке попался одногруппник Вадима. — Подожди! Ты не знаешь такого — Леонид Челноков, третий курс, «Д»?

— Ищешь нового спонсора? — осклабился парень. — Так это… Я могу приютить… На недельку?

— Нет, спасибо, не нуждаюсь. Так ты знаешь Леонида или нет?

— Зачем тебе? — Вячеслав покачнулся с пятки на носок, с любопытством глядя на девушку.

— Книгу в библиотеке взял, и не вернул, — сердито ответила она. — Я только что оттуда, велели найти его и напомнить.

— А! — разочарованно протянул Слава. — Ну, пошли вниз, может быть, попадётся на глаза.

В вестибюле уже почти никого не было — студенты высыпали на широкое крыльцо корпуса и рассредоточились группками в теньке — уходить домой никто не спешил.

Ан нет, кое-кто спешил!

— Вон он, — Вячеслав ткнул пальцем в спину быстро удалявшегося парня в светло-голубой рубашке. — Беги, может, догонишь.

— Спасибо, — на лету выпалила она и рванула за голубым пятном.

Леонид не повернул ни к метро, ни к остановкам автобусов, а пересёк проспект и углубился в жилые кварталы. Она чуть-чуть не успела — загорелся красный, а до подземного перехода бежать метров сто влево — студент уйдёт ещё дальше, и не факт, что она сможет понять — в какую сторону.

Дождавшись зелёного, девушка перебежала на другую сторону и выдохнула — бело-голубая рубашка ещё не пропала из виду.

Натка припустила со всех ног.

Леонид свернул с тротуара и углубился в небольшой участок зелёных насаждений.

Чёрт, он же сейчас скроется за деревьями!

Разогнавшись, девушка не успела затормозить, с лёту проскочив вслед за голубым пятном через густой кустарник.

И врезалась в парня.

— Ы-ы-ы! Ты кто? Немедленно меня отпусти! — взвыл Челноков.

— Прости, мне… очень нужна… Что это такое? — при столкновении, она инстинктивно вцепилась в Леонида, и только потом заметила, что вокруг него разливается странное свечение.

— Руки убери, идиотка! — прорычал молодой мужчина, безуспешно пытаясь оттолкнуть девушку.

Но она, то ли от испуга, то ли от возмущения — кто идиотка? Она идиотка? — буквально на пару секунд замерла, подыскивая ответ.

И вдруг всё пропало: солнечный майский день, Москва, городской шум…

Натка сильнее сжала пальцы — по крайней мере, Леонид не исчез, значит, нужно крепче за него держаться!

Толчок, словно они летели.

И не самое мягкое приземление.

Не самое мягкое для парня, Наталке повезло больше — она упала на Леонида.

— Твою! — взвыл тот, и девушка почувствовала, как некая сила поднимает её и отшвыривает в сторону.

Она больно приложилась бедром о землю. Стало обидно — зачем швырять её, как кеглю?

Но ссориться с третьекурсником не хотелось — получить книгу важнее!

Девушка поднялась, отряхивая летний сарафан, и замерла.

Что-то было очень и очень не так…

Ната выпрямилась и огляделась: голые деревья без малейших намёков на листву. Тут и там островки серого снега. Сумерки — то ли раннее утро, то ли ранний вечер. И холод.

— Где мы?

— Идиотка, — продолжал бухтеть Леонид, поднявшись на ноги. — Откуда ты свалилась на мою голову? Ты, вообще, кто такая? Как же достали неразборчивые и доступные девицы…

Мужчина прищурился, и Натке показалось, что от него в её сторону потянулись полупрозрачные ленты. Или щупальца.

Отскочив в сторону, она возмущённо фыркнула:

— Я не свалилась! То есть, свалилась, но только потому, что споткнулась, а не для того, чтобы приставать. Нужен ты мне!

— А зачем тогда гналась за мной?

— Мне срочно нужна монография академика Мелешковского, которую ты никак не вернёшь в библиотеку. Если ты не знал, она в единственном экземпляре, — и добавила уже менее уверенно. — Мне послезавтра реферат сдавать, иначе будет хвост со всеми вытекающими! Наш декан любит докапываться до каждой мелочи, поэтому нужна книга и время, чтобы тщательно подготовится.

— Могу успокоить — послезавтра ты ничего не сдашь! — произнёс парень. — И вообще… Не факт, что ты вообще когда-нибудь сможешь написать этот реферат — книга осталась там, — молодой человек махнул в неопределённом направлении. — Благодаря твоей рассеянности и торопливости возможность попасть обратно появится не скоро.

Натка поёжилась, чувствуя, насколько уже замёрзла, и переступила ногами.

Это же не то, что она думает: путешествий во времени не бывает?! Или, всё-таки…

Судя по погоде — их отбросило на пару месяцев назад. Но почему-то они заодно со временем переместились и в пространстве — ведь это явно не Москва!

И замерла от пронзившей её мысли — а что, если их перенесло не на два месяца, а на много-много-много веков назад? В то время, когда на месте столицы рос лес, и никаких строений ещё и в помине не было?

Господи…

— Лёня, а мы где? — Наталка никогда не была склонна к истерикам, поэтому затолкала панику поглубже, решив первым делом выяснить, во что это она вляпалась. И только потом, в зависимости от полученной информации, что-то предпринимать.

— В Караганде, — буркнул Леонид в ответ и развернулся, собираясь уходить. — Зачем ты в меня вцепилась? Сбила вектор, теперь до дома шагать и шагать! Пришлось резерв вычерпать до края, чтобы нас не выбросило в Эйвенн. Или того хлеще — в Межмирье.

Наталка помолчала, обдумывая услышанное — вывод напрашивался один, но он ей категорически не нравился. В перемещения во времени поверить проще, чем в перемещения между мирами, но парень говорил не просто уверенно, а словно о чём-то привычном и обыденном. Такое не придумаешь. Или у него прекрасные актёрские способности.

Тем временем третьекурсник успел отойти на приличное расстояние. Охнув — не хватало остаться одной! — она припустила следом.

— Лёня, не сердись, я же не специально! Просто споткнулась о корень, и чтобы не упасть, ухватилась за тебя. Если бы я знала, что ты… Кстати, а что именно ты делал? Куда мы сейчас идём? Здесь связь ловит?

— Лично я иду домой, а куда идёшь ты, не имею ни малейшего понятия! — отрезал Леонид. — Сотовой связи тут нет. Если бы кто-то сначала думал, а потом делал, то она сейчас топала бы в библиотеку. Или куда ты там собиралась?

— Я иду с тобой! — решительно произнесла девушка и обняла себя руками. — Холодно…

— Домой я тебя не могу забрать, — вздохнул Леонид, останавливаясь. — Ты не понимаешь, куда попала.

— Так объясни! Я же не сама сюда попала, а с твоей, скажем так, помощью. И раз ты один раз смог нас перенести — я же правильно понимаю то, что произошло? — зачем идти пешком? Нельзя ещё раз устроить такое перемещение? В идеале, меня назад, а тебя — куда захочешь.

— Говорю же — ты сбила вектор! И мне пришлось кастовать в межпространстве, иначе бы нам крепко не поздоровилось, — сердито ответил Леонид.

— Можно подумать, мне сейчас здоровится. Ещё полчаса, и пневмония обеспечена.

Парень закатил глаза, повёл рукой, и заиндевевшую тушку Натки окутало блаженное тепло.

— М-м! Спасибо! Это… это… Ты правда волшебник? Но… как?

— Разговоры отложим до более подходящего места, — ответил Леонид. — В Делларию я тебя взять не могу, отведу в Домик Ведьмы, он сейчас как раз пустует.

— Куда???

— Стой, не ори — на рассвете звуки далеко разносятся, а в твоих интересах, ничьё внимание не привлекать. По крайней мере, пока ты не переоденешься, — парень поморщился. — Да, я маг, но на межмировое перемещение у меня не хватает резерва, приходится использовать накопители. Благодаря внезапно добавившемуся дополнительному объекту, — он махнул рукой в сторону остолбеневшей Натки, — я не только полностью разрядил накопитель, но и потратил собственную магию. На простые действия, вроде автономного обогрева, моих сил ещё хватит, а на перемещение или создание иллюзий уже нет. По идее, надо тебя оставить тут, да жалко, дуру, поэтому веду тебя туда, где никто не станет приставать с вопросами. Поживешь там некоторое время, частично отработаешь нанесённый мне урон, и я резерв поднакоплю. А потом отправлю тебя обратно. Поняла?

Наталка кивнула головой.

— А это правда, другой мир?

— Правда.

— И ты — маг?

— Маг.

— Зачем тогда учишься, ведь магия это… ух! Захотел, взмахнул палочкой — и всё получил. Хоть еду, хоть одежду, хоть знания!

— Поклонница Гарри Поттера? — ухмыльнулся парень. — Не всему можно научиться, взмахнув палочкой. К тому же, настоящим магам никакие палочки не нужны, магия у нас тут и тут, — Леонид коснулся сначала солнечного сплетения, а потом своей головы.

— И ты каждый день перемещаешься туда-сюда?

— Нет, раз в месяц. Ты со своим рефератом «удачно» попала как раз на такой день.

— Долго ещё идти?

— Час, если ты не сбавишь хода.

Холод её больше не доставал, но неровности из-под ног никуда не делись, девушка регулярно спотыкалась и оступалась.

— Чем я буду заниматься в этом Домике? Куда подевалась его хозяйка? Что мне делать, если она вдруг вернётся? Сколько по времени тебе нужно, чтобы восстановить резерв? А накопители дорогие? Как я смогу возместить убытки?

— Стоп! — Леонид поднял руку и повернулся к ней. — Я отвечу на все вопросы, но только тогда, когда мы доберёмся до места. Сейчас просто иди и молчи, поняла?

— Поняла. Как тебя по-настоящему зовут?

Молодой человек страдальчески закатил глаза, щёлкнул пальцами, и Натка почувствовала, что не может сказать ни слова.

— Просто иди за мной, — произнёс парень. — Впрочем, можешь не идти, мне же проще — не придётся искать тебе еду, одежду, занятие. И тратить время и средства на обратное перемещение глупой иномирянки.

Обижаться не на кого — сама напросилась, третьекурсник просил её не шуметь.

Поэтому Наталка шагала дальше, упрямо сжав губы, решив, что ни за что не заплачет! И всё равно получит ответы. Не сейчас, так позже.

Между тем заметно посветлело. Девушка шла, с интересом оглядываясь по сторонам — если бы Леонид не сказал, что они в какой-то Делларии — ни в жизнь бы не подумала про другой мир! Деревья, как деревья, запахи, звуки, вид леса — всё, как дома.

А может быть, — она прищурилась, буравя спину парня, — он над ней прикалывается, нет никакого иномирья? С другой стороны — зачем ему это? Ну и перемещение во времени не фантастичнее перемещения по мирам — если возможно одно, то почему бы не существовать и второму? И если вспомнить, как он её согрел, и ей до сих пор тепло, словно она надела куртку, тёплые штаны и сапоги, то вывод напрашивается сам собой: магия, таки, существует.

Топая вслед за провожатым, девушка с нетерпением ожидала восхода — если это другой мир, то она сразу поймёт. Например, если вместо одного будет целых два солнца. Или три. Или одно, но, допустим, зелёного цвета.



Наконец, показалось местное светило, на пару минут позолотив остатки снега.

И фигвам (индейская изба) её надеждам — обычное жёлтое солнце, как на Земле. Одна штука.

Между тем, лес словно бы стал гуще, появились ели — высоченные такие, макушки не видно. Натка попыталась, да.

— Вот и Дом Ведьмы, — произнёс Леонид, когда они вывернули из небольшого распадка, и девушка увидела необычное строение.

Во-первых, дом возвышался высоко над землёй, опираясь на толстые столбы. Она в интернете видела — так строят на Севере, чтобы под зданием не грелась вечная мерзлота.

Во-вторых, у него не было окон! И двери с лестницей…

На первый взгляд — сарай сараем. Или, как его, — она напрягла память, — а! охотничий лабаз! Как же в нём можно жить? И хозяйка… Встретиться с настоящей ведьмой не хотелось — кто её знает, вдруг она превратит в лягушку?

После исчезновения привычного мира Наталка ожидала чего угодно.

Леонид уверенно приблизился к «дому», поводил рукой, и перед изумлённой Натальей появилась лестница — не белокаменная, понятное дело, но вполне надёжная, с прочными и широкими деревянными ступенями.

Поднимаясь вслед за магом, она на секунду обернулась и едва не упала — сзади лестница исчезала с каждой пройденной ступенью! А как спуститься, если приспичит?

Решив, что необычный студент объяснит ей всё внутри, девушка в два широких шага преодолела оставшееся расстояние, буквально влетев внутрь «лабаза». И остолбенела — внутри дом оказался намного просторнее, чем снаружи. Комнаты три, не меньше, притом, с окнами!

— Располагайся, — Леонид прошёл дальше, на ходу показывая, что где. — Вот тут будешь готовить. Надеюсь, умеешь, а то эти ваши девушки… Только и могут на кнопки нажимать.

Она кивнула, и провожатый, с досадой хмыкнув, изобразил новый жест.

Ната почувствовала, что снова может говорить, но пользоваться вернувшимся даром речи не спешила.

— Там можно спать, тут… гм… рабочая зона.

Девушка вытянула шею — ну да, всё, как в фильмах про ведьм — печь, котёл, полочки, заставленные банками… Не хватает пауков и… чёрного кота. Или ворона.

— Ай! — словно отозвавшись на её мысли, с потолка спустилось мохнатое членистоногое.

Повисело перед лицом оцепеневшей от неожиданности девушки, ей даже показалось, что паук её рассматривает, а потом поднялось обратно, проворно перебирая лапками.

— Вс-с-с, — выдохнула она сквозь стиснутые зубы. — Паук!

— Это Хранитель Дома, — мельком глянув на паука, заметил Леонид. — Потом познакомишься. Итак, присядь.

Натка оглянулась — куда? — и еле сдержала взвизг, когда ей под пятую точку метнулось подобие табуретки. Или короткой скамейки. Девушка отпрыгнула в сторону, но посадочное место двинулось следом, подпихивая её под коленки. Не удержавшись, Ната плюхнулась назад, прямо на услужливо замершую табуретку.

— Мир называется Стеларр, — невозмутимо заговорил Леонид, игнорируя ошарашенное выражение лица попаданки. — Это магический мир, если ты ещё не поняла. Всего на Стеларре пять государств — Эйвенн, Деллария, Корвусс, Веоггрия, Тариттания и Наартейс. Мы находимся в Делларии. Не магам здесь несладко. Максимум, на то они могут рассчитывать, это на самую грязную и низкооплачиваемую работу. Даже прислугой никто не возьмёт, потому что везде задействована магия, проку от слуги-бездаря нет никакого. Если вдруг рождается ребёнок без дара, его отправляют в Корвусс, второе название страны — Королевство Бездарей. Тебе повезло — какие-то крохи дара у тебя есть. Слишком мало, чтобы поступить в Академию и выучиться на полноценного мага, но достаточно, чтобы работать прислугой. Теперь о насущном — скажи, ты хочешь вернуться назад?

Натка торопливо закивала.

— Хорошо. Тогда тебе придётся заработать на новый накопитель, потому что, сама понимаешь, тратить на твоё перемещение последний, из у меня оставшихся, я не буду. Мне одному его хватит на два раза: сходить на защиту курсовой и вернуться обратно. Дело это не быстрое, если будешь хорошо стараться, то к осени, осени по времени Делларии, — уточнил Леонид, — вернёшься на Землю.

— А мой реферат? Меня же отчислят!

— Единственно, чем могу помочь — представлю в деканат справку, что ты внезапно и серьёзно заболела. Дадут академотпуск, а дальше сама выкрутишься.

Наталка задумалась — если парень не врёт, то другого выхода у неё всё равно нет. Вот же…

— Что я должна делать?

— Сегодня и завтра — ничего. Обживайся, учись пользоваться Домом. Ведьму не бойся, будешь за неё.

Натка округлила глаза.

— Не таращись так! Магия у тебя есть, Дом тебя признал, Хранитель не набросился, значит, жить тут тебе вполне безопасно. Для местных ты будешь новой Ведьмой, поэтому заботиться о пропитании тебе не понадобится. Сами всё принесут, ещё и умолять станут, чтоб не побрезговала.

— Чем им платить? Где дают еду даром и чем это грозит, я хорошо знаю, поэтому не хотелось бы ещё больше вляпаться.

— У Ведьмы и местного населения испокон века негласный договор: жители снабжают её всем необходимым для жизни, а она присматривает за лесом и не вредит деревне. В общем, полгода продержишься, а там вернёшься к себе и забудешь, как страшный сон.

— Полгода, — с тоской прошептала девушка, но решила, что сейчас всё равно ничего изменить не может, поэтому лучше пока не думать. — А где ты живёшь?

— В городе, это восемь километров отсюда и пять — от деревни. Послезавтра навещу и объясню, какую работу тебе придётся выполнять. Дом не даст тебя в обиду, да и нет таких дураков, кто бы захотел обидеть Ведьму. Поэтому живи спокойно. И посмотри в сундуках, что есть из вещей, тут женщины с голыми ногами не ходят, — Леонид ткнул пальцем в её коленки. — Спроси у Хранителя, он покажет.

— Постой! — остаться в одиночестве было страшно. — Книг бы мне — про местные порядки и сам мир. Про магию тоже. А ещё — что мне эти два дня есть?

— Спрашивай у Хранителя, — ответил парень и вышел за дверь, оставив Натку тет-а-тет с пауком…

Глава 2

Ловерид спустился на землю, обернулся на мгновение на Дом, сделав пасс, и решительно отправился прочь: находку пристроил, пора и о себе позаботиться.

Теперь иномирянка не сможет выйти, и это лучше, чем искать её потом и вытаскивать из каких-нибудь неприятностей. А то, что эта шебутная непременно в них встрянет, он ничуть не сомневался.

Появление девушки поначалу казалось досадным недоразумением, испортившим переход. Он совсем было собрался бросить её в лесу, да девушка неосознанно отклонилась от потока силы, и маг передумал избавляться от свалившейся на голову неприятности.

Так-так, значит, она одарённая?

Пока девушка возмущалась, он проверил её уровень — третий, может быть, впоследствии разовьётся до четвёртого, но не выше. Что ж, совсем неплохо — не настолько мал, чтобы от дара не было никакого проку, но и не настолько велик, чтобы иномирянка могла доставить ему ненужные хлопоты.

В голове сразу сложился пазл — как получить выгоду от столь вовремя появившегося подарка.

Сначала надо убрать девчонку с глаз подальше, засунуть туда, где она не могла бы найти себе другого покровителя. Домик Ведьмы подходит как нельзя лучше. Во-первых, он пустует, предыдущая Ведьма перебралась к Бездарям, а новую Ковен обещал прислать ближе к зиме. Во-вторых, никому в голову не придёт беспокоить Ведьму проверками и вопросами, да и вообще, лишний раз навещать. Живёт она и живёт, обеспечивая одним своим присутствием баланс сил в природе. Правда, иномирянка ни разу не Ведьма, но впереди самое благоприятное время года, есть надежда, что до осени никто этого не поймёт.

В лесу его находке ничто и никто не угрожает. Тихо-мирно просидит тут, а потом он вернёт её на Землю. Предварительно почистив память, разумеется. Ему с ней в одном институте ещё целый год учиться, ни к чему, чтобы эта пигалица помнила о его способностях. А так — он основательно «выдоит» глупышку, на добрую сотню переходов обеспечив себе запас полностью заряженных накопителей, но по возвращении она его даже помнить не будет. И на прокорм тратиться не придётся, крестьяне обеспечат новоявленную «Ведьму» всем необходимым.

Дёшево и сердито!

Отшагав три километра до деревушки, маг потребовал у старосты лошадь, предупредив, что в Доме теперь снова есть Ведьма.

— Мой лорд, какая хорошая новость! Сегодня же отправлю мальчишек с продуктами, — поклонился староста.

— Одежду тоже, — Ловерид вспомнил, как одета иномирянка. — Полный гардероб. Ведьма прибыла из Наартейс, у неё нет ни одной тёплой вещи.

— Сделаем, — снова поклонился староста. — Мой лорд, а будет ли послабление налогов или разделение бремени на все деревни? Я уже посылал прошение его милости, но он не успел его прочитать, а тут и прежняя Ведьма уехала. Было бы справедливо, чтобы другие тоже вкладывались, потому что польза у всех, а расходы на содержание ведуньи несут почему-то только Малые Гребешки.

— Я поговорю с дядей, — надменно пообещал молодой маг. — На днях заеду к Ведьме, узнать, как она обустроилась, и на обратном пути навещу деревню, передам, что он решит.

Провожаемый склонёнными спинами крестьян, Ловерид взгромоздился на подведённую лошадь и погнал её в сторону города.

Дядя будет недоволен из-за опоздания, ведь племянник обещал вернуться до завтрака, но кто знал, что ему помешают?

Оставшееся до дома расстояние молодой маг преодолел за полчаса. Можно было бы быстрее, если бы под ним оказался ганский скакун, а не крестьянская лошадка, но и так неплохо.

Его дядя, маг Седьмого класса и Наместник этого округа, желание сына сестры учиться в другом мире не одобрял. Но и не препятствовал. Хочет мальчик — да на здоровье! Но, к сожалению Ловерида, собственного резерва не хватало для свободного перемещения между мирами, а дядя за расходованием накопителей следил строго.

Но теперь, когда Лови, как звала его мать, заполучил глупую и во всём от него зависящую одарённую, дела должны пойти на лад.

«Интересно, сколько кристаллов она сможет заполнить за полгода? Надо дать ей один и посмотреть, за сколько дней он полностью сменит цвет. Интересно, какая у неё магия — розовая, бледно-зелёная или голубая? А вдруг моё везение продолжится, и девчонкин дар более насыщенного цвета, к примеру, алый или синий, и она сможет заряжать по четыре-пять кристаллов в месяц? И тогда, — Ловерид даже зажмурился от предвкушения, — у меня появится возможность, не ставя дядю в известность, путешествовать сколько угодно и куда угодно. Как же хорошо я придумал!»

К иномирянке он отправился, как и обещал, через день.

На этот раз верхом, поэтому объехал деревню стороной. Снег почти весь растаял, только в низинках да под кустами кое-где ещё оставались грязно-серые клочья былого великолепия. Конь шёл, пофыркивая, переходя с рыси на галоп, а потом на шаг — по дороге Ловерид ехать не решился, сразу за заставой свернув в лес, а тут особенно не разгонишься.

На дороге всё и все, как на ладони, и догадаться, куда отправился племянник Наместника проще простого, а среди деревьев попробуй, угляди! Не то чтобы дядя за ним следил, скорее так, приглядывал, но лучше подстраховаться. За обман с Ведьмой его не похвалят, а за то, что притащил иномирянку, дядя может вовсе запретить перемещения в другой мир.

За приятными и не очень размышлениями время в пути пролетело незаметно.

Дом выглядел, как обычно, что не удивительно, ведь он сам запечатал выход. Интересно, как его встретит иномирянка? К слову, он до сих пор не знает её имени…

Девушка выглядела здоровой, но не особенно весёлой. И она переоделась, нарядившись в простую чёрную юбку и серую кофточку с длинными рукавами, умудряясь даже в такой одежде выглядеть свежо и достаточно ярко.

Ловерид нахмурился — надо что-то с этим делать! Ведьма не должна быть такой цветущей и юной!

— Переоделась, это хорошо. Но тебе надо подбирать волосы. Почему ты их оставила распущенными?

— Расчёски нет. Чем мне причёсываться — пальцами? Я заплела бы косу, но не нашла ни резинок, ни ленты, а мои заколки потерялись. Видимо, там, в лесу, пока мы шли.

— Ладно, в следующий раз привезу тебе ленты и гребень, — пообещал парень. — Это все претензии?

— Хотела выйти, но не смогла. Всё время находиться в четырёх стенах тяжело!

— Я научу тебя пользоваться лестницей, — Лови решил не рассказывать, что она не могла выйти совсем по другой причине. — Как ты?

— Нормально, — неопределённо пожала плечами попаданка. — Скучно. Книг нет, гулять нельзя, телевизора и интернета тоже нет.

— В следующий раз привезу что-нибудь почитать, — пообещал парень. — Я только сейчас понял, что ты знаешь моё земное имя, а я твоё — нет.

— Натка. Наташа Ростова, — представилась девушка. — Четвёртый курс, группа «А».

Подумала немного и добавила:

— Двадцать один год. Родилась и живу в Москве, папа жив, мама умерла несколько лет назад.

— Наташа Ростова? — выгнул бровь молодой мужчина. — Твои родители настолько любят Толстого?

— Мама, — улыбнулась девушка. — Она говорила, что с таким именем у меня должна быть нетривиальная судьба. В хорошем смысле этого слова. Говорила, что как ещё можно было назвать девочку, если её фамилия Ростова? Ну и вот… А ты Леонид, да? Знаешь, в этой одежде ты выглядишь иначе, и с нашей литературой знаком…

— Ловерид, — представился молодой человек, — я племянник Наместника этого округа и мне тридцать четыре. Твой мир я посещаю уже давно, и знаю о нём уже немало. Собственно, сейчас получаю там второе образование. Первое — чисто гуманитарное. Интересно, но практической пользы мало.

— Надо же, я думала, что ты мой ровесник, — удивилась девушка.

— Маги долго сохраняют молодой вид, — пожал плечами мужчина.

— А где живут твои родители?

— Мой отец погиб, когда мне исполнилось три года, он был Защитником в триаде. Матушку забрал к себе её старший брат, с тех пор мы живём в его доме. Он вроде губернатора, если провести параллель с вашими чиновниками.

— Что такое «триада»?

— Это группа, состоящая из трёх сильных магов: Нападающего, Защитника и Стабилизатора. Они работают в своеобразном симбиозе и являются серьёзной боевой единицей. Тебе не придётся с таким столкнуться, так что можешь не забивать голову лишней информацией. Триады работают на Рубеже, а у нас тут тихо.

— Зачем же ты учишься в техномире, если и маг, и не нуждаешься в деньгах?

— Во-первых, интересно. Во-вторых, я считаю, что нельзя полагаться только на магию. У вас есть много интересных решений, которые могут пригодиться на Стеларре. Видишь ли, буду откровенным — положение в нашем обществе зависит от силы дара. К сожалению, мой резерв не позволяет мне самостоятельно добиться признания и занять высокое место, а дядя не будет постоянно меня проталкивать, у него есть свои дети. И это значит, что я вечно буду в тени более одарённых магов. Но если я сумею изучить технологии вашего мира и смогу кое-что воспроизвести у нас, то смогу возвыситься и обогатиться даже без внушительного резерва. Мечтаю наладить производство безмагических механизмов — это поистине золотая жила! В Корвуссе такие вещи с руками оторвут, да и в Делларии многое пригодится. Например, если установить вместо магических земной водопровод, отопление и остальное, то больше не нужно будет постоянно перезаряжать накопители, от которых работает тот же водопровод. И можно нанимать в прислуги не только одарённых. С механикой прекрасно справятся бездари, а они не избалованы и рады любой возможности заработать. Маги будут существенно экономить на кристаллах и жалованье, при этом не потеряв качество жизни. В общем, у меня масса идей.

— Понятно. Чем я буду заниматься?

— Вот смотри, — парень извлёк прозрачный камень, размером с грецкий орех. — Это пустой накопитель. Полный имеет цвет в зависимости от типа и силы магии, залитой в него: зелёный, синий, красный — разных оттенков. Чем насыщеннее, ярче цвет, тем большая сила заключена в кристалл. Я научу тебя, как концентрироваться и вливать в него магию. Это сложно, поскольку требует много сил. И медленно — потому что кристалл заполняется буквально по капле.

— Я буду заряжать для тебя накопители? — удивилась Натка. — То есть, если я заряжу два — один за тот, что ты потратил на наш переход, и ещё один — чтобы перекинуть меня обратно, я смогу вернуться домой?

Ловерид поморщился — умная, зараза…

— Не совсем. Ты должна заполнить тридцать кристаллов. Не смотри такими глазами — не всякая магия годится для перемещений по мирам, иначе бы все путешествовали. Поэтому берём самый пессимистичный прогноз — твой дар не только невысокого класса, но ещё и самого простого типа.

— Это какой цвет? — быстро спросила девушка, и парень снова поморщился — плохо, когда у девчонок есть мозги, и, главное, они умеют ими пользоваться!



Вот что ей сказать? Правду? А вдруг, ну, в порядке бреда, у неё дар редкого типа? Нет, сначала надо посмотреть на цвет её магии…

— Понимаешь, Наташа Ростова, сегодня у меня мало времени, поэтому давай сначала поучимся отделять немного магии и вливать её в накопитель, а в следующий приезд я тебе подробно обо всём расскажу?

— Ну давай.

Девчонка оказалась весьма сообразительной, но вот концентрироваться у неё получилось не сразу. Зато когда она, наконец, почувствовала свой дар, то даже запрыгала на месте от избытка эмоций.

— Боже, Лёня, это так… необыкновенно! Будто солнышко внутри меня! Почему я раньше ничего не чувствовала?

— Солнышко? — несколько напрягся парень.

— Тёпло, — пояснила Натка, положив руку поверх своего солнечного сплетения. — И что дальше?

— А дальше ты должна отделить немного из этого источника. Как бы зачерпнуть виртуальной рукой. И осторожно перенести всё в кристалл. Пробуй!

Сконцентрировавшись, девушка мысленно «зачерпнула» из источника и «понесла» кусочек магии в кристалл.

Упс! — «рука» дрогнула, кусочек соскользнул и рассыпался искрами, впитавшись обратно в тело Натальи.

Она попробовала ещё раз. И ещё.

Спустя два часа совершенно вымотанная девушка готова была сдаться — такое впечатление, что её дар категорически не хотел делиться даже каплей.

Ловерид сидел мрачный, размышляя, что ему делать, если девчонка окажется бесполезной.

Выгнать? Продать как рабыню в Корвусс? Столько хлопот…

В этот момент обессиленная Наталка решила попробовать в последний раз. И, о чудо! — на этот раз она донесла каплю, не потеряв по пути, благополучно влив её в накопитель.

Амбициозный племянник Наместника рвано выдохнул — всего одна капля за два часа попыток — это значит, что иномирянка сможет наполнить не больше двух накопителей в месяц. Но зато её магия оказалась весьма насыщенного цвета, переливаясь внутри кристалла от ярко-сиреневого до густо-фиолетового.

И это меняло всё!

* * *

В принципе, лесная жизнь не доставляла неудобств.

Когда Ловерид ушёл, девушка, с опаской поглядывая на потолок, где исчез Хранитель, обошла вверенное ей жилище и осталась им довольна.

Или её предшественница была на редкость совестлива и чистоплотна или безупречный порядок и чистоту обеспечивала магия, но в любом случае, генеральная уборка Дому не требовалась. Удивительно, что даже занавески, половики на полу, постельное бельё — все блистало чистотой и свежестью, словно их вчера постирали, почистили, отгладили.

Вода обнаружилась на кухоньке и в ванной — да-да, в Домике оказалась вполне приличная ванна! И «уголок задумчивости» — на первый взгляд, стул с дыркой и крышкой, но при непосредственном использовании удобств Натка выяснила, что продукты жизнедеятельности исчезают, не оставляя следа и запаха.

Вот еды не было. Совсем.

Наталка напилась воды и решила, что сегодня у неё будет разгрузочный день.

Но вечером, словно по волшебству, на кухне, прямо на столе появилась корзина с припасами. Да какими!

Целый окорок, кринка свежайшего молока, круг сыра со слезой, яйца, крупа, сливочное масло, разные овощи и куриная тушка.

Попереживав — куда сложить скоропортящиеся продукты? — Натка воззвала к пауку, и тот опустился на один из ларей, что стояли у противоположной от печи стене. Сунувшись туда, девушка с облегчением выдохнула — мини-ледник!

Большая печь пугала габаритами и пока неизведанными технологиями по топке — ей никогда не приходилось готовить на живом огне, Наталка переживала, что у неё не выйдет. Однако, волновалась она зря — в Доме Ведьмы и печь оказалась с сюрпризом: стоило снять заслонку и заглянуть внутрь, как оттуда потянуло жаром.

Да ну?

Не веря глазам, Натка решила провести эксперимент и сунула в печь горшок с водой. Отойти не успела, как вода весело забулькала.

Гм… и здесь магия! Ну и хорошо, не нужно ломать голову, где рубить дрова, да как их разжечь, а после — как сварить суп, а не пожарить его!

Засучив рукава, Натка разделила курицу на три части, одну бросила в горшок и отправила вариться, а две другие легли в холодильный ларь. Пока бульон доходил, девушка принялась чистить и нарезать овощи.

Методом проб выяснилось, что сильнее всего горшок кипит, если поместить его строго по центру печи. Сдвинув в любую из сторон, можно было уменьшить нагрев, а для томления кушанья достаточно было поставить посуду на самый край.

Натка как раз успела приготовить обед и сесть за стол, как на том же месте, что и ранее корзина с продуктами, появился узел с женской одеждой. Нельзя сказать, что красивой, но чистой, добротной и явно новой.

После еды новоявленная «Ведьма» перемыла посуду, закрыла заслонкой жерло печи и, вспомнив русские сказки, громко поблагодарила Дом за помощь и приют.

Наверное, это воображение, но Наталке почудилось, что Дом ей ответил одобрением. По крайней мере, на душе стало легко и радостно.

Ночью девушка спала, как убитая, и утром встала, полная сил. Уже увереннее пожелала Дому доброго утра и занялась приготовлением завтрака.

К сожалению, она не нашла ни одной книги. Сначала Наталка попробовала договориться с Хранителем, но тот делал вид, что не слышит. Или не понимает. Тогда она, махнув рукой, принялась искать сама, проверив по очереди все шкафы и полки. Увы…

Вынужденное безделье переносилось хуже всего. На улицу не выйти, читать нечего, а домашние дела она всего за час переделала. Даже поговорить не с кем!

От нечего делать девушка перебрала в памяти всё, что когда-либо читала о попаданках, и сделала вывод — она и тут от всех отличается.

Во-первых, никакого принца, короля или, хотя бы, завалященького советника, который в неё должен немедленно влюбиться и позвать замуж, на горизонте не видать. Во-вторых, она не владеет полезными способностями, то есть, не сможет заработать на жизнь плетением кружев или там варкой необыкновенного мыла. Шьёт она на уровне уроков домоводства средней школы, вязать и вовсе не умеет. Готовить… Ну, что-то не особенно мудрёное приготовит, а за бланманже и сложные соусы не возьмётся. В технике немного разбирается, но именно что немного — колесо тут уже изобрели, а объяснить принцип двигателя внутреннего сгорания или схему работы индукционной катушки она не сумеет. Магия есть, но с гулькин нос, как сказал Леонид. И даже книг нет, из которых можно было бы узнать, чем живёт этот мир, что запрещено, что разрешено, какое место тут занимают женщины, и есть ли у неё шанс найти другого мага, который согласится отправить её на Землю без отработки в полгода.

Паук, который Хранитель, на глаза не лез, но и не прятался — висел себе под потолком, время от времени меняя дислокацию. И на её вопросы не реагировал.

Вот и выходит, что самостоятельно она тут не выживет, поэтому придётся ей засунуть гордость с возмущением подальше, и выполнять приказы Леонида.

Потянулись трудовые будни.

В первый раз, когда ей удалось отправить в кристалл каплю своей магии, Леонид повёл себя странно — глядя на накопитель, мужчина на миг остолбенел, а потом скривился, словно заметил что-то неприличное.

— С такой скоростью ты и за год не наберёшь нужного количества!

— У меня не та магия? — расстроилась Натка. — Слабая?

— Совершенно не та, что нужна для перемещений по мирам, — ответил Ловерид.

— И что мне делать?

— Что, что… Наполнять кристаллы. Когда наберётся несколько, я отправлюсь в столицу и попробую там продать.

— Зачем?

— Чтобы купить накопители с подходящей магией, конечно, — непонятно почему рассердился мужчина.

Да, мужчина. Студент Леонид, который раньше смотрелся двадцатилетним, за прошедшее с момента расставания время, почему-то стал выглядеть иначе. Словно за сутки с небольшим повзрослел лет на десять-двенадцать, и теперь даже мысленно называть его парнем у Натки язык не поворачивался.

— Моя магия… Она редкая? — попробовала прозондировать почву. — Дороже, чем магия перемещений?

— Редкая, — не стал вилять Ловерид. — Но пользы от неё в жизни почти никакой нет, поэтому тебе придётся заполнить вдвое… Нет, даже втрое больше накопителей, чтобы я смог приобрести два кристалла с нужной для путешествия магией.

— И… на что годится мой дар? Потом, если пользы он не приносит, то кто же у тебя купит такую магию?

— Эта магия в обычной жизни не востребована, а где востребована, тебе лучше никогда не узнать, — ответил мужчина, глядя куда-то ей за спину. — Тем более, твой резерв даже до Четвёртого класса не дотягивает. Продам накопители бездарям, им любые крохи нужны, скупают всё подряд, только платят мало. Приспособят к чему-нибудь. Я слышал, они изобрели специальные переходники, которые преобразуют разную магию в подходящую для бытовых работ. Жаль, конечно, что у тебя такой… невостребованный дар, но у нас выбора всё равно нет. Поэтому, чем быстрее ты заполнишь все кристаллы, тем скорее отправишься в свою Москву.

И она старалась, сидя над накопителями до изнеможения. Похудела, ослабла, и однажды упала в обморок прямо во время визита Ловерида.

Как же мужчина на неё раскричался!

— С ума сошла, так загоняться? Решила выгореть и передумала возвращаться?

— Я хотела побыстрее, — вяло оправдывалась Натка, когда комната перестала вращаться перед глазами.

— Когда в последний раз ела? А гуляла? — запрет на прогулки он снял ещё в первый визит, но ей было жалко тратить время на ничегонеделанье — кристаллы наполнялись так медленно!

— Ела, — голова клонилась, глаза сами закрывались — пожалуй, на этот раз она и вправду перестаралась. Зато всего за четыре дня умудрилась наполнить кристалл почти на треть!

Ловерид перенёс иномирянку на кровать, собственноручно приготовил яичницу и заставил её всё съесть, по пути выговаривая и неразумной иномирянке, и безответственному Хранителю.

— Ты куда смотрел? А если бы я сегодня не приехал, она бы у тебя тут выгорела! Я твои обязанности буду исполнять, что ли? Если ещё раз я узнаю, что ты самоустранился, сообщу в Ковен, и тебя развоплотят.

Натка в полудрёме наблюдала, как размахивает лапками паук, зависнув на нити паутины перед лицом Ловерида.

Словно о чём-то его просит. Или оправдывается. Интересно, они на самом деле общаются или ей это мерещится из-за обморока?

— Так, теперь ты, — маг переключился на девушку. — Есть не реже четырёх раз в день. Горячую еду, а не всухомятку, поняла?

Натка медленно кивнула.

— Далее — кристаллами занимаешься два часа утром, два часа после обеда и два часа после ужина, перед сном. Не больше. Поняла?

Девушка не реагировала.

— Поняла, я спрашиваю?

— Не успею к осени, — прошелестела попаданка.

— Значит, останешься до весны, — рыкнул Ловерид. — А не будешь меня слушаться, останешься здесь навсегда. Вон под тем дубом. У тебя академ, в институте до его окончания никто не хватится, а потом даже лучше будет, что мы окажемся на одном курсе. Присмотрю за тобой, безмозглой. Не слышу?

— Поняла.

— Хранитель за тобой присмотрит — за соблюдением режима работы и отдыха, и чтоб ела вовремя и горячее.

— Что мне делать в остальное время? Книг нет… Прошу, прошу, а ты так и не привёз ни одну.

— Принесу в следующий раз. Обязательно выходи гулять — лето на носу, а ты в Доме сидишь. Бледная, словно тебя в темнице держат! Местные сюда не сунутся, а если случайно встретитесь, до земли поклонятся и сбегут, роняя башмаки. Можешь траву собирать — для прикрытия.

— Какую? — изумилась Натка. — Я в ботанике… не очень.

— Да любую! Цветочки там, веточки. Ведьмы всегда травы заготавливают, поэтому, если встретит тебя кто с корзинкой трав, то не удивится. Поняла?

— Да.

— Значишь, утром встала, сразу завтрак. Потом два часа поработала — и в лес. Там цветов нарвала — домой, на обед. Если во время работы в глазах потемнело или голова закружилась — бросай. Иди поспи, поешь. В общем, не геройствуй. Конечно, если ты всё-таки хочешь домой, а не решила жить тут до конца своей жизни. К слову, конец твоей жизни настанет ровно в тот момент, когда сюда прибудет настоящая Ведьма. Они самозванок ой, как не любят!

— Я поняла, но до осени мне так и так не успеть наполнить все накопители!

— Я послал в Ковен отмену просьбы. Дескать, прежняя Ведьма вернулась до весны, вот весной и присылайте ей замену, успокоил Ловерид и продолжил инструктировать. — Гулять можешь ходить, куда пожелаешь, но к деревне лучше не приближайся. Ты слишком многого не знаешь, можешь себя выдать. Если встретились местные, стой прямо, ничего не говори, жди, когда раскланяются и уйдут. Траву, что наберёшь, не бросай. Повесь на крыльце пучками, пусть висит, сохнет. Я упустил этот момент, хорошо, до сих пор никто не решился тебя навестить. Если не хочешь встретиться с кем-нибудь из местных, не приближайся к Ступе.

Натка уже знала, что так называют очень большой, полый внутри пень, который находится в полукилометре от её Дома, если идти в сторону деревни. В него крестьяне опускали корзины с едой для Ведьмы, и магия тут же перемещала подношения прямо к ней в Дом.

Магия, магия… Всюду магия! И почему она такая невезучая? Казалось бы — попала в другой мир — наслаждайся приключением и новыми возможностями. Ага, щаззз! Наверное, она побила все рекорды по невезучести — и магия пустая, ненужная, и вместо красот нового мира, городов, балов и блестящих кавалеров — глухой лес, паук в роли компаньона и изнурительный труд по наполнению кристаллов.

Но домой хотелось, а под дуб — нет, поэтому Натка теперь соблюдала режим. Накопители заполнялись медленнее, что огорчало. Но чувствовать себя она стала намного лучше, что не могло не радовать.

За эти недели девушка хорошо изучила лес в окрестностях Дома, и знала, где можно полакомиться сладкой и крупной малиной, где поляна с ромашками и другая — с пёстрым разнотравьем. Нашла родник, который привёл её к берегу круглого, как блюдце, озера. Километров пять от Дома, но зато только у озера она испытывала странное умиротворение и радость. Её словно бы тянуло туда.

«Хожу, чтобы подзарядиться позитивом», — говорила она сама себе.

Паук более общительным не стал, но каждый раз, когда она засиживалась с работой, зависал перед лицом девушки, покачиваясь на паутине. Или плюхался на стол, заставляя её с визгом отскакивать в сторону.

Вот и сегодня Хранитель напомнил ей, что положенные на утро два рабочих часа истекли, и девушке пора сходить на прогулку.

Отложив кристалл в сторону, Натка в очередной раз огорчилась, как медленно идёт процесс, и посетовала, насколько ей не повезло с магией. Четыре месяца она отшельничает! Четыре месяца ей даже поговорить не с кем! И нечего почитать…

Нет, Ловерид книги привез, только не про устройство и обычаи этого мира, не про магию, как она просила, а стопку женских романов. И заявил, что из библиотеки дяди смог забрать только такое чтиво.

— Всё остальное можно читать только там, магия не даёт выносить книги из библиотеки, — объяснил он пленнице.

И хоть Натка не любила такие романы, она настолько соскучилась по чтению, что проглотила все за неделю. А потом несколько дней ощущала приторное послевкусие от слащавости и примитивности их содержимого.

Закончив утренний урок, Наталка накинула на голову лёгкий платок, взяла неизменную корзинку и отправилась в лес, решив, что сначала наберёт малины. Следом дойдёт до озера, посидит там, наслаждаясь покоем и лакомясь ягодой, а на обратном пути навестит поляну с разнотравьем.

Но стоило ей свернуть в сторону малинника, как что-то её потянуло вправо.

Удивляясь — к чему бы это? Или так проявляется её бесполезный, как утверждал Ловерид, дар? — она некоторое время сопротивлялась, но притяжение было настолько сильным, что девушка махнула рукой и решила ему последовать.

«Посмотрю, что там такое. Даже показываться не буду, если там люди, — уговаривала она себя. — Посмотрю, и сразу вернусь в Дом».

Глава 3

— Триста сольди? Побойся Единого! — Королевский коронер коснулся кристалла пальцем и качнул его, наблюдая, как внутри сиренево-фиолетовыми сполохами переливается магия. — Сто восемьдесят!

— Триста двадцать.

— Двести!

— Триста пятьдесят, — спокойно парировал Ловерид.

— Кто так торгуется? — возмутился коронер. — Когда я прибавляю, ты должен немного отступить. И цену сбавь — за триста пятьдесят можно пять ганских скакунов купить, а не один кристалл! Уступай, иначе мы никогда не договоримся.

— Зачем мне уступать? — пожал плечами Ловерид. — Я единственный, у кого есть такие накопители, могу назначать любую цену. Лошади, даже ганцы, не редкость. Предложи больше — на дом приведут. И выбор предоставят. А вот фиолет ещё надо поискать, и не факт, что отыщешь…

— Не боишься, что я прикажу просто отобрать у тебя кристаллы, а самого выбросить за стены города? Кто знает, как они к тебе попали? Может быть, ты добыл эту магию незаконным способом — например, убил мага с таким даром или ограбил прежнего владельца этих накопителей?

— Не боюсь, — не моргнув глазом, ответил молодой маг. — Мой дядя — маг Седьмого класса и Наместник Торусты, он не спустит обиды, дойдёт до короля. А когда о поступке Королевского коронера узнает Его Величество, вас не просто разжалуют и оштрафуют, у вас отнимут магию. Не думайте, что это блеф, я подстраховался, — Ловерид пощёлкал пальцем по мутно-жёлтому камню в шейном платке. — На мне и накопителях нет груза убийства или грабежа, магия досталась мне по случаю, но передана совершенно добровольно.

Сделав пасс, Ловерид подкрепил клятву утверждённой для таких случаев формулой, и зелёный всполох подтвердил, что он не лжёт.

— Ладно, вижу, что накопители достались тебе законным способом, — вынужденно признал коронер. — И не могу упрекать за желание подстраховаться, всё-таки деньги большие. Скажи, куда передаётся изображение? Полагаю, это не обычный артефакт?

— К моему дяде, — не моргнув глазом, соврал продавец — на самом деле дядя ничего не знал о предприимчивости племянника, и запись встречи шла на спрятанный в покоях Ловерида принимающий кристалл. — Вы производите впечатление умного человека, поэтому не станете рисковать ради небольшой экономии, тем более, плата за кристаллы идёт не из вашего кармана. Защитникам Рубежа нужны заряженные фиолетом накопители, но они редкость, на всех никогда не хватает. Глупо варить суп из курицы, которая несёт золотые яйца, не находите?

— Сколько у тебя таких кристаллов? — задумчиво поинтересовался коронер. — Я полагаю, есть ещё кроме этих двух?

Ловерид кивнул.

— У тебя всего три штуки?

Продавец неопределённо пожал плечами.

— Неужели больше? Четыре?? — оживился представитель короля.

— Один такой кристалл позволит двойке несколько месяцев выполнять функции триады. Я проверял удельную массу силы, заключённой в накопитель, а формулы расчёта потребляемой магии есть в любом учебнике, — меланхолично произнёс Ловерид. — Сколько в данный момент в Легионе двоек?

— Семь, — буркнул коронер.

— Тогда могу сообщить, что того количества, что у меня припасено, вашим легионерам хватит на полгода полноценной работы. Подумайте только — на Рубеже будет на семь триад больше! Скажите, разве безопасность государства и его жителей ценится ниже, чем несчастные триста сольди за кристалл? Тем более что если мы с вами сейчас поладим, то через шесть месяцев я привезу для вас новые накопители…

Коронер резко выдохнул и отступил назад.

— Это очень высокая цена, лорд, но в одном ты прав — найти накопитель с фиолетовой магией с каждым годом сложнее и сложнее. Договоримся так: я возьму за двести сольди один — на пробу. Если это именно та магия, которая нужна, за остальные кристаллы, любое их количество, которое ты сможешь предоставить, я заплачу по триста. И не буду спрашивать, откуда у тебя такая редкость, и почему ты уверен, что можешь достать ещё.

— Договорились, — кивнул Ловерид и в знак добровольного согласия позволил своему дару на секунду соприкоснуться с даром Королевского коронера.

Тот протянул ему мешочек с деньгами, и бережно принял один из двух кристаллов.

— Где ты остановился, маг?

— Предпочитаю, чтобы это осталось в тайне, — ушёл от ответа продавец. — Не хочу рисковать.

— Так и я о том же! Если кто-то узнает, сколько у тебя сольди, а ещё что это не единственный кристалл, то даже дар может не спасти от желающих обогатиться. Предлагаю своё покровительство и комнату в моём собственном доме.

Ловерид задумался — выгодное предложение. Но… честен ли с ним коронер? С другой стороны — что он выиграет, если попытается ограбить гостя? Всего лишь два накопителя, а легионерам нужно намного больше — на Рубеже по-прежнему неспокойно.

— Нападения на границе участились, в промежутках между атаками нечисти наши воины не успевают отдыхать. К сожалению, полноценных триад у нас совсем немного, — подтвердил его мысли коронер. — Нам очень нужны такие накопители, и раз в данный момент ты единственный, у кого они есть, то я лично заинтересован в твоём благополучии. Как вариант — могу выделить охрану, она встанет у дверей комнаты и на входе постоялого двора, где ты заночуешь. Но ты сам понимаешь, что это только привлечёт к тебе внимание, а на любую силу всегда может найтись другая?

— Да, верно, — согласился предприимчивый племянник своего дяди.

И через час уже обустраивался в удобной комнате герцогского замка.

Хозяин не поскупился — гостю предоставили роскошные покои, максимально приближенные к покоям самого герцога. Неслыханная милость!!!

Ловерид лопался от гордости, представляя, как на него теперь будут смотреть, когда узнают — а все это скоро узнают, сплетни разлетаются мгновенно! — что он был принят в доме Королевского коронера, ещё и жил в одном крыле с Его Светлостью!

Нет, положительно, иномирная путешественница принесла ему удачу!

Вечером, после сытного ужина, Ловерид лежал в мягкой постели и снова размышлял, как всё хорошо складывается.

А ведь поначалу он хотел просто бросить девчонку, которая одним своим существованием могла серьёзно его подставить! Повезло, что увидел в ней искру. Причём, повезло обоим — он получил возможность изменить свою жизнь к лучшему, а эта дурочка просто осталась в живых, ведь в том лесу она не продержалась бы и суток.

Он молодец, что сообразил, как можно использовать иномирянку. Вдвойне молодец, что не позволил ей изучать мир Стеларр и его законы, а ведь сначала пообещал принести книги! Потом догадался, что легче управлять несведущим человеком, да и Наталье так проще: живёт себе на всём готовом, горя не знает.

Ну и что, что она делится с ним своей магией? Можно сказать, платит за свою безопасность и зарабатывает на проезд домой. А даром никто никого кормить, предоставлять бесплатное жильё и защиту не обязан!

Да, для дара не очень хорошо, если его постоянно дробят, поэтому-то накопители так дороги. Но девочка рано или поздно вернётся в Москву, а там ей дар без надобности. Она и помнить ничего не будет, он позаботится об этом. Зачем ей переживания о магии и путешествии в другой мир? Пусть живёт спокойно.

Мужчина переменил позу и прикрыл глаза, представляя, как он сможет возвыситься, обладая такими связями и деньгами! Жаль, что количество фиолета не бесконечно — обещал вернуть девочку домой, когда она наполнит все кристаллы — обещание сдержит. Правда, есть один нюанс — за год она сможет зарядить не больше тридцати штук. Если бы у неё был обычный дар, то кристаллы наливались бы скорее, но, с другой стороны, за розовый или бледно-зелёный накопитель он мог выручить не больше десяти сольди.

Интересно, можно ли ускорить передачу фиолета? Если да, то какой способ наиболее безопасен для иномирянки? Вообще-то резерв Натальи позволяет наполнять ёмкости гораздо быстрее, видимо проблема в самой магии девушки. Она словно сопротивляется делению, как если бы была живой и понимала, что девушка гробит свой дар, используя его не по назначению.

Опять же — в техномире ей магия не понадобится, поэтому можно сказать, что девушка ничего не теряет.

Раньше он никогда с подобным не сталкивался, и в Академии об этом не говорили. Может быть потому, что никогда ещё фиолет не сливали от живого мага? Ведь почему накопители с такой магией настолько редки и дороги? Всё просто — эта сила не только уникальна и узкоспециализированна, но и поместить её в накопитель до сих пор было можно только в момент гибели мага. Если рядом с умирающим одарённым находился другой маг, и он успевал настроить артефакт, то мог собрать бесценную силу. Стоит промедлить или ошибиться — дар покидал тело вместе с душой мага, рассеиваясь в пространстве. А поскольку в комплекте с самим одарённым эта магия намного ценнее, никому до Ловерида просто в голову не приходило, что можно попробовать сцеживать дар в кристаллы.

Как ни крути, он спас девушку, поэтому то, что пользуется её даром, пусть и втёмную, не рассказывая ей всех нюансов, можно считать её платой за спасение и последующее возвращение домой. Ей так и так пришлось бы где-то жить несколько месяцев, потому что ему неоткуда взять новые накопители. А признаться дяде, что нечаянно притянул иномирянку — гарантированно потерять возможность доучиться, да и девочку, как ненужного свидетеля, дядя приказал бы тихо прикопать.

Посещать техномиры магам не запрещается, но и не поощряется. И на каждый такой случай нужно получать разрешение у Его Величества. Но для учащегося это немыслимо — король просто не поймёт, почему лорд Ловерид не вылезает из другого мира. Начнёт выяснять, и наверняка запретит шастать туда-сюда. Намного проще и спокойнее никого постороннего в известность не ставить. Он так уже отучился пять лет в университете, да три года в институте — и никто ни сном ни духом. Нет, нет, нельзя было показывать девочку ни дяде, ни Его Величеству!

Но из всего этого вытекает другая проблема — чтобы он ни говорил Наташе, но настоящая Ведьма должна прибыть не позже первых заморозков, иначе зиму переживут не все обитатели Округа. А это значит, что необходимо найти тихое и надёжное место, куда можно будет переселить иномирянку. Такое, где она будет в безопасности, тепле и сытости, но без возможности контактировать с местными жителями.

Ловерид снова поёрзал — благодушное настроение куда-то подевалось.

Вообще-то полученных за первый кристалл сольди ему уже с лихвой хватает на накопители с магией перемещений. Да не на две штуки, а не меньше пяти. То есть, теоретически, он уже завтра мог бы отправить иномирянку домой. Но у молодого мага не было никакого желания прямо сейчас отказываться от такого источника. Кто бы на его месте отказался увеличить своё благосостояние и обеспечить себе безбедную жизнь? Правильно — никто.

Когда он обрисовывал иномирянке перспективы, то не знал о сути её дара, вот и назвал срок до осени. Кто же знал, что девочка окажется настоящим сокровищем?

Он сдержит слово, непременно его сдержит! Хотя в голове нет-нет, да мелькает мысль задержать девчонку не на год, а подольше.

Но Ловерид тут же её отгонял — жадность ещё никого до добра не доводила!

Несмотря на мягкую и удобную постель, вкусную еду и полную безопасность, уснуть в эту ночь он так и не смог.

И встал с новой идеей — а что, если рассказать Наталье часть правды и уговорить её выйти за него замуж? Тогда её не нужно будет прятать, не нужно переживать, что иномирянку обнаружат и отнимут, да и доступ к фиолету он получит на уже законных основаниях. И не страшно, что лично он не испытывает к ней влечения, чувства в браке по интересу даже лишние — кто знает, как скажется на девушке регулярный отъем силы? Может быть, она через пять лет начнёт резко стареть или того хуже — заболеет и умрёт? Нет, ему нельзя к ней привязываться!

Ладно, влюбить в себя девушку не проблема. Более серьёзная задача — как убедить дядю, не рассказывая сути, что племяннику очень нужен этот брак? Он обязательно заподозрит приворот, а первая же проверка покажет, какой дар скрывается в избраннице племянника. И как дальше поступит дядя, можно только гадать.

Ладно, над этим он подумает позже.

А отсутствие у невесты рода и близких ей людей можно объяснить тем, что Наталья — сиротка. Подкидыш. Но тогда этот брак будет мезальянсом, и дядя, опять же, никогда на него не согласится.

Не рассказывать же ему правду!

А если так: увлечь девочку, очаровать её, влюбить по уши и уговорить на брачный обряд? А потом уж дяде деваться будет некуда.

Кстати, мысль!

Титул невесте он купит, благо, денег теперь полно! Найдёт обедневший род, заплатит его главе и иномирянку признают какой-нибудь троюродной сестрой седьмого сына двоюродного соседа жены брата.

Ах, как хорошо он придумал!

Утром коронер объявил, что испытания прошли успешно — магия та самая. И сообщил, что готов выкупить остальные кристаллы.

Молодой маг не стал кочевряжиться и извлёк из пространственного кармана семь накопителей. У коронера при виде такого богатства даже голос задрожал.

Обмен камней на сольди прошёл мгновенно, и мужчины расстались, весьма довольные друг другом.

Первым делом предприимчивый маг отнёс почти все деньги в Королевский банк — путешествовать в одиночку с таким количеством денег было бы большим безрассудством. А так он по мере надобности сможет в любом отделении банка снимать свои деньги, не переживая за их сохранность.

Вторым делом он купил сладости, пару ярких платков, бусы и другую приятную для женского глаза чепуху — порадовать иномирянку.

Окрылённый, он сократил время в пути, воспользовавшись стационарным порталом. Не пожалел половины сольди, лишь бы скорее приступить к выполнению своего плана!

Удачно избежав объятий матери и расспросов дяди, Ловерид торопливо переоделся и уже через час после возвращения из столицы скакал в сторону Домика Ведьмы. Правда, время суток для поездки он выбрал не самое удачное — полдень!

Солнце палило вовсю, лесные обитатели попрятались в ожидании вечерней прохлады, а Ловерид, обливаясь потом, только пришпоривал коня.

Доберётся до места — там и отдышится!

В Доме никогда не было холодно или жарко, магия Хранителя поддерживала в жилище комфортную температуру.

— Наташа, смотри, что я тебе привёз! — с этим возгласом он взлетел по лестнице и распахнул дверь.

Дом встретил тишиной.

Не понимая, куда в такую жару могла подеваться иномирянка, Ловерид прошёлся по комнатам и замер возле кухонного стола, на котором стояли две корзины.

Мужчина на секунду опешил, в замешательстве рассматривая пованивающее нагромождение. Потом заметил под лавкой заскорузлые от крови полосы ткани и похолодел: его иномирянка серьёзно поранилась! Или…

Торопливо наклонившись, он подобрал один из импровизированных бинтов и зашипел — полосы оторваны от мужской рубахи!

Но в Доме были только женские вещи!

Значит… кто-то нашёл его иномирянку и… украл? Сманил за собой? А кровь чья? Чьи раны тут бинтовали, и почему Дом пропустил незваного гостя?

Если крестьяне приносили еду для Ведьмы два раза в неделю, и невостребованными остались как раз две корзины, значит, Наталья покинула Дом через несколько дней после его отъезда в столицу.

Что же тут произошло, и кто посмел посягнуть на его невесту??

Побросав свёртки с подарками прямо на пол, маг вылетел наружу и завертел головой, прикидывая, в какой стороне искать девушку.

* * *

Наташа шла, напряжённо прислушиваясь к своим ощущениям — такое чувство, словно к ней прикрепили прочную нить, за другой конец которой кто-то подтягивает девушку к себе. И чем ближе она оказывается к «рыбаку», тем сильнее притяжение, тем быстрее двигаются её ноги…

— Ну наконец-то! — раздражённый женский голос заставил девушку подпрыгнуть на месте и резко развернуться. — Ты обязана была появиться ещё час назад!

Натка с изумлением смотрела на стройную темноволосую девушку, одетую в странный наряд — приталенную рубашку, поверх которой что-то вроде мягкого корсета со шнуровкой спереди и брюки.

Наталья едва не протёрла глаза — точно, брюки! Правда, поверх них надето нечто, отдалённо напоминающее юбку-клеш с широким поясом. Юбку, на пошив которой портнихе немного не хватило ткани, поэтому та осталась недошитой. То есть, если смотреть сзади, то на девушке как бы обычная юбка длиной по щиколотки, но спереди у юбки не хватает целого клина, и видны ноги в штанинах.

Наталья продолжила осмотр: итак, тёмные, явно из одинаковой ткани, штаны и юбка. Рубашка на пару тонов светлее, чёрный корсет.

— И долго ты собираешься меня разглядывать? — возмутилась незнакомка. — Лорду совсем плохо, того и гляди отдаст Единому душу, а эта стоит и пялится, словно впервые видит Защитника!

— Я…

— Ты — Ведьма? — насторожилась незнакомка.

— Я? Ведьма! — а что ещё она могла сказать? Живёт в Ведьмином Доме, да и Лёня велел представляться Ведьмой, если кто-то встретится и спросит. Обещал, что после этого ей поклонятся до земли и поспешат исчезнуть.

Незнакомка кланяться и исчезать не собиралась.

— Так приступай!

Натка, как под гипнозом, повернула в сторону и шагнула.

— Стой! Придурошная, что ли? Тут пострадавший! Не хочешь осмотреть и стабилизировать его состояние для начала? А то, боюсь, не дотянет он до твоего Дома.

Наталья замерла и медленно обернулась.

— Да знаю я, что Ведьма лечит только у себя, — с досадой произнесла незнакомка. — Да уж больно медленно ты на зов шла, я боюсь, что Адриан совсем обессилел. Поддержи его, и поспешим к тебе, там долечишь.

Натка проследила за взглядом странной девушки, и охнула, разглядев, что на траве кто-то лежит.

Осторожно приблизившись, она нагнулась над телом — молодой мужчина, дыхание еле заметно, цвет кожи такой же, как румянец у мачехиной дочки из фильма «Морозко». Свекольный такой… Жаркий… Никак, тепловой удар у страдальца? По всему видно — парень пытается помереть, но эта юбкобрючная не хочет его туда отпускать.

— Почему он на солнцепёке? — неожиданно для самой себя перестала трястись Наталья. — С ума сошла? Бери за ноги, перетащим в тень!

Хмыкнув, незнакомка подвинула Наталку, не позволив прикоснуться к умирающему, и сделала рукой этакое движение.

Наташе в очередной раз захотелось протереть глаза — еле живое тело приподнялось прямо вместе с деревянным щитом, на котором, как оказалось, оно лежало. И по воздуху продефилировало под сень ближайшего дерева.

— Думаешь, свет ему навредит? — с сомнением поинтересовалась Защитница. — Впрочем, из нас двоих Ведьма — ты. Тебе виднее. Не стой — стабилизируй его и надо выдвигаться.

Лихорадочно вспоминая, как спасают перегревшихся, Наталка строгим голосом приказала незнакомке ослабить все завязки и застёжки на мужчине, а сама вытряхнула из корзинки малину и бросилась к озеру. По пути она нарвала больших листов лопуха и выстлала ими корзину. А потом, зачерпнув воды, резво понеслась обратно — охлаждать нежданную находку. Благо, до озера было не больше двадцати метров.

И уже на обратном пути попаданка сообразила, что вместо того, чтобы таскать воду, проще слевитировать болящего прямо в водоём. Опустить на мелководье и пусть он там отмокает, пока не придёт в себя. Малину вот выбросила… Жалко!

К её возвращению спутница перегревшегося ослабила ему пояс, расстегнула ворот, сняла висевшие на поясе мужчины разные предметы — Натка подозревала, что это не украшения, а какое-то оружие.

И отошла, ожидая дальнейших указаний Ведьмы.

Недолго думая, Наталья выплеснула всю воду прямо на лицо страдальца.

— А-и-и! — незнакомка подпрыгнула на месте и схватила её за шею, шипя, словно потревоженная кобра. — Ты что делаешь? Решила добить???

— Я… кха-кха, — Наталья с трудом проталкивала сквозь стиснутое горло воздух и звуки. — Отпус…ти-и! Вода охлаждает! Спасает! Он весь горит!

— Он Нападающий! — почти зарычала Защитница. — Огонь — его стихия! А ты водой!

И тут Натка увидела, что стекающие со щита лужицы подозрительного бурого цвета. Больше не слушая возмущения незнакомой девицы, благо та убрала руки, она провела пальцем по одному ручейку и поднесла ближе к глазам.

— Кровь!

— Конечно, кровь, он же ранен! Ты собираешься ему помогать? Учти, Адриан не простой маг, а… В общем, если с ним что-то произойдёт.

— Уже…

— Что — уже? — поперхнулась девушка.

— Уже произошло, — Наталья показала на неподвижное тело. — Но я в этом не виновата, вы сюда уже такими попали. Кстати, что вы тут делаете? Его к лекарю надо. Или к целителю.

— Так мы и перенеслись к ближайшему Дому Ведьмы! Прямо от Рубежа, когда ньяс пробил мою защиту и ранил Адриана! А ты не лечишь, а только издеваешься! Наложи на него руки, влей свою силу — делай уже что-нибудь, он же долго не протянет! — девушка уже кричала во весь голос.

Перепуганная и оглушённая Наташа уловила только знакомые слова — вливай свою силу. И машинально схватила едва дышащее тело за руку.

«Силу… Это можно, только будет ли толк?»

Но к её изумлению, магия не только немедленно отозвалась, но и сама скользнула к руке незнакомца, и дальше, впитываясь в его тело, словно в губку. Ей приходилось тратить час, чтобы отделить каплю магии, а тут она текла потоком. И, странное дело! — Натка не чувствовала ни усталости, ни опустошения.

Незнакомка, как она представилась, Защитница, с тревогой всматривалась в лицо мужчины, и наконец с облегчением выдохнула.

— Давно бы так, а то кривлялась зачем-то!

Наташа оторвала взгляд от своей руки и перевела его на пострадавшего.

Ого!

Мужчина на глазах из кандидата в умертвия превращался в обычного спящего. Краснота сошла, дыхание выровнялось,

Правда, спит?

Она не удержалась, толкнула мужчину в плечо, и ахнула, ощутив на пальцах что-то липкое.

Кровь!

Мамочки…

— Всё, ты его стабилизировала, — довольно произнесла девушка. — Потопали теперь к тебе. Раны от когтей ньяса магией не излечить, нужны травы. Ну, это ты и сама знаешь!

И они пошли — впереди Наталья, за ней на щите плыл по воздуху больной, замыкала шествие его спутница.

Натка на автопилоте переставляла ноги, размышляя, как она будет лечить мужика, если из всех трав знает только подорожник — что его можно лепить на ранки. И ромашку, но она не от ран, а для желудка. Одна надежда, что Хранитель подскажет или мужик до Дома как-нибудь сам очнётся.

— Ведьма, а ты давно прошла инициацию? — задала вопрос незнакомка.

И что ей ответить, чтобы не спалиться?

— Я не имею права разглашать эту информацию, — первое, что пришло на ум.

— А, ну да, — не удивилась девушка. — У вас же в Ковене свои тайны. Чего спрашиваю — странная ты. На нас форма и эмблема Триады, правда, мы пока Двойка, но всё равно. Нам все обязаны помогать, даже просить не надо. А ты ломалась, словно не поняла, кто перед тобой.

— Я, — Натка напрягла память — что там Ловерид говорил о государствах этого мира? — Я тут недавно совсем. Меня перевели из…Корвусса.

— Поня-а-тно! И чем же ты так провинилась, что тебя держали у бездарей? — Наталья спиной чувствовала, что девушка ухмыляется. — Впрочем, можешь не говорить, и так понятно — ты была самой слабой Ведьмой в своём выпуске. Угораздило же порталу выбросить нас именно здесь! Впрочем, стабилизировала ты Адриана быстро, может быть, не так уж и безнадёжна?

— А… А как тебя зовут? — Наташа перевела разговор с опасной темы. — Он — Андриан. А ты? Не то, чтобы мне это интересно, но надо же мне к тебе как-то обращаться?

— Я — Защитница. Можешь звать меня леди Леона, и на вы — ты мне не ровня.

— Понятно. А его — лорд Адриан?

— Да. Поменьше болтай, шире шагай!

Когда они подошли к Дому, Натка увидела, что он уже распахнул дверь и сотворил лестницу, словно давно их ждал. Не останавливаясь, самозваная Ведьма поднялась по ступеням, щит плыл за ней следом.

— Вот сюда его, на стол! — скомандовала Наташа, и пациент спланировал на столешницу.

Так, посмотрим, что тут за раны, — забормотала Натка, пытаясь повернуть мужчину на бок. — Тяжёлый… Помогайте, леди Леона!

Но девушки рядом не оказалось.

Повертев головой — где же она? — Наталья выглянула в дверь и увидела, что леди стоит у подножия лестницы.

— ???

— Так ты не дала мне разрешения подняться, — развела руками Защитница. — Единый, откуда только ты взялась, такая дремучая?

— Я забыла, — буркнула Наталья и пробормотала под нос, — Я приглашаю, заходи в Дом, поможешь мне обработать его раны.

В четыре руки плюс магия леди, они быстро избавили мужчину от рубашки, и Ведьма-самозванка принялась обрабатывать глубокие, словно от когтей саблезубого тигра, порезы.

К счастью, Хранитель отреагировал на её мысленный вопль, и спустился на одну из банок, что рядами стояли на многочисленных полках в «рабочей» зоне Дома. Сняв её, Наташа обнаружила внутри вязкую чёрную массу.

— Ух, ты, у тебя есть вытяжка из шамайского мха! — восхитилась леди. — Продай одну баночку!

Паук сердито застрекотал, и Натка отрицательно мотнула головой.

— Нет.

— А, ну да, — спохватилась гостья. — Ведьмы же не имеют дела с презренным металлом! Вылечи лорда, потом поговорим, хорошо? Кроме сольди есть много других способов, как достойно отблагодарить за спасение, или оплатить нужную тебе вещь, которая не продается за деньги.

Когда солнце склонилось к горизонту, и жара ощутимо спала, Натка закончила обработку последней ранки. И, устало оперевшись о столешницу руками, невольно залюбовалась представшей перед глазами картиной.

Чёрт возьми, где таких мужиков делают? Просто ходячий соблазн!

Вернее, в данный момент, лежачий, но от этого суть не меняется.

Тело у лорда было — глаз не оторвать. Видно, что не на печи полёживает мужик, а активно занимается физкультурой. Или чем они тут увлекаются? Спарринги на мечах? Верховая езда? Борьба? А, ньясов ловят. Или, судя по состоянию лорда, скорее, собой их подкармливают.

М-м-м, какой красавец!

Крепкий, но не грузный, мускулистый, но в меру, а не как качки на стероидах. Матовая, смуглая кожа, развитые грудные мышцы, плоский, с заметными «кубиками», живот. И тёмная полоска, убегающая за пояс брюк.

Чёрт, Ната, куда ты смотришь??

Взгляд девушки испуганной птицей метнулся выше.

И тут не намного легче — правильные черты лица, тонкий, аристократический нос, чистый лоб, аккуратная бородка и небольшие усы. Длинные, тёмные волосы.

Красавец-то какой!

Интересно, какого цвета его глаза?

В этот момент лорд очнулся, и на Натку воззрились два синих озера в обрамлении длинных пушистых ресниц.

Охнув от неожиданности, девушка попятилась.

— Леона? — быстро позвал мужчина.

— Я здесь! — та оттёрла остолбеневшую целительницу в сторону и наклонилась перед болящим.

Ой, нет! Уже выздоравливающим!

— Где мы?

— У Ведьмы. Она стабилизировала тебя, а потом наложила повязки с шамайским мхом. Как ты?

— Будто ничего не было, — мужчина сел и повёл плечами, отчего его мускулы красиво перекатились под кожей. — Можно возвращаться. На совесть починила, Ведьма!

Взгляд мужчины скользнул по Натке, и вернулся к леди Леоне.

И вдруг мужчина замер, потом медленно повернул голову в сторону попаданки.

— Не может быть!

И словно ещё несколько часов назад это не он пытался воссоединиться с усопшими родственниками, лорд легко соскочил со стола и шагнул к Наталье.

— Ведьма, говоришь? — непонятно к кому обращаясь, произнёс он.

— Ведьма, — пискнула Натка и на всякий случай сделала шажок прочь от стремительно выздоровевшего почти умертвия. — Меня нельзя трогать, я вас спасла!

— Ве-едьма-а, — счастливым голосом протянул мужчина и повернулся к ничего не понимающей спутнице. — Ты что, Леона? От усталости не замечаешь? Ну, перейди на магическое зрение!

— Не вижу, — буркнула девушка, которой явно не понравилось, как Адриан смотрит на Ведьму. — Раз ты в порядке, надо возвращаться. Солнце садиться, Дом не оставит нас на ночь! Да и Ведьме надо отдохнуть. А потом вернёшься и отблагодаришь. А лучше отправим слугу с дарами, больно много чести, чтобы граф сам ездил с подношениями к простой Ведьме!

Наталья стояла и не знала, смеяться ей или плакать.

Надо же — граф! И эта — целая леди. Понятно, отчего она так разговаривает — привыкла слугами командовать. Ну и пусть уходят, больно надо! Помогла — это хорошо. А проблемы не нужны. Да, Адриан ей понравился, но только в качестве полюбоваться. Ясно же, что не по Сеньке шапка, она и не претендует.

— Как вас зовут, милая девушка? — игнорируя бурчание спутницы, спросил Адриан у Натки.

— Ната… ли, — брякнула она, посетовав, что Ловерид обещал придумать ей какое-нибудь местное имя, да так и не удосужился. Вдруг здесь такого нет, и они заподозрят, что она — иномирянка?

— НатаЛи?

Она кивнула.

— Милая НатаЛи, — граф взял её руку, невесомо поцеловал пальчики.

Наташа вспыхнула и попыталась отнять конечность.

— Что вы… Не надо!

— Адриан! — возмущённо воскликнула Леона. — Она спасла тебя, да, но это её долг! Если каждой случайно угодившей служанке целовать руки, оглянуться не успеешь, как они на шею сядут! Потом, эта не просто низшая, она Ведьма! Да если кто-то узнает…

— Иногда, Леона, ты бываешь так глупа, что я просто диву даюсь, — не поворачивая головы, ответил ей граф. — Милая НатаЛи не служанка. И не Ведьма. Полагаю, её кто-то спрятал здесь. Так, девочка?

Наталья, внутренне заледенев от страха, снова попыталась выдернуть руку, но мужчина не позволил.

— Да, кто-то тебя спрятал и запугал. Не бойся, со мной ты в полной безопасности! Я заберу тебя отсюда и брошу к твоим ногам весь мир!

— Адриан!!! — воскликнула леди. — Что ты говоришь? Как — не Ведьма? А кто? Она вылечила тебя, ты умирал! Сначала стабилизи…

И замерла.

— Адриан???

— Да, Леона, теперь у нас есть Стабилизатор! — широко улыбнулся мужчина и принялся снимать повязки. — Найди мне, что надеть, и мы уходим!

Глава 4

Жизнь в очередной раз сделала крутой поворот.

Известие, что она какой-то Стабилизатор, и что Адриан забирает её с собой, в восторг Натку не привело.

Всё-таки тут зло уже знакомое, можно сказать, привычное — Ловерид, который в курсе, откуда она. И который обещает вернуть девушку обратно. А эти непонятно кто в Делларии, может быть, какие-то местные шишки, и пока неизвестно, чем их вмешательство ей аукнется! Может быть, они и вовсе не отсюда, а перенеслись, как и сама она, из другого мира, только не технологического, а магического? Что-то такое Леона говорила, мол, перенеслись… Вдруг Адриан пожелает утянуть её с собой? А судя по его довольному виду — он уже это пожелал!

Нет, нет, она домой хочет, а не по мирам шастать. Хотя по мирам, конечно, тоже неплохо погулять. Посмотреть, как тут и что, а то она четыре месяца живёт, и кроме леса да Леонида, который Ловерид, ничего не видела. Лес почти такой же, как и на Земле. По крайней мере, на её взгляд — она никогда не была особенно сильна в ботанике.

В Леониде и вовсе ничего необыкновенного, кроме наличия магии, конечно. Однако, как выяснилось, у неё тоже есть какие-то крохи.

Но путешествовать по мирам надо добровольно и с обратным билетом в кармане, а не так — я тебя нашёл и забираю!

Что-то энтузиазм новых знакомых, вернее, одного, отдельно взятого почти знакомого, её немного пугает. Игрушкой становиться совсем не хочется, их обычно, наигравшись, ломают или забывают, бросив в уголке.

Лучше уж она тут останется, в лесу. По крайней мере, Лёня до сих пор ничего плохого ей не делал…

— Собирайся, — Адриан смотрел доброжелательно, Леона с оттенком презрения.

— Я — Ведьма! — Натка решила стоять на своём. — Мне нельзя покидать Дом, пока Ковен не пришлёт замену.

— Да какая ты Ведьма! — махнул рукой мужчина. — Хотя, что-то такое в тебе есть — на Зов отреагировала, снадобья знаешь… Прибудем на Рубеж, маги разберутся, что за феномен ты скрываешь.

Это напугало Наталью ещё больше — всю жизнь мечтала, чтобы её препарировали какие-то маги!

— Я из леса никуда не уйду! Мне нельзя оставлять Дом! И Ведьма я самая настоящая! Вот, — она вытянула медовую прядь волос, — рыжая! Ну, почти рыжая, а Ведьмы, как известно, часто бывают рыжими!

И, поправив дужку очков, победно посмотрела на пришельцев,

— Была бы ты Ведьма, не пришлось бы носить эти стёкла, — возразил Адриан. — Ведьмы ничем не болеют, а зрение имеют безупречное.

— Дальнозоры носят только бездари, у кого нет денег на целителя, — поддержала его Леона. — Я же говорю, что она недоучка, а то и самозванка, а ты — «Стабилизатор»!

— А это… это, — в голове табуном скакали мысли, толкаясь и перепутываясь, мешая ей подобрать убедительное объяснение, — это защита! От… от веток! И… ядовитых испарений и сока некоторых растений!

Мужчина вздёрнул одну бровь, как бы приглашая продолжать, его спутница скептически хмыкнула.

— Да, это такое приспособление, очки называется. Оно для защиты глаз от повреждений!

— Впервые слышу, — фыркнула Леона. — Адриаш, если ты уже в порядке, надо бы возвращаться. Не очень доверяю этой четырёхглазой Ведьме, нужно показать тебя Ромушту. Кто знает, как эта ущербная налечила? Может быть, как прибирают дом нерадивые хозяйки — сгребла мусор под кровать?

— Но Стабилизатор…

— Я не вижу, что она Стабилизатор! Резерв крохотуличный, и магия словно прячется, не давая себя рассмотреть.

— Просто она уже настроилась на мою силу, ей больше не нужно себя демонстрировать. Потом, Стабилизатору и не требуется огромный резерв, ведь он не тратит свой дар, а только помогает поддерживать высокий уровень магии Нападающего и Защитника, перенастраивая потоки в триаде, — счастливо выдохнул Адриан и тут же сменил тон на приказной. — Выйди наружу и подожди нас там.

Леона не стала возражать и покинула Дом.

Натка осторожно выдохнула — с одним справиться будет легче.

Может быть.

— Ната Ли, — мягким голосом обратился к ней мужчина, — я понимаю, что ты ошеломлена и боишься поверить в такую радость, но…

— Радость? — растерянно переспросила Наташа. — Чему мне радоваться-то?

— Наша магия отлично поладила даже без ритуала Слияния, а это подтверждает, что ты для меня идеальный Стабилизатор. Это такая редкость, потом, ты мне очень нравишься, а это тоже редкость. Не понимаю, почему ты выглядишь огорчённой?

— Потому что не знаю, чего мне ожидать от таких новостей, — буркнула Натка. — Живу себе, никого не трогаю. Вдруг сваливаются, как снег на голову, двое магов, и моя жизнь летит вверх тормашками. Вот куда ты меня зовёшь? Зачем? Твоя… Леона ясно дала понять, что презирает таких, как я. А тут на меня никто ни разу косо не посмотрел, и прислугой не называл!

— Не обижайся! Леона хорошая, просто она расстроена из-за моего ранения: она не смогла удержать защиту, не хватило силы. Если бы у нас был Стабилизатор, этого не произошло бы, поэтому, когда Леона успокоится, она обязательно обрадуется, что теперь мы полноценная триада! Ты больше не услышишь от неё неприятных или обидных слов, поверь мне! Сама знаешь, что женщины не любят Ведьм и боятся их, поэтому у неё и была такая реакция. Но ты не Ведьма, вернее, не совсем Ведьма, раз обладаешь фиолетом!

Наташа вспомнила про кристаллы и решила, пока есть возможность, узнать о них больше. Девушка подняла вверх палец, призывая Адриана помолчать, и бросилась в рабочую комнату. При последнем посещении Ловерид забрал все заряженные кристаллы, оставив один, заполненный на две трети. И за время отсутствия «студента» она успела зарядить его под завязку.

— Вот! — на ладони Натки лежал накопитель, переливаясь всеми оттенками фиолетового, сверкая, словно драгоценный самоцвет.

— О…

Реакция Адриана говорила сама за себя — мужчина замер, словно громом поражённый.

— Можно? — спросил он, прежде чем взять кристалл в руки.

Наталья кивнула, и маг осторожно прикоснулся к накопителю.

— Откуда он у тебя? Кто-то расплатился за услуги Ведьмы? Но… что ты должна была сделать, чтобы заработать такое вознаграждение??

— Он мой, — возмутилась Натка. — Вернее, магия внутри — моя, а пустой кристалл мне дал… Один местный житель. Ну и я потихоньку наполнила его своей силой.

— Ты с ума сошла? Кто тебя надоумил портить дар? — вскричал маг. — Захотела выгореть, остаться без магии?

— Как это? — растерялась Наталья — Леонид ни словом не упоминал, что, отдавая силу, она может пострадать.

— Единый, где ты росла, что ничего не знаешь? Вернёмся, я подниму вопрос об обучении Ведьм! Ковен слишком расслабился — мало того, что проморгал Стабилизатора, ещё и нормального образования своим Ведьмам не даёт! Придётся всех проверять заново — вдруг среди Ведьм скрывается не один неучтённый фиолет?

— В лесу росла, — обиделась Наташа. — Расскажи, что я сделала не так, почему нельзя наполнять кристаллы? Я видела не один накопитель, ими пользуются для переходов и вообще. Даже у вас есть накопитель!

— Потому что твой дар уникален! Его нельзя делить, от этого он выгорает. Другие виды магии имеют отличную природу — сила должна тратиться, иначе она, образно говоря, начинает переливаться через край. А фиолет — другой! Он очень медленно восстанавливается, понимаешь? Если ты, по незнанию, отдашь больше, чем дар сможет восстановить за сутки — твой резерв уменьшится на это количество. И если ты будешь регулярно сцеживать магию, стараясь отделить побольше, то через некоторое время от твоего дара ничего не останется.

— С ума сойти, — а Ловерид заверял, что заполнять кристаллы для неё совершенно безопасно! У, гад! Ну я тебе покажу, когда вернёшься!!

— Но ведь накопители такого цвета встречаются! Или нет? — продолжила она расспросы.

— Да, встречаются. Но о-очень редко, и стоят баснословных денег, — ответил Адриан. — Дело в том, что магию Стабилизатора получают, когда маг Фиолета умирает. Ни разу в жизни не слышал, чтобы кто-то добровольно себя иссушал, заряжая накопители. Неужели тебе настолько нужны деньги?

— И сколько может стоить такой кристалл?

— Двести пятьдесят, может быть, даже триста сольди.

— Я не очень понимаю, много это или мало, — Наталья задумалась. — А если посчитать стоимость одного накопителя с фиолетом в соотношении к накопителю с магией перемещения по мирам? Сколько нужно фиолетовых кристаллов, чтобы приобрести один для перемещений?

— Смотря от концентрации магии, за цену одного фиолета можно купить от пятнадцати до тридцати портальных накопителей. Всего примерно на сто переходов.

— Сколько?? — Натка вспомнила про восемь уже заряженных кристаллов, которые унёс Ловерид. И о его рассказах, как дорого стоят накопители для перемещений по мирам.

Новость, что Ловерид ей беззастенчиво лгал, параллельно используя её дар в каких-то своих целях, оказалась очень неприятным открытием.

Кулаки сами сжимались, в воображении Натальи — на шее Лёни, а на глаза наворачивались слёзы. Последние она усилием воли прогнала — не время, не место! Потом… Когда всё закончится, когда она будет в безопасности… Тогда будет можно пожалеть себя и поплакаться на судьбу, а сейчас ей нужна ясная голова.

Осталось выяснить ещё кое-что.

— Скажи, а накопители с фиолетом, вообще пользуются спросом? Их кто-нибудь покупает? Я не в том смысле, что магия бесполезна, а в том, что она слишком дорога, если я правильно поняла. К примеру, накопители для перемещений идут нарасхват, потому что значительно экономят время на дорогу. Позволяют доставлять скоропортящийся или особенно нежный товар целым и невредимым за считанные мгновенья через половину мира. Накопители с бытовой магией также широко востребованы и не являются дефицитом.

— Чем??

— Редкостью. Так полагаю, они недороги, и приобрести такой может любой житель?

— Ну да. Какой смысл был бы в этой магии, если она не по карману большей части населения?

— Во-от! А эти, — она подняла руку с фиолетовым кристаллом, и взгляд Адриана тут же сосредоточился на нём.

— Осторожно! Не надави, а то он сработает, — по виду мужчины было заметно, как он переживает. Интересно, по какой причине? Из-за цены, которую можно за него выручить или потому что переживает за неё?

— Но кто может купить настолько дорогую вещь? Явно не любой житель. Объясни мне, что в фиолете особенно ценного, и есть ли на него спрос?

— Единый, дай мне кристалл, я не могу смотреть, как ты с ним обращаешься, — Адриан бережно забрал у Натки накопитель, провёл рукой, и фиолетовый «орешек» исчез.

— Э…

— Я положил его в пространственный карман, — мужчина объяснил свои действия обескураженной Наталье. — Он там в безопасности, достать можно в любой момент. Отвечу на твои вопросы, но только на эти, всё остальное, что ты захочешь узнать, я расскажу тебе на Рубеже.

Натка поджала губы — а она просилась на этот Рубеж?

— Стабилизирующая магия — основа основ. С её помощью можно получить всё, что угодно, исправить, наладить, воссоздать. Странно, что ты этого не знаешь. Впрочем, ты вообще мало что знаешь об устройстве мира, словно росла в полной изоляции от всего, — продолжил Адриан. — Но больше всего стабилизирующая магия нужна двойкам, превращая их в полноценные триады. Стабилизатор поддерживает силы Нападающего и Защитника на самом оптимальном уровне, позволяя им сражаться, как одно целое. Стабилизатор мгновенно перемещает потоки магии в ту сферу, где она в данный момент нужнее. Например, в триаду летит атакующее заклинание или разъярённый ньяс, значит кокон, который держит вокруг триады Защитник, тут же усилится, не позволив себя пробить. Следом Нападающий отправляет боевой импульс, который должен сжечь ньяса, и на тысячные доли мгновения прочность кокона исчезает, пропуская контрзаклинание или пульсар. После чего опять становится архипрочным. Понимаешь? Без Стабилизатора Защитник не может удержать кокон и мешает атакам Нападающего. Двойка становится уязвима и функционирует только на четверть своих возможностей. При этом велика вероятность, что кто-то пострадает, один или оба, а то и погибнет. Поэтому на Рубеже Стабилизаторы на тройной вес золотом. Я удовлетворил твоё любопытство?

Натка машинально кивнула.

— Тогда собирайся, нам лучше поспешить.

— Куда собирайся?

— С нами, конечно. Ты же не думала, что я оставлю тебя здесь? Лес — не место для такой девушки, как ты. Тем более что кто-то целенаправленно тебя обманывает, иссушая дар. А с нами ты будешь в безопасности, обещаю!

И Наталка задумалась — верить или нет? Допустим, Адриан до сих пор вёл себя вполне дружелюбно, но вот Леона… Кто знает, может быть, Стабилизаторы на этом Рубеже попадают в рабство? Рискованно отправляться неведомо куда без подстраховки!

— И в качестве кого я с вами отправляюсь?

— Стабилизатора, конечно, — Адриан не мог понять, почему девушка так странно реагирует, словно совершенно не рада перспективе работать и жить рядом с ним! Неужели он ей не понравился?? Да ну, такого не может быть! Тогда в чём причина? — Постой, я не сразу догадался — ты испытываешь чувства к мужчине?

«Ох, испытываю! Если бы ты знал, да и Ловерид тоже, какие я к нему сейчас чувства испытываю — бежали бы оба впереди собственного вопля к «канадской границе», — мрачно подумала Наталья.

— Допустим.

Адриан довольно улыбнулся.

Наталья моргнула, сражённая возникшей догадкой — кажется, он решил, что она этак завуалировано призналась в симпатии к нему! Нет, он весьма привлекательный мужчина, к тому же, доброжелательно себя ведёт, в него вполне можно влюбиться, но не за полчаса же!

— Проблема не в этом! — она решила срочно свернуть со скользкой темы.

Маг продолжал изображать собой смайл.

— Проблема в том, что я слабо понимаю свои права и обязанности, условия жизни, кем я буду работать, какое вознаграждение за это полагается, смогу ли я самостоятельно им распоряжаться и покидать этот ваш Рубеж? — выпалила Наташа на одном дыхании, стараясь не обращать внимания на выражение лица собеседника.

— Единый, дай мне силы, — сквозь зубы пробормотал мужчина, стирая с лица улыбку. — Когда мы на дежурстве, то есть, на Рубеже, то живём в отдельных комнатах, еда, одежда — всё за счёт государства.

— Все трое — в одной комнате? — округлила Наташа глаза.

— Нет, конечно! У каждого — своя комната, — терпеливо пояснил мужчина. — Только состоящие в браке пары живут вместе. Ты можешь перемещаться, куда пожелаешь, другой вопрос, что на Рубеже за пределами периметра поодиночке лучше не ходить. Если ты захочешь развлечений, то всегда можешь воспользоваться порталом и скоротать вечер в какой-нибудь таверне Столицы. Ну или провести вечер или день там, где пожелаешь, вон, хоть в свою избушку вернуться. Но лучше всюду перемещаться втроём — вместе триада практически неуязвима, а Стабилизатор слишком большая ценность, что бы оставлять его без защиты.

— То есть я навсегда буду к вам привязана? — это Натке совершенно не понравилось. — И даже на несколько шагов отойти не смогу, не говоря уже о поездке по достопримечательностям Делларии?

— Достопримечтательностям? — исказил слово Адриан. — Что это?

— Самые красивые и значимые места, — пояснила девушка. — Тут, в лесу, я, по крайней мере, могу ходить, куда хочу.

— Ты — Стабилизатор, — вздохнул Адриан. — Любой маг захочет тобой обладать! Но своего резерва у тебя с маковое зёрнышко, поэтому магией ты ни от кого отбиться не сможешь, физически — тем более. Оглянуться не успеешь, как похитят, увезут и примутся обхаживать. Рано или поздно ты не выдержишь и согласишься.

— И нет никакого способа меня защитить? — Ната прикидывала, что в свете таких подробностей, пожалуй, лес и Дом Ведьмы ей нравятся больше пока неизвестного Рубежа и остальной части мира.

— Есть. Но о нём я расскажу позже. Ната Ли, нам пора. Я вижу, что ты не совсем мне доверяешь, и это сильно ранит мои чувства. Поэтому я даю тебе кристалл с портальной магией. Если тебе что-то не понравится, если ты передумаешь, то всегда можешь вернуться сюда, нужно только сжать накопитель и представить место, куда хочешь перенестись.

«Домой! На Землю!» — мелькнуло в голове девушки, но Адриан быстро вернул её в реальность.

— Во избежание неприятностей и ошибок, я даю тебе накопитель с ограниченным действием. То есть ты сможешь перемещаться только в пределах Делларии. А в другие страны тебе и не надо, поверь! — ответил мужчина и вложил кристалл ей в руку.

— Сколько переходов? — поинтересовалась Натка, рассматривая бледно-розовый «орешек».

— Десять. Но, повторяю, в пределах Делларии.

— Хорошо. Дай мне полчаса. И пока я собираюсь, подожди внизу, вместе с Леоной.

Адриан на секунду задержал взгляд на лице девушки, потом согласно кивнул и вышел.

Натка перевела дух.

Вот это влипла!

Ясно, как день, что Адриан от Стабилизатора никогда не откажется. А это значит, что хоть Ловерид гад, враль и обманщик, но только он может вернуть её домой! Однако словами его не пронять, а вот если она исчезнет, а потом появится в его доме с порталом перемещений в руках… То Леонид, вполне возможно, пожелает срочно перенести её на Землю, чтобы она своим существованием не представляла для него угрозы. Так сказать, не портила ему тут карму. Если она правильно поняла, то он совершил сразу несколько преступлений: скрывал Стабилизатор, самовольно заселил Домик Ведьмы, обманом заставил её портить дар, сливая силу в накопители. Им обоим будет лучше, если Натка просто вернётся домой, тем более что Ловерид уже на ней хорошо заработал! Да, так она и сделает — сходит вместе с новыми знакомыми на Рубеж, посмотрит, что это такое. Заодно постарается изучить свою магию, а также получить максимум информации об этом мире. Как она поняла, там есть и другие Стабилизаторы, вот у них она всё и разузнает! А потом можно будет нагрянуть к Ловериду с предложением, от которого ему будет нелегко отказаться.

Приняв решение, Наташа собрала кое-какие вещи, попрощалась с Домом и ступила на лестницу.

Глава 5

Адриан встретил её внизу. С видимым облегчением и широкой улыбкой. И даже Леона не кривилась, а изображала приветливость.

Да ладно?

Интересно, что такое Адриан ей сказал, что она сменила гнев на милость?

Додумать Наталье не дали.

— Леона, держись за меня сама, я подстрахую нашу находку, — скомандовал мужчина, и обнял Наталку одной рукой.

Она не успела ни возразить, ни опомниться, как провалилась в темноту.

Второй в жизни переход прошёл легче. Может быть, потому что на этот раз не она судорожно цеплялась за ускользающего попутчика, а мужчина сам крепко держал её за талию? Ощущать себя в объятиях оказалось приятно, но Наташа краем сознания помнила о правилах приличия, поэтому, как только перед глазами перестали кружиться чёрные мушки, решительно отстранилась.

— Осторожно, после перемещения некоторое время может кружиться голова, — заботливо произнёс Адриан. — Лучше не делать резких движений. Может, присядешь?

Наталка огляделась — они очутились в холле дома. Не слишком большого, если ориентироваться на размеры местной прихожей, но судя по наличию лестницы, как минимум, двухэтажного.

Интересно, что это за место?

— Адриаш, может быть, ты уже отпустишь её? — подала голос Леона. — Я провожу девушку в её комнату — ей определённо требуется принять ванну и переодеться.

«Ого! Не успела прибыть, а у меня уже есть своя комната? — мысленно удивилась Наталья. — Совпадение, или?»

Но задать вертящийся на языке вопрос не успела — Адриан опередил.

— Этот дом построен специально для Триады, поэтому тут предусмотрены отдельные комнаты для всех обитателей плюс вспомогательные помещения. Леона права — тебе нужно привести себя в порядок и осмотреться, а я пока составлю отчёт для Коронера.

— Адриаш, Ромушту! — мягко напомнила девушка. — Ты обещал!

— Да, и показаться целителю, — вздохнул мужчина. — Обустраивайся!

— Идём, — Леона привлекла внимание Натки, слегка задев её по плечу. Затем, убедившись, что новенькая оторвала взгляд от невозможно-притягательного Адриана, тут же развернулась и направилась к лестнице. Чтобы не отстать, переселенке пришлось почти бежать следом.

— Вот твоя спальня, — девушка поднялась на второй этаж, свернула направо и толкнула первую же дверь.

Натка, вытянув шею от желания скорее всё рассмотреть, заглянула в комнату поверх плеча проводницы — довольно миленько!

Не слишком большая, с одним окном, оформленная в зелёных оттенках — салатовом, весенней травы, изумрудном. Словно владелец дома заранее знал, что в эту комнату поселит Ведьму!

— Просто люблю зелёный, — словно прочитав её мысли, вдруг произнесла Леона. — Я и подумать не могла, что…

И замолчала.

Но Наталью распирало любопытство, и терзал информационный голод, поэтому она не стала сдерживаться.

— Эту комнату оформляла ты?

— Нет, конечно, — фыркнула девушка. — На это есть прислуга. Я всего лишь высказала пожелания о цвете.

— Тогда это твоя комната?

— Нет, с чего бы?

— Логично, когда человек оформляет в любимый цвет свою спальню или гостиную.

— Увы, высшие лорды Делларии являются заложниками этикета и правил, — вздохнула Леона. — Поэтому я живу среди родовых цветов — чёрного и серебряного. Но ничто не мешало мне создать комнату мечты.

Девушка провела рукой по изумрудной стене, потом погладила по спинке зелёное кресло.

— Пока у нас не было Стабилизатора, я любила здесь отдыхать. Ладно, не буду тебя утомлять разговорами — вот тут ванная, — девушка пересекла помещение и толкнула одну из дверей. — Там гардеробная. Конечно, тут только всё самое необходимое, остальное подберёшь попозже и сама.

— А размер? Вдруг мне всё велико? Или наоборот мало? — пробормотала Натка, — заглядывая в гардеробную — та отнюдь не пустовала.

И если это «только самое необходимое», то страшно представить размеры гардероба, в котором собрано всё, что входит в понятие «необходимое плюс остальное».

— Одежда настроена на универсальные размеры, — снисходительно пояснила сопровождающая. — Когда ты первый раз наденешь вещь, она сама утянется или раздастся по фигуре. И такой и останется.

Наталья округлила глаза, и Леона не преминула её поддеть.

— Из какого ты болота вылезла на мою голову? Элементарного не знаешь.

— Я не напрашивалась, — огрызнулась попаданка. — С радостью вернусь обратно, — она достала розовый накопитель, и Леона слегка побледнела.

— Постой, не горячись! Я не хотела тебя обидеть, просто мне тоже надо привыкнуть, что ты теперь — часть Триады!

— И давно вы вместе? Без третьего участника? — любопытство пересилило обиду, Натка вспомнила, что явилась сюда, в том числе и за знаниями. — Не расскажешь — что я должна делать? Что можно, что нельзя? Ну и вообще, — она обвела рукой вокруг себя, — что это такое — Рубеж, и почему вы здесь рискуете своими жизнями. Я же правильно поняла — ты аристократка?

Леона поморщилась, но ответила.

— Я расскажу, но не раньше, чем через час — мне тоже надо принять ванну и переодеться. И узнать у целителя, как здоровье Адриана. Ты пока обустраивайся, я закончу свои дела и зайду.

Согласия новенькой Леона и не ждала, просто вышла из комнаты и прикрыла за собой дверь.

Оставшись в одиночестве, Наталка ещё раз, уже более тщательно, обследовала помещение и не нашла ничего, что вызывало бы удивление или настороженность.

Кровать-полуторка с высоким матрасом — девушка потрогала рукой — в меру мягким. Две подушки, расписанное цветами покрывало. Стол, кресло, стул, столик с зеркалом, на полу пушистый ковёр — всё в тех же растительных оттенках. На единственном окне тяжёлые тёмно-зелёные шторы.

А где же люстра?

Потолок радовал ровной поверхностью без малейшего намёка на наличие светильника.

Может быть, по вечерам слуги приносят свечи?

Натка поискала взглядом — нигде ни капли от воска: то ли так тщательно убирают, то ли свечей тут не было.

Но как тогда освещается комната по вечерам?

Сделав зарубку — расспросить Леону, Натка перешла в ванную. Колер стен и самой ёмкости не удивил — похоже, «дизайнерша» получила полный карт-бланш на оформление помещения, вот и оторвалась на всю катушку. Нет, зелёные оттенки приятны глазу и не вызывают отторжения, но Натка поймала себя на мысли, что не отказалась бы от небольшого разнообразия.

Впрочем, не в её положении придираться! Вон, Ловерид вообще использовал её, как дойную корову, поэтому первое, что ей необходимо — не цвет обивки, а знания. Нужна информация о мире, принятых тут законах и обычаях, об обитателях и, собственно, магии! Иначе на ней и дальше все будут ездить.

Вот и Леона забыла — умышленно или нечаянно — показать, как набирать и сливать воду. К счастью, Наталка разобралась сама. Правда в процессе облилась, хорошо, не кипятком, но зато научилась регулировать напор и температуру струи. И полотенца она не нашла, поэтому принесла из гардероба одну из нижних юбок.

И опять ошиблась — стоило ей выйти из ванной, как вода сама собой исчезла, и девушку окутали тёплые воздушные потоки. Пара мгновений, и она высохла, словно её кожу и волосы промокнули мягким полотенцем.

Чудеса, да и только!

Нет, всё-таки было бы здорово захватить с собой на Землю способность колдовать! Если она правильно поняла, то стоит ей бросить наполнять кристаллы, как её резерв перестанет уменьшаться. А это значит, что домой она вернётся со своей силой. Кто сказал, что там нельзя колдовать? Ловерид? Три раза ха-ха — он ей многое говорил, только вот не всё оказалось правдой. Может быть, утверждая, что её сила бесполезна в техномире, ушлый маг выдавал желаемое за действительное?

И Натка решила, что на слово больше никому тут верить не станет.

Время пролетело незаметно, оглянуться не успела, как в дверь, даже предварительно не постучав, вошла Леона.

— Готова, — придирчиво оглядела девушку и поморщилась.

Наталья торопливо бросила взгляд в зеркало — что-то надела неправильно? Да нет, вроде, всё в порядке — длинное, изумрудного цвета платье с рукавами три четверти и скромным вырезом лодочкой, очень ей шло. Медовые по жизни волосы девушки, на фоне яркой зелени приобрели более насыщенный оттенок. Ей не хватило времени на причёску, поэтому Наташа просто расчесала локоны и оставила их распущенными.

Леона поджала губы.

— Идём, Его Светлость нас уже ждёт!

— Кто это? — Натка даже отступила на шаг — что ещё за «светлость»?

— Милорд Адриан, — как от лимона скривилась аристократка. — Только не ври, что не знала этого! Все в курсе, что Нападающие и Защитники рождаются только в семьях аристократов! Высшая магия недоступна для простолюдинов!

— А как же Стабилизаторы?

— Стабилизатор может родиться в любой семье, — снова передёрнулась магиня. — У вас своей магии с маковое зёрнышко, и вся ценность Стабилизатора в способности его силы перенаправлять чужие потоки, выравнивая их и удерживая на должном уровне. Сами по себе вы — ничто!

— Может быть, — не стала спорить Наташа. — Но без Стабилизатора, как я вижу, ваши Нападающие и Защитники, можно сказать, тоже почти ничто. Толку-то от супер-силы и безразмерного резерва, если маги не в состоянии самостоятельно ими управлять?

— Ах, ты! — задохнулась Леона.

— Я, и что дальше? — сузила глаза Натка. — Послушай, я к вам не напрашивалась, могу вернуться в свой лес в любой момент, если тут мне не рады. Мне этот ваш Рубеж на фиг не упал, и это вам от меня нужны способности Стабилизатора, а не мне — пристроить их куда-нибудь. Вижу, что вызываю у тебя неприязнь, могу заверить — это взаимно. Не поверишь, но я тоже не в восторге от необходимости общаться с такой самодовольной и напыщенной курицей…

Леона побагровела, на её пальцах появились черно-серебристые искры, но она ничего не успела сказать или сделать, потому что до девушек донёсся голос:

— Леона, у вас всё в порядке? Еда стынет, поторопитесь.

— Потом, — прошипела мигом утратившая воинственный пыл аристократка. — Милорд не должен знать о наших… разногласиях. Идём!

— Ты его любишь? — решила проверить свою догадку Наташа.

— Вот ещё, — дёрнула плечом Защитница. — Что я, простолюдинка, что ли, влюбляться? Но ты права — мы нуждаемся в тебе больше, чем ты — в нас, поэтому моё поведение выглядит оскорбительно. Просто я не могу привыкнуть к мысли, что наш Стабилизатор мало того, что не леди, так она ещё и Ведьма. И в довершение «хороших новостей» — совершенно необразованная, можно сказать, дремучая Ведьма-простолюдинка! И кто бы на моём месте радовался такому партнёру?

— Происхождение я не могу изменить, а вот образование можно поправить. Если ты поможешь мне с учебниками…

— Потом, — вполголоса повторила Леона. — После ужина, когда милорд уйдёт к себе, я зайду в твою комнату, и мы поговорим. Ты права — коль наши жизни теперь зависят друг от друга, надо попытаться наладить взаимоотношения. Но подругами мы никогда не станем, даже не мечтай об этом!

Натка фыркнула — больно надо!

Но в этот момент им навстречу вышел разодетый Адриан, и девушка проглотила рвущийся с языка ответ, с изумлением воззрившись на полностью преобразившегося мужчину.

Надо же, насколько одежда меняет представление о человеке!

Если ей не изменяет память, то примерно такие же костюмы носили на Земле в Средние века. Или позже?

Нет, кажется, в Средние века дворяне щеголяли в коротких штанах и белых чулках, а тут нормальной длины брюки, только цвет уж больно непривычный для современного мужчины — брусничный. И тонкого полотна кипенно-белая рубашка с кружевным воротником и такими же манжетами, камзол на тон светлее брюк, на ногах что-то изящное и удлинённое.

Но главное — изменилось лицо Адриана. Нет, рога не выросли, и цвет шевелюры остался прежним. Но теперь волосы мужчины не были стянуты в хвост, не висели неопрятными прядями, лицо посвежело, а во взгляде и манере держаться появилась какая-то надменность, что ли?

Во всяком случае, тыкать уже язык не поворачивался, и ноги сами собой так и норовят присесть в книксене…

— НатаЛи, ты выглядишь бесподобно! — Адриан шагнул навстречу, перехватил руку девушки и мимолётным касанием обозначил поцелуй.

— Леона, ты, как всегда, ослепительна, — и, выпустив конечность Натки, точно также сцапал и облобызал лапку Защитницы.

— Леди, прошу к столу, — сделав руки крендельками, недвусмысленно предложил девушкам ухватиться за них. Дескать, провожу до накрытой поляны сразу обеих.

Почувствовав, как обрадовался голодный желудок, Наташа не стала упрямиться, и через несколько секунд уже сидела за столом, рассматривая, что бы съесть первым? Хотелось всего и сразу, ведь она четыре месяца ела только то, что приготовит сама. То есть добротную и сытную еду, но без изысков, а тут и паштеты, что-то заливное… И, судя до виду, даже десерт!

Сладостей очень хотелось — местные крестьяне исправно поставляли кур, молочку и овощи, но ни разу не догадались приложить к продуктовому набору каких-нибудь карамелек или пакет с сахаром.

Мысленно облизываясь, Натка потянулась было к ближайшему блюду, но её руку аккуратно перехватил Адриан.

Упс! Она снова нарушила местный этикет?

Леона фыркнула и прикрыла рот ладошкой.

— Адриаш, ну, откуда этой, — несколько пренебрежительный взмах в сторону Наташи, — знать о правилах поведения за столом? Хорошо, что ты догадался отослать слуг. Представляю, какие сплетни они разнесли бы по Рубежу о новом Стабилизаторе!

— Леди не накладывают себе еду, — пояснил мужчина смущённой Натке, проигнорировав выпад Леоны, — и раз это я оставил нас без прислуги, то сам её за столом и заменю. Просто скажи, что тебе положить?

— Но, — попыталась возразить Защитница. — Одного-то лакея можно было оставить!

— Я решил дать НатаЛи время, чтобы она могла привыкнуть и освоиться. Ты знаешь, какой поднимется шум, стоит только всем узнать о появлении нового Стабилизатора?

Леона нехотя кивнула.

— Вот! И зачем нам огласка? Сразу после посещения целителя я связался с Его величеством, наша Триада получила небольшой отпуск. Официально — для поправки после нападения ньяса.

— Ты же сказал, что Ромушту нашёл тебя здоровым! — встревожилась Леона.

— Повторяю — официальная причина отпуска — моё здоровье! На самом деле, мы получили время, чтобы укрепить связь со Стабилизатором, и позволить НатаЛи привыкнуть и к нам, и к новым условиям жизни. Его величество не заинтересован в волнениях и не хочет допустить проведения аукциона. Полагаю, ты помнишь, что после последнего аукциона лорд Раул до сих пор не разговаривает с лордом Велентайном!

— Да, но это было двадцать лет назад! — воскликнула Леона.

— Вот именно — двадцать лет, и два высокородных всё это время враждуют! Я полностью разделяю позицию Его величества по этому вопросу. И поскольку Стабилизатор обнаружили именно мы, то он решил отдать находку нам.

— И где мы проведём этот отпуск? — с кислым выражением лица поинтересовалась леди. — Кстати, какой он по продолжительности?

— Ты можешь отправиться домой, — закончив наполнять тарелки дам, мужчина положил себе кусок запеченного мяса и отрезал приличного размера ломоть. — М-м, единый! Просто во рту тает. Леди, не медлите, ешьте, пока не остыло!

— Домой? — Леона побледнела и отрицательно качнула головой, когда лорд предложил ей помощь в выборе блюда. — А… ты?

— Леона, ну что ты, как маленькая? Его величество щедро выделил нам две декады. Полторы из них мы с НатаЛи проведём в моём охотничьем домике, а ты присоединишься к нам в оставшиеся пять дней.

— Ей надо учиться, она же совершенно дикая! — горестно пробормотала девушка. — Я могла бы обучать её этикету, как же мы представим её обществу? Такую… несуразную? Ладно, пока мы на Рубеже, но через полтора месяца наше дежурство подойдёт к концу, мы вернёмся в столицу, и… Потом, моя магия тоже должна признать её силу!

— Леона, — голос мужчины изменился, стал мягче и проникновеннее, — в моём домике прекрасная библиотека, и НатаЛи сможет учиться с утра до вечера. А основные правила я прекрасно объясню ей сам. Что до силы — между нами уже протянулась тонкая нить, поэтому проще будет завершить начатое вдвоём, а ты присоединишься позже. Всё равно вы обе будете завязаны на мне, то есть взаимодействовать через меня, поэтому нашей находке не стоит отвлекаться на второстепенное. Что до твоих опасений — впереди полтора месяца, не считая двух декад отпуска. НатаЛи мне кажется довольно смышлёной, и я уверен, за это время она научится вести себя так, чтобы не шокировать столичных леди. Ешь! Сегодня переночуем здесь, а утром я заберу девушку с собой, и мы уединимся в горах.

Натка увлечённо ела, но успевала и слушать.

Декада, это, скорее всего, десять дней. То есть, две недели она проведёт наедине с Адрианом. С одной стороны заманчиво, с другой — только бы не влюбиться! Впрочем, её сердце уже получило хорошую прививку, так что с этим проблем быть не должно.

В течение двух недель она не увидит вечно недовольную Леону, что радует. И сможет хоть поселиться в библиотеке, а ещё Адриан собирается сам её учить — это перевешивает многие неудобства.

И местный король… царь? — к слову, надо бы выяснить, как здесь называют монарха — не только в курсе всего, но и явно благоволит Адриану. Надо же, разрешил тому скрыть от других страждущих появление Натки!

Вот разговоры про аукцион ей совершенно не нравятся — это же не то, что она подумала? Она — не лот, не трофей, не добыча! Она — свободный человек, вот! Поживёт две недели, нет, две декады, это почти три недели… Поживёт три недели, узнает всё, что можно, а потом переместится к Ловериду и потребует у него возвращения на Землю.

Перенесёт, как миленький! Уж она-то теперь знает, на что надавить, чтобы «студент» не только самолично её отправил, а ещё и рыдал от счастья, что так легко отделался.

И вот ещё — название «Стабилизатор» ей совершенно не нравится, может быть, можно его заменить на другое? Хотя бы временно? А то она чувствует себя чем-то средним между генератором и трансформатором.

Намного приятнее стать кому-то Музой, чем Стабилизатором…

— Ты сыта? — голос Адриана вернул в реальность.

— Да, — торопливо ответила Наташа. — Спасибо, всё было очень вкусно!

Мужчина тут же встал из-за стола и отодвинул её стул.

— Леона?

— Я сыта, — ответила девушка, но даже не попыталась покинуть насиженное место — сидела и ждала, пока Адриан за ней поухаживает.

Тем же макаром — уцепившись с двух сторон за руки лорда — они продефилировали на второй этаж, где мужчина откланялся.

— Постарайтесь хорошо отдохнуть, леди! День был трудный.

И ушёл, оставив девушек возле дверей их спален.

— К тебе или ко мне? — первой отмерла Защитница. — Впрочем, давай к тебе.

И, не дожидаясь ответа Натки, первая шагнула в дверь.

— Заходи, или ты передумала учиться?

— Прямо сейчас? Но Адриан сказал…

— Милорд Адриан, — прошипела Леона. — Ты не в деревне! Он — высший лорд, такие как ты вообще не должны произносить его имя!

Она рывком втянула Наташу в спальню и захлопнула дверь.

— Значит, так! Нам много лет придётся сосуществовать параллельно, поэтому лучше сразу расставить все точки. Формально в Триаде все мы равны, но фактически я и Адриан — высшие лорды, а ты дикарка без роду и племени. Поэтому учти, что я не потерплю панибратства! Тебе выпала огромная честь — стать частью нашей Триады, постарайся эту честь не уронить.

— Попробую, — буркнула Наташа.

«Я тут временно! Временно! Временно, — мысленно успокаивала она себя. — Можно сказать — на экскурсии. Вот изучу местные достопримечательности, познакомлюсь с бытом и обычаями, познаю дзен. Тьфу, то есть, свою силу — и можно возвращаться. Будет, что на пенсии вспомнить!»

— Хорошо, — сменила гнев на милость Леона. — Итак, слушай.

Глава 6

— Рубеж, — со скучающим выражением лица начала Леона, — это место, где проходит граница с…

— Соседним государством? — перебила Натка. — Я знаю, что такое граница. Давай сразу о главном!

Леона пару секунд рассматривала девушку, потом покачала головой.

— Наверное, лучше и не начинать. Не будет толку, если ты даже слушать не умеешь.

— Извини, я поспешила, — виновато произнесла Наташа. — Понимаешь, мне хочется узнать сразу суть, без долгих подходов.

— Нельзя рассмотреть желток, предварительно не очистив яйцо от скорлупы! — назидательным тоном ответила Защитница. — Если ты будешь меня перебивать, я с удовольствием переключусь на более приятное времяпровождение…

— Обещаю молчать! Пожалуйста! — И Натка просяще сложила руки.

Как ни крути, а информация ей нужна! Пока же она тыкается, как слепой котёнок — любой обдурит!

Леона вздохнула и завела глаза к потолку, показывая, на какие муки она идёт ради общего дела.

— Итак — Рубеж, это единственное на Стелларе место, где граница этого мира соприкасается с границами других миров. Делларии не повезло — Рубеж находится именно на её территории.

И у попаданки едва не отвисла челюсть — другие миры! Вот тут, совсем рядом! Может быть, её мир ближе, чем она думает?

Но рвущиеся с языка вопросы она буквально затолкала обратно в горло — «Молчать, господа гусары! Молчать!»

— Временами граница истончается, и тогда в образовавшийся прорыв могут пробраться обитатели других миров. Как правило, это жестокие и хищные твари, к счастью, не обладающие магией. Много веков назад Рубеж не патрулировали круглосуточно, да и поселения для триад и двоек ещё не существовало. Если происходил прорыв, об этом сразу становилось известно, и к месту прорехи устремлялись Нападающие из разных государств. Но однажды маги не успели, и в наш мир прорвались злобные существа. К сожалению, прежде чем их перебили, твари смогли нанести значительный урон близлежащим поселениям. Пострадала не только Деллария. Досталось Эйвенну и Корвуссу. Много людей погибло.

Чтобы впредь не допустить повторения подобной трагедии, правители всех стран собрались вместе и приняли решение: для патрулирования Рубежа от каждого государства выделяется не меньше десяти двоек или пяти полноценных триад. Корвусс, как государство бездарей, за свой счёт строит для дежурных магов посёлок и обеспечивает их всем необходимым — от продовольствия, до одежды и предметов быта. Веоггрия, где большинство одарённых являются целителями, обеспечивает защитников Рубежа лекарями. Оставшиеся четыре государства делят между собой дежурства: каждый год мы отвечаем за Рубеж в течение двух с половиной месяцев. Потом нас сменяют маги из Тариттании.

За довольно короткое время были построены дома, подведены дороги, оборудован стационарный портал. На случай, если какой-то твари удастся проникнуть в переходник, маги позаботились, чтобы он переносил сначала в пустынную местность. И уже оттуда маги могли перенастраивать переход, кому куда надо. Или использовать накопители для индивидуального прыжка. Потом посмотришь, как устроен посёлок — тут четыре района, каждый для магов из одного государства.

Леона потёрла переносицу.

— Так, что там дальше? Нет, скажи мне — как можно вырасти, и не знать самого элементарного? Мне кажется, о Рубеже и Договоре на его защиту слышали даже малые дети!

Наташа неопределённо пожала плечами, мол, так получилось!

— Ладно, продолжаю. Ещё в детстве все высшие лорды и леди, у кого подходящий дар и достаточный резерв, в обязательном порядке проходят проверку на совместимость магий. Так формируются двойки, а кому повезёт, сразу триады. Чем более совместимы силы Нападающего и Защитника, тем больше у них шансов вернуться с дежурства живыми. А триады практически, неуязвимы, но Стабилизаторов на всех не хватает. Поэтому каждый, у кого обнаруживается дар Стабилизатора, считается собственностью короны того государства, где он родился или живёт.

Натка выдохнула. Вдохнула. И снова выдохнула, унимая пустившееся вскачь сердце.

То, что Леона говорит… Это же не значит, что она не может отказаться от сомнительного счастья войти в триаду? И если она сможет избавиться от Адриана с Леоной, то её шустро пристроят к кому-нибудь другому?

— Да, ты правильно поняла — как только обнаруживается маг с фиолетом, он больше себе не принадлежит, — правильно поняла её мимику Защитница. — Но ты не бойся — Адриан говорит, что ваши магии хорошо совместимы и при взаимодействии не входят в резонанс. Уж не знаю, за какие заслуги тебе так повезло, ведь милорд снисходительно относится к простолюдинам, и вообще, добрый и отзывчивый человек. А попади ты, к примеру, в двойку Тиренна, вот наплакалась бы! Так что, цени милорда и постарайся его не позорить. Спрашивай.

— Я правильно поняла, что мне не позволят вернуться назад в лес? У меня не действующий накопитель?

— Не совсем, — усмехнулась Леона. — Кристалл наполнен нужной магией, ты вольна им воспользоваться, он исправно перенесёт тебя, куда пожелаешь. Правда, лишь в пределах Делларии. Просто имей в виду, что Адриан будет знать, куда ты перешла, и в любой момент сможет тебя вернуть.

— Не поводок, а рулетка, — пробормотала Натка себе под нос. — То отпустят, давая иллюзию свободы, то подтянут назад, если убежал слишком далеко. Чёрт, как пудель на прогулке.

Перед мысленным взором встала не раз подсмотренная картина — пожилая семейная пара, выгуливающая на рулетке собачку. Наташа даже головой потрясла, отгоняя видение — ну уж нет, она водить себя на рулетке никому не позволит!

— О чём это ты? — насторожилась Леона.

— Так, всякая ерунда, не обращай внимания! И долго мне придётся вам помогать? Когда заканчивается ваше дежурство?

— Через полтора месяца, но если ты думаешь, что после этого Адриан тебя отпустит, ты ошибаешься. Раз ваши силы так хорошо ладят, вы навсегда будете привязаны друг к другу.

«Привязка? — мелькнуло в Наткиной голове. — Что-то такое читала, но это же сродни зависимости? А я пока не ощущаю потребности видеть лорда каждую минуту. Хотя, надо признать, смотреть на него довольно приятно».

— Расскажи, как живут другие триады, чем занимаются, когда не на дежурстве? Есть ли у них семьи или так и живут — втроём? Бывают ли Стабилизаторы мужчины? В общем, я хочу знать о триадах как можно больше!

— Стабилизатором может быть маг любого пола, как и Защитник с Нападающим. Но всегда соблюдается одно правило — если Нападающий мужчина, то Стабилизатор должен быть женщиной. И наоборот. Пол Защитника при этом значения не имеет. Вне Рубежа лорды и леди живут обычной жизнью высших. И, конечно же, с возрастом у них появляются семьи и собственные дети. Нет, не всегда Нападающий создаёт семью со своим Защитником или Стабилизатором, но чаще всего, семейная пара складывается внутри триады. Что не удивительно, ведь им приходится проводить много времени вместе, рисковать жизнями и заботиться друг о друге. Как только у кого-то из триады рождается ребёнок, группу больше не привлекают к дежурствам. Им на смену приходит кто-то из молодых.

— Ты говорила о привязке, что я буду привязана к Адриану — что это значит?

— А это он тебе сам объяснит, — неожиданно развеселилась Леона. — Уже поздно, надо расходиться. Да, что ещё я хотела добавить?

Девушка на секунду замолчала.

— А! Стабилизаторы — редкость и ценность, это верно. Но не думай, что из-за этого с тобой будут носиться и всё позволять! Будь ты высшей, могла бы пользоваться уважением и почётом. Но раз ты простолюдинка, да ещё и без роду-племени, то твоё место на самом дальнем краю стола. Понимаешь?

— Нет.

— Единый, за что мне так не повезло! Как жаль, что Дерзия, — Леона осеклась, недоговорив, и сменила тему. — Ты — никто. Если поставить жителей Делларии на ступени высокой лестницы, из-за своего происхождения ты будешь занимать самые нижние ступени. Но Единый подарил тебе редкий дар, поэтому ты имеешь право сидеть за одним столом с высшими, входить в дома аристократов. К тебе может обратиться даже Его величество! Чтобы не опозорить милорда Адриана своей неотёсанностью и невежеством, все полтора месяца, пока мы на дежурстве, тебе придётся усердно учиться. Теперь поняла?

— Да. Кто такая Дерзия?

— Не важно.

— Леди? Я могу спросить у Адриана. Или у кого-то из других магов, ведь мы здесь не одни, и я рано или поздно встречу кого-то ещё…

— Ладно, отвечу, но это уже в прошлом! — недовольным голосом произнесла Леона. — Дерзия была нашим Стабилизатором.

«Неожиданно»!

— И где она сейчас? Вышла замуж?

— Она, — Леона отвела взгляд, — она погибла. На Рубеже, больше года назад.

— Вы же говорили, что триады практически неуязвимы!

— Тут главный акцент на «практически». Нас тогда окружили, мы бились больше часа, пока не подоспела подмога. И Дерзия отлично отработала, только перенапряглась и… выгорела, — по мере рассказа голос Леона становился всё тише и тише. Адриан очень переживал, и я тоже — она была высшей и моей подругой.

— Понятно. Значит, Стабилизатор помогает Защитнику и Нападающему, но в случае серьёзной опасности спасает их ценой своей жизни. Мило. Зато теперь мне понятно, почему у вас дефицит Стабилизаторов.

— Дефицит? — наморщила лоб леди. — Что это?

— Недостача, нехватка, — машинально пояснила Натка.

И мысленно дала себе зарок, что если она попадёт в такой переплёт, то постарается учитывать и свои интересы. По крайней мере, первое, чему ей нужно будет обучиться — как прерывать контакт магий! Жить-то хочется!

— Странные слова говоришь, уже не в первый раз замечаю. Слушай, а ты хоть читать-то умеешь?

— Дома умела, — Натка постаралась не показывать, насколько глубоко уязвлена.

— Ладно, завтра проверим. А теперь отправляйся в постель. Перед сном надо принять ванну и переодеться в ночное платье, — наставляла её леди, словно бывшая Ведьма сроду не умывалась и ложкой пользоваться не умеет.

«Дикая тварь из дикого леса» — всплыло в памяти.

Наташа фыркнула, собираясь вежливо поведать Защитнице, куда та может засунуть свои нравоучения, но тут пол под её ногами качнулся, над головой громыхнуло, и Леона ахнула:

— Прорыв!

Наташа охнула, хватаясь рукой за стену.

— Какой ещё прорыв?

— Не стой столбом! — рявкнула Леона. — Быстро за мной!

Едва девушки вывалились из комнаты, как на них налетел Адриан.

— Единый, как не вовремя, я ещё не полностью восстановил резерв, — воскликнул мужчина. — И наш Стабилизатор совсем зелёный.

— Разве вы не в отпуске? — осторожно заметила Натка. — И вроде бы, трясти перестало, может быть, там обойдутся без нас?

— Не обойдутся — смена прибудет только завтра. Но Прорыв небольшой, справимся! — Адриан оглядел обеих девушек и скривился, словно увидел жабу. — Переодеться уже не успеете. Ладно, счёт идёт на минуты. НатаЛи, держишься возле меня и ни на секунду не убираешь свою руку с моего тела! Поняла???

— Тела? — переспросила Наталья, прикидывая, чем это может помочь при латании межмировой прорехи.

— Просто держишься за меня или касаешься — не важно. Главное, чтобы у нас был постоянный контакт, — торопливо объяснил мужчина. — Мы ни разу не тренировались, ты не сумеешь удержать потоки только силой мысли.

— Будем чинить дырку? То есть, закрывать образовавшийся проход в другой мир? — хоть бы одним глазком глянуть — как там, что там?

— Нет, Прорывом займутся другие, а наша цель — твари. Наверняка, в прореху уже ринулись разные чудовища, и наша задача их обнаружить и убить. Учти, стоит тебе отойти от нас хотя бы на шаг, и ты обречена. С твоим резервом тебе даже с кузнечиком не справиться, а про ньяса и говорить нечего — он разорвёт тебя за доли секунды. Леона будет держать кокон, я стану выжигать тварей, а твоё дело держаться за меня. Поняла?

— А как же мои способности Стабилизатора?

— Остальное магия сделает сама, главное, не прерывай физический контакт. Полетели!

И не успела она возразить, что совершенно не готова, более того, категорически не желает никаких экскурсий в столь опасное место, а что до тварей, то она вообще животными не особенно интересуется, как уже привычно потемнело в глазах, потом качнуло, тряхнуло, и девушка ощутила, что под ногами отнюдь не паркет.

Осторожно приоткрыв один глаз, Натка убедилась — они точно куда-то перенеслись. Но рассмотреть ей подробнее не дали: Адриан рванул вперёд, Леона бросилась за ним, и ей ничего не оставалось, как последовать их примеру.

Бегать в платье с длинной юбкой, ещё и двойной, оказалось неудобно. Подол цеплялся за кусты, опутывал её ноги и так и норовил попасть под туфли, когда она прыгала с камня на камень. Помучившись какое-то время, Наташа плюнула на этикет и подобрала юбку повыше.

Дело пошло веселее, и уже через несколько секунд она догнала Адриана. Но тут обнаружилось, что у неё не очень получается и одновременно держаться за мужчину, и поднимать юбку.

Попробовав так и этак, она сгребла одной рукой весь подол, отчего тот задрался почти до «мадам Сижу», и резво порысила вровень с лордом, уцепившись пальцами второй руки за карман его камзола.

К счастью, метров через сто забег с препятствиями завершился — Адриан резко затормозил, и Натка впечаталась ему в спину, больно ударившись носом. Хорошо еще не сломала и не до крови, но несколько дней дотрагиваться до пострадавшей части будет болезненно.

— Леона — слева! — выкрикнул Адриан, и в этот момент увидел голые Наткины ноги. Глаза мужчины приобрели форму и размер крупной монеты, и маг завис, рассматривая конечности девушки, словно они какая-нибудь невидаль.

— Подол отпусти, бесстыдница! — сердито крикнула леди. — Адриан, ньясы!

Опомнившись, Наташа выпустила ткань, и юбки радостно опутали её ноги, но ей было уже не до них — к ним приближалось самое кошмарное животное из когда-либо ею виденных.

Довольно крупное — с лошадь, больше всего оно напоминало комодского варана. Очень сердитого или голодного комодского варана!

Мощное тело ньяса опиралось на четыре конечности и довольно резво перемещалось, пытаясь добраться до сгрудившихся людей.

— Леона, хвост! — выкрикнул Адриан, и леди едва успела увернуться.

Хвост чудовища впечатался в большой валун, который снесло ударом, словно он ничего не весил.

Вот это силища! — Натка невольно поёжилась и ещё крепче сжала пальцы на камзоле лорда.

Плоская голова твари оканчивалась широкими челюстями, которые время от времени двигались, демонстрируя длинный влажный язык и великолепную коллекцию колюще-режущих предметов. Почему-то зубы твари оказались не белыми, а зелёными, но раздумывать над странностями расцветки местной фауны было некогда — ньяс упорно продвигался вперёд, тесня триаду к обрыву.

Да-да, им «повезло» оказаться на небольшом плато — справа и слева скалы, сзади каменистый склон, а впереди пропасть.

«Самое время использовать портал и рвать отсюда когти, пока когти этого чудовища не начали рвать нас», — подумала Наташа, но тут Адриан рывком притянул её к себе.

И мир словно остановился.

Она видела чудовище. Видела Адриана, который выписывал руками пассы. Краем глаза видела, как Леона изображает пародию на одного из питерских атлантов. Только она держала не портик Нового Эрмитажа, а нечто невидимое глазу.

Судя по напряжённому выражению её лица, это нечто удержать было непросто.

Адриан закончил выводить пальцами вензеля и начал швырять в тварь невесть откуда взявшимися огненными шарами.

«Пульсары» — всплыло в голове где-то прочитанное название.

Ньяс резко менял траекторию, шары пролетали мимо. И вот когда до триады оставалось метров десять, очередной пульсар достиг цели. Чудовище пошатнулось, тут же в него ударили ещё две «шаровые молнии», и ньяс завалился на бок.

Она хотела уже выдохнуть, как вдруг слева прямо на неё бросился второй зверь. Как в замедленной съёмке Наташа видела острые зубы и когти чудовища… Ближе, ещё ближе… Она попыталась уйти с траектории нападения, но не смогла сдвинуться ни на миллиметр. И даже зажмуриться, чтобы не видеть приближающуюся смерть, не получилось! Обречённо девушка смотрела, как тварь делает бросок и…

И останавливается в десяти сантиметрах от Натки, безуспешно пытаясь ухватить добычу. Словно между девушкой и зверем находится толстое стекло.

«Кокон! — облегчённо вспомнила девушка. — Пока Леона держит защиту, ньясу до нас не добраться».

Адриан развернулся, и в разъярённое чудовище полетели один за другим три пульсара.

Обиженный, полный боли рёв, и всё стихло.

Натка смотрела на всё, словно со стороны, ощущая, как по телу разливается слабость, голова начинает кружиться. Она непременно бы упала, но её пальцы, сжимающие рубашку мага, свело судорогой, и они не могли разжаться, невольно удерживая её тело от падения.

«Так вот как это происходит, — отстранённо подумала она, — два ньяса, и у меня уже чёрные мухи перед глазами. Не удивительно, что Стабилизаторов постоянно не хватает».

— Чисто, — громко произнёс Адриан, и струна, которая держала Наташу, лопнула.

Девушка мягко осела прямо на камни, уже предвкушая встречу головы с гранитом, но Адриан в последнее мгновение успел её подхватить.

— Тише, сейчас станет легче!

И правда — сначала пропали мушки, потом перестала кружиться голова, а через несколько минут она чувствовала себя, словно никакой слабости никогда и не бывало.

— Всего двое? — Леона посмотрела в сторону поверженных чудовищ. — Кто латает Прорыв?

— Там сейчас двойка Тиренна, — ответил лорд и наклонился к Наташе. — Ты как?

— Более-менее. Скажи — каждый Стабилизатор падает в обморок во время боя, или такой бонус достался только мне?

— Вообще-то этого не должно быть, — ответил Адриан. — Наша сила прекрасно чувствует друг друга, можно сказать, на интуитивном уровне, это большая удача. Но ты совершенно не умеешь дозировать воздействие, а я не могу в этом помочь, потому что мы не прошли Слияние. Вот и получилось, что когда мы стали триадой, соединив через тебя наши резервы, ты слишком открылась. Всего два ньяса — можно было обойтись десятой частью того, что ты нам отдала, понимаешь?

— Не совсем, — покачала она головой.

— Ну вот смотри, — Адриан пошарил взглядом вокруг. — Представь, что на нас напали не ньясы, а чирики. Ну, это зверьки такие, серенькие, хвостики длинные, размером с четверть женской ладошки, неужели, не знаешь?

Наташа торопливо закивала, мол, знаю!

— Чирика проще всего убить магическим щелчком, на него силы всего ничего надо. Но если бы я стал охотиться на зверька при помощи огненного зорба, как на ньяса, то скорее бы истратил весь резерв, чем попал в такую шуструю и мелкую цель. Вот и ты — вместо того, чтобы выпустить толику силы, с размаху выплеснула её всю. Теперь поняла?

— Да.

— Не переживай, я научу тебя ограничивать раскрытие каналов.

— Лучше пройдите Слияние, — буркнула Леона. — Пока ты её научишь, она выгорит, а нам опять придётся рисковать, работая в лишь вдвоём.

— Что такое «слияние»? — тут же переспросила Наташа. — И что ты такое мне сделал, почему я так быстро восстановилась?

— Поделился своей силой, — ответил Адриан на второй вопрос. — Говорю же — наша магия прекрасно взаимодействует.

— А Слияние?

— Про него мы поговорим потом. Сейчас надо уходить, пока…

— Вот вы где! — громкий мужской голос, раздавшийся сзади, заставил Натку вздрогнуть от неожиданности и оглянуться.

К ним приближались двое мужчин.

— Лорд Адриан, — оба поклонились — не слишком подобострастно, но достаточно, чтобы понять — Адриан стоит на ступень выше. Титулом ли, знатностью или званием — она пока не знала.

— Закончили? — лорд заступил вперёд, словно хотел заслонить сидящую Наташу, но её уже заметили.

— Единый, что я вижу! — Робьен, посмотри — никак, милорд где-то нашёл нового Стабилизатора, и решил придержать его для себя, не дав и шанса остальным двойкам!

— И что из этого? — Адриан выпрямился, расставил ноги на ширину плеч и заложил руки за спину.

Натка могла наблюдать за ним только со спины, но и так было понятно — выражение лица лорда ничего хорошего пришельцам не обещало.

— По закону, о новом Стабилизаторе должны быть оповещены все двойки! Его величество…

— Его величество уже подписал контракт — эта девочка остаётся с нами.

— По какому праву?

— Да ладно, Тиренн, — фыркнул второй мужчина, — Его величество всегда потакал…

Хрясть!

И говоривший отлетел на добрые три метра, смачно приложившись о землю.

Адриан вернул руку за спину — Наташа не успела заметить, когда он успел ею воспользоваться. Но погодите-ка — говорун стоял метрах в трёх, лорд до него не дотянулся бы. А это значит, что он ударил его отнюдь не рукой. Интересно, а почему ушибленный не дал сдачи? Не то чтобы ей хотелось посмотреть на магическую драку — скорее, нет, чем да — но как-то странно! Один мужчина швыряет другого на землю, и тот только утирается.

Но умение раскидывать противников одним движением пальцев и, не прикасаясь к ним физически — это очень полезный навык!

— За непочтительные речи о Его величестве, — спокойно прокомментировал своё действие лорд. — Если вы не согласны, могу отправить запрос в Суд Чести — отстаивайте свою правоту.

Тот из мужчин, к которому изначально обратился Тиренн, подал товарищу руку и помог тому подняться.

— Не надо Суда. Признаю, что Робьен вёл себя неподобающе. Но он не хотел оспорить решения короля, просто огорчился, что нас лишили единственного шанса!

— Тиренн, я встретил НатаЛи далеко отсюда. Меня выбросило к ней после предыдущего Прорыва, тот ньяс меня всё-таки достал. Я умирал, понимаешь? А она, — Адриан повернулся к Натке и ободряюще ей улыбнулся, — смогла стабилизировать моё состояние. И наша магия заключила что-то вроде симбиоза: я способен подпитывать девушку силой, а она, даже ничего не зная о своём даре, уже сейчас неплохо выполняет работу Стабилизатора.

— Слияние? — потрясённо пробормотал Тиренн, с интересом глядя то на Адриана, то на Натку.

— Нет, полноценным Слиянием это не назовёшь, да мы и не проходили ритуал, — поморщился лорд. — Но ощущения похожие, только связь не настолько полная, вот и всё. Я сразу доложил обо всём Его величеству, и король решил, что девочка должна остаться с нами. Сам посуди — если наши силы уже настроились друг на друга, то теперь она больше никому и не подойдёт. Видимо, причина именно в лечении — НатаЛи интуитивно пыталась помочь, и дар подстроился под обстоятельства.

— Понимаю, — мотнул головой Боевик — Наташа поняла, что он такой же Нападающий и глава группы, как и Адриан. — Если бы я знал это раньше, то и не подумал бы выдвигать претензии. Вам надо было сразу всё рассказать смене!

— Не успел, — развёл руками Адриан. — Только-только перешли, и сразу Прорыв. Но теперь ты сам поделишься с остальными, а мы завтра на две декады отправляемся поправлять здоровье.

— И завершать Слияние, — добавила молчавшая до этого Леона.

Натка навострила уши — с чего бы? А объяснить? А спросить её мнения?

Но решила отложить вопросы до более удобного момента.

— Да, Коронер уже прислал сообщение, — ответил Тиренн, — завтра утром ждём вашу замену. Кто-то из молодых решил попробовать свои силы. Что ж, милорд, поздравляю! Вам, как всегда, улыбается удача! Желаю вам вернуться после отпуска уже полноценной Триадой!

— Надеюсь, эта продержится дольше, чем предыдущие, — буркнул Робьен и коротко поклонился. — Спокойного дня, лорд, леди.

Тиренн отзеркалил его движение, затем оба достали по бледно-розовому кристаллу, и через секунду на плато остались, кроме Триады Адриана, только две туши ньясов.

— Так, нам тоже пора возвращаться, — Адриан, не глядя, протянул назад руку. — НатаЛи, я жду!

Наташа прикоснулась к пальцам мужчины, и тот рывком подтянул её к себе.

— Леона, я перенесу вас и сразу к чистильщикам. Падаль надо убрать как можно скорее. Ложитесь спать, меня не ждите. Отправляемся на восходе.

— Хорошо, — ответила Защитница. — Я за ней присмотрю, не переживай.

Обидно, словно она несмышлёныш какой…Впрочем, в этом мире, да ещё на фоне всезнайки Леоны, она и есть несмышлёныш! Информация! Ей нужна информация, иначе продадут в рабство или сдадут в аренду, а она этого даже не поймёт! Всё-таки, в техномире проще, там надо подпись поставить в знак согласия. Не хочешь вляпаться в неприятности — ничего не подписывай! А с магмире можно не так повернуться, не уследить за своей магией, и ты, сам того не зная, уже на что-то согласился!

Адриан, как и обещал, исчез сразу, стоило им очутиться в знакомом коридоре.

— Мыться, переодеваться и спать, — безэмоционально изрекла Леона.

Наташа спорить не стала — вошла в комнату и сразу отправилась в ванную — здесь она называлась купальней.

С удовольствием вымылась, переоделась в очередной шедевр местной лёгкой промышленности, вернее, индпошива и только собралась отправиться на изучение дома, как дверь распахнулась, и снова появилась Защитница.

— Вообще-то, приличные люди не врываются в чужие спальни без разрешения хозяина, — возмутилась Натка.

— Так хозяин мне разрешил, — ответила девушка. — Не думаешь же ты, что это твоя, — она выделила слово интонацией, — спальня? Здесь всё принадлежит милорду.

— Я думала, что дома построены для триад, и тут всё общее.

— Именно этот дом возвели специально для милорда Адриана, и по индивидуальному проекту. Посмотришь потом насколько скромнее дома у других триад: там и комнат меньше — только спальни и одна общая. Купальня тоже одна на всех, а не как у нас — у каждого отдельная. А ещё здесь есть комната для тренировок, своя кухня, две гостиных — мужская и женская, и даже библиотека. Это лорд устроил, чтобы не прыгать через всю страну, если понадобится что-то уточнить.

— Библиотека? — снова навострила уши Натка. — Можно посмотреть, а? Хоть одним глазком!

— Ты что, на самом деле умеешь читать? — рассмеялась Леона. — А по тебе и не скажешь. Ну, хорошо, покажу, пока нет милорда. Он не очень любит, когда вторгаются на его территорию.

Она пошла впереди, Наталья за ней. Девушки спустились на первый этаж, пересекли холл и нырнули в широкий, но недлинный коридор.

— Тут вот спальня Адриана, — Леона небрежно ткнула пальцем в крайнюю дверь. — А это, — она перешла к следующей, — библиотека.

Переживая — а ну, как заперто? Или нужен пропуск? — Наташа толкнула створку, та подалась. Стоило ступить внутрь, как зажёгся световой шар под потолком.

Девушка оглядела крохотное помещение и растерянно перевела взгляд на донельзя довольную Леону.

— А где книги???

Глава 7

Защитница хмыкнула, медленно оглядела Натку с головы до ног и обратно.

— Откуда ты?

— Из лесу, вестимо, — а что ещё она могла ответить?

— И в какой стороне этот лес, где вырастают настолько магически безграмотные Стабилизаторы?

— Отсюда не видно, — Наташа лихорадочно перебирала варианты, но по всему выходило, что она себя выдала. — У тебя какие-то проблемы?

— Проблемы как раз у тебя, — жестко ответила Леона. — Дворняжка.

Натка вздёрнула бровь.

— Не помню, чтобы держала в руках твою родословную, — домашних любимцев Наташа не держала, но читала в интернете, что у породистых животных — в статье шла речь о кошках — список предков длиннее, чем рулон туалетной бумаги.

И у каждой родовитой мурлыки обязательно есть родословный сертификат— то естьзаламинированный перечень нескольких генераций предков, с печатями и водяными знаками.

Она тогда прочитала и забыла. А сейчас вот пригодилось.

— Не совсем дремучая, да? — сузила глаза Защитница. — Ладно, будем считать, что ты выкрутилась. Но помни — я с тебя глаз не спущу! Признайся — ты из Корвусса?

Наташа так боялась иномирного разоблачения, что не сразу сообразила, о чём говорит Леона. А когда вспомнила, то даже удивилась — это же государство бездарей?

— Почему ты так решила? Я ведь имею дар!

— Имеешь, — девушка продолжала сверлить её взглядом, — но не знаешь элементарных вещей, словно выросла в обществе, где нет магии. Оттого и своим даром не умеешь пользоваться — некому было обучать. Да я вообще думаю, что о его наличии ты узнала не так давно, потому что рядом не было ни одного одарённого, который мог рассмотреть у тебя наличие магии. А вот когда каким-то ветром тебя занесло в Делларию, тут-то и выяснилось, что ты не совсем пустышка. Я права?

Вот и что ей ответить?

— Нет, ты ошибаешься, — и главное — ни слова неправды — Натка не из Корвусса. Хотя проницательность Леоны пугает — если она смогла связать концы, то рано или поздно может ещё кого-нибудь осенить.

Информация! Полцарства за информацию!

— Послушай, — лучшая защита — нападение, — я к вам не напрашивалась. Смею напомнить, что это вы свалились мне на голову, а потом утянули меня за собой, наобещав с три короба. Жила я себе тихо-мирно, и дальше жила бы, горя не знала.

Говоря это, Наташа извлекла драгоценный накопитель.

— Могу уйти хоть сейчас, если моё происхождение и необразованность оскорбляют столь высокородную и просвещённую особу!

— Постой, — вскинула руку Леона. — Не спеши. Уйти ты всегда успеешь. Пойми — мне сложно принять тебя! В отличие от лорда, на меня не действуют розовые губки и наивные глазки. У Адриана много врагов, в том числе, тайных, поэтому я привыкла всех подозревать.

— Ты? А почему ты, разве лорд не может сам за себя постоять?

— Потому что мы с ним сработавшаяся двойка, и я в ней — Защитник. Но ты права — мы нашли тебя сами, причём, не специально. Но твоя дремучесть…

— Я быстро учусь, — вскинула подбородок Наташа. — Вместо того чтобы постоянно обвинять, могла бы просто помочь. Не хочешь тратить своё время — и не надо, покажи, где нормальная библиотека, а дальше я сама разберусь.

— Так вот же она, — Леона ткнула пальцем в пустую стену. — Все знают, что книги — величайшее сокровище. Они содержат бесценные знания и никогда не покидают библиотеку, а каждый томик охраняется специальными заклинаниями. Могу добавить, что книгохранилища есть далеко не в каждом замке.

— Хм… Интересно. Но получается, что книги доступны ограниченному количеству людей, то есть, магов? А как же учатся те, у кого в замке нет личной библиотеки, а то нет и самого замка?

— Вот для этого и придуманы такие комнаты, их называют библиотеками, но на самом деле это проектор.

Что такое «проектор» Натка знала. Она ещё раз осмотрела комнату — ничего похожего. Собственно, не на что смотреть-то — голые стены, посередине стоят стол со стулом. И даже окна нет! А о книгах напоминает только лист бумаги, что выглядывает из ящика стола.

— Леона, мы обе устали, а завтра нам опять перемещаться. Просто объясни, как тут всё устроено и иди отдыхать. Или бросим это дело, спрошу потом у Адриана, и отправимся на покой вместе.

— На покой мне ещё рано, — возмутилась леди.

— Я имела в виду — пойдём спать. Итак, какое твоё решение? — Защитница явно колебалась, и Наташа попробовала её подтолкнуть. — Если вам нужен Стабилизатор, то оставлять меняневежей опасно — мало ли что я по незнанию могу ляпнуть? Или влезть, куда не следует? Читаю я быстро, запоминаю тоже быстро и качественно.

«Ну да, после сопромата и начертательной геометриименя трудно напугать объёмом информации».

— До утра я успею подтянуть самые важные законы и правила, которые обязан знать каждый житель Делларии, и хоть немного узнаю о магии, чтобы не попадать впросак.

— Ладно, — сдалась Леона. — Но я делаю это не ради тебя, учти! Нам действительно лучше со Стабилизатором, но если бы ваша с лордом магия не оказалась совместимой даже без ритуала, я бы сделала всё, чтобы тебя выжить. А так… Пока ты нужна Адриану, я тебя не трону, но смотреть буду в оба!

— Договорились, — осторожно выдохнула Наталья, — объясняй, как и что можно тут читать, если книг тут и в помине нет?

— Всё просто — надо сесть за стол, положить руку вот на тот круг, видишь?

Наташа вытянула шею — и правда, справа на столе виднеется более светлый кусок округлой формы.

— И?

— И магия включит проектор. Просто веди рукой по кругу, смотри на стену и выбирай ту книгу, какая тебе нужна. Садись, попробуем на практике.

Заинтригованная донельзя Натка плюхнулась на стул, положила руку на светлый участок, и тут же световой шар приглушил свет, стена напротив посветлела. И на экране — а выглядело это, как большой экран! — показалось изображение библиотеки — стеллажи, полки, шкафы — нескончаемые ряды. Мама мия, и как же в этом разобраться???

— Теперь веди пальцем по кругу.

— Натка двинула указательным и едва не взвизгнула, обнаружив на стене изображение миниатюрного меча.

Подвигала туда-сюда, наблюдая, как тот повторяет её движения.

Курсор?

Перевела взгляд на круг — иномирная мышь?

Да ладно!

Уже увереннее подвела меч к ближайшему стеллажу, ткнула им в одну из книг на полке, и тут же высветилась надпись.

«Практическая магия» — прочитала девушка.

Запорная арматура…

Это же иномирный компьютер!

Выбирать вручную нужную книгу она будет месяц, и не факт, что найдёт. Даже хозяин книгохранилища не сможет быстро отыскать отдельный том, если будет тыкать по одной книге. Значит, здесь обязательно должна быть функция быстрого поиска.

Ну-ка, ну-ка!

Азартно перебирая пальцами, она исследовала изображение и нашла место, куда можно было вписать название искомой книги. Только как написать, если нет клавиатуры?

И снова выручил земной опыт, теперь уже со смартфоном: стоило ей навести «меч» на пустое место, как на экране появились символы. Видимо, местные буквы, но Наташа, к счастью, их разобрала, словно всегда знала. Тыкая по очереди на нужные, она набрала «Законы Делларии». Немного подумала, и добавила «Краткий справочник».

А то кто знает, может быть тут на каждый день недели свой закон — читать-не перечитать!

Затем облизала пересохшие губы и решительно стукнула мечом по надписи.

На секунду всё пропало, и не успела Натка испугаться, как вместо изображения библиотеки на стене появилось изображение книги.

«Краткий свод законов Делларии. Права и обязанности граждан».

Так, электронные книги читали, открывать, перелистывать — всё умеем.

Наташа уверенно подвела меч, и книга гостеприимно развернулась.

— Не совсем дремучая, — с оттенком сожаления в голосе произнесла Леона, которая до этого момента, кажется даже дышала через раз. — Соглашусь — ты не из Корвусса. Только зачем нужно было строить из себя идиотку и убеждать меня, что ты понятия не имеешь, как можно получить книгу? Ладно, сиди, просвещайся. Может быть, какой-то толк из тебя и выйдет.

И вышла, плотно прикрыв дверь.

Оставшись в одиночестве, Наташа несколько секунд пыталась систематизировать скачущие мысли — что нужно изучить в первую очередь? Какая информация ей жизненно необходима?

Ответ помог мало — вся!

Она же ничегошеньки о мире не знает. То есть, абсолютно! И любая мелочь, которую она по незнанию пропустит, может стать фатальной…

Так, подумаем, на что обратить первое внимание? Законы Делларии — само собой, только их много, а времени у неё только до утра. Кто знает, будет ли у неё возможность при Адриане читать, что захочется, или он сам будет выбирать для неё книги?

Законы важны, но прочитать хотя бы основные она, наверное, сможет и в охотничьем домике? Если там есть такой же библиотечный проектор!

Очень важна любая информация о магии. И совсем не помешает выяснить, что такое Стабилизатор, какие у него (неё) есть права, какие обязанности?

Про триады тоже надо бы прочитать — что это за образование, временное оно или на всю жизнь? И слияние! Да, что-то с ним неясно, Адриан уходит от ответа, а Леона настаивает, чтобы они прошли ритуал.

Вот! Это — первое, что она должна изучить!

Аккуратно двигая мечом по символам, Натка набрала «Слияние со Стабилизатором».

Иномирный компьютер некоторое время «думал», потом, когда она уже решила, что задача некорректна, перед ней таки появилось изображение книги. Правда, название томика — «Триада» — не совсем соответствовало её запросу, но девушка предположила, что найдёт искомое внутри.

Предвкушая, Наташа открыла первую страницу и незаметно для себя зачиталась.

Оказывается, во время боя Триада должна работать, словно это не три мага, а один, только усиленный умениями всех трёх. Лишь в этом случае у магов есть шанс не только успешно противостоять тварям из Прорыва, но и самим остаться невредимыми. А для этого нужен Стабилизатор. Или, как иначе называется одарённый с фиолетом — Агерит.

Сам по себе Агерит не имеет большого резерва, но его дар заключается в том, что может связывать силу двух магов, позволяя им функционировать заодно, словно они составляют одно целое. Это как человек, не задумываясь, не тратя время на подготовку, поднимает руку, переставляет ноги, поворачивает голову.

Нападающий, или Файтер, обнаруживает и уничтожает чудовищ. Защитник, или Эгида, прикрывает троицу коконом, который, в идеале, не даёт порождениям других миров добраться до людей и их уничтожить, но пропускает зорбы Нападающего.

Если Эгида теряет силы, Агерит инстинктивно позволяет магии Файтера поддержать Защитника. Если у Нападающего не хватает резерва для очередной атаки, Агерит объединяет его резерв с резервом Эгиды.

Всё это происходит мгновенно, намного быстрее, чем за действиями одарённого способна уследить человеческая мысль. Иными словами, когда Стабилизатор магически сливается с Нападающим, это позволяет тому оперировать, как своим собственным даром, не только силой фиолета, но и магией Защитника.

И в случае серьёзной опасности Агерит отдаёт себя без остатка, по сути, выгорая дотла, но давая возможность Защитнику и Нападающему или добить тварей, или спастись в мгновенном портале. А для того, чтобы в сложный для Триады момент у Агерита не сработал инстинкт самосохранения, существует ритуал Слияния.

Натка дошла до этой части и поняла, что ей уже совсем не хочется становиться частью Триады. Собственно, раньше тоже не особенно хотелось, она собиралась только мир посмотреть, да найти накопитель, достаточный для возвращения домой. А теперь уже и на мир смотреть как-то не очень интересно…

Торопливо перевернув несколько страниц, девушка пропустила описания магии Файтера и Эгиды, и сразу перешла к ритуалу Слияния.

Условие, согласно которому Нападающий и Стабилизатор всегда разного пола, а также название ритуала настойчиво намекали на некое действие, но действительность преподнесла сюрприз!

Никакой близости для Слияния не требовалось! Физической близости, имеется в виду! Оказалось, что это чисто магический ритуал, который проводится в определённом месте, где Агерит и Файтер обмениваются кровью… В общем, судя по описанию, в самом ритуале нет ничего особенно страшного, происходит слияние и настройка друг на друга магических каналов одарённых, а не их тел!

Это позволило ненадолго выдохнуть.

Однако дальнейшее изучение повергло в уныние — после Слияния Агерит в большей мере утрачивал себя, становясь тенью Файтера. Ему начинало нравиться то, что нравилось Нападающему, хотелось того, к чему стремился симбионт. Собственно, целью жизни Агерита становилось служение Файтеру, а высшей наградой — одобрение главы Триады. Эгида при этом оставался самим собой и продолжал взаимодействовать с Файтером через «передатчик», не теряя себя, как личность.

И поскольку без ритуала Слияния Стабилизатор считался ничьим, на него могли претендовать все свободные Нападающие.

М-да, вот это новости… Не удивительно, что Агеритов постоянно не хватает — с таким-то к ним отношением! Беречь нужно ценные ресурсы, а не жертвовать ими при любой более-менее сложной ситуации! Если она правильно поняла — Файтеры и Эгиды рождаются в достаточном количестве, а вот Агериты большая редкость. Тем удивительнее, почему к ним настолько пренебрежительное отношение? Может быть потому, что чаще всего Стабилизаторы рождаются среди низших? У аристократов в основном Нападающие и Защитники…

Читая далее, Натка выяснила, что никто не тащит обладателя фиолета к жертвенному алтарю силой.

Хоть это радовало!

Агерит пойдёт сам, если ему сделают предложение, от которого сложно отказаться. Например — обещание щадить в бою и не позволять выгорать. Заботиться вне дежурств, предоставляя на это время свой дом и полное обеспечение. И достойное содержание для его родных.

Но нашлась и ложка дёгтя: да, принудить Стабилизатор не могли, но и свободным, то есть, ничьим, он по закону оставаться не мог. Каждому Агериту следовало как можно скорее найти симбионта.

Был ещё один способ настроиться на работу в команде, более щадящий — взаимная симпатия между Нападающим и Стабилизатором. В результате которой маги через интимные отношения становились так же магически близки, как после ритуала Слияния, но без оглушающего эффекта последнего. Проблема заключалась в том, что для полноценной связи Агерит должен испытывать к Файтеру на психологическом уровне самую настоящую привязанность. Иными словами, любить без памяти.

Во как!

Теперь понятно, почему Агерит и Файтер всегда разного пола!

Наташа потёрла усталые глаза, и продолжила чтение…

Рассвело почему-то слишком быстро, она поняла это, услышав, как за дверью кто-то ходит.

Адриан обещал вернуться к рассвету и забрать её в охотничий домик — привыкать друг к другу, зубрить местные правила и этикет.

Что-то подсказывало ей, что лорд не обрадуется, если узнает, что она тут всю ночь изучала.

С сожалением посмотрев на стену, Наташа решила не рисковать, и принялась сворачивать открытые страницы.

Мало конечно, но кое-что полезное она выяснила. Например, что ни о каком ритуале и речи быть не может! К слову, на нём неоднократно настаивала Леона, а вот Адриан явно избегал любого упоминания. Жалел Натку? Или — ну, в порядке бреда — она ему понравилась, вот мужчина и не хотел делать из неё куклу?

В любом случае, Адриан относится к ней лучше, чем Леона, а та…

И замерла, переваривая мелькнувшую мысль — а ведь Леона влюблена в лорда!

Да, точно…

Отсюда и вспышки гнева в адрес Натки, и настойчивое напоминание о Слиянии!

Стабилизатор им нужен. Можно сказать, жизненно необходим! А раз они с Адрианом уже частично настроились, то леди считает, что ритуал упростит всем жизнь. Ей, в первую очередь, ведь, как Натка поняла, после Слияния у Файтера к Агериту никакой любви не проснётся. Кто сможет полюбить марионетку, преданно заглядывающую в глаза и готовую прыгнуть в огонь, лишь бы порадовать господина?

Б-р-р!!!

Леона знакома с Адрианом с детства, их семьи примерно равны по знатности и уровню силы. И, видимо, она давно влюблена в мужчину. А тут нарисовалась конкурентка за сердце лорда! И пусть со стороны Нападающего пока не было чувств, Эгида решила заранее подстелить себе соломки. А ей, Натке, соответственно, отрезать все возможности остаться самой собой.

И просчиталась, показав ей библиотеку…

Кстати, почему? Посчитала, что дремучая девица станет в первую очередь изучать этикет?

А ведь не помешало бы…

Торопливо набрав нужные символы, Наташа раскрыла появившуюся книгу примерно посередине. Бросив взгляд на текст, успела понять, что там речь о столовом этикете, и тут за дверью послышались шаги — кто-то явно направлялся в библиотеку.

Что же делать? Она ведь ничего не прочитала, спросят — что говорить? Чем она всю ночь занималась, а?

Идея пришла мгновенно.

Девушка уронила голову на перекрещенные руки и закрыла глаза.

За спиной стукнула дверь, Наташа глубоко вздохнула, выравнивая дыхание, и задышала ровно, как дышит сладко спящий человек с чистой совестью

Адриан чувствовал себя вымотанным донельзя.

Количество Прорывов увеличилось, а чисто боевых единиц на Рубеже осталось прежним. Все работают на износ, но без фиолета справляться с выходцами из других миров очень сложно — нет необходимой синхронизации, большая часть усилий Нападающих и Защитников уходит впустую. Но где взять Стабилизаторы на всех, если они почти повывелись? Большой ошибкой стало потребительское отношение высших к фиолету. Аристократам казалось, что простолюдины рождаются в достаточном количестве, чтобы переживать о недостатке ресурсов. И вот поди ж ты — доигрались! Простолюдины-то воспроизводятся прекрасно, вот только фиолет среди них появляется всё реже и реже! А высшие, в чьих семьях вдруг появился ребёнок с фиолетом, больше не отдают его на сторону. Удерживают в семье, чаще всего путём брака с подходящим по магии и возрасту родственником. И родителей можно понять — кому захочется, чтобы их сын или дочь стали разменной монетой?

Нет, королевство нуждается в переменах и реформах!

Хотя бы взять ритуал Слияния, который много веков назад высшие маги специально разработали для Стабилизаторов — это же настоящее порабощение! А рабы никогда не болеют душой за дело господина, не выкладываются по полной, разве что их одурманить. Но тогда Стабилизатор быстро выгорает, и получается замкнутый круг!

Без Слияния Агерит не хочет ставить жизнь и благополучие Нападающего выше своих собственных, а после Слияния перестаёт контролировать резерв, рискуя выгореть в первом же бою. Взаимодействие сил происходит намного продуктивнее, если Стабилизатор испытывает к Файтеру чувства. Тогда он и без ритуала связывания старается не за страх, а за совесть! И себе не позволит истратить все силы до точки, и Защитника с Нападающим убережёт.

Вот так и надо — добром, лаской, а ритуал применять не ко всем подряд, только в том случае, если иначе отклика Агерита добиться не получилось!

Мужчина прошёл к своей комнате, жалея, что времени на сон совсем не осталось — светает. Только принять душ, переодеться — весь пропах смрадом горящих туш ньясов — и будить фиолет с перламутром. Иными словами — НатаЛи и Леону.

Он уже коснулся двери, когда что-то привлекло его внимание.

Адриан замер, сканируя пространство.

И кто это активировал чары библиотеки?? Леона, больше некому, только что ей там понадобилось? Он не припомнит, чтобы раньше леди демонстрировала повышенный интерес к чтению!

Пыхтя от возмущения — велено отдыхать, а не глаза портить! — Адриан толкнул дверь и замер.

Навалившись на стол и положив голову на перекрещенные руки, напротив слегка мерцающей стены спала НатаЛи.

Несколько секунд он рассматривал девушку, борясь с желанием провести пальцами по пушистым волосам, коснуться губами тёплой макушки… и сгрести Агерит на руки.

И что же она читала?

Единый, это же любимая книга всех матронесс — «Этикет для молодых леди!» С ума сойти!

Видимо, пока он решал неотложные дела — следил за уборкой после Прорыва и отправлял распоряжения насчёт подготовки охотничьего домика, Леона взяла девочку в оборот. Ну да, леди переживает, как примут их новый Стабилизатор в обществе. Леона всегда беспокоилась о репутации, и внимательно следила, чтобы их Триада не стала предметом пересудов. Ох уж эти женщины!

— НатаЛи! — позвал он, на всякий случай спрятав руки за спину.

Чтоб не тянулись, куда не следует!

Девушка продолжала спать.

— НатаЛи! Уже утро!

— А? Что?! — она вскинулась, быстро-быстро хлопая ресницами, огляделась, словно забыла, где находится, а потом встретилась глазами с Адрианом. И замерла, заливаясь пурпуром.

«Нет, это такая прелесть — она смущена! — развеселился Нападающий. — Разве нужно применять к этому созданию ритуал? Она же утратит всё своё очарование! Такая наивная и доверчивая, открытая и неискушённая! Я прекрасно справлюсь без Слияния — и у нас получится идеальная Триада!»

— НатаЛи, а что ты тут делала, а? — поинтересовался он, любуясь её румяным со сна личиком.

— Этикет изучала, — ответила Натка и потупилась. — Только я заснула…

— И много успела прочитать? — продолжал расспрашивать Адриан — ругать ослушницу совсем не хотелось.

Да и из-за чего, собственно? Ей так и так придётся изучать все эти ньясовы правила, а что вместо отдыха в кровати провела ночь на стуле, так выспится, когда они прибудут на место!

— Не… не знаю. Кажется, я заснула, едва прочитав одну строчку, — и девочка снова потупилась. — Мне нельзя было сюда входить?

— Да нет, можно. Только… Как ты смогла разобраться?

— Мне Леона помогла, — не моргнув глазом, приукрасила действительность Наташа. — Но я сразу уснула, как только осталась одна…

— В охотничьем домике, куда мы с тобой сейчас отправимся, тоже есть библиотечный проектор. Успеешь ещё начитаться! — успокоил лорд.

— Мне нужно столько всего выучить! Перед кем нужно книксен делать, перед кем достаточно кивнуть? Так сложно! — Натка не могла решить, как ей себя вести.

Представляться совсем уж дурочкой не хотелось, но и показывать, что она умеет пользоваться своими мозгами, было преждевременно.

Как говорится, пусть её лучше недооценивают, чем считают способной на неожиданные и адекватные обстоятельствам поступки. В первом случае у неё больше шансов вернуться домой.

— На самом деле Этикет не настолько сложен, — снисходительно улыбнулся лорд.

— В общих чертах — да, — не удержалась Наташа. — Всё просто: хочешь послать токсичного человека на… в сад, а вместо этого говоришь — «как я рада вас видеть»! Это лицемерие и называется: соблюдать Этикет.

Адриан расхохотался.

— Несколько необычно, но верно. А что такое — «токсичный человек»?

«Чёрт, и как ему объяснить, не выдав, что она не местная»?

— Это такая особа, которая сплетничает, язвит, жалуется на жизнь, перекладывая вину за свои неудачи на окружающих. Старается обелить себя и возвысить над соседями и знакомыми, унижая их и оговаривая.

— Странное выражение, — задумчиво произнёс Адриан. — Никогда такого не слышал. А что до объяснения — тогда токсичными можно назвать всех леди в королевстве, потому что я не знаком ни с одной, кто бы за счёт других не старался выглядеть лучше.

Натке только и осталось, что пожать плечами.

— Ладно, мы ещё поговорим о правилах поведения в высшем обществе, а сейчас нам пора. Только предупрежу Леону! Идём!

И она потопала следом, раздумывая, что после слов Адриана у неё улетучились даже остатки интереса к жизни местных аристократов.

Защитница уже встала, привела себя в порядок, и на фоне помятой и невыспавшейся Натки выглядела свежей и отдохнувшей.

— Ну как? Что-нибудь осталось в голове? — приветствовала она Наталью.

И тут же к Адриану:

— Я показала проектор. Надеюсь, чтение пошло ей на пользу.

— Увы, — рассмеялся лорд, — я обнаружил наш Стабилизатор крепко спящим.

— Кто бы сомневался, — фыркнула Леона. — Адриаш, может быть, мы проведём эти декады вместе? Я помогу обучить невежду самому необходимому, всё-таки, ты сам знаешь, не все знания леди получают из книг! О некоторых нюансах в поведении и этикете юным леди рассказывают их матери, и эти сведения бесценны!

— У тебя будет на это целых пять дней, — напомнил Адриан. — Спасибо, что научила НатаЛи пользоваться проектором! Хорошего тебе отдыха!

И не успела Натка ни возразить, ни опомниться, как мужчина обнял её за талию, вжав в своё тело, и свет снова померк.

«Мог бы хоть предупредить, — обиделась девушка. — Я же не вещь! Потом, ни в умывальню не дал заглянуть, ни в уборную… Просто сгрёб, как чемодан, и поволок. И они ещё считают себя воспитанными, а её дремучей?»

Портал выбросил их на берегу реки.

Девушка выпуталась из объятий лорда и огляделась — надо же — остров!

— Дом вон там, — мужчина показал на видевшуюся среди крон крышу. — Там есть всё, что необходимо для комфортной жизни, только слуг не будет. Я подумал, что мы вдвоём и плюс наша магия прекрасно сами справимся. А что не осилим — есть накопители и портал. Ты извини, что я нас перебросил так внезапно, но если леди Леона села на свою любимую язвительность, то она не скоро успокоится. Не хотел, чтобы её замечания испортили тебе настроение, я-то уже привык к её языку. Идём? — мужчина протянул ей руку ладонью вверх.

И улыбнулся — так открыто и доброжелательно, что у Натки невольно дрогнуло сердце…

Ну нельзя же быть настолько обаятельным!

Глава 8

Дом оказался небольшим, но милым и уютным.

Натка с любопытством прошла по всем помещениям, заглянула на чердак, сунула нос на кухоньку. Наверное, кухоньку, потому что в этой комнате посередине располагался длинный стол с лавками по бокам, а у одной стены стоял пузатый шкаф, чем-то напоминавший буфеты из её родного мира, битком набитый посудой. Вот только ни плиты, ни печки, ни продуктов она не обнаружила.

Если допустить, что тут еда появляется через такой же портал, как корзины с провизией в Домик Ведьмы, то на чём эту провизию готовить? Без нагрева супа не сваришь, жаркое не смастеришь…

Какой-никакой, а очаг необходим!

Решив, что попозже расспросит об этом Адриана, девушка вернулась к жилым комнатам. Не слишком роскошно обставленные, скорее — аскетично, но всё необходимое в них есть — крепкая кровать с мягким матрасом, парой пухлых подушек и толстым одеялом, комод, стол со стулом.

Воспользовавшись разрешением лорда самостоятельно выбрать себе спальню, Наташа остановилась на последней из трёх. Эта комната оказалась немного меньше, чем две другие, зато пол тут устилала роскошная шкура неведомого зверя. Благодаря ли голубому меху или двум, выходящим на разные стороны дома, окнам, спаленка выглядела намного уютнее и светлее соседок. Серо-голубой ковёр Натке очень понравился. Плотно набитый голубоватого оттенка мех приятно ласкал ноги — она не отказала себе в удовольствии пощупать его рукой и немного походить босиком.

Интересно, какому зверю он принадлежал?

Девушка прикинула размеры шкуры, мысленно представила, как «шкура» выглядела бы, если бы вдруг ожила…

Приличного размера зверик… Однако, с небольшую лошадь.

— Ты эту выбрала? — Адриан появился без стука. — Почему?

— Нравится, — пожала Натка плечами. — Мех красивый, окна… А где ты всё это время был?

— Обновлял охранные заклинания.

— Тут водятся его родственники? — напряглась Наташа, показав на шкуру.

— Нет, умири здесь не встречаются, они не очень любят воду. И мы на острове, а он зачарован от любого несанкционированного вторжения. Без моего разрешения сюда даже мухи не залетят, не то что умири!

— А что это за зверь?

— Ты и про умири не слышала? — выгнул бровь Адриан. — Похоже, тебе не только этикет придётся изучать… И всё-таки, почему именно эта спальня?

— Я уже объяснила — понравилась, — ответила девушка и напряглась, заметив, как нахмурился лорд. — С ней связано что-то плохое? Тут кто-то погиб? Его убили?

— Нет, никто здесь не умирал, — поспешил успокоить Адриан. — Просто… Например, Леона ни за что не выбрала бы эту комнату! И не только она, а любая из леди.

— Почему?

— Она меньше других, угловая, расположена с краю.

— И хорошо, что меньше — легче убирать! Рядом с выходом — очень удобно, ходить ближе. И безопаснее, если пожар или землетрясение! А что угловая, это просто замечательно — больше покоя. Так с двух сторон храпят, заснуть не дают, а тут — только с одной.

Адриан секунду смотрел на девушку, переваривая её ответ, а потом закинул голову вверх и рассмеялся.

— НатаЛи, ты неподражаема! И ни на кого не похожа!

— Никогда не мечтала быть чьей-то копией, — буркнула обиженно Натка. — Если допрос закончен, то я бы хотела посетить… гм… купальню, потом поесть. И…

— Прости, я совсем забыл, что выдернул тебя сразу после пробуждения! И обещал отдых. Купальня в противоположном конце, возле моей спальни, идём, я покажу!

Довольно просторное помещение радовало наличием овальной ванны, выточенной из куска гранита или похожего на него камня. Её уменьшенная копия, схожая по форме и материалу, располагалась на противоположной стене.

— Умывальня, — ткнул в ёмкость лорд. — Вода подаётся сама, стоит опустить в чашу руки. Температура не меняется — вода всегда тёплая.

И продемонстрировал — как пользоваться магическим умывальником.

— Купальня настроена примерно по этому же принципу — как только человек занимает ванну, она сразу начинает наполняться. Тут температура регулируется, вот, смотри — видишь ручку? Поворачивая вправо-влево, ты сделаешь воду горячее или прохладнее.

Натка внимательно смотрела и запоминала.

Нет, купальня порадовала, а то она уже подумала, не придётся ли ей полоскаться в речке.

И невольно вспомнился анекдот. Из той жизни, где всё было просто, понятно, привычно…

— Сосед, а ты почему баню не строишь? Третий год тут живёшь!

— Зачем мне баня, если вон — речка под боком?

— Ладно, летом можно и в речке. А зима настанет, лёд, холод???

— Я тебя умоляю — сколько той зимы??

Пришлось кашлянуть, маскируя неуместный сейчас смех.

И как специально, организм напомнил, что его терпение небезгранично…

— Адриан, мне нужна… нужен…

«Чёрт, как здесь называют уборную? Невозможно жить в стране и не знать такие вещи! И если вспомнить провалы шпионов, то все они погорели на таких вот мелочах! Ой, выдам себя», — мелькнуло в голове.

Мужчина внимательно смотрел на девушку, ожидая продолжения.

— Где тут… туалет? — выпалила и замерла — угадала или нет?

— Хочешь переодеться? — отмер Адриан, придирчиво оглядев её с головы до ног. — Ну да, то, что на тебе, заметно помялось. Правда, называть твои платья туалетами у меня язык не поворачивается, но пока других нет, придётся потерпеть. Думаю, через день-другой придут настоящие туалеты, которые я успел для тебя заказать.

— Да нет же! Я не про одежду! Просто по утрам, как только проснутся, люди обычно первым делом идут во двор, в кустики, а я до сих пор…

— Я понял! Нужник есть при каждой спальне. Просто вернись к себе.

Благодарно кивнув, Натка бочком протиснулась мимо мужчины и козой понеслась по коридору.

Жизнь понемногу налаживалась!

Оказалось, в домике нет ни печи, ни очага, потому что они не нужны — вся еда поставлялась прямо на стол и в готовом виде.

— Откуда? — вытаращила глаза Наташа, когда после водных процедур покинула купальню и уловила в коридоре аппетитные запахи.

Как собака, взявшая след, девушка прошла к источнику и ахнула, увидев заставленный кушаньями стол.

— Это с моей кухни, — пояснил Адриан. — Я давно уже установил тут стационарный портал, правда, небольшой мощности — за раз переносит предмет не тяжелее двух-трёх килограмм. Но удобно — еда свежая, прямо с пылу с жару! Садись, позавтракаем, правда, ещё рано, поэтому прислали только то, что было под рукой. Сейчас можно без церемоний, мы в полевых условиях. Проголодалась?

«Не то слово!»

Наташа алчно окинула взглядом шеренгу блюд — несколько видов пирожков, мясо… Много мяса в разных вариантах — жареное, запеченное, тушёное… Что-то россыпью на тарелке, шариками. А это похоже на похлёбку. Творог с ягодами. Ещё ягоды, уже отдельно. Фрукты. Здесь, похоже, оладушки. Вот и плошки со сметаной и мёдом…

Ничего себе — ранний завтрак! С чего же начать?

Адриан первый подал пример — потянулся к блюду с жареными птичками, и положил себе сразу три штуки.

Наташа отбросила нерешительность и последовала примеру лорда.

Боже, как вкусно!

Стараясь не причмокивать, она ела, мысленно мыча от удовольствия — вроде не голодала в лесу, а чувствует себя так, словно неделю пищи не видела!

— Большой расход силы, — пояснил мужчина, аккуратно разделывая ножом и вилкой птичку. — После боя всегда нападает страшный голод. Ты ешь, ешь!

Натка покосилась на зажатую в пальцах птичью ножку, и вернула её на тарелку.

«Птицу едят руками» — кричал её земной опыт.

Но вот же лорд, который прямо на глазах лопает при помощи вилки, словно столовые приборы — продолжение его рук!

Она так не сумеет… Поэтому…

С сожалением посмотрев в последний раз на вкусную дичь, она перешла к менее проблемным кушаньям. Похлёбку едят ложкой, тут не перепутаешь.

М-м! Вкусно-то как!

За тарелкой супа не менее хорошо зашёл творог. Следом проскользнули два пирожка. И наверхосытку Натка решила заправиться оладьями.

Как специально, они оказались просто необыкновенными, а со сметаной просто таяли во рту.

«Еще две штуки — и мы расходимся!» — шепнули Натке швы на платье.

Пришлось остановиться — платье-то единственное!

Конечно, до сих пор Адриан снисходительно относился к её, скажем мягко, непохожести на других девушек, но дефиле Стабилизатора в платье, которое из-за обжорства разошлось по швам, может оказаться для него последней каплей.

После еды захотелось спать.

Прямо вот сразу — только что нормально моргала, смотрела, даже разговор отчасти поддерживала и — раз! — словно её выключили. В один момент опустившиеся веки больше не поднялись, и Натка уронила голову.

Адриан скептически посмотрел на спящую — где-то он такое уже видел. Причём, совсем недавно…

Но по опыту зная, что будить девушку бесполезно — это откат от неразумного расходования магии — просто поднял её и отнёс в спальню.

НатаЛи сонно что-то пробормотала и повернулась на бок, одной рукой обняв подушку, а вторую подсунув себе под щёку.

Лорд укрыл спящую одеялом и остановился, рассматривая.

Удивительная!

Где она выросла? Он впервые видит девушку, которая не боится показать, что чего-то не знает. И не особенно переживает, когда ведёт себя неподобающе.

Странная.

Мужчина рассматривал нежную кожу, тонко очерченный носик, чуть вздрагивающие ресницы и красивую линию в меру пухлых губ.

Взгляд переместился выше — к неудобной конструкции, которую Агерит упорно не хотела снимать. К сожалению, он не очень силён в целительстве, а глаза — слишком хрупкий орган, чтобы лезть к ним без соответствующего навыка, иначе он давно бы помог девушке восстановить зрение.

И сам себе сделал зарубку на памяти — как только они окажутся в столице — пригласить королевского целителя и избавить Агерит от необходимости носить на лице всякую гадость.

Ещё одна несостыковка — Ведьма, которая плохо видит!

Не бывает такого!

Но и Ведьм с фиолетом тоже не бывает…

Ох, сколько ему предстоит работы, прежде чем они станут полноценной Триадой!!!

Мужчина тряхнул головой, словно укладывая мысли по ранжиру, бросил ещё один взгляд на девушку и вышел.

По всем признакам НатаЛи проснётся только следующим утром, значит, у него полно времени, чтобы сходить к Его величеству, доложить о нюансах последнего Прорыва. И принести девушке хотя бы два новых платья из числа универсальных, которые, по его оплошности, все остались в доме на Рубеже. Да, два-три-пять платьев, и что там ещё женщинам нужно — сорочки, несколько пар чулок, панталончики на каждый день…

Адриан сглотнул.

Нет никаких сил смотреть, во что она сейчас одета! Он, конечно, позаботился, чтобы драгоценному Стабилизатору пошили приличные наряды, но их ещё несколько дней ждать, ведь он только вчера магией снял с НатаЛи мерки и отправил портнихе! Не годится, чтобы она всё это время ходила в одном и том же, не имея даже смены белья!

Сам виноват — надо было дать ей возможность собрать вещи, а то схватил и перенёс. Побоялся, что пока будет ждать НатаЛи, обиженная Леона что-нибудь выкинет. Или выболтает то, что Стабилизатору пока знать не следует.

Мужчина вернулся на кухню, отправил посуду с недоеденными блюдами обратно, обошёл дом, проверяя охранки, и только потом исчез в раскрывшейся воронке портала.

«Темно», — ленивая мысль.

«Я сплю, что ли, поэтому вокруг темно? Но раз мыслю, и понимаю, о чём думаю, то, наверное, уже не сплю…»

И Натка распахнула глаза.

Светлее не стало.

«Ночь», — дошло до неё, и девушка перевернулась, всматриваясь в очертания комнаты.

Ну да, она в Охотничьем домике.

Странное название для строения посреди реки! Рыбачий или Речной подошли бы лучше!

Тихо-то как.

Раз ночь, значит, Адриан спит.

Организм намекнул, что накануне в него впихнули слишком много еды и питья. Поэтому срочно надо навестить комнатку для дум.

Ага, понятно, что её разбудило!

Вернувшись из местной разновидности туалета, Натка легла было снова, но сон не шёл.

То ли перебила его, то ли выспалась.

Тело переполняла энергия, и лежать не было никакого желания.

Натка встала, под потолком сам по себе зажёгся световой шар — с датчиком движения, не иначе! Но удобно — не надо искать выключатель, спотыкаясь в темноте.

С неудовольствием оглядев своё платье, Наташа скривилась и, как смогла, разгладила ткань руками. Ну как — разгладила? Попыталась… Наряд лучше выглядеть не стал, и девушка огорчённо вздохнула.

Лорд… он такой! Такой… А она — дунька деревенская… Мало ей, что тыкается слепым котёнком, раз за разом удивляя Адриана незнанием элементарных вещей, так ещё и выглядит, как чучело! Хорошее же было платье, когда она его надела! Но потом поспала в нём — сидя и лёжа, полетала в портале, и куда что делось? Наряду определённо требуются утюг и чистка. Наоборот — чистка, а потом утюг.

Эх…

В кои-то веки встретила настоящего мужчину, и… вот…

И сама себе дала мысленного тумака — а с какого перепуга она губу-то раскатала? Какой ещё лорд, что за глупые мысли?? Срочно искать библиотеку, изучать всё, что касается дара Агерита, параллельно думая, где найти накопитель с портальной магией — и назад, к Ловериду!

Девушка посчитала в уме, сколько прошло дней с последнего посещения иномирного студиозуса — десять. Значит, в Домике он появится не раньше, чем через четыре-пять дней. Примчится за следующей партией заряженных накопителей. Значит, у неё на всё про всё не больше пяти дней. Лучше четырёх, чтобы перепуганный Ловерид, обнаружив её исчезновение, не натворил глупостей.

Наташа представила лицо иномирного «бизнесмена», когда тот поймёт, что лавочка закрылась, и хихикнула, тут же накрыв рот ладошкой.

Чёрт, не разбудить бы Адриана!

Стараясь не шуметь, девушка вышла из комнаты, дошагала до двери в спальню лорда и прислушалась.

Спит?

Тихо…

И поняла, что умрёт от любопытства, если не приоткроет дверь и не посмотрит на мужчину.

Но в комнате его не оказалось!

Натка подождала немного, не решаясь войти — а вдруг лорд в нужнике? Очередной пердимонокль получится…

Но разливавшая тишина и время, неумолимо бежавшее вперёд, убеждали — в доме она одна, потому что настолько бесшумно и так долго сидеть на «троне» никто бы не смог.

И она решилась.

«Мне нужен этот чёртов библиотечный проектор, — убеждала себя бывшая Ведьма. — Глупо побывать в другом мире, получить дар и сбежать, даже не попытавшись узнать о них больше!»

Наташа обошла спальню, чуть морщась от яркого света, заглянула в каждую дверь — нужник, гардеробная, а это… вот оно!

Небольшая комната без окон, скорее, глубокая ниша, куда помещался лишь стол и стул. Но ниша с дверью!

Она села и уверенно положила руку на светлый круг.

Секунда, другая… Стена тускло замерцала, и примерно посередине высветились символы.

«Введите доступ», — прочитала Наташа.

Это ещё что за новости? Пароль, что ли? Интересно девки пляшут — откуда ей его знать?

День рождения Адриана? Возможно, но он неизвестен. С датами ей и пытаться не стоит, она ни об одном значимом для лорда или Делларии событии понятия не имеет. Остаётся надеяться, что доступ состоит из букв, а не цифр.

Слово какое-нибудь?

Поколебавшись, она набрала «Адриан».

Верхняя треть стены погасла — то есть снова стала стеной.

Упс… это реакция проектора на неверный код допуска?

Думай, Наталка, думай!

«Леона»

И уже две трети стены стали просто стеной, оставив узкую полоску внизу.

А, была-не была! — как там звали предыдущего Стабилизатора, которая одновременно была высшей и подругой Круэллы — зачёркнуто — Леоны?

«Дерзия»

И стена снова стала экраном.

Выдохнув — спасибо хорошей памяти! — Наташа поводила рукой, отметив, что здесь курсор изображал не меч, а сидящую в позе копилки голубую кошку. Если Натка промахивалась, наводя на символ, кошка сердито шипела и била хвостом. Забавно, да, но немного отвлекает.

Название было набрано — «Магия Стабилизатора для начинающих», и девушка приготовилась ждать, что ей предложит библиотека.

Выпало три книги — уже виденная ей ранее «Триада», затем потрёпанный талмуд под названием «Чароведение и плетение рун». И тонкая книжица с заголовком «Агерит. Справочник для Файтера».

Глаза разбежались. Как, главное — когда ей этим заниматься? Допустим, тонкую она прочитать успеет. Прочитать и запомнить, если там нет каких-нибудь формул. А вот с «Чароведением» полный облом — тут надо сразу конспектировать, чтобы повторять на досуге. Да и практика не помешает, а для неё надо иметь инструкцию перед глазами!

Что же делать?

Внезапно до слуха девушки донёсся какой-то шум.

Вернулся Адриан?

Повинуясь порыву, она выглянула из «ниши», покрутила головой — странные звуки доносились не из-за двери, а из приоткрытого окна.

Ну, и что там?

Наташа высунула голову наружу и тихо ахнула — под окном, в той же позе, что и его прототип, сидел оживший «курсор». В неярком свете ночного светила шерсть животного отливала серебром. Натка прикинула — очень похож, только размером побольше… Раз этак в сто…

«Мр-р?» — вопросительно произнесла «киса» и зевнула, продемонстрировав великолепный набор зубов.

Как-то так сложилось, что раньше с животными Натке сталкиваться не приходилось. Нет, она знала о существовании разной полезной, вредной и нейтральной живности, домашней и не очень. И даже один раз, в детстве, посещала зоопарк. Но зоопарк ей не понравился, а дома у них никогда не было ни кошки, ни собаки. Мама говорила, что они разносят заразу и грязь.

— Брысь! — неуверенно произнесла девушка, рассматривая диковину.

— Мря?! — удивилась киса.

— Ты кто? — наглость — или уверенность? — животного поражала.

Ведёт себя, словно Наташа ей что-то должна. Хотя…

Киса не выглядела домашним котиком, не с такими размерами, конечно! Пожалуй, если этот пушистик рассердится, то от Натки пойдут клочки по закоулочкам…

Но — девушка нахмурилась, припоминая слова лорда — вроде бы Адриан утверждал, что остров отлично защищён, и на него никому без разрешения не пробраться… Может быть этот… эта… короче, это животное тут находится с позволения лорда? Но тогда, наверное, нужно впустить его в дом?

А если не впустить?

Адриан может рассердиться, и хотя она не особенно боялась его недовольства, ссориться всё равно не хотелось. Потом, кошка такого размера, что, пожалуй, способна проникнуть в дом и без разрешения.

Словно в подтверждение её опасений, зверушка встала и потянулась, напоследок снова показательно зевнув. А потом подошла к стене и встала на задние лапы.

Наташа невольно отшатнулась, потому что усатая голова оказалась почти напротив её глаз.

Господи, это какой же размерчик у кисоньки??

— Урр! — кошка забавно сложила губы трубочкой.

— Ладно, иди к двери, сейчас впущу, — Натка решилась. А то кто его знает, этот мир? Вдруг это какая-то важная магическая особа, и лорд придёт в бешенство, когда узнает, что начинающий Агерит его не уважила? Какая-нибудь учительница по этикету, например.

Представив, как кошка учит её находить нужную вилку и танцевать местную кадриль, девушка фыркнула, сдерживая не совсем уместный смех.

Но вообще-то Адриан мог бы её и предупредить о таких гостях!

Правда, она заснула… Тогда, выходит, сама виновата, ведь у лорда просто не было возможности подготовить её к появлению этого существа?

Вот и дверь.

Наташа мысленно перекрестилась и положила руку на замок, как учил Адриан. Сила мягко толкнулась в ладонь, пробежала по пальцам и влилась в засов.

Глухо звякнув, он поднялся вверх, и дверь распахнулась.

«Мамочки, какая же она огромная!» — серебристо-голубая кошка головой доставала Натке до груди.

По размеру не лошадь, конечно, как ей показалось из окна. Скорее, пони. Но «пони» с полным приводом, вооружённый когтями и клыками!

Ну, пусть только лорд вернётся, она ему всё выскажет —

о таких гостях нужно предупреждать заранее! А ещё лучше, не покидать дом, если ожидается их визит.

Между тем киса шагнула внутрь и боднула Наташу головой, видимо, поздоровалась. Или поблагодарила за гостеприимство.

— Проходи, чего уж, — буркнула девушка, посторонившись. — Звать-то тебя как? Не кис-кис же?

— Мр?

— Мурка?

— Мря!

— С ума сойти… Мурка…

Кошка ещё раз толкнула девушку лбом и направилась в сторону комнаты Адриана, по пути оглянувшись на Наташу, словно приглашая за собой.

— Э-э! Мура, тебе туда нельзя! Наверное…

Но зверь стукнул лапой дверь и скользнул внутрь.

Наталье ничего другого не оставалось, как следовать в фарватере. И с удивлением отметить, что целью кисы оказалась не собственно спальня Адриана, а библиотечная ниша.

Выскочив на подозрительные звуки, Стабилизатор-самоучка не отключила проектор, поэтому на стене по-прежнему находилось изображение выбранных книг.

— Столько времени с тобой потеряла, — вздохнула девушка, — могла бы потратить его с большей пользой. Видишь — я хотела их прочитать? А теперь… Кто знает, когда вернётся лорд, и разрешит ли он мне пользоваться библиотекой по моему разумению? Что-то подсказывает, что учиться я буду под его присмотром и по его выбору предметов для изучения.

Кошка села копилкой и внимательно слушала Наташин спич. А потом фыркнула, встала и натурально поманила Натку за собой.

Иначе её мимику объяснить было невозможно — зверюга подмигнула опешившей девушке и мотнула головой, мол, иди за мной.

С трудом удержавшись от желания протереть глаза и ущипнуть себя за руку, Наташа последовала за Мурой.

Кошка подвела её к столу в спальне лорда и ткнула лапищей в один из ящиков.

— Нехорошо лазить по чужим столам без ведома их хозяев! — заметила Натка.

Кошка снова фыркнула, смешно сморщив нос, и повторила жест.

— Ладно, посмотрю, что там, — ящик легко скользнул наружу. — И что это? Накопители… Зачем?

Наташа достала один кристалл, покрутила в руке. И повернулась к кошке?

— И?

Иномирная диковина снова кивнула, приглашая за собой, и вернулась в библиотеку.

Заинтригованная донельзя, Наталья следовала за ней, стиснув в руке пустой накопитель. На краю сознания мелькнуло — если в накопитель можно слить силу, то не получится ли его использовать, как флешку? Бред, конечно, но чем чёрт… вернее иномир не шутит?

Гигантская Мурка уверенно подошла к столу и выразительно посмотрела на Наташу.

— И что дальше? — Натка обошла вокруг, заглянула под столешницу — нигде нет и намёка на отверстие или углубление. Если это записывающий кристалл — привет фэнтезийной литературе, мы теперь кое-что тоже знаем! — то как его присоединить к изображению?

Мурка несколько секунд наблюдала за маневрами Наташи, потом басовито рявкнула — девушка от неожиданности подскочила — и положила лапу на стол. В противоположной от светлого круга стороне.

Ну надо же! — наклонившись над указанным местом, иномирянка заметила еле видный символ.

— Сюда?

Кошка кивнула.

Кристалл опустился прямо на руну и…

Вытаращенными глазами Наталья смотрела, как изображение книг задрожало, а потом по очереди все томики со стены исчезли. Зато матово-белый кристалл пошёл разноцветными сполохами, пока не окрасился в ровный алый цвет.

— Вот это да! — потрясённо воскликнула девушка. — Получается, теперь всё содержимое тех книг находится в кристалле?

Киса кивнула.

— И я смогу в любое время их прочитать.

То же действие.

— С ума сойти! А как достать информацию из кристалла?

Кошка вытянула переднюю лапу и показательно несколько раз сжала и разжала пальцы.

— Сдавить? — решила уточнить Наташа.

— Мр!

— Понятно. Спасибо! Даже не ожидала, что ты сможешь мне помочь!

— Мря! — кошка сморщила нос и высунула язык.

— Что ж, идём в мою спальню, а то вернётся лорд, и всыплет по первое число — за самовольное вторжение, — предложила девушка.

Но кошка загородила дорогу, настойчиво подталкивая её к столу.

— Ещё одну книгу?

Зверь мотнул головой, а потом потоптался на месте, изобразил, что делает… мокрое или твёрдое «дело», а затем развернулся и старательно «закопал» воображаемую кучу или лужу.

— Надо за собой убрать, чтобы Адриан не узнал, что я… что мы тут были? — догадалась Наташа. — Но как?

И кошка вернулась к столу.

Далее, как во сне, следуя за довольно легко читаемыми подсказками серебряной киски, Натка смогла не только отключить проектор, но и убрать из истории все предыдущие операции.

И только тогда Мурка довольно мявкнула и позволила девушке уйти.

В своей спальне Наталья первым делом извлекла кристалл, собираясь его сжать и заняться уже чтением, как вдруг киса насторожилась. А затем выхватила зубами накопитель из руки Натки и исчезла.

Пару секунд иномирянка просто хлопала ресницами, и уже совсем было открыла рот, чтобы разразиться возмущением, как за дверью раздался шум, и голос Адриана произнёс:

— НатаЛи, ты проснулась? Я вхожу…

Глава 9

Ответить она не успела, потому что мужчина уже оказался внутри её комнаты.

— Выспалась? Прости, что оставил. Мне было нужно отлучиться по делам. Зато я прихватил твои вещи, — в открытую дверь вплыли несколько объёмных сундуков и баулов, — и ты можешь, наконец, переодеться.

— Спасибо! — искренне ответила девушка, с вожделением поглядывая в сторону багажа.

— НатаЛи, ты ничего подозрительного не слышала? — продолжил Адриан. — Нет, не пугайся! Как я говорил — остров и особенно дом, отлично защищены. Даже если вдруг кто-то сумеет пробраться на сам остров, в дом ему войти не удастся.

— А выйти? — поинтересовалась Натка, прикидывая, говорить лорду, что он переоценивает свои возможности или не стоит?

Киса ей не угрожала, даже наоборот, будто бы помогла. Полной уверенности, что серебристое животное помогало именно незадачливому Агериту, а не следовало своим интересам, у неё не было, потому что кошка сбежала вместе с кристаллом. Но где-то на уровне интуиции девушка чувствовала, что Мура не представляет для неё опасности.

А что до украденного накопителя — она всегда может повторить процедуру, благо, кисуня её этому научила.

— Чтобы выйти, нужно сперва попасть вовнутрь, — принялся объяснять лорд. — Дом охраняет самая сильная магия, поэтому в него никто не сможет проникнуть без приглашения хозяина.

— А…

— Я дал тебе статус хозяйки, поэтому ты не только имеешь право входить и выходить, когда пожелаешь, но и способна переводить через порог гостей.

— Спасибо. Но не очень понятно, отчего ты так встревожен, если у нас здесь настолько надёжная защита?

— Просто у самого дома я увидел свежий след умири, а он единственный из магических существ, кто может преодолеть защиту дома. Правда, войти в дом без приглашения не способен даже умири, но я не понимаю, как зверь здесь оказался — мало того, что пересёк реку, а это существо воду терпеть не может, так ещё и не задел ни одной охранки?

— Умири? Кто это? — поинтересовалась Наташа, предчувствуя, что ответ ей не особенно понравится.

— Это магический зверь. Очень сильный, умный и чрезвычайно опасный, — ответил лорд. — Он хорошо ладит с Ведьмами, но не выносит магов. К сожалению, его почти невозможно приручить — все попытки потерпели фиаско. И это печально, потому что умири был бы хорошим, можно сказать, идеальным спутником мага. Но увы! — эта скотина сама выбирает себе хозяина, и никто не знает, по каким признакам. Ты Ведьма… Была или осталась. Возможно, ты его и притянула!

— Я ещё и виновата, — обиделась Наташа. — Хоть объясни, что это за зверь, почему он не любит магов, зачем его пытались приручать, и какая от него польза?

— Это долгий разговор, — ответил Адриан. — Предлагаю нам обоим сначала привести себя в порядок, а, допустим, минут через сорок встретиться в столовой. Побеседуем за завтраком.

Натка кивнула, соглашаясь. Но не смогла удержаться от дополнительного вопроса.

— А как он, этот умири, выглядит?

— Он может принимать любой образ, — почему-то скривился лорд. — Но перед тем, кого выбрал своим другом, обычно предстаёт в своём истинном облике — в виде огромной кошки белого, красного, чёрного или, если это высший умири, голубого цвета.

— Голубого? — Натка почти не удивилась, услышав описание магического зверя.

Как говорила в её детстве мама: «Дочь, тебя невозможно отставить без присмотра, ты обязательно во что-нибудь вляпаешься: не в г…но, так в партию».

Когда Наташа подросла, она узнала значение второго слова и поняла, что мама имела в виду — с ней вечно что-то происходило, причём, чаще неприятное, чем приятное. Поэтому, когда Адриан заговорил о магическом животном, она почти не сомневалась, что её учил воровать накопители, копировать книги и прятать следы в библиотеке именно этот зверь.

— У тебя под ногами вместо ковра лежит шкура, — лорд ткнул пальцем в пол и развернулся, взявшись за дверь. — Это шкура умири, можешь оценить её цвет и размеры. В столовой через сорок минут!

И вышел, оставив девушку растерянно хлопать ресницами.

— Мр? — резко повернувшись на звук, девушка увидела, как поверх шкуры материализуется Мура…

Кошка почти сливалась с импровизированным ковром, и если бы не шевелилась, потрясённая новостями Натка легко могла её и не заметить.

— Прости, — почему-то извинилась она перед зверем. — Мне жаль, что твой сородич так закончил свою жизнь. Я не знала, чья это шкура, иначе не стала бы ходить по ней.

Одним гибким движением кошка поднялась и, вложила в руки девушки алый накопитель. А потом потёрлась о Натку, как это делают домашние кошки — сначала головой, потом шеей и следом — всей боковиной тела. Девушка еле устояла на ногах от мощности приветствия кисы, и машинально провела рукой по мягкому кошачьему боку.

— Мне надо в купальню. Ты подождёшь меня здесь? Я не очень разбираюсь в магии, но скажи, ты ничего не излучаешь? Лорд не может тебя если не увидеть, то почувствовать через твою магию?

Мурка тихо фыркнула и вернулась на шкуру, приняв позу сфинкса, хитро поглядывая на Наташу.

— Мех тебя маскирует не только зрительно, но и магически? — догадалась девушка.

Кошка кивнула и положила голову на передние лапы, показывая, что намерена подремать.

— Ладно, не скучай! — почему-то Натке не хотелось, чтобы подруга ушла навсегда.

Или друг?

Бросив взгляд на шкуру, она обнаружила, что кошка снова исчезла.

Что ж, сорок минут не будут длиться бесконечно, нужно поторопиться!

Сунув кристалл под подушку, она бросилась к сундукам, и через тридцать пять минут, умытая и в свежем платье, уже входила в столовую.

Лорд появился буквально через минуту.

— Ты вовремя! — довольным голосом констатировал он. — Люблю, когда женщины не заставляют себя ждать. К сожалению, у многих представительниц прекрасного пола о пунктуальности нет ни малейшего понятия.

Адриан отодвинул стул, дождался, пока Наташа займёт его и только тогда сел сам.

— Что бы ты хотела съесть?

— Не знаю. Выбери на свой вкус, — пожала она плечами.

Есть хотелось, но больше хотелось узнать всё о новой подруге. Только как расспросить лорда, чтобы тот ничего не заподозрил?

К счастью, мужчина воспользовался кухонным порталом, заставив стол аппетитно пахнущими блюдами, а потом сам начал разговор.

— Можно сказать, что умири — это магия в чистом виде, — произнёс Адриан. — Неиссякаемый её источник, причём природа силы меняется в зависимости от того, кого зверь выбрал своим другом. Чтобы тебе было понятнее, можно сказать, что каждый умири, это идеальный и универсальный Стабилизатор. Но Стабилизатор, который имеет неограниченный резерв и может использовать дар любого вида.

— Поэтому маги пытаются его приручить?

— Иметь личный неиссякаемый источник, который через особую связь способен поделиться с магом резервом — предел мечтаний всех высших. К сожалению, кошки оказались на редкость упрямы, дики и непредсказуемы! Вернее, слишком предсказуемы — они совершенно не терпят никакого принуждения, и их невозможно ни обмануть, ни подкупить, ни уговорить. Из-за особенностей умири, изучить их в полной мере до сих пор не удалось. Чужим зверь не доверяет и не подпускает к себе близко. А кому он доверился, тот сам никого к своему питомцу не подпустит. Вот и приходится…

Адриан вздохнул.

— Что?

— Ловить их магическими петлями, в надежде, что однажды попадётся более слабая или молодая особь, которая согласится сотрудничать с магами. Если бы нам удалось притащить на Рубеж парочку ручных умири! — с тоской произнёс лорд. — Все Прорывы запечатывались бы ещё до того, как они успели приоткрыться. И никто больше не калечился бы и не умирал! Но проклятые кошки… Впрочем, мы нашли способ, как получать от них хоть какую-то пользу, пусть и на принудительной основе! Ты ешь, ешь! Сегодня посиди в доме, хорошо? Я вызову магов, и мы опутаем весь остров ловушками — надеюсь, зверь никуда не ушёл, и мы сможем его поймать.

— И что вы с ним сделаете, когда поймаете? — осторожно поинтересовалась Наташа. — Посадите в клетку?

— Умири ни одна клетка не удержит. Обездвижить его можно только на время, а там или полюбовно договориться или…

— Или? — похолодела Натка, вспомнив голубую шкуру на полу.

— Или убить, — договорил мужчина. — Не смотри так — мы не изверги. Но умири очень опасен, и раз он вышел к людям, но не желает приручаться, то мы должны от него избавиться, а перед этим забрать от зверя всё, что возможно.

— Шкуру? — грустным голосом спросила Наташа.

— Магию! Шкура так… дополнение, — лорд вскочил и принялся мерить комнату шагами. — Один умири может выделить силы на десяток накопителей! Универсальной силы, понимаешь?

— Вы его убьёте? Кошмар какой… Теперь мне понятно, почему звери не жалуют магов! — выговорила девушка.

— А что ты хотела — чтобы мы закрыли глаза на существование таких опасных существ?

— Разве кошки нападают на людей? Вредят им?

— Посмотрела бы ты, как они сопротивляются при поимке! Сколько магов покалечили, а то и… того! — взвился лорд.

— Но ведь это вы первые нападаете, не умири! Звери просто защищаются! — возмутилась Натка.

— Так, я понял, в тебе всё-таки есть дар Ведьмы, поэтому ты и заступаешься за всякую нечисть! Я не собираюсь с тобой ссориться, скоро ты и сама поймёшь, что у нас нет другого выхода. Видела ньяса? Выбор небольшой — убивать умири, чтобы пользоваться их силой, или калечиться и гибнуть самим, защищая Рубеж. Раньше хоть Стабилизаторов на всех хватало, было легче, а сейчас…

— Но можно же договориться по-хорошему! — Наташа чувствовала, что на глаза наворачиваются слёзы. — Что будете делать, если — когда? — истребите всех кошек, как до этого не уберегли Агеритов?

— Зря я затеял этот разговор, — Адриан приблизился и навис над девушкой, уперев руки о столешницу по обеим сторонам от Натки. — Никто не собирается истреблять всех умири, как никто целенаправленно не губит Агеритов! Жизни магов важнее, чем какие-то звери, и больше мы эту тему обсуждать не будем! Раз сегодня я не смогу составить тебе компанию, то чтобы не тратить время впустую, ты можешь воспользоваться проектором, он в моей спальне. Перед уходом сам выберу для тебя полезные книги, почитаешь, а потом перескажешь мне, что усвоила. И, пожалуй, я запечатаю дверь снаружи — для твоего же блага! — повысил он голос, увидев, как расширились глаза НатаЛи. — Считай, что на остров пробралась крыса. Крысу не жалко, надеюсь? Мы её выловим, тогда сможешь выходить свободно. И не смотри так, я чувствую себя чудовищем.

Лорд смягчил голос и неожиданно для Натки протянул к ней руку и провёл костяшками пальцев по её щеке. — Ты очень красивая! А ещё у меня есть другая новость, весьма позитивная! Спешил сюда, хотел поделиться с тобой, но след умири меня ошеломил, и всё радостное на время вылетело из головы.

Наташа молчала, пытаясь успокоить скачущее весенним джейраном сердце, настолько её выбила из колеи простая ласка.

— Я был у Его величества, — лорд выдержал многозначительную паузу. — И король разрешил мне самому выбрать будущую леди!

Увидев, что Агерит не понимает, о каком событии он ей сейчас поведал, Адриан решил уточнить.

— Король позволил мне самому выбрать себе невесту, которая в конце года, на Зимний Поворот, станет моей супругой, — и без паузы, пока Натка хлопала ресницами в попытке осознать, к чему лорд ей это сейчас сообщил, сменил тему. — Не скучай, НатаЛи! Я постараюсь вернуться, как можно скорее!

Лорд отправился к себе, а она осталась стоять, хлопая ресницами.

Это что такое сейчас было?

Неужели…

Тихо ахнув, Натка прижала ладони к щекам — Адриан намекнул, что готов выбрать в жёны её?

Какое счастье!

Какой ужас…

Какой «замуж», ей домой надо!?

Но, чёрт возьми, лестно. Неужели лорд испытывает к ней какие-то тёплые чувства? Похоже, да, ведь его взгляды, мягкий тембр голоса и помощь ей не приснились?

Ах, ты ж, как хорошо! Потому что ей он тоже нравится. Как мужчина нравится, как представитель магов — не очень. Уж больно у них потребительское отношение к остальным людям и нелюдям.

И как плохо! Потому что у этих чувств нет будущего. Даже если ей не кажется, и Адриан на самом деле готов объявить её своей невестой, она не может остаться в Стеларре!

У неё там учёба, планы, своя жизнь…

И память услужливо подсказала — не особенно радостная жизнь, если разобраться. Любимого нет, подруг нет, так, знакомые, жилья тоже нет. И перспектив.

Стоп! Перспективы как раз имеются! Зря, что ли, она училась «за себя и за того парня»? Знания есть, и она на месте не стоит, а упорства и настойчивости ей не занимать! Окончит институт, найдёт работу — в принципе, на подающих надежды студентов потенциальные работодатели обращают внимание как раз на четвёртом-пятом курсе, так что к диплому у неё вполне уже может быть и работа.

А главное — никаких Агеритов и Файтеров, никаких высших леди и кошек размером с пони…

Сзади что-то толкнуло под колени, Натка покачнулась и обернулась — кто это?

И успела увидеть, как тает кошачий силуэт.

М-да.

Вот с Мурой расставаться жалко. Но, пожалуй, только с ней одной и жалко! Что за жизнь у местных умири — постоянно прятаться, играя с магами в кошки-мышки, причём в роли мышек выступают как раз умири! Несправедливо, вон, какая Мура умница! Почему же маги не пытаются с ними подружиться? Не пытаются договориться, а обращаются, словно эти звери — настоящие звери? Ну, животные, то есть. Которые не имеют развитого интеллекта, одни инстинкты…Если маги продолжат истреблять волшебных кошек, то скоро в Делларии они исчезнут. Изведут, как почти извели Агеритов, то есть, Стабилизаторов. Впору в Красную книгу вносить…

Может быть, забрать Муру с собой? Если она согласится, конечно.

И Натка представила, как она появляется в институте в сопровождении кошечки такого размера.

Да… плохая идея…

Девушка ещё раз посмотрела на место, где только что была магическая кошка, потом перевела взгляд в сторону спальни Адриана.

— Ты так и стоишь здесь? — Адриан, словно караулил этот момент, появился, как чёртик из табакерки.

— Задумалась, — ответила девушка и скосила глаза за спину лорда, проверяя, точно ли спряталась Мура? — Прости, что от неожиданности я не нашла, что сказать. Но поверь, я за тебя рада!

— В каком смысле?

— В том, что король разрешил тебе самому выбрать жену, — храбро произнесла Наташа и тут же увела разговор в сторону от скользкой темы. — Ты обещал подобрать для меня книги.

— Уже. Идём!

Мужчина провёл Натку в уже знакомую ей нишу и ткнул пальцем в стену.

— Вот!

Поверхность чуть мерцала, превратившись в экран, на котором, сбоку от фигурки сидящей кошки, виднелась стопка из четырёх книг.

— Адриан, а что это такое, — она повторила жест лорда, указав пальцем на иномирный курсор.

— Это помощник, — поморщился лорд. — НатаЛи, показывать пальцем неприлично. Здесь мы одни, поэтому такое нарушение вполне терпимо, но когда мы будем во дворце Его величества…

— Но ты сам только что сделал то же самое! — возмутилась девушка.

— И был неправ. Не обижайся, я не хотел тебя унизить. Лишь указать на ошибку, которая в будущем может повредить твоей, а значит, и моей, репутации.

— Спасибо. Учту. А почему помощник в виде фигурки? И откуда в моей спальне та шкура?

— Это длинная история, которая произошла на этом острове ещё до рождения моего отца, — произнёс лорд.

— Расскажи! Можно без подробностей, только самую суть.

— Ладно, попробую вкратце. Преследуя нескольких тварей из Прорыва, Триада, Нападающим в которой был мой дед, попала на этот остров. Тогда он ещё был необжит. Триада уже очень устала, а нечисть оказалась сильна, поэтому магам приходилось трудно, к тому же Эгида и Файтер уже были ранены, а Агерит находилась в положении.

— Ох! — ахнула Натка. — Кто же позволил беременной женщине так рисковать? Куда смотрел её муж?

— Её муж — Файтер и мой дед, а в животе Стабилизатора рос мой отец.

— Кошмар…

— У них не было выхода — Прорыв оказался настолько обширным, что твари добрались сюда — на наши родовые земли. Деду пришлось вступить в схватку, чтобы защитить подданных, естественно, Агерит не могла остаться в стороне. Итак, твари окружили Триаду и уже приготовились покончить с обескровленными магами, как вдруг появилась умири. Что это не ньяс, маги поняли не сразу, потому что кошка приняла облик иномирной твари. Ньясы подпустили её совсем близко, и тогда она сбросила морок и напала. Бой был страшный! Мой дед сильно пострадал, а умири погибла, но все ньясы оказались уничтожены. Дед полностью оправиться от ран так и не смог, он прожил ещё шесть лет, а потом тихо угас.

Натка прикрыла рот рукой — ужас-то какой!

— Да, привилегии высшим даны не просто так, ведь мы постоянно рискуем своими жизнями, — заметив страх в глазах девушки, отреагировал лорд. — Когда дед пришёл в себя, он задал два вопроса. Первый — как его жена и Эгида?

— Всё хорошо, — ответили ему. — Они живы и здоровы.

Тогда он задал второй вопрос:

— Что стало с умири?

— Кошка погибла. С неё сняли шкуру, а останки похоронили на острове, — Адриан поманил Натку к окну и показал на высокое дерево, стоящее отдельно от других. — Вон сайв, видишь? Он растёт на могиле умири, ему уже двести лет. А посадила его моя бабка — в знак благодарности за спасённые жизни.

— Зачем же с несчастной кошки сняли шкуру?

— Лорд лежал без памяти, леди занималась им, некому было отдать распоряжения. И Файтер другой Триады, которая прибыла на помощь, но чуть опоздала, попав на остров, когда битва уже завершилась, приказал снять с умири шкуру. Он не знал, что зверь спас магов, подумал, что лордам и леди пришлось биться не только с ньясами. А врага уважать не принято. К тому же — зачем добру пропадать? Шкура умири очень ценится, ведь она долго сохраняет эманации силы зверя, и служит отличным оберегом. Дед очнулся и смог внятно разговаривать только через три месяца. Когда он узнал, как поступили с кошкой, то сначала хотел приказать, чтобы шкуру похоронили в могиле зверя, но скоро заметил, что ему стало лучше, стоило внести мех в его комнату. Унесли — состояние ухудшилось. Вернули — выздоровление пошло быстрее. Так её и оставили в доме, а когда на острове достроили дом, то семья деда перебралась туда, и забрала мех умири с собой. Впоследствии шкуру постелили в детскую. В той комнате родился и вырос мой отец, а потом и я.

— Бедная киса… А помощник?

— Дань памяти о спасительнице. Когда для проектора я выстраивал магические каналы, то решил взять в виде помощника изображение умири.

— Как же зверь оказался на острове, ты говорил, что кошки не любят воду?

— Наверное, это была особенная кошка, или мы о них не всё знаем. К слову, когда началось строительство дома, пришлось расчищать лес, и рабочие нашли логово и двух мёртвых котят. Видимо, умири ушла сюда, чтобы вырастить потомство, поэтому и защищала остров, не жалея жизни. Если бы догадались прочесать лес раньше, возможно, нашли бы котят и смогли их вырастить.

— Какая печальная история! Но раз кошка помогала магам, как вышло, что теперь вы по разным сторонам баррикады? Почему вы их убиваете?

— Нам нужна их магия. Стабилизаторы редки, а Прорывы всё чаще и чаще. Много магов гибнет, мы не успеваем латать дыры. На кошек охотятся, чтобы маги и бездари могли выжить.

— Но можно же договориться! Зачем убивать-то…

— Ведьмы отказались помогать, а без них мы не можем найти с умири общего языка. Больше скажу — если умири заметит мага — она постарается его уничтожить. Поэтому тебе опасно выходить из дома, пока зверь не будет изловлен! Ладно, мне пора. Сигналки сообщают, что к острову приближаются высшие. Надеюсь, я удовлетворил твоё любопытство? Изучай книги, не скучай! Да, еду тебе доставят, только приложи руку к кухонному порталу, я его настроил.

Натка отрешённо смотрела сквозь мужчину, размышляя о незавидной участи магических кошек. И не успела отреагировать, когда лорд вдруг наклонился и прикоснулся к её губам.

По телу словно разряд тока прошёл…

— Не скучай! — Адриан оторвался от губ девушки, ласково провёл пальцами по её щеке и, сделав шаг назад, активизировал переход.

Наташа мечтательно вздохнула — на неё ещё ни один мужчина так не смотрел. И никто её так не целовал… Ни разу за все двадцать два года!

Как тут не потерять голову?

И сама на себя рассердилась — ишь, рассиропилась!

Я тут временно! Вре-мен-но! И точка! Никаких шуры-муры, никаких привязанностей и долгоиграющих отношений! Он только поцеловал, а у меня уже и коленки задрожали! Если я буду и дальше на него так реагировать, а лорд не прекратит поползновения, рискую окончательно потерять голову. А там недалеко и…

Для полного счастья мне только не хватает вернуться домой с иномирным «сувениром» в подоле!

Конечно, дети — это цветы жизни и всё такое, но лучше, если они расцветают на родной клумбе, как минимум, однокомнатной. Двушка, конечно, предпочтительнее, но пока на неё заработаешь, «цветы» бабкой сделают. Поэтому агронома для обеспечения бесперебойного севооборота лучше выбирать из тех, у кого есть личное поле или, как минимум, собственный газон. К слову, «цветам жизни» намного лучше расти под присмотром обоих «садовников», но что-то подсказывает, что лорд ни за какие коврижки не соблазнится сменить прописку. Поэтому в его сторону думать нечего!

Встряхнувшись, Натка мысленно отвесила себе прочищающую мозги оплеуху и решила заняться чтением.

Так, так, и что нам тут выбрали для изучения?

«Агерит и его обязанности в Триаде» — интересно и, наверное, полезно.

«Этикет придворный, для малых выходов и повседневный» — не особенно интересно, но, наверное, необходимо.

«Высшие маги Делларии — семьи по рангу, выдающиеся представители, заслуги перед королевством» — не интересно и вряд ли будет полезно.

«Королевская династия Делларии» — а это ей к чему?

Натка бегло просмотрела содержание — Адриан издевается? Зачем зубрить имена королей, и кто кому наследовал, не лучше ли заняться изучением магии?

Но ни одной книги по магии, ни одного учебника или справочника лорд не предоставил.

Да уж…

Девушка вздохнула и решила начать с первой книжки. К слову — совсем тоненькой, в отличие от «Королевской династии» и «Высших магов Делларии».

Спустя час, потирая глаза, отвыкшие от чтения в полумраке, она откинулась на спинку стула и задумалась.

Агерит — связующее звено Триады. Тот, от кого зависит боеспособность и неуязвимость боевой единицы. Чем прочнее связь между Файтером и Агеритом, тем сильнее Триада. В идеале — Стабилизатор и Нападающий должны состоять в паре, то есть, иметь друг к другу эмоциональную и физическую привязанность.

Эмоциональную — понятно. Впрочем, насчёт физической сомнений тоже нет. Но в паре? Это они так называют брак или?

Ладно, к ней этот пункт отношения не имеет, хотя… зачем тогда Адриан озвучил, что ему позволено самому выбрать себе жену?

Наташа снова тряхнула головой, выбивая лишние мысли, и вернулась к брошюре.

Если представить Нападающего и Защитника в виде ёмкостей, наполненных магией, то Агерит, условно говоря, трубки, которыми они соединяются друг с другом.

Можно сказать, Триада — это сообщающиеся сосуды, отсюда и её неуязвимость, и поражающий эффект.

И выходит, что Стабилизатор со своим крошечным резервом — самый слабый из магов Триады. Но с другой стороны, именно он делает боевую единицу практически непобедимой.

Натка вернулась к той части, где описывалась необходимость особенно доверительных и тёплых отношений в Триаде.

И задумалась — вот как теперь понять, Адриан на самом деле испытывает к ней чувства или он просто её приручает для более полной совместимости каналов?

Вернувшись в начало, она снова перечитала весь текст — а где про ритуал Слияния?

Ни слова…

Но — Наташа напрягла мозги — эта брошюра предназначена для Стабилизаторов, поэтому роль Агерита в ней подана только с одной точки зрения. Но у неё же есть пособие для Файтеров!

Вскочив, чтобы бежать в спальню за накопителем, Натка почувствовала увесистый толчок и плюхнулась обратно на стул.

— Мура, что ты делаешь? — с укоризной спросила она у материализовавшейся в каморке кошки. — Оу… Спасибо!

Умири положила ей на колени алый кристалл и скромно отступила в сторону.

— Как же ты учила его открывать? — покрутив накопитель в руках, девушка попыталась сжать пальцы и едва не подпрыгнула, когда прямо в воздухе перед ней развернулась картинка.

Немного поколебавшись — как же ей управлять содержимым кристалла? — Натка неуверенно ткнула пальцем прямо в голограмму, в самую тонкую книжку. И две другие тут же пропали, а выбранная увеличилась в размере и развернулась, словно предлагая себя прочитать.

— До чего техника, то есть, магия дошла, — пробормотала попаданка и вгрызлась глазами в текст.

Первая часть брошюры почти повторяла то, что она читала в пособии для Стабилизатора. А вот вторая…

М-да, недаром в пособии для фиолета о Слиянии не было ни слова!

Цель ритуала заключалась в насильственном соединении каналов Агерита и Файтера. И проводился он в том случае, если у фиолета не возникала естественная привязанность к Нападающему. Причём, мнение самого фиолета никого особенно не интересовало, потому что каждый выявленный Агерит обязан был в течение полугода прикрепиться к свободному Файтеру. Что будет, откажись новый Стабилизатор войти в Триаду, написано не было, но Натка и без подсказок подозревала, что ничего хорошего.

Родился груздем — полезай в кузов! Иначе так и так тебя не червяки, так белки или ежи съедят…

Ниже обнаружилось описание ритуала, но Наташа прочитала его, как говорится, по диагонали, твёрдо решив, что никогда на такое не согласится. Благо, что совсем без её ведома провести его невозможно — там и чтение особых заклинаний, и обмен кровью, и специальная татуировка — особая руна, которая закрепляет процедуру.

И коротенькое пояснение для Нападающего — какие изменения должны произойти после ритуала.

Во-первых, несчастный, насильственно привязанный Агерит, влюбляется в Файтера по уши, и всю оставшуюся жизнь живёт только служением своему господину.

Во-вторых, у Нападающего происходит обратное — отторжение. То есть, влюблённый Стабилизатор становится ему неприятен, поэтому Файтеру приходится прилагать много сил, чтобы фиолет этого не заметил.

Книжка рекомендует Файтеру обращаться с привязанным мягко, бережно, стараться не злоупотреблять властью, потому что Агерит, лишённый поддержки и одобрения Нападающего, выгорает в несколько раз быстрее. В дополнение автор пособия советует применять Слияние в исключительных случаях, когда ни к одному из свободных Нападающих у Стабилизатора не появилась естественная симпатия.

Подробно не освещалось, но между строк можно было понять, что при естественном сближении срок жизни Агерита неизмеримо больше. А если Нападающий и Стабилизатор вступали в брак — вот оно! — то выгорание Агериту не грозило, и он жил так долго, сколько и его супруг. Но здесь существовало условие — брак должен был заключён по взаимной любви, а Натка уже поняла, что высшие связывать жизнь с простолюдинами не стремились. Вот и выгорали Стабилизаторы один за другим, не оставляя потомства. Удивительное разбазаривание ценных ресурсов!

В общем, родиться на Стеларре магом фиолета — большая неудача. С одной стороны — ты ценность. С другой — почти вещь. Ещё и проживёшь меньше других. Если тебя не полюбят.

И сердце снова сжалось… а если Адриан в неё по-настоящему влюбится???

Глава 10.

Книгу о королях просмотреть пришлось, как и сборник магических семей Делларии, но Наташа ограничилась поверхностным ознакомлением. Лорд обещал проверить, что она выучила, сошлётся на плохую память. Дескать, читала, да в голове удержалось только это.

А остаток дня она решила посвятить изучению «Практической магии для начинающих».

Чтобы Адриан не смог застать её врасплох, Натка вернулась в свою спальню и приставила, словно случайно, к двери стул.

Мура картинно фыркнула и закатила глаза.

— Что не так? — поинтересовалась Наталья. — Есть другой способ?

Кошка кивнула.

— Ну и как мне его применить, если я понятия не имею, о чём идёт речь, и не умею колдовать? А ты понятие имеешь, только не можешь объяснить, — расстроилась начинающая магиня.

Кошка снова фыркнула, потом выразительно посмотрела на кристалл.

Понятно, ответы должны быть в книге.

И она их нашла! На сто седьмой странице «Практической магии» обнаружился заголовок новой главы: «Как поставить простейшую сигнальную нить» — то, что надо!

С энтузиазмом новоиспечённая магиня принялась кастовать.

Сначала мало что получалось, всё-таки резерв ей и вправду достался небольшой, а вся магическая практика состояла из умения заряжать накопители.

Следуя за подсказками книги, Наташа раз за разом старалась воссоздать охранную нить, но та никак не хотела воплощаться.

Наконец Мурке надоело смотреть на мучения Ведьмы-недоучки, и кошка укусила Наташу за руку.

— Ай! — девушка с обидой посмотрела на зверя, потом на прокушенную ладонь, по которой перезревшей брусникой стекали капли крови. — Больно же! За что?

Мура ткнулась носом в пострадавшую конечность, а затем прошлась шершавым языком, слизнув и кровь, и ранки от клыков.

— Не только калечишь, но и лечишь, — задумчиво произнесла Наталья, рассматривая абсолютно целую кожу. — И для чего это было? Попробовала меня на вкус — гожусь ли на роль закуски?

Почему-то она совсем не испугалась, хоть укус был не только неожиданным, но и довольно болезненным.

«Для того чтобы нормально общаться», — раздалось в Наташиной голове.

Девушка вздрогнула и посмотрела на зверя.

— Это… ты?

«Я, — не стала отказываться кошка. — Наконец-то можно разговаривать. До ужаса надоело изображать из себя немую».

И умири встретилась взглядом с потрясённой Наташей.

— А почему, — начала девушка, но кошка её прервала.

«Сначала поставишь сигнальную нить, потом все вопросы. Положи руку мне на голову, — скомандовала киса.

Натка машинально подчинилась, и почувствовала, как внутри неё словно сквозняк пронёсся. Просто ощущение было такое, словно внезапно распахнулись все двери, и магия, что упрямо отказывалась что-либо создавать, с готовностью выплеснулась наружу.

«Осторожнее, — недовольно пробормотала Мурка, перехватывая сиренево-фиолетовые сполохи, разлетевшиеся по комнате. — Для сигналки достаточно десятой доли того, что ты задействовала. Попробуй ещё, только не торопись. Смотри в книгу и повторяй заклинание!»

С пятой попытки получилось.

«Теперь ты почувствуешь любого, кто войдёт в дом, — с удовлетворением объяснила кошка. — Можно заниматься, не опасаясь, что нас застанут врасплох».

Какое тут заниматься? Всамделишная говорящая кошка! У неё в голове….

«Я сошла с ума, какая досада», — вспомнился милый мультфильм про Карлсона.

— Мур… Кстати, а как тебя зовут?

«Как хозяйка назвала — Мура, — довольно сощурилась умири. — Мурррка-а! Мне нравится!»

— То есть до встречи со мной у тебя не было имени?

«Имя даёт хозяин! — подтвердила кошка. — Не всем везёт найти хозяина, мне посчастливилось!»

— Почему?

«Хозяином может стать только тот, у кого есть дар. Лучше всех, конечно, Ведьмы, но их так мало, что на всех не хватает. Они умеют смотреть сердцем, и не пытаются убить, едва завидев одного из нас. Поэтому большинство ум’мирри остаются без имени и проживают жизнь, не оставив потомства».

— Но маги? Магов же полно! Потом, ты сама слышала, что говорил лорд — они тоже хотят сотрудничать с кош… с умири!

«Ум’мирри, — поправила Мурка. — К сожалению, они не дают нам и шанса всё объяснить, обращаясь с нами, как с неразумными животными. Чтобы получить возможность общаться, маг должен дать ум’мирри имя, и таким образом, стать его хозяином. А потом позволить себя укусить. Маги же давать имя даже не думают, зато сразу пытаются или в клетку засунуть, или магический ошейник нацепить, и начинают насильно тянуть магию. Это очень больно… А за попытку укусить убивают на месте».

— Так давай я Адриану всё объясню! — воодушевилась Наташа. — Расскажу, насколько они заблуждаются, и у вас всё наладится.

«Он тебе не поверит, это раз. И сразу догадается, где меня искать, это два. Надеюсь, ты не хочешь, чтобы меня убили?»

Натка помотала головой.

«Тогда лорд не должен догадаться, что я прячусь в доме».

— Хорошо, буду молчать. Объясни, зачем вам хозяин?

«Хозяин даёт имя и позволяет объединять магию. Благодаря этому мы становимся взрослыми и можем иметь потомство. Взамен мы помогаем магам, усиливая их собственный дар. Нашим видам не выжить друг без друга, но знание про симбиоз магов с ум’мирри людьми потеряны, и они не только медленно вымирают сами, но и при каждом удобном случае нещадно нас истребляют».

Потрясённая Натка собиралась задать новой подруге ещё тысячу вопросов, но неожиданно почувствовала, как внутри неё что-то натянулось. Словно струна, которая вот-вот лопнет.

«Сработала сигналка, — первой сообразила кошка. — Я чувствую нашу общую магию. Кто-то сейчас войдёт в дом».

И растворилась в воздухе.

Странное дело — Наташа Мурку не видела, но каким-то шестым чувством знала, что ум’мирри отошла в угол комнаты и там замерла.

«Накопитель!» — прозвучал в голове кошачий голос, и девушка бросилась сворачивать голограмму с раскрытым учебником по практической магии.

Вовремя — едва она успела спрятать кристалл под подушку, как раздались шаги, и в дверь постучали.

— НатаЛи, это я. Войду?

— Д-да, — с запинкой, с трудом выравнивая сбившееся от волнения дыхание, отозвалась девушка.

— Очень устал, — пожаловался мужчина. — Прочесали весь остров, но тварь словно сквозь землю провалилась! Поужинаешь со мной?

Конечно, она пошла — не столько чтобы поесть, сколько чтобы выслушать, что лорд ей расскажет.

— Очень хитрый кот, очень, — как бы сам с собой, бормотал Адриан, накладывая себе на тарелку целую гору еды. — Чувствуем — где-то здесь, но ни одна ловушка не срабатывает! Впрочем, тут столько остаточной магии умири, что сложно определить, чьи эманации — того, что нечаянно спас моих деда с бабкой или нового зверя, который явился, чтобы кем-то из нас пообедать.

— Нечаянно спас?

— Конечно. Зверь защищал от ньясов своих котят. Если бы не они, он и не подумал бы помогать людям. Ладно, расскажи, чем ты занималась? Прочитала, что я тебе оставил? Предупреждаю, что пока мы не выловим умири, выходить из дома небезопасно. Придётся посидеть в доме, но зато у тебя будет больше времени для учёбы.

Лорд прожевал очередной кусок и с сожалением добавил.

— А чтобы ты не сидела целыми днями в одиночестве, придётся пригласить сюда леди Леону. Намного раньше, чем я рассчитывал…

— Но мне не скучно! — поспешно возразила Наташа. — Буду читать книги, а ты проверять, как я их усвоила. Когда будет время.

Только соглядатая ей тут и не хватало! Когда тот самый ум’мирри, которого героически выслеживают маги, отсиживается у неё в спальне!

— Понимаю, вы не особенно поладили, — грустно кивнул Адриан и отложил столовые приборы в сторону. — Наверное, я должен объяснить… Мы с Леоной знаем друг друга с самого детства, и наши родители давно мечтают породниться.

У Натки перехватило горло — зачем ей это знать??? Она не имеет на Адриана никаких видов… Ну, почти не имеет! Он такой… такой… Но не её!

Пусть женится с кем угодно, ей-то какое до этого дело?

— Я знаю, что Леона давно в меня влюблена, поэтому она настояла, чтобы мы с Дерзией прошли ритуал Слияния. Как она убедила подругу, я не знаю, но та согласилась. И я пошёл у Леоны на поводу. Потом жалел ужасно, но что сделано, то сделано.

«Понятно, зачем ей Слияние, — прозвучал в голове голос Муры. — Леди боялась, что лорд ответит на чувства подруги. Тем более, она была Агеритом, а у Файтера всегда есть тяга к Стабилизатору. Подстраховалась».

— Ты слышала, что она уже не раз напоминала мне о ритуале, но с тобой я его ни за что проходить не стану! Леона ревнует, не сердись на неё, пожалуйста. И постарайся поладить!

— Зачем мне это? — не удержалась Наташа. — Ладить с ней?

— Потому что она наш Эгида. Мы теперь все трое крепко связаны, понимаешь? Потом, Леоне сейчас нелегко, а скоро станет ещё труднее, потому что… Потому что я, — мужчина взял Наташу за руку и ласково погладил подушечкой большого пальца её кожу на запястье, — выбрал не её, а тебя.

* * *

Ловерид галопом оббежал Дом, повертел головой и сам себе приказал успокоиться.

Накопители! Ему нужны накопители, тогда он сможет сгенерировать поисковое заклинание!

Помоги, Единый, он же продал всё, что иномирянка успела наполнить, а захватить из дома другие кристаллы, розовые или зелёные, не догадался.

Ехал к глупой, доверчивой девчонке, которую обвести вокруг пальца ничего не стоило, зачем бы ему брать с собой накопитель? Подарки вон накупил, а она…

Кто же знал, что пока он путешествовал в столицу, искал подходные пути к коронеру и торговался с ним, его «бизнес-проект» сделает ноги? Вот кого Наталья могла встретить в глухом лесу?

Что она жива, здорова и физически не страдает, он в курсе. После первого случая, когда глупышка едва не выгорела, прикрепил к ней оповещающее заклинание, чтобы успеть вмешаться, если девчонка опять перестарается с резервом. Жаль, что не догадался заодно и следилку к ней привязать!

Тут мужчина вспомнил, что в последнее посещение он забрал не все кристаллы — один, заполненный всего на две трети, он оставил Наташе. Пока девушка не вляпалась в новые неприятности, она вполне могла успеть его зарядить, а если не успела, то он воспользуется тем, что есть.

Племянник своего дяди рванул назад в Дом, надеясь, что Наталья положила накопитель в ящик — как поступала с другими готовыми кристаллами. Не с собой же их таскать, ведь можно нечаянно повредить или потерять!

Увы! — мужчина перевернул Дом вверх тормашками, но вожделенный кристалл нигде не обнаружился.

Похоже, глупышка забрала его с собой. Но, помилуй Единый — зачем??? Разгуливать по государству, размахивая фиолетом — это то же самое, как нацепить на себя драгоценности и в одиночку отправиться гулять поздно вечером по задворкам Трёх вокзалов.

Неужели кто-то посмел открыть ей тайну фиолета? Кого принесла нелёгкая, и, главное, где теперь искать эту дуру?

Всё-таки надо было немного просветить девчонку о природе и ценности дара. Настращать, чтоб от всех незнакомцев шарахалась, и думать не думала вступать с ними в беседу! А теперь Наташа и не подозревает, что стоит любому одарённому с ней пообщаться, как он быстро поймёт, какой дар прячется за привлекательной внешностью иномирянки! И глупая попаданка может помахать ручкой планам на возвращение домой, потому что не успеет опомниться, как её присвоят. И хорошо, если живой, а то прихлопнут, сцедят магию, а тело прикопают.

О чём она думала, идиотка? И о чём думал он сам, оставляя её без присмотра на такое долгое время? Расслабился за четыре месяца…

Над головой взбешённого и одновременно расстроенного мужчины раздались скребущие звуки. Задрав голову вверх, Ловерид обнаружил на потолке печального Хранителя.

— А ну-ка, иди сюда! — приказал он магическому существу. — Выкладывай, что здесь произошло?

Хранитель недовольно дёрнул лапками, показывая, что не расположен к общению, но дядиному племяннику терять уже было нечего. Подхватив насекомое воздушной петлёй, он приземлил его на стол, и крепко спеленал магией.

— Показывай!

Паук обиженно задёргался, потом протранслировал, что задыхается рядом с испорченными продуктами. Ловерид даже головой потряс, когда прямо перед глазами возникло изображение бьющегося в конвульсиях паучка.

— Тьфу, шантажист, — выругался мужчина, но бережно переместил Хранителя в дальнюю комнату, на кровать беглянки.

— Рассказывай!

Паук нарочито-медленно проверил, как сгибаются-разгибаются все лапки, потом почистил брюшко, и только тогда, когда у мага уже едва дым из ушей не шёл, приступил к трансляции.

Ловерид считывал мелькающие образы и едва за голову не хватался: это же надо было случиться такому невезению! Раненая двойка, то есть раненый Нападающий! Понятно, что магия выкинула пострадавшего к ближайшему Дому Ведьмы. Видимо глупая Наташка и не подумала сопротивляться зову, отправилась в лес и магия вывела её к раненому магу. Ну и конечно же, сердобольная иномирянка, вместо того, чтобы опрометью бежать от незнакомцев, кинулась спасать, помогать, лечить… Ещё и притащила магов в Дом!

Ловерид с ненавистью посмотрел на паука.

— Почему допустил? Ведь мог заблокировать зов! Мог не пустить пришельцев внутрь! В конце концов, должен был задержать девчонку — посидела бы взаперти, подумала.

Ньяс с ними, с кристаллами! Во всяком случае, он уже неплохо обогатился, спасибо Единому! Но как теперь вернуть иномирянку? Двойка не выпустит такую добычу, а если они как-то уговорили Наташку на обряд, то можно считать, что она умерла.

Снова замелькали образы — Хранитель пытался оправдаться.

— Как это — не мог? Что за ерунда? Они появились у Дома, будучи уже связанными? Это как??

Ловерид растерянно просматривал картинки — как Наташа подходит к лестнице, как заводит за собой импровизированные носилки с раненым, а потом отдельно приглашает спутницу пострадавшего мага. Следом шли кадры лечения Нападающего.

К сожалению, звук Хранитель передавать не умел, поэтому о содержании разговоров можно было только догадываться.

— Видимо, в ней скрывался не только фиолет, но и ведьминский дар, — пробормотал Ловерид себе под нос. — Странное сочетание, никогда такого не бывало, чтобы у Ведьмы была ещё и истинная магия! Но как Наташа могла связать свою силу с силой Файтера, ведь она ни ньяса не знает о магии, а Нападающий явно был в отключке?

Произнёс и замер, поймав мелькнувшую мысль.

— Без сознания — вот оно! Файтер сильно пострадал и, наверное, умирал, а эта глупышка полезла его спасать, невольно запустив процесс слияния магии!

Мужчина оставил Хранителя в покое: паук на самом деле не виноват. Девушка выполнила работу Ведьмы — спасла раненого. Не впустить чужаков в Дом Хранитель не мог, раз и.о. Ведьмы, которую Дом признал за временную хозяйку, их сама пригласила.

И остановить Наташу, запереть её в Доме не получилось бы, раз она умудрилась обменяться магией с Нападающим. По большому счёту, она теперь за ним, как нитка за иголкой — и не удержишь!

Погрузившись в размышления, не экономя резерв, Ловерид развоплотил пропавшие продукты и навёл в Доме порядок.

В принципе, найти похитителя не настолько сложно — ясно, что эта двойка с Рубежа. Имена магов, которые в данный момент находятся на дежурстве, установить легко. Правда, для этого ему придётся самому отправиться на Рубеж, а там не особенно спокойно — с неделю назад случился очередной Прорыв, а следом, всего через сутки — второй. Видимо, во время одного из них Файтер-грабитель и получил серьёзные ранения. Жаль, что иномирная тварь промазала… На сколько меньше у него теперь было бы проблем!

В Доме ему больше было нечего делать, поэтому Ловерид оставил сигнальное заклинание — на случай, если беглянка вдруг вернётся сама — и вернулся в замок. Там поведал дяде с матушкой очередную рассказку о причине срочного отъезда. Выгреб все накопители, которые нашёл, прихватил немного денег и рано утром следующего дня взял курс в сторону Рубежа.

К сожалению, переходить на границу порталом могли только высшие, всем остальным, кому взбредёт в голову идея поиграть с судьбой в рулетку, приходилось добираться своим ходом. Пять-шесть дней, если не жалеть лошадей, и он будет на месте. А там уже посмотрит, далеко ли у иномирянки зашло дело с Нападающим, и решит, как с ней лучше поступить.

В любом случае, он не может пустить всё на самотёк: девушку нужно срочно возвращать на Землю. Или не менее срочно ликвидировать. Потому что для него она — настоящее атакующее заклинание с произвольным сроком активации. Никогда не узнаешь, когда Наташа проговорится. А если до Его величества дойдёт информация об иномирянке, он первым делом поинтересуется, по чьей халатности она попала в Стеларр, и кто додумался поселить её в Домике Ведьмы!

Несанкционированное посещение другого мира, само по себе серьёзная провинность, а уж то, что он притащил в Делларию иномирянку, тянет минимум на запечатывание дара и пожизненную ссылку.

Король не станет рисковать подданными, ведь когда слух о проникшем на территорию королевства иномирном выходце просочится в народ, то государство накроет самая настоящая паника. Все знают, что из-за Рубежа приходят только опасные твари! Даже думать не хочется, что с ним, с Ловеридом, сделает Его величество, если до этого не растерзают соотечественники!

И мужчина пришпорил лошадь, заставив ту существенно прибавить ход.

К Рубежу он добрался только на седьмой день. К сожалению, если предыдущая лошадь не выдержала тягот путешествия, то ни магия, ни сольди не помогут добыть в глухом лесу новую.

Ловериду пришлось несколько часов шагать на своих двоих, пока его не догнал обоз. Продать лошадь ему отказались, но зато бесплатно предложили подвезти на одной из повозок. Весьма кстати — с непривычки к пешей ходьбе он сильно сбил ноги.

— И какие на Рубеже новости? — попытался он разговорить возчика.

— Не знаю, — пожал плечами тот, — я товар вожу, большую часть года в дороге. Вот приедем — отосплюсь, с женой намилуюсь, товар старшему сыну сдам, он у меня лавке стоит, и назад. А что делать? Даром никто ничего не принесёт, а магии у меня с гулькин нос. И та — бытовая.

— На Рубеже главная новость — это отсутствие плохих новостей, — отозвался другой возчик. — Нет Прорыва — и славно. А то вон, два подряд случились! Мы как раз в поездку отправлялись, думали уж, что тут нам всем и конец.

— Что так? Высшие на страже. Они не допустят!

— Да, на страже, — не стал спорить мужик. — Только довелось мне увидеть, каково это — всех богов вспомнил — и Единого, и древних забытых, и бога бездарей!

— Расскажи! — попросил Ловерид, думая скоротать за разговором дорогу.

— Мы уже отъехали от посёлка на парс*, как земля дрогнула, грохнуло — ну, тут понятно — Прорыв. Что делать знаем: коней с повозками свели с дороги, распрягли, что ценное — за пазуху, что б, если чего, верхи и уносить ноги. И ждём.

А у меня, как на грех, живот скрутило.

— От страха? — весело предположил третий возчик, подобравшийся поближе, чтобы тоже послушать.

Благо, ширина дороги позволяла, чтобы три повозки ехали бок о бок.

— Сам ты — «от страха», — обиделся мужик. — Да хоть бы от него — не зазорно! Ты видел тварь? Я видел… А прихватило — сам виноват: перед отъездом не удержался, выдул полкринки кислого молока. Ну, так захотелось, словно на сносях. Вот и… В общем, отдал я лошадь товарищу подержать, а сам за камни. И только нашёл подходящее место, как невдалеке раздался рёв. Я и забыл, зачем шёл — подкрался поближе, да выглянул.

Мужик со значением посмотрел на слушателей и подстегнул лошадь.

— Во-от! А там битва! Огромная тварь — ньяс, подбирается к Триаде. У меня от страха ноги к месту так и приросли.

— И в кустики уже не надо, наверное? Только в речку — портки отстирывать.

— Не, там всё от страха так заперло, — добродушно отозвался возчик, что я потом через четыре дня только и распечатался. Смотрю я — тварь нападает. Ка-ак ударит хвостом, я думал, хана магине! Но она увернулась, а хвост в скалу впечатался, и кусок вот с эту повозку в меня полетел, я едва успел за ствол сайва отпрянуть. Выглянул — Файтер бьёт по твари зорбами. Ловко так — раз! — и ньяс упал. Ещё — и он дымится. Только собрался выдохнуть, как откуда ни возьмись второй ньяс и хвать вторую магиню, которая за Нападающего держалась. Да не ухватил, будто соскользнул, Файтер его тут же тремя зорбами спалил. И будто отпустило всё, а то такое напряжение в воздухе — не могу передать. Та магиня, которую чуть не схватили, так на землю и рухнула, маг её поднимать, а вторая магиня, которая от хвоста увернулась, за голову обморочную придерживала. Во-от! И маг что-то сделал, та на глазах ожила, а я уж думал, что конец бедняге.

— А дальше?

— А что дальше? Дальше вторая магиня подняла с земли такие штучки… забыл… А, дальнозоры! Отдала их обморочной, и я решил, что лучше мне убраться. Кто их знает, магов? Может быть, им не понравится, что кто-то наблюдал за боем?

— Дальнозоры? — Ловерид насторожился, соскочил в дорожную пыль и подобранной тут же веткой нарисовал очки, — Такие?

— Да, похожи. Но я находился не особенно близко — там обрыв, а бой был метров на десять ниже — на другом скальном языке, — возчик задумался, потом продолжил, — Да, метров на десять ниже и метров на пятьдесят в сторону. На зрение не жалуюсь, похожи, но не поручусь.

В принципе, Ловерид и так уже узнал, что хотел — это могла быть только Наташа. Её очки ни с чем не спутаешь, тем более что маги не носят дальнозоры, это участь нищих бездарей. У кого не хватает денег на целителя.

Вот как — прикарманили девчонку и уже пристроили к работе?

— А когда это было? — спросил он у рассказчика.

— Как за товаром выехали, — тот хлопнул по боку своей повозки. — Декаду назад или чуть меньше? Когда у нас последний Прорыв-то был?

— А вот доедем, там и спросим — когда, — хмыкнул самый молодой из обозников, поправляя на ходу шлею. — Может, пока ездили, ещё один случился, только маленький, вот мы и не слышали?

В посёлке Лови, как зовёт его мать, поблагодарил попутчиков, и отправился к коменданту. Такие правила — каждый маг обязан заявить о своём прибытии местному главе.

— Какими судьбами? — поинтересовался комендант, изучив бумаги Ловерида. — У нас тут неспокойно. Потом, Рубеж Королевский коронер посетил, так что неудачное вы время выбрали для экскурсий, молодой человек! Случись что — кто отвечать будет?

— Я к барьеру и не собираюсь, — отмахнулся путешественник. — А что же коронер? С инспекцией?

С одной стороны, лишний раз глаза мозолить не хотелось бы, но с другой, тот ещё не знает, что новых кристаллов с фиолетом больше не будет, поэтому дядиного племянника, если что, поддержит.

— Можно и так сказать. Сам найдёшь, где ночевать, или помочь?

— Найду!

И нашёл — туриста приютили в одном из домов, построенных для Триад. Конечно, не сами хозяева, а оставленный для присмотра слуга, Лови остановил его неподалёку от комендантского дома и спросил, кто тут пускает путников на постой.

— У коменданта был? — поинтересовался пожилой слуга.

— От него иду.

— Надолго тебе?

— Ночь-две.

— Тогда могу устроить, у меня тут целый дом пустой. Но разумеется, не на хозяйской половине, а внизу.

— Согласен, — обрадовался молодой маг. — Седьмой день в дороге. Я не даром!

— Ну, пошли. Бумаги покажешь?

— Как до места дойдём.

К счастью, идти оказалось недалеко.

— Вижу, что не простой ты маг, — внимательно изучив предложенную монету, изрёк пожилой слуга, — но в покои господ не пущу. Ни за какие деньги! А если не брезгуешь, то ночуй в комнате лакея. Его тут сейчас нет — когда маги в отъезде, лакею делать нечего. У нас чисто, и есть чем поужинать. А если ещё накинешь монетку, то найду, чем тот ужин запить.

На том и порешили.

Ловерид впервые попал в дом для Триады, поэтому с любопытством осматривался — богато! Словно не Рубеж, а столица — ковры, статуи, позолота и гобелены на стенах.

— А кухня-то где? Кто-то обещал ужин, а тут едой даже не пахнет.

— Так кухонный портал есть, — невозмутимо ответил старый слуга. — Прямо из господского дома кушанья подают. Конечно, не как хозяину, а с чёрной кухни. Туда доложили уже, что господа в охотничий домик отправились, а я, стало быть, тут. Я всегда тут — можно сказать, привратник.

Пожилой слуга рассмеялся.

— Смотри, как работает.

И достал из небольшой ниши блюдо. Следом ещё одно, потом кувшин и тарелку с хлебом.

— Не шибко много для двоих, да в замке знают, что я тут один, — развёл он руками. — Если не хватит, то могу добавку попросить. Надо только импульс послать, чтоб прямо сюда вдарил, тогда пришлют ещё что-нибудь.

— Не надо, — решил не афишировать своё присутствие Ловерид. — Нам хватит, я не привык набивать брюхо под завязку.

— Это правильно, это ты молодец! — обрадовался слуга. — Тогда поделим кушанья, да за дело! А вина можно у каны Витары купить, её дом у лавки, за три улицы. Сходить? Медяшка кувшин.

— Не надо, поздно уже, вдруг маги вернутся, а привратник мало того, что постороннего пустил, так ещё и выпивши.

— Не, маги не вернутся. Лорд на две декады отбыл — налаживать связь с новым Агеритом. С прошлого года без Стабилизатора мучился, а тут свезло — после предпоследнего прорыва вернулся с новым. С новой.

— Девица?

— Да. Немного странная, но что с простолюдинки взять? Не поверишь — она дальнозоры носит, то есть, из совсем бедного рода.

Ловерид про себя подивился, как ему удаётся идти строго по следу пропажи — сначала возчик, теперь вот оказался в доме умыкнувшего Наташу лорда.

— А далеко ли тот охотничий домик?

— Далеко — на землях господина. Зачем спрашиваешь?

— Прикидываю, сколько магу надо времени, чтобы вернуться. Переживаю, чтоб не застал врасплох. Да и сердить Файтера не хочется.

— Так высшие порталами ходят, миг — и тут. Лорд Адриан не злой, он хороший хозяин. Справедливый. Здесь принято помогать друг другу, так что за тебя меня никто ругать не станет. Наверное.

— Имя-то можно твоего хозяина узнать? Чтобы знать, кого за кров и еду перед Единым поблагодарить.

— Да можно, в том тайны нет, — сам себе кивнул слуга. — Лорд Адриан.

— И всё?

— Не переживай, Единый поймёт, кому предназначается благодарность, — мужчина собрал со стола пустую посуду и отправил её в ту же нишу. — Здесь, на Рубеже, нет титулов, здесь все высшие равны, все только лорды и леди. Пошли-ка спать, поздно уже.

Лёжа в комнатке лакея, Ловерид сортировал в голове полученные сведения. По всему выходило — Наталья увязла крепче, чем он думал. Мало того, что она попала в Триаду, так, судя по обстановке дома, Файтер Триады не простой лорд. Вернее, все главы Двоек и Триад являются высшими магами, как и Защитники. Вот Стабилизаторы чаще всего, простолюдины. Но по этому дому, по разрешению покинуть Рубеж на целых две декады — это во время дежурства-то! — можно было догадаться, что глава этой Триады не так уж прост.

Ловерид подумал, что больше ничего вытянуть из привратника не получится, если он не хочет, чтобы тот насторожился и доложил коменданту о странном путешественнике.

Но информация нужна. Значит, придётся добывать её из другого источника.

Он не может терять время, отправляясь в столицу на лошади, тем более что и лошади-то у него больше нет. И каждый день промедления может стоить Наталье жизни, а ему — бесчестья и лишения магии.

К счастью, на Рубеже сейчас находится тот, кто способен предоставить ему портал. И кому комендант тут же назовёт имя владельца этого дома — не укороченное, а полное — с именем рода. Тот, кто пока заинтересован в Ловериде, и поэтому должен отозваться на просьбу о помощи — Королевский коронер.

Осталось только придумать, под каким соусом ему свои просьбы ему всё преподнести. И как с ним увидеться.

С этими мыслями Ловерид заснул, настроив магию так, чтобы проснуться с рассветом.

парс* — примерно десять километров

Глава 11

— И что это означает? — переспросила Наташа. — В каком смысле — ты меня выбрал?

— Я выбрал тебя любимой женщиной, — лорд поднёс руку Натки к своим губам и, глядя ей в глаза, поцеловал по очереди каждый пальчик. — Поэтому прошу проявить к леди Леоне терпение и понимание — ей будет непросто это понять. И принять. Помни, что ты уже её победила, будь к ней снисходительна.

Наташа растерялась — от его слов, от поцелуя — раньше ей ни один мужчина рук не целовал! — и не нашлась, что ответить.

С одной стороны — чертовски приятно знать, что вот этот вот красавец леди Леоне предпочёл её, простолюдинку НатаЛи. Простолюдинку — в глазах этого мира. С другой стороны — она же собралась домой?!

И по-хорошему, надо бы уже, как говорится, рвать когти. Слишком быстро развиваются события, слишком тонкая грань отделяет её от разоблачения. Что-то подсказывало, что иномирное происхождение на Стеларре вряд ли является достоинством. Если вспомнить, что в Прорывы сюда проникают сплошь чудовища, она не удивится, когда узнает, что, к примеру, иномирянок тут ловят и сжигают на кострах. Ну, или развоплощают, предварительно сцедив всю магию до капли.

Если бы не появление Муры, то скорее всего Натка воспользовалась бы накопителем уже в ближайшие дни. А кошка… на кого она её бросит? Сейчас ум’мирри может прятаться от преследователей в её спальне, а уйди Наташа, что будет с бедным магическим зверем? Ради дымчато-голубой красавицы ей придётся задержаться.

Да, исключительно ради кошки, а необыкновенно привлекательный лорд тут совершенно ни при чём!

И Наташа дала себе зарок — как только она пристроит Муру к хорошему магу или, на худой конец, поможет ей покинуть остров, так сразу и воспользуется бледно-розовым накопителем. Прыгнет к Ловериду, и пусть только тот попробует не отправить её домой!

Леди Леона прибыла на следующий после разговора день, и Натка с неудовольствием отметила, что ей совершенно не понравилось ни довольное лицо Эгиды — так и хочется предложить ей пожевать лимон — ни её взгляды на Адриана.

Как кот на сметану, честное слово! Вернее, кошка… Словно лорд — уже её собственность. Р-р-р!!!

Лорд с Леоной держался приветливо, можно сказать, по-дружески, и это тоже, почему-то, Наталью немного раздражало. Словно ей хотелось, чтобы мужчина обозначил перед Эгидой особое положение, которое Натка занимает в его сердце, но лорд вёл себя с ними одинаково. Наедине — да, она купалась в его нежных взглядах. При этом Адриан не пытался позволить себе большее, чем просто поцелуй её пальцев или мимолётное касание рук. Такое бережное отношение льстило и наводило на мысли, что мужчина ничуть не притворяется, а на самом деле влюблён. На худой конец — очарован ею.

И от этого в груди разливалось тепло, захотелось петь и танцевать.

Она в другом мире застряла, но все мысли занимает не возвращение домой, а некий лорд — она сошла с ума, не иначе.

Мура восторга девушки не разделяла, и всегда, когда слышала голос Адриана, тихо шипела и старалась скрыться.

«Наверное, это потому, что он охотится на ум’мирри, — думала Наталья. — Если бы была возможность рассказать магам, как на самом деле обстоят дела! Продемонстрировать им, что Мурка совершенно безопасна, готова помогать хозяйке и защищать её! Какие перспективы пропадают — и у магов, и у кошек! Глупо, когда люди не хотят замечать очевидного…»

Но магический зверь ни за что не соглашался показываться лорду, и Наталья вынуждена была молчать. Осчастливить насильно нельзя — это она хорошо усвоила. Раз Мурка против, значит надо искать другие способы примирения.

— Это твоя спальня? — в первый же день Леона бесцеремонно вошла в комнату, даже не подумав спросить у хозяйки разрешения. — Миленько, но тут же страшно тесно! О, какой пылесборник! Я бы посоветовала выкинуть эту шкуру, пока в ней не завелась моль или какие-нибудь блохи. Ей же, по-моему, лет сто пятьдесят или больше!

И сморщила совершенный носик.

— К счастью, это не твоя спальня, поэтому ты здесь не распоряжаешься, — не удержалась от шпильки Наташа. — А меня всё устраивает.

— Ну да, я и забыла, что ты слаще корня солодки ничего видела, — фыркнула Леона. — Не обижайся! Хочешь жить в пыли — твоё право, а я, пожалуй, воздержусь от посещений. Не хочу наловить каких-нибудь насекомых. Наши занятия будут проходить в большой комнате или в столовой.

Натка с облегчением выдохнула — ну и отлично! Чем реже к ней в спальню входят незваные гости, да и званые тоже, тем больше у Мурки шансов остаться непойманной.

— Заходи, когда я устроюсь. Сравнишь, как должна выглядеть спальня настоящей леди, — напоследок бросила Леона, и, старательно обходя шкуру, чтобы ненароком не наступить, вышла из комнаты.

С приездом Леоны распорядок дня у Натки претерпел существенные изменения. Похоже, леди решила впихнуть в нового члена Триады за полторы декады столько знаний, столько дочери высших получают за несколько лет обучения. К сожалению, речь шла не о магии, речь шла о правилах поведения при дворе. Больше всего Наташу удивило, что основной уклон был сделан не на столовом этикете, чего она всерьёз опасалась, а на поклонах. Выяснилось, что местные лорды и леди придавали огромное значение глубине «присядки» и другим бесполезным, на взгляд Наташи, мелочам.

Запомнить сходу мудрёные правила приветствий не получилось, поэтому Наташе пришлось их натурально зубрить, как таблицу умножения.

Например, перед Его величеством положено делать глубокий реверанс, когда одна нога коленом почти касается пола, спина при этом строго вертикальна, голова слегка опущена. Главное здесь — колено почти касается. Не дай Единый, коснётся — скандал, неуважение, ссылка!

Лордам и леди Первого круга можно было делать менее глубокий реверанс. Представителям Второго круга достаточно книксена, а самый низший, Третий круг, удостаивался лёгкого наклона головы. Это запомнить было не сложно, самый треш начался, когда Натка выяснила, что ей предстоит зазубрить добрую сотню магических семейств — не только по именам, но и запомнить, к какому кругу каждое из их относятся.

Если бы не возможность изучать магию по тайно скопированным книжкам, и не помощь Мурки, она бы с ума сошла.

К счастью, опыт учёбы «за себя и за того парня» сослужил добрую службу, и Наташа пока достойно выдерживала двойную нагрузку: днём зубрёжка под присмотром Леоны, а по ночам чтение «подпольной» литературы и практика по магии.

Надо сказать, магия давалась ей намного легче, чем дурацкий придворный этикет. Может быть, потому, что как учитель Мура оказалась намного талантливее, чем леди Леона?

— С кем ты постоянно разговариваешь? — как-то за завтраком огорошила Натку леди. — Как ни пройду мимо — бормочешь и бормочешь.

Наташа похолодела — у неё никак не получалось освоить мыслеречь, поэтому, обращаясь к ум’мирри, она произносила слова вслух, а кошка передавала ответ прямо в голову хозяйки.

«Повторяю имена высших», — услышала она подсказку и забыла, как дышать.

Мурка на помощь пришла!

— Повторяю имена высших, что мы учим, — послушно повторила Наталья, и покосилась по сторонам — где кошка прячется?

До сих пор ум’мирри спальню хозяйки не покидала. Это опасно, ведь там, где находится зверь, маги видят эманации его силы. В комнате можно списать отблески дара на шкуру, а тут на что?

— Похвально, — хмыкнула леди. — Но странно, что с таким усердием ты никак не можешь запомнить хотя бы представителей Первого круга! Всего двадцать родов, но ты до сих пор в них путаешься. Не представляю, как мы будем представлять тебя Двору!

— А надо? — осторожно поинтересовалась иномирянка.

— К сожалению, надо.

— И как скоро… мероприятие? Кстати, что это будет — приём, бал, аудиенция?

— Большой Приём, — торжественным голосом произнесла Леона и многозначительно посмотрела на Натку.

— О! — Наташа на всякий случай изобразила удивление и восторг.

— Чуть меньше декады осталось, а ты до сих пор, как вчера из лесу вышла!

— О!! — теперь Наташино изумление, вперемешку с испугом, было неподдельным.

Действительно, времени всего ничего, а она до сих пор не придумала, как спасти Муру!

Ясен пень, на Приём ей нельзя. В смысле — Мурке. Да и Наталье тоже нежелательно.

Что же делать???

— Как успехи? — лорд вышел из портала прямо в гостиной, заставив Натку вздрогнуть от неожиданности.

Леди Леона даже бровью не повела.

— Ньяс подери, в доме от магии умири даже в глазах рябит, — возмутился мужчина. — А снаружи еле-еле нити находим, словно зверь уже покинул остров.

— Так может, он и покинул? — с надеждой предложила вариант Натка. — В доме шкура, от неё и фонит.

— Раньше фонило меньше, — задумчиво произнёс мужчина. — В любом случае, маги не могут торчать тут вечно, поэтому завтра оставим только стационарные ловушки, а остальные сворачиваем. Жаль, что не удалось поймать, слишком хитрая попалась тварь. Леона, как успехи у нашего Агерита?

— Не очень. Ноги у неё не гнутся, спина, наоборот, в реверансе никак не желает держать вертикаль, — с изрядной долей ехидства отчиталась леди. — Про память и говорить нечего — дырявее старого ведра! Я не знаю, Адриаш, как мы представим её королю. Да над нами весь Двор будет потешаться! Давно говорю — проведи ритуал! Тогда ты сможешь ей подсказывать в нужные моменты, да и наш несравненный Агерит перестанет брыкаться.

— Я уже ответил, что никакого ритуала не будет! — резко прервал её лорд. — Иди, отдохни, я сам её проэкзаменую, а потом решу, как лучше заполнить прорехи.

Леона встала и, идеально ровно держа спину и голову, выплыла из комнаты.

Натка вздохнула — ей никогда так не научиться!

С одной стороны, вроде бы и не надо — жила же она больше двадцати лет без умения держать такую осанку, и ничего с ней не случилось. Ну, если не считать попаданства — сначала в Вадика, а потом и в Делларию, но это не от осанки зависело. Но с другой стороны, Натке очень хотелось, чтобы Адриан мог ею гордиться.

Подумала и сама себя переспросила: «Ты что, собралась на этот Приём? А как же Мурка? И когда домой?»

Но тут мужчина приблизился и сгрёб Натку в объятия. Такие… нежные и безумно притягательные объятия, что век бы так стояла. И млела!

Все мысли мигом улетучились, оставив в голове Наташи звенящую пустоту, а в сердце щенячий восторг.

— Я не буду тебя инспектировать, — щекоча дыханием ушко девушки, прошептал мужчина. — Ты всё равно для меня самая необыкновенная, даже если вместо придворного реверанса сделаешь Его величеству книксен! Давай сбежим от Леоны?

— Куда??

— Назад, на Рубеж, в дом Триады. Там нас никто не побеспокоит, а привратник туговат на ухо. Можно ещё полог поставить, тогда он и знать не будет, что в доме кто-то есть.

— З-зачем? — вопрос с трудом процарапался через вмиг пересохшее горло.

— Мы ни разу не оставались наедине. Всё время рядом кто-то маячит, я устал! Хочу просто провести с тобой время, насладиться общением.

— Но я…

— Не волнуйся, я не сделаю ничего, чего бы ты сама не захотела! — губы мужчины коснулись нежной кожи под ушком, и Натку прошиб разряд тока.

Чёрт! Почему? Ну, почему она встретила такого потрясающего мужчину в другом мире? Почему дома ей попадаются одни озабоченные идиоты или потребители?

— Подари мне этот вечер, любимая!

Все возражения застряли в зубах, и единственно, на что её хватило — кивнуть.

— Ты не пожалеешь! — мужчина обнял девушку покрепче, и мир погрузился в знакомую уже темноту пространственного перехода.

«Нет!» — мысленный вопль Мурки ударился о схлопнувшийся портал, не достигнув ушей хозяйки.

Знакомая обстановка — Адриан перенёс их на Рубеж!

И ей показалось или нет, будто бы Мура что-то крикнула ей вдогонку?

Мура!

Как же она её там оставила?? А вдруг Леона обнаружит кошку?

Ох, ты…

— НатаЛи, ты устала? — озабоченно поинтересовался лорд. — Совсем Леона тебя загоняла, да?

— Ну, есть немного, — выспаться она бы не отказалась, но разве они сюда перешли чтобы спать? Кстати, а для чего они сюда перешли?

Думать, когда перед глазами стоял мистер Совершенство, получалось плохо.

— Присядь, — мужчина мягко подтолкнул девушку к креслу, дождался, когда она в него опустилась, и положил руки ей на голову.

От точек соприкосновения по телу пошли тепло и лёгкость. Словно бы Адриан вымывал усталость, питая её энергией.

— Ну как?

— Хорошо. Что это?

— Это наша магия, НатаЛи.

— Наша?

— Да. Я создаю заклинание, твой дар увеличивает его силу и направленность. Без твоей помощи мне не удалось бы так легко и быстро убрать неприятные ощущения и вернуть бодрость.

— Удивительно. Но ведь свой резерв у меня совсем маленький!

— У Стабилизаторов удивительный дар, НатаЛи. Кажется, я уже это говорил, нет? Природа его такова, что при взаимодействии с другим магом Агерит усиливает и, скажем так, улучшает его дар.

— Примерно то же самое, что делают ум’мирри?

— Да. Только у кошек это получается ещё лучше. Ты так странно произносишь название этих тварей…

Натка отвесила себе виртуального тумака — мозг есть или нет? Ведь сама себя спалишь! Ладно, себя, ты Мурку подставишь!

— А как правильно?

— Умири. Постой, НатаЛи, я не хочу тратить время на разговоры о иномирных тварях.

— Разве умири не исконные обитатели Стеларра?

— Не исконные. Давай, я потом тебе всё объясню? — маг так и не убрал руки с головы девушки, и теперь бережно перебирал её пряди.

От прикосновений по телу пробегали пресловутые мурашки.

Перед мысленным взором Натальи предстала картина — отряд муравьёв, который парадным строем марширует по её спине. С трудом удержав неуместный смех, Натка попыталась встать, но лорд мягко нажал ей на плечи.

— Посиди так ещё немного, — просящим голосом. — Ты такая красивая! Мне хочется смотреть на тебя, не отрываясь! Столько времени потерял, гоняясь за умири, а мог бы наслаждаться твоим обществом!

Не было сил встать, не было возможности ответить, потому что дыхание, кажется, остановилось. Как и время.

Наташа оцепенела, купаясь в ласковых прикосновениях и бархате голоса Адриана. И только где-то на краю сознания в тщетных попытках достучаться до её разума метался здравый смысл.

Но после того как губы Адриана коснулись её виска, а потом стали опускаться ниже, здравый смысл таки докричался. Натка отмерла и резво вскочила, нечаянно поддав затылком прямо в челюсть наклонившегося над ней мужчины.

В тишине комнаты явственно раздался звук удара и лязг зубов.

«Надеюсь, не все выбила», — почему-то мелькнуло у Наташи в голове.

Не ожидавший такой прыти лорд сдавленно охнул и выпустил девушку, сделав два шага назад.

— Ох, лорд Адриан, простите! Я такая неловкая!

— Ничего, это моя вина, я напугал тебя, — глухо промычал маг, растирая рукой пострадавший подбородок. — Рядом с тобой у меня просто сносит голову. Ты голодна?

«Нет, но лучше поесть. Это поможет остудить голову, и отвлечёт нас от… от того, что нам обоим хочется», — решила Натка.

— Я бы съела что-нибудь лёгкое, — озвучила она пожелание.

— Приказать принести нам кушанья сюда или мы поедим на кухне?

— Мы не одни в доме?

Не одни — это хорошо. Это гарантия, что маг не переступит черту, хотя он что-то говорил о пологе?? Или не маг, а я сама смогу удержаться на краю, потому что крышу сносит, и не слабо. А наличие в доме постороннего должно эту самую голову остудить. Может быть. Дом такой большой, что можно в прятки играть — никто ничего не услышит…Боже, о чём я думаю?

— Старый слуга, он присматривает за жилищем, когда мы с Леоной не на дежурстве. У него слабый дар, бытовая магия — самое то, что нужно для ухода за домом.

— Давай поедим на кухне, — решила Натка. — Ты познакомишь меня с этим слугой?

— Зачем?

— Ну… Если я теперь часть Триады, то, наверное, должна знать наших слуг в лицо? И они меня тоже.

— Раз ты хочешь.

И не успела она охнуть, как лорд, явно рисуясь, подхватил её на руки и переместился сразу на кухню. У Натки желудок подскочил к горлу, постоял там, комком, а потом ухнул на положенное от природы место.

Аппетит сразу пропал, зато появилась злость — она ему что — игрушка? Хватает, не спросясь, швыряет… Такой переход — полное ощущение, что мужчина с ней на руках просто прыгнул вниз со второго этажа. Этак пугать — недалеко и до конфуза!

— Пожалуйста, — стараясь говорить спокойно, хотя у неё от пережитого зуб на зуб не попадал, — больше никогда так не делай.

— Ты испугалась? — запоздало сообразил маг. — Боишься высоты? Прости, не подумал. Рядом с тобой у меня настолько выросли возможности, что я не могу удержаться. Раньше приходилось экономить магию, а теперь я могу ни в чём себе не отказывать. Захотелось порисоваться…

И улыбнулся.

Предательское сердце дрогнуло и тут же простило.

— Что бы ты хотела поесть? — поинтересовался лорд, подойдя к уже знакомой Натке нише.

«Борща! Со сметаной и чесночными пампушками!»

Но вслух сказала совсем другое.

— Выбери на своё усмотрение, что-нибудь лёгкое.

Маг кивнул, и через пару минут по помещению поплыл вкусный запах.

— Милорд, вы вернулись?

Наташа повернула голову на голос и увидела пожилого мужчину.

— Да, Ротон, решил сегодня переночевать здесь. Всё в порядке?

— Конечно, милорд.

— Тогда иди, мы тут сами разберёмся.

Слуга поклонился, но не ушёл, продолжая мяться возле двери.

— Ну, что ещё у тебя? — правильно истолковал его замешательство Адриан.

— Я это… Путника пустил переночевать. Не гневайтесь, милорд. Молодой маг, с обозом прибыл, и у коменданта был. Я бумаги видел — всё по чести. Не на улице же ему оставаться… Я его в лакейской положил…

— Ну приютил, и ладно, — Адриан махнул слуге рукой. — Утром приведёшь, посмотрю, что за путник. А сейчас ступай. Через десять минут я заблокирую все выходы, поэтому сегодня можешь спокойно спать всю ночь.

— Благодарю, милорд. Утром будить надо? Завтрак?

— Встанем сами, — Адриан задумался, — к семи утра накрой на стол: мне как обычно, а для девушки творог, пышки… НатаЛи, что ты любишь на завтрак?

Наталья неопределённо пожала плечами.

— Хорошо, — решил за неё лорд, — сообщи в замок, что завтрак для молодой женщины, они сами сообразят, что передать.

Слуга ещё раз поклонился и растворился в недрах дома.

Не торопясь, смакуя каждый кусочек, Натка отведала несколько блюд. Больше всего ей понравилась запечённая рыбка, а ещё кисло-сладкое желе на десерт. Вкусно, сытно, но совсем не тяжело для желудка.

Лорд же больше смотрел на неё, чем ел. Вернее, он ел — не глядя, забрасывая в рот, как в топку, всё подряд, и параллельно успевал рассказывать Наташе о жизни в столице. Живописал, какие роскошные там балы, сады, развлечения и общество.

— Мы пошьём тебе самые лучшие, самые модные туалеты, ты будешь неотразима.

Натка только рдела, не решаясь прервать мужчину — так приятно, когда о тебе заботятся! Хоть послушать, что ей перепало бы, останься она тут навсегда…

Вечер пролетел незаметно, Натка почувствовала, что от сытной еды её снова разморило.

Адриан заметил её состояние.

— Устала?

Виновато улыбнувшись, она кивнула.

— Идём, провожу тебя в спальню, — лорд встал и подал ей руку, аккуратно отодвинув стул, чтобы она его не зацепила.

На глаза Наташи навернулись непрошенные слёзы — за ней ухаживает такой мужчина! Как из сказки, даром, что не принц, но и хорошо, что он не наследник престола! Все принцы, если верить книгам, глупые и самовлюблённые эгоисты, а Адриан… Адриан необыкновенный! Он добрый, внимательный, заботливый! Мечта любой девушки!

Как же жаль, что он не землянин! Как же жаль, что они скоро расстанутся!

— НатаЛи, ты плачешь? — встревожился Адриан. — Я тебя обидел? Что-то болит?

— Нет, всё хорошо! Просто я… Просто ты…

Она подняла голову и утонула в глазах мужчины — шоколадные омуты затягивали, завораживали, околдовывали.

Сглотнув, Натка подняла руку и пальцами провела по щеке Адриана, скользнув от виска к аккуратной бородке.

Рвано выдохнув, маг перехватил её запястье и поднёс к губам.

— НатаЛи…

«Чёрт побери, — пронеслось у неё в голове. — Один раз живём! Таких мужчин на Земле нет. Может быть, наплевать на условности и просто позволить себе эту ночь? Одна ночь ничего не изменит, зато потом, дома, будет что вспомнить».

И поняла, что никогда сама себе не простит, если отвергнет мольбу в глазах Адриана, если испугается и не позволит себе хотя бы одну ночь почувствовать себя желанной женщиной. Ей нечего терять — давно не девственница, только Вадим никогда так на неё не смотрел. И никогда не относился к ней, как к драгоценности. Неужели она не заслуживает капельку счастья?

«Стоит мне сделать шаг навстречу, и Адриан сделает меня принцессой, пусть только до утра. Один бы раз почувствовать, каково это, когда мужчина тебя боготворит, когда ты для него единственная! А завтра мы вернёмся на остров, и я поговорю с Муркой. У меня есть портальный накопитель! Он перенесёт нас с кошкой к Ловериду, и тот переправит меня домой. Мура станет его ум’мирри. Лёня, конечно, пытался меня обмануть, но не со зла. К тому же, по моей вине у него осложнилась жизнь, тем не менее, он постарался меня спрятать, обещал помочь с возвращением. А что решил подзаработать, так на его месте редко кто упустил бы такой шанс! Они с Муркой поладят, и я за кошку буду спокойна… Решено!»

Она улыбнулась и подалась навстречу горячему взгляду Адриана. Тот издал звук, больше похожий на стон, подхватил её на руки, закружил, целуя, и…

Утро наступило непозволительно быстро.

Несмотря на то, что они ни на минуту глаз не сомкнули, Наташа чувствовала себя великолепно.

Господи, какая же она была дурочка, что так долго не решалась ответить Адриану?!

— Как ты? — голос обволакивал и нежил.

— Всё хорошо, — ответила Наташа и потянулась за поцелуем.

Получила, и не один.

— Мне жаль, но пора вставать, — мужчина отвёл от лица Натки прядку волос. — Позавтракаем, и я верну нас в охотничий домик. Леона, наверное, извелась вся.

Странно, но при имени леди в душе ничего не шевельнулось — ни ревности, ни привычного раздражения.

Они встали и, поминутно целуясь, долго одевались, не в силах оторваться друг от друга.

— Малышка, ты невероятная! — в тысячный раз повторил Адриан. — Впереди у нас ещё много дней и ночей, а сейчас нам и правда пора! Повернись, я помогу застегнуть платье. Вот, ты и готова. Кстати, НатаЛи, а где тот накопитель, что я тебе дал?

— Розовый? — счастливо улыбаясь, уточнила Натка. — Вот он! Я его всегда с собой ношу.

— Тебе, наверное, неудобно — надо постоянно следить, чтобы не выпал? Может быть, отдашь его мне на хранение? Всё-таки в мужском платье карманы более глубокие.

— Конечно! — и она вложила кристалл в руку Адриана.

— Умница моя! — маг ещё раз её поцеловал. — Идём завтракать. Как — порталом или ногами?

— Порталом! — почему-то она больше не боялась прыжка. И вообще, мир вокруг, дом, перспективы — всё казалось радужным, всё нравилось и вызывало восторг.

«Я как пьяная», — мелькнуло у Наташи в голове, и тут же пропало, вытесненное состоянием щенячьего восторга.

— Вот и завтрак, садись.

— Милорд, леди, — почтительно поклонился привратник.

— Спасибо, Ротон, — взмахом руки отпустил его маг. — Приведёшь путника, когда мы поедим. Приятного аппетита, милая!

И Натка только теперь почувствовала, что ужасно проголодалась.

Любуясь, как Адриан красиво ест, Наташа и про себя не забывала — уминала за обе щёки.

Лорд улыбался ей и предлагал отведать одно кушанье, другое, третье.

— Почему я такая голодная? Никогда раньше столько не ела!

— Так и должно быть, — накрыл её руку своей Адриан. — Мы всю ночь обменивались магией, это весьма энергозатратный процесс. Теперь мы почти одно целое. Не могу передать, как я этому рад!

— Адриан, — в голове среди розового сиропа временами проскальзывали здравые мысли, — в каком смысле — почти одно целое?

— Я чувствую тебя, знаю, где ты. Могу брать твой дар, увеличивая собственную мощь, и для этого нам теперь не надо прикасаться друг к другу. Помнишь, как на плато, когда я отбивался от ньяса? Тебе пришлось крепко за меня держаться, чтобы я смог сплести свою магию с твоей.

Натка кивнула, смутно что-то такое припоминая.

— А я? Я чувствую тебя?

— Расскажи, что ты сейчас испытываешь?

— Радость. Нежность. Восторг, — без запинки отбарабанила Наташа.

— Вот! Это мои к тебе чувства. Благодаря нашей связи ты ощущаешь то же, что и я.

— Правда?

— Конечно! Нам пора возвращаться, не забивай свою головку, ешь скорее!

— А я уже наелась! — и Наталка счастливо улыбнулась.

«Боже, какой он потрясающий! И весь мой! Будет, что вспомнить на пенсии… Что такое пенсия? Не помню… Глупость какая-то»

Лорд замер, словно прислушался к чему-то.

— Входи, Ротон!

— Милорд, вы велели привести путника, — пожилой слуга остановился в дверях, словно не знал, подзовёт хозяин его поближе или прикажет убираться прочь. — Я привёл.

— Входите оба, — милостиво разрешил Адриан.

Слуга чуть замешкался, пропуская гостя вперёд.

— Вот, значит, это он и есть — маг Ловерид.

Услышав смутно знакомое имя, Натка с трудом оторвала глаза от Адриана и посмотрела в сторону двери.

Да, этого мужчину она знает. Ну и что? Ей до него нет никакого дела.

— Милорд, — между тем гость поклонился хозяину, стараясь не прожигать взглядом сидящую рядом с лордом девушку. — Я лорд Ловерид, племянник губернатора Торусты, лорда…

— Знаю его, — прервал Адриан. — Что ты тут делаешь?

— Мне нужно было встретиться с Королевским коронером, — выпалил Ловерид первое, что пришло на ум.

— Вот как? — вскинул бровь маг. — Ты с ним знаком?

— Да, милорд.

— И при каких обстоятельствах произошло такое знаменательное знакомство? Не припомню, чтобы коронер интересовался Торустой.

Ловерид помялся, решая, говорить или нет? Но маг скоро и сам всё узнает, коронер не преминет поведать, что нашёл нового поставщика.

Милорд не идиот, он мгновенно свяжет концы с концами. Значит, лучше не запираться.

Молодой маг с сожалением посмотрел на сияющую Наташу — он опоздал, это очевидно. Девушка совершенно очарована, и даже на его появление никак не отреагировала, а ведь узнала! Неужели милорд настолько был жесток, что провёл ритуал?

— Лорд? — нажал голосом хозяин дома.

— Простите, задумался. Совсем недавно я продал Его светлости восемь накопителей с фиолетом.

Адриан вскинул обе брови, потом бросил взгляд на слугу и приказал:

— Ротон, займись чем-нибудь снаружи, я впущу тебя в дом, когда мы закончим беседу с нашим гостем.

Дождавшись, когда пожилой привратник их оставит, маг сделал пасс, обеспечивая кухне звуконепроницаемость, потом положил руку на талию сидящей рядом девушки, вынуждая ее податься к нему поближе. Словно показывал гостю — эта территория занята!

— Так это ты пытался утаить Агерит? Доил её, словно корову?

— Я, — не стал отрицать Ловерид.

— Что ж, у меня для тебя плохая новость — я забрал её себе.

Натка глупо хихикнула.

— Вижу. Что вы с ней сделали? Ритуал?

— Нет, после него Агерит совсем себя не бережёт. Мне не хочется во время боя следить ещё и за ней, я просто пробудил в НатаЛи чувства. Правда, милая?

— Да, любимый.

Ловерид поморщился, с жалостью глядя на девушку.

— Так зачем тебе коронер? Связь почти полная, к тому же у меня разрешение Его величества, ты не сможешь забрать у меня эту девушку. Да она и сама с тобой теперь не пойдёт. А если вспомнить, что ты её прятал…

— Зачем вы с ней так?

— У меня не было выхода, она слишком медлила, а Приём уже через несколько дней. Я не мог привести туда практически свободного Агерита, как ты понимаешь.

— Ловерид, а я замуж вышла! — неожиданно пропела Натка, обращаясь к молодому магу. — Ты меня в лесу бросил. Одну! А Адриан нашёл и спас! Я на тебя очень сердита!

— Прости, Наташа, что не успел, — пробормотал Лови.

— Наташа? Она сказала, что её имя НатаЛи?

— Да, это парадное имя, а Наташа — домашнее, для родственников. Я ей, как брат! — поспешно пояснил гость. — Вижу, что ничего не могу для неё сделать, поэтому разрешите откланяться? Вернусь домой… С коронером, вы правы, мне теперь встречаться не имеет смысла.

— Не разрешаю, — Адриан прокручивал в голове разные варианты. — Где ты нашёл НатаЛи? Откуда она родом? Её родители — безземельные дворяне, раз у неё есть парадное имя и имя для родственников?

— А… Э… Она сирота, — выпалил Ловерид. — Да, она безземельная. Можно сказать, я её дальний родственник. По отцу. Вернее, по матери бабки двоюродного деда моего отца.

— И кем она тебе приходится, лорд?

Ловерид сосредоточился, пытаясь распутать тот клубок лже-родственных связей, который только что сам и изобрёл.

— Она мне… мне она… приходится… Троюродной внучатой сестрой!

— Значит, брат, — с довольным видом кивнул милорд. — Назови свой род! Полностью!

— Лорд Ловерид тер Консо — младший.

— Ты едешь с нами! — принял решение Адриан и встал, поднимая за собой разомлевшую Натку. — Поможешь мне представить её на Приёме, как дворянку.

— Но лорд, — не на шутку испугался Ловерид.

— Пусть она безземельная сирота и бесприданница, главное, не простолюдинка. В высшем обществе их не любят, а я не всегда смогу находиться с ней рядом. Конечно, наша Эгида присмотрит и прикроет, но не плебейское происхождение защитит НатаЛи от нападок гораздо надёжнее. Ты поедешь в качестве её опекуна и троюродного брата. Бумаги, подтверждающие личность, с собой?

Ошарашенный Ловерид кивнул и немедленно вложил требуемое в протянутую руку хозяина дома и Натальи.

— Отлично, — бегло пробежав глазами, милорд вернул документ владельцу. — За это я прикрою тебя перед коронером. Он, конечно, огорчится, когда узнает, что поток накопителей иссяк, но будет доволен, что в королевстве на одну Триаду стало больше. Вещи с собой?

— В лакейской…

— Иди, собери всё, мы уходим.

— Милорд, — мужчина задержал взгляд на Наташе, — а она теперь всегда будет… такая?

— Что? Нет, это откат после… ночи, — милорд поморщился. — Дня через два лишний флер выветрится. Она по-прежнему будет в меня влюблена, но в остальном начнёт вести себя вполне адекватно. И перестанет залипать, как пчела на нектар.

Наташа слышала весь разговор, но как-то странно, словно говорили не о ней. Или о ней, но это было совсем-совсем неважно! Услышав, что Адриан назвал Ловерида её троюродным братом, она хихикнула, а потом едва не прослезилась от умиления — он же о ней заботится! Милый, милый Адриан! Переживает, что общество высших не примет его избранницу, и нашёл ей ширму — брата-аристократа.

Боже, да хоть горшком пусть называют, если это нужно. Лишь бы в печку не ставили…

И Натка снова счастливо рассмеялась.

Переход на остров на этот раз прошёл для неё совсем незаметно. Вот Адриан обнял её, всё потемнело — и они уже в коридоре, возле спален!

— Ну наконец-то! — Леона вылетела из своей комнаты, едва не сбив с ног новоявленного Наташиного «брата». — А это ещё кто?

— Родственник нашего Стабилизатора, — коротко представил милорд. — Оказывается, НатаЛи у нас безземельная дворянка.

— Да ну?

— Да!

— Ладно, делай, как знаешь, но у нас тут только три спальни — куда мы родственника» поселим?

— До приёма всего ничего осталось — поживёт в лакейской. Тем более, ему не привыкать. Верно я говорю, лорд Ловерид?

Лови кивнул, с тоской размышляя, что надо было ему остановиться на неделю или две раньше. Четыре или пять кристаллов тоже неплохо. Тогда он Наташку успел бы вернуть на родину… А теперь и она в кабале, и он под присмотром. Только Наташа не осознаёт, насколько безнадёжно она влипла, а вот он — очень даже. И не вывернешься — с милордами не спорят. Особенно с этим.

— НатаЛи, иди к себе, — Адриан аккуратно подтолкнул девушку к двери. — Тебе надо отдохнуть.

— Разве после всего, что было, мы будем по-прежнему жить в разных комнатах? — огорчилась иномирянка. — Но…

— Так надо! — веско произнёс милорд. — Всё должно идти по правилам, понимаешь? Вот представим тебя на Приёме Его величеству, покажем другим магам, а потом всё остальное.

Натка кивнула и послушно отправилась в свою спальню.

Проследив взглядом, как за девушкой закрывается дверь, милорд затем повернулся к Ловериду.

— Лорд, найдёшь самостоятельно кухню? Подожди меня там. Руки не распускай, тут кругом охранки, а ты не имеешь допуска. Просто сядь на стул и подожди полчаса, я улажу кое-какие дела и займусь твоим устройством.

Понимая, что он не в том положении, чтобы спорить, Лови молча развернулся и потопал искать кухню.

Вляпался он, конечно, знатно. За укрывательство Агерита король мог наказать не только его, но и дядю. Дескать, не углядел за племянником. Просмотрел, что на вверенной тебе территории творится.

Мужчина вздохнул.

А так — он сыграет роль родственника, и за это милорд его не сдаст. Что до Наташи… Как не жаль, но ей уже никто не сможет помочь. Единственно, что утешает — милорд будет её по возможности беречь. И на протяжении всей жизни, какая ей выпадет — короткой или длинной — Наташа будет чувствовать себя счастливой.

— Зачем ты его притащил? — стоило им остаться вдвоём, как возмущённо выговорила Леона. — Какая нам разница — простолюдинка или безземельная дворянка? Нет, я понимаю, что ты хотел, но никто не заставляет нас таскать её на все балы и праздники. Можно оставлять девчонку дома, а самим, как раньше, бывать везде только вдвоём. В столице ньясы не водятся, Агерит нам нужен только на Рубеже.

— Нет, она слишком ценное приобретение, чтобы оставлять без присмотра. НатаЛи будет там, где и мы. Всегда! Поэтому проще, если все её будут считать пусть и низшей, но аристократкой, — возразил Адриан. — Да и нам так лучше — меньше проблем.

— Ну, как знаешь. Как всё прошло?

— Нормально прошло. Почти.

— Почти?

— Она была не девственница.

— Вот как? — Леона задумчиво побарабанила пальцами по подоконнику. — И что со связью?

— Вроде бы всё в порядке. Я чувствую её настроение, знаю, где сейчас Агерит находится, бодрствует или спит. Магия, — милорд разжал руку, и на ладони возник яркий зорб, — слушается беспрекословно. И девочка до сих пор под откатом, как и должно быть, если она на самом деле влюблена. Надеюсь, что отсутствие невинности не сильно изменит потоки.

— А если…

— Леона, — оборвал он собеседницу, — я очень вымотался, всю ночь не спал. Давай всё вопросы решим завтра? На худой конец, сегодня вечером? Кстати, вам с НатаЛи ещё бальные наряды подбирать. Я распорядился, чтобы лучшие туалеты перекинули порталом прямо сюда.

— Постеснялся бы мне рассказывать про бессонную ночь, — сердито парировала девушка. — Надо было ритуал проводить, как я говорила! Потом — что значит «вымотался»? А Агерит у тебя на что? Возьми силу у девчонки. — Нет, рано. Пусть восстановится, я потерплю. Просто мне надо выспаться, вот и всё. Не устроишь нашего гостя, а? А я тогда к себе?

— Ладно. Куда его — в лакейскую?

— Да. Еды ему туда, напитков и запри, чтобы по дому не шастал.

— Ох, Адриаш, ты из меня верёвки вьёшь — то учи политесу неотёсанную деревенщину, то устраивай с удобствами низшего дворянчика. А ещё терпи, что эта… эта… Агерит на тебя смотрит, как кот на сметану! Думаешь, мне легко видеть всё это?

— Леона, ты же понимаешь, что иначе нельзя! Всё, я ушёл. До вечера!

Брюнетка постояла в коридоре ещё немного, потом вздохнула и отправилась выполнять поручение милорда.

Натка вошла в спальню и на секунду зажмурилась от счастья — Адриан её любит! Господи, как это чудесно!

— Мр?

— Мурка, как ты? — она бросилась к материализовавшейся посреди комнаты ум’мирри. — А я стала невестой, представляешь? Он такой! Такой…

Девушка мечтательно закрыла глаза, а через секунду возмущённо ойкнула — кошка пребольно укусила её за руку.

— Что чего кусаешься? Мура?

Внезапно мир перед глазами подёрнулся маревом, потом поплыл. Наташа покачнулась, но кошка тут же подставила свою спину, и Натка мягко опустилась прямо на шкуру.

Глава 12

Очнулась она от ощущения наждачной бумаги, которой кто-то старательно водил по её волосам, время от времени задевая лоб и щёки.

Охнув, Наташа открыла глаза, одновременно отталкивая кошачью голову.

— Мура, ты решила снять с меня скальп, и начала с подбородка? Спешу огорчить — я против!

— Мр!

Натка села, с удивлением оглядываясь.

— А чего это я на полу разлеглась? Мурка, что тут случи…

И она вспомнила.

— Ох, — девушка порозовела, — Мур, а Адриан мне в любви признался, представляешь? Было так, — она мечтательно закатила глаза, — романтично! Эта ночь — лучшее, что со мной случилось за всю мою жизнь!

Кошка фыркнула.

«Флер!»

— Что за флер?

«Эманации приязни, вызывающие потребность в другом человеке. Можно сказать, что милорд тебя очаровал, поэтому у тебя ветер в голове и глупая улыбка на лице. Но у тебя есть я, поэтому флера больше нет. Хотя ты всё ещё в него влюблена, а ваши каналы соединены друг с другом. Глупый котёнок».

— Что бы ты понимала? — Натке стало обидно — у неё там ромашки и радуга… а тут…Какая-то говорящая кошка сомневается! У-у!

— Не веришь — и не надо! — Наташа не удержалась и показала зверю язык.

В ответ иномирная зверюшка сделала классический фейспалм, если можно так сказать про кошку, которая хлопнула себя по морде лапищей и зависла в этой позе.

«Точно, котёнок. К сожалению, пока витаешь в облаках, ты не в состоянии адекватно воспринимать информацию. Поэтому говорить на эту тему с тобой пока бесполезно».

— Мурка, не веди себя, как старая перечница! Лучше порадуйся за меня. Может быть, это мой единственный шанс хотя бы пару недель побыть любимой, единственной, обожаемой! — воскликнула Наташа. — Будет, что на пенсии вспомнить. Если, конечно, я до неё дотяну…

И замерла.

Весёлое настроение куда-то подевалось, девушка призадумалась — а что ждёт дома?

Есть ли ей смысл возвращаться?

Восстановление в институте после академа, а это новый курс, новая группа. Ладно, с этим она как-нибудь разобралась бы. Экзамены — тоже терпимо. Следом защита диплома и вуаля! — свобода! Хочу халву ем, хочу — пряники. И, может быть, где-то там её будет ожидать большая любовь? Прогулки под звёздным небом, поцелуи на последнем ряду в кинотеатре, букеты цветов, бархатная коробочка…

И сама себя одёрнула — какая свобода, если дальше появляются новые задачи? Например, спешные поиски работы, желательно, с хорошей зарплатой, чтобы хватало и на жизнь, и на ипотеку. Стоп, с ипотекой это она поспешила — сначала надо на вступительный взнос накопить, то есть какое-то время жить ей на съёмной и платить «тому парню». Ну и какая может быть ля мур в таком цейтноте? Будущую половинку можно встретить на отдыхе, на курортах и в путешествиях, на худой конец — в клубе или в кино, но никак не в метро в час пик. Дом-работа-дом — вот её развлечения и путешествия на ближайшие лет пятнадцать. А потом подрастут нынешние первоклашки, и на потерявшую свежесть Натку ни один потенциальный жених уже не посмотрит. Да и она после Адриана всех мужчин будет рассматривать исключительно в сравнении с иномирным лордом, и на меньшее уж точно не согласится…

Как говорится: лучшее — враг хорошего.

И выходит, что ничего особенно радужного на Земле её не ждёт. В то время как здесь у неё есть магия, и она уже встретила потрясающего мужчину. Просто мечта любой девушки: внимательный, заботливый, красивый! Вместо машины — портальная магия, вместо квартиры — минимум два дома — на Рубеже и на острове. То есть местное метро и шалаш ей не грозят. К тому же, есть и высокооплачиваемая работа. Ну и что, что опасная? Триаду ньясам не победить! Может быть, ну его, это возвращение? От добра добра не ищут, а Адриан… он такой… такой!!!

Тем более что верить Ловериду она больше не может: обманул один раз, кто ему помешает повторить? Прыгнет она к нему, а он возьмёт и откажется или сдаст её властям?

Кстати…

Ловерид!

Он здесь, в доме! Адриан забрал его с собой, что бы…

О!!!

Чтобы представить Натку аристократкой, пусть и из небогатого, можно сказать, захудалого рода. Разве можно обмануть доверие такого мужчины?

— Милорд придумал, как сделать меня ровней, а ты говоришь — флер! — с обидой выговорила она Мурке. — Он мне кристалл дал, я в любой момент могу уйти, куда пожелаю. Хотя и в пределах Делларии, но это тоже немало!

Наташа провела рукой по волосам, пропуская пряди сквозь пальцы и набрала в грудь воздух, собираясь добавить ещё один аргумент. Но не успела.

«И где накопитель с портальной магией? — несколько ехидно поинтересовалась кошка. — Тот, что подарил тебе лорд, как знак, что ты в любой момент можешь уйти?»

— Адриан попросил ему вернуть, — вспоминая, пробормотала Наташа. — Говорит, у него карманы глубже, кристалл не потеряется.

«Ну да, ну да, — покивала головой ум’мирри. — Не зачаровать кристалл от потери, а забрать себе на хранение. И как — можешь ты прямо сейчас куда-нибудь прогуляться? К примеру, помочь мне незамеченной покинуть остров?»

— Вот пойду и попрошу Адриана вернуть мне накопитель, — Наталья двинулась к двери. — Увидишь, он сразу его отдаст, и тебе будет стыдно, что ты так о нём думала! Заодно поговорю с Ловеридом. И ему тоже будет стыдно!

«Стой! — судя по ощущениям, Мурка забеспокоилась. — Не спеши! Нельзя, чтобы маги догадались, что ты всё помнишь и понимаешь! Будь умнее! Понаблюдай за ними! И про накопитель молчи!!!»

Внезапно кошка насторожилась.

«Милорд идёт, позже договорим. Пожалуйста, послушайся меня — не показывай ни лорду, ни леди, что не только всё помнишь, но и почти справилась с флером! И не смотри милорду в глаза, а то снова накроет. Буду поблизости», — и зверь превратился в клочок тумана, который за доли секунды растаял, словно его и не было.

Наташе захотелось протереть глаза, но тут стукнула, открываясь, дверь.

— НатаЛи, как ты, любовь моя? — Адриан окинул девушку быстрым взглядом. — Почему не отдыхаешь?

— Уже не хочу, — она старалась не поднимать глаза выше подбородка мужчины.

Но стоило лишь на мгновение ослабить контроль, как взгляд сам по себе стремился сбежать на запретную территорию.

— В таком случае идём со мной, там привезли бальные наряды. Леона уже примеряет, тебе тоже надо. Я хочу, чтобы ты затмила всех!

— Зачем? — во рту пересохло, и Наташа машинально облизала губы.

— Пусть смотрят и завидуют, — довольным голосом произнёс мужчина, предлагая ей руку. — Идём, надо выбрать не только наряд, но и подобрать к нему украшения.

— У меня нет украшений…

— Конечно есть. Теперь у тебя всё есть — моя женщина будет носить только дорогое, красивое и лучшее.

«Он назвал меня своей!» — Наташа

«Не смотри в его глаза!!!» — Мурка.

От эмоций Наталья на секунду потеряла контроль, и тут же попала в плен самых необыкновенных, самых завораживающих глаз на свете.

Но на этот раз дурман не был всепоглощающим — она чувствовала, что любит, видела ответ в глазах мужчины, но головы при этом не теряла.

Адриан, ласково поглаживая лежащую на его предплечье Наташину руку, проводил иномирянку по коридору на расстояние в целых четыре метра от её спальни. Пока они не оказались перед дверью в комнату Леоны.

Ободряюще улыбнувшись Натке, лорд постучал.

— Адриаш?

— Да, я с НатаЛи.

— Входите.

Спальня леди была раза в три больше, чем комната Наташи.

«А у меня уютнее», — отметила девушка, оглядев обстановку.

«Ещё бы, ведь у тебя есть я», — самодовольно отозвалась кошка.

Сдержавшись, чтобы не рассмеяться, Наталья состроила такую мину, что Леона поморщилась.

— Ну и идиотский вид у твоей любовницы!

— Не смей так о ней говорить, — рассердился Адриан, с беспокойством глядя на Наташу — услышала? Если да, то как отреагирует?

Но Натка не успела отреагировать, поэтому встретила мужчину глупой улыбкой, намертво приклеившейся к лицу.

— Ладно, ладно, не кипятись, — подняла руки перед собой Леона. — Просто я ещё не привыкла. Прости.

— Кроме всего, НатаЛи — наш партнёр, наш Стабилизатор, не забывай об этом! — назидательно произнёс мужчина. — Ты обязана относиться к ней приветливо и, по возможности, с уважением. Я всё понимаю, Леона, но уясни и ты — на Приёме всё должно пройти безупречно. Потом мы вернёмся на Рубеж, отбудем до конца наше дежурство и на семь месяцев вернёмся в столицу. Потерпи, хорошо? Сейчас Агерит под откатом, — он снова посмотрел на Наташу, и она ответила ему придурковато-счастливой улыбкой, — а к тому моменту, когда он сойдёт на нет, связь должна стать необратимой. Поэтому, держи себя в руках и не нервируй мою девочку. Иначе…

— Хватит читать мне нотации, я всё поняла, — вымученно произнесла леди и повернулась к Наташе. — НатаЛи, пойдём, я покажу тебе платья и помогу их примерить! Они очень красивые, я уверена — тебе понравятся. Приём — это такая ответственность! Понимаешь, в жизни каждой магини он бывает только один раз, поэтому всё должно быть безупречно.

Чтобы не идти болванчиком, Натка с трудом разлепила губы и поинтересовалась:

— Ты тоже будешь на Приёме?

— Да, но только как ваше сопровождение. Как член новой Триады, — выдавила из себя Леона. — Всё внимание, все почести принадлежат одной тебе. Смотри, мне кажется, вот это изумрудное очень тебе пойдёт!

«Мурка, она меня назвала любовницей! — возмущённо выкрикнула Наташа. — Я согласна слушаться, только помоги мне скорее овладеть даром, чтобы согнать с этой аристократки спесь и суметь постоять за себя!»

«Ну, наконец-то полноценно заработала обратная связь! Теперь мы можем свободно пользоваться мыслеречью, — с облегчением пробормотала Мура. — Как скажешь, хозяйка!»

— Какое милое платье! У вас, леди, изумительный вкус! — Натка мысленно подмигнула Мурке и улыбнулась Леоне во все тридцать два.

Платья на самом деле оказались великолепные.

Поначалу Наташа удивилась — как же их пошили, без примерок? И имела неосторожность спросить об этом Леону.

— Нет, ты точно не от мира сего, — задумчиво произнесла леди в ответ. — Как можно не знать элементарного? Ты что, никогда до этого не одевалась?

Иномирянка внутренне похолодела — кажется, она снова допустила промашку…

— Мне привозили чужие вещи. Я никогда не получала новых, для меня сшитых, — нашлась Натка. — Мне не приходилось привередничать, носила, что было.

— Уже давно поняла, что ты не просто неизбалованная, но словно в чаще росла — не знаешь обычных вещей. Может, это и к лучшему, — похоже, Леону такое объяснение вполне устроило. — Леди не носят чужих вещей, впрочем, где ты и где леди? Безземельная аристократка — немногим выше, чем простолюдинка. У тебя даже родового имени нет. Ладно, объясню: одежду, изначально сшитую по размерам и с примерками в процессе изготовления, носят только простолюдины. Когда же портные шьют наряд для леди, особенно, если он из дорогой и редкой ткани, они используют особую магию — туалет сам подстроится под размеры аристократки, стоит ей только его надеть. Поэтому платья на леди сидят, как вторая кожа — идеально! К сожалению, такое возможно лишь один раз, поэтому нельзя примерять всё подряд. Сначала надо выбрать те, чтонравятся больше всего, и надевать только их. Не за раз, конечно, а по очереди, — как для умственно отсталой пояснила леди. — Конечно, Адриан богат, но и ему нет смысла оплачивать наряды, которые тебе не идут или не нравятся. Во время примерки платье подстроится под твой размер, и его больше никому не предложишь. Твоему мужчине придётся заплатить за туалет, даже если ты больше к нему не подойдёшь.

— Я вспомнила — такое уже было, когда лорд без примерок приобрёл для меня готовую одежду. Просто думала, что бальные туалеты шьются иначе, — Натка скромно опустила глаза. — Мне понравилось изумрудное, только…

Шнуровка-то на спине — без посторонней помощи не затянуть.

— Меряй уже! — только что ногой не топнула леди. — Я хочу выбрать себе наряд, а вместо этого вынуждена возиться тут с тобой. Зайди за ширму и просто надень его, при первой примерке магия сама всё сделает. В том числе и со шнуровкой.

И отвернулась, сердито постукивая пальцами по краю стола.

Наташа решила больше не испытывать терпение Эгиды, подхватила обновку в охапку и скользнула за полупрозрачную ширму.

На первый взгляд, изумрудное великолепие выглядело размера на три больше, зато наделось легко. Собственно, Натка буквально нырнула в платье. Расправила подол, с огорчением отметив его длину и длину рукавов — сантиметров на пять-семь длиннее, чем надо бы. И только собралась выйти в комнату, к зеркалу, как наряд вдруг подобрался, сев по её фигуре. Не веря своим глазам, девушка пощупала ткань — всё та же. Но подол больше не лежал вокруг её ног, рукава не свисали, лиф плотно облегал грудь, подчёркивая формы, а шнуровка на спине затянулась ровно на столько, на сколько было нужно, чтобы наряд не сползал, но и не перекрывал дыхание.

— Всё? — нетерпеливо поинтересовалась Леона. — Выходи уже, дай, посмотрю.

Натка повиновалась.

— Гм… Наверное, надо что-то другое, — недовольно отреагировала леди. — Это слишком… слишком… В общем, снимай, я сейчас выберу что-нибудь не такое броское.

И не оглядываясь на Наташу, словно леди не сомневалась, что та её послушается, Леона направилась к пёстрому вороху новых нарядов.

А Натка поискала глазами зеркало и заглянула в него.

Что? Это она??

На неё смотрела потрясающе красивая девушка. Рыжие волосы чудесно оттенял изумрудный оттенок туалета, а фасон платья выгодно подчёркивал фигуру девушки.

Пожалуй, Леона не покривила душой, назвав платье слишком броским. Вот только Наташе нравилось, как она в нём выглядит — надоело быть серой мышкой! В конце концов, может она раз в жизни почувствовать себя принцессой? Когда ещё ей выпадет возможность покрасоваться перед королём на самом настоящем великосветском приёме? А ещё очень хочется увидеть восхищение в глазах Адриана.

— Вот это примерь, — леди извлекла нечто в пышных оборках, цвета пыльной розы.

Ну да — рыжей девушке розовое платье! У Леоны точно есть вкус?

— Нет, я уже выбрала изумрудное, — ответила Наташа, поглаживая пальцами край лифа — до чего приятная на ощупь ткань!

— Я сказала — надень это! — надавила голосом Леона. — Ты должна меня слушаться!

— Нет! — попаданка почувствовала, как что-то липкое коснулось её головы и машинально, словно от надоедливой мухи, отмахнулась силой.

Леона сдавленно охнула и заметно побледнела.

— АДРИАН! — от вопля леди у Натки едва не заложило уши.

— А потише нельзя? — буркнула она, с возмущением глядя на Эгиду. — Чего так орать, будто бы убивают?

— Что случилось? — через несколько секунд, в течение которых Леона буравила Наташу взглядом, на ходу застёгивая рубашку, в дверь влетел полураздетый лорд.

Наташа невольно им залюбовалась, мгновенно растеряв воинственный настрой.

Но тут в голове раздалось кошачье мурчание, и с каждой руладой любовный туман таял, пока окончательно не исчез. Мозги прояснились.

— Я приказала ей переодеться, а она не послушалась! — выдохнула Леона. — Адриан, как такое возможно?

— Я не хочу другое платье, мне нравится это! — Наташа решила не молчать.

Любовь любовью, но нужно и меру знать!

— И я бы померила то, розовое, хоть оно мне совершенно не подходит, если бы леди попросила, а не принялась приказывать. Ещё и магией щипается! — добавила она.

— Леона?

— Ну да, я применила силу, а что такого? Она — Агерит, она обязана подчиняться, но вместо этого она отбросила мою магию, представляешь? Как это возможно, Адриаш?

— Леона, я же просил не торопиться, — простонал лорд и обнял Натку. — Милая, это платье чудесно, я поддерживаю твоё решение. Леона, НатаЛи пойдёт на Приём в этом туалете. Украшения под него я пришлю.

— Адриан!!!

— Потом, леди! — голос лорда понизился на тон. — И больше не пытайся управлять ею и приказывать. По крайней мере, до Приёма!

«Что значит — по крайней мере, до Приёма? — мысленно изумилась Наташа. — А потом что — можно давить и командовать?»

— Тогда сам с ней разбирайся, только не в моей спальне! — леди фыркнула, схватила в охапку несколько нарядов и вынеслась из комнаты, словно фурия, успев вбросить напоследок. — Я переоденусь в комнате горничной, а когда вернусь, надеюсь, что вас тут уже не будет.

Адриан переключил внимание на Наташу.

— Милая, пожалуйста, не обижайся на Леону! Я предупреждал — она расстроена, что я выбрал любимой женщиной не её. Потерпи немного, после официального представления тебя Его величеству и Двору всё изменится! После Приёма она больше не будет к тебе цепляться, вот увидишь! Разреши, я помогу расшнуровать платье. Оно великолепное и так тебе идёт!

Ей стоило больших усилий не позволить розовому туману запудрить себе мозг, ведь каждое, даже самое невинное прикосновение Адриана будило в ней шквал эмоций.

Но в голове снова раздалось тарахтение большой кошки, и с его помощью Натка сумела не потерять здравый смысл.

К счастью, мужчина тоже не стал настаивать, только распустил шнуровку, легко поцеловал в щёку и отправился, по его словам, делать внушение Леоне.

— Возвращайся к себе, отдыхай и ни о чём плохом не думай, — попросил он напоследок. — Завтра я сам проверю, как и что ты выучила, а потом объясню, как будет проходить процедура представления.

Натянув повседневную одежду, девушка вернулась в свою спальню, заодно прихватив и изумрудный наряд.

На всякий случай, а то мало ли? Леона, как ей показалось, не рассчитывала, что платье настолько украсит Натку, и кто знает, не придёт ли ей в голову его испортить?

«Мур, — оказавшись у себя, Наташа первым делом обратилась к ум’мирри, — что-то я боюсь этого Приёма. Леона ведёт себя подозрительно. Да и Адриан тоже. Вроде бы, он на моей стороне, но…»

На шкуре начали проявляться очертания кошки, но Мурка не успела ни полностью материализоваться, ни ответить, как в дверь кто-то тихо постучал.

«Мура, кто там ещё?»

— Наташа, открой, — шёпот из-за двери. — Это я, Леонид. Пока лорд занят, нам нужно срочно поговорить! Вопрос жизни и смерти!

Наташа растерялась — открыть дверь или нет? Вернее, не так — впустить вруна в комнату или проигнорировать?

Разговаривать, стоя на пороге, не получится, но оставаться с Ловеридом наедине ей совершенно не хотелось.

«А я на что? — мурлыкнула в голове Натки кошка. — Открывай дверь, пока его никто не увидел. Послушаем, с чем пришёл».

Ну, раз ум’мирри за, то опасаться нечего. А любопытство её и саму распирает.

Наталья приблизилась к двери и потянула за ручку.

— Входи.

Молодой маг выглядел неважно — весь взъерошенный, испуганно озирающийся, какой-то даже не помятый, а, скорее, пожёванный. Неужели настолько за неё переживает? И зря, она в полном порядке.

Скользнув за порог, Ловерид обернулся и сделал несколько пассов. Натка к своему изумлению поняла, что только что он наколдовал — сигналку и полог неслышимости. И сама себе поаплодировала — всё-таки занятия с Муркой не прошли даром, и она не настолько безнадёжна, как утверждает Леона. Правда, Леона имела в виду успехи Натки в освоении этикета, а не магии…

— Наташа, я должен попросить у тебя прощения, — выпалил Леонид. — Наверное, ты уже и сама знаешь — я тебя обманывал. Не во всём, но во многом. Изначально вообще хотел оставить тебя там, в лесу, но рассмотрел искру. И решил, прежде чем вернуть домой, получить хоть какую-то компенсацию. А когда выяснилось, какого сорта твой дар, то просто не смог удержаться и не присвоить как можно больше фиолета. Если бы не это, то ты давно уже могла быть дома. Наташ? Единый, ты совсем ничего не соображаешь??

Маг наклонился над Наткой и забормотал слова на непонятном языке, потом взмахнул руками, и девушка почувствовала, что её изнутри словно бы омывают прохладные струи. Или овевает ветерок.

— Ну как — лучше? — мужчина с тревогой заглянул ей в лицо.

— Что ты сделал? — разжала губы девушка.

До этого она просто молчала, позволяя Ловериду выговориться, а он, видимо, принял её неразговорчивость за действие ритуала.

— Попытался снять ментальное воздействие, если его к тебе применяли. Слава Единому, ты всё ещё ты! — маг сложил руки ковшиком и «покивал» ими. — Очень надеялся, что полной связи с иномирянкой не получится, но я мог и ошибаться. Надеюсь, ты не сделала такой глупости — не рассказала… лорду, кто ты на самом деле?

— Не рассказала. Ты пришёл это выяснить? Боишься за свою шкуру?

— Конечно, боюсь, она же у меня одна. Можно сказать, я с ней сросся, и порознь у нас жизни не будет, — мужчина изобразил кривую улыбку. — Прости, я на самом деле не хотел тебе такой судьбы! И поначалу решил оставить всё как есть, потому что уже ничем не смогу помочь. Да лорду пришло в голову меня задержать. Он собрался выдать тебя за аристократку из захудалого рода, представляешь? Но если бы не эта идея, у меня не было бы времени на размышления и возможности попасть к тебе.

— Тебе-то что с того?

— Наташа, время утекает сквозь пальцы, как песок, — взмолился Ловерид. — Потом отругаешь меня, а если захочешь, то и побьёшь. Только сначала позволь вытащить нас из ловушки. Меня, между прочим, сослали в лакейскую и там заперли. Чтобы незаметно выбраться, пришлось потратить едва не треть резерва, но долго морок, который я оставил вместо себя, не продержится. Да и лорд может в любую минуту зайти к кому-нибудь из нас в гости.

— Объясняй уже, хватит реверансов. Сам говоришь — времени мало, и вместо внятной речи круги нарезаешь. Что за вопрос жизни и смерти?

— Скажи, ты испытываешь к лорду… чувства?

— Это тебя не касается! — вспыхнула Натка.

— Касается. Поверь, от ответа, только честного, зависит всё остальное.

— Ну… Он мне нравится, — девушка помолчала и добавила. — Очень нравится. Но если тебя интересует, готова ли я ради него навсегда остаться на Стеларре, отвечу — пока не готова.

— Слава Единому! — Ловерид повторил жест «руки ковшиком». — Теперь внимательно слушай! Лорд тебя использует, никаких чувств у него к тебе нет и быть не может! Ты — Стабилизатор, поэтому Его светлость и ходит вокруг гоголем. Он не обманывает в главном, но многое не договаривает, и скоро ты сама в этом убедишься. Сейчас он уверен, что новый Агерит никуда не денется, но какое-то время всё равно будет за тобой присматривать.

— Ну и гады же вы, маги!

— Зачем обобщать? Не все гады, а те, кто гады, такими стали не из-за вредности, а по необходимости. Могу одно сказать — если тебе было суждено попасть в руки Файтера, то хорошо, что им оказался лорд Адриан.

— Почему?

— У него больше возможностей, поэтому он не спешил, и дал тебе шанс на спасение. Другие бы не были так терпеливы и щепетильны.

— И что ты предлагаешь?

— Бежать! Чем скорее, тем лучше. К сожалению, до Приёма бежать бессмысленно — тебя тут же вернут назад, а меня распустят на молекулы. И Его величество сполна отыграется на моих родных. Как ты понимаешь, такой вариант неприемлем. Но и оставить тебя тут я не могу.

— Неужели настолько мучает совесть? — удивилась Натка. — Что-то верится с трудом. Объясни, почему тебя дезактивируют — неужели за кражу Агерита полагается смертная казнь? Мне будет легче понять, если ты расскажешь всё прямо и без утайки.

— Ты права — не только совесть. Проблема в том, что ты — иномирянка. Выходцы из других миров на Стеларре вне закона. Каждый, кто обнаружил пришельца, обязан принять все меры для его нейтрализации. В идеале — сообщить о находке Королевскому коронеру. Я, как ты понимаешь, этого не сделал. И более того, сам тебя сюда и притащил, пусть и не по своей воле. Но прятал уже сознательно. Как только это выяснится, мне крышка.

— А мне?

— Тебе тоже. Как бы лорд Адриан не нуждался в Агерите, какие бы чувства к тебе не испытывал, против закона он не пойдёт. Все иномирцы подлежат немедленной изоляции и уничтожению. Да, Наташа, стоит лорду узнать, что ты здесь чужая, как он собственноручно тебя убьёт, предварительно вытянув всю магию до капли. А леди Леона ему с радостью поможет.

— Но им нужен Стабилизатор! Без него Триада уязвима! — Натка отказывалась верить, что Адриан может так с ней обойтись.

Нет-нет, Ловерид специально нагнетает. Боится за себя, вот и стращает.

— Если у них будут накопители с фиолетом, то они год, а то и два могут не волноваться. А там, глядишь, подвернётся новый Агерит.

— И какой выход ты предлагаешь, если ничего сделать сейчас нельзя? Остаться, в надежде, что моё происхождение никогда не выплывет?

— Конечно, бежать, но не прямо сейчас. Нужно подготовиться, я научу тебя, что делать. Протянем время до визита в королевский замок, там ты избавишься от вашей связи с лордом, и я верну тебя в твой мир. А сам останусь, словно ни при чём.

Наталья покосилась на шкуру — кошка давно не подавала никаких сигналов, и это её беспокоило.

Как бы понять, врёт Ловерид или нет?

«Не врёт, — внезапно прозвучал ответ Муры. — Он очень боится, но говорит правду и про опасность для вас обоих, и про необходимость подождать. Слушаем дальше».

— Можно подробнее?

— Вы провели с лордом ночь, верно? — огорошил мужчина. — Не красней, я не ради пустого любопытства спрашиваю! Это особенность фиолетового дара, поэтому-то Агерит и Файтер всегда разного пола — при первой близости магические каналы Стабилизатора и Файтера настраиваются таким образом, словно они, — Ловерид наморщил лоб, подбирая определение, — словно они одно целое. Нет, не совсем так… А! Будто бы они входят в одну систему, где магия свободно курсирует от одного к другому.

— Сообщающиеся сосуды, — задумчиво произнесла Наталья. — И чем это грозит Агериту?

— Сильной эмоциональной и физической привязкой. То есть маг-Стабилизатор испытывает непреодолимое желание находиться рядом с Файтером, и счастлив ему служить. Больше ничто его не интересует и не волнует, он как бы растворяется в нём. Что до Нападающего, то для него связь не становится всепоглощающей. Конечно, он тоже испытывает привязанность, но в гораздо меньшей степени, и если Файтер — мужчина, он способен интересоваться другими женщинами, и даже жениться на одной из них.

— О… А что будет со мной, если связь замкнётся? — вообще-то, эта информация новой для неё не была, спасибо библиотеке лорда и одной умненькой ум’мирри. Но Натка не успела досконально изучить все нюансы взаимоотношений в Триаде, да и было интересно послушать, как их преподнесёт местный маг.

«Мр! — раздалось в голове. — Мы ещё к этому вернёмся!»

— Ничего хорошего. Ты примешь всё, что угодно, лишь бы лорд был доволен.

— Ужас какой… Но ко мне это не относится — я не потеряла способности здраво рассуждать и не схожу с ума по лорду. Потом, Адриан уже назвал меня своей любимой. И сказал, что выбрал меня, а не Леону. Твоя теория ошибочна.

— Думаю, подробнее об истинном к тебе отношении Его светлости ты узнаешь на Приёме. Мы должны обсудить кое-что другое — как избавить тебя от привязки, пока она не проявила себя в полной мере. К сожалению, даже с незавершенной связью ты не сможешь покинуть этот мир, тебя тут же притянет обратно.

— Конечно, я не желаю превращаться в безмозглый придаток! Но, повторяю, если до сих пор я не потеряла способность здраво рассуждать, может быть, ты ошибаешься на счёт нас с лордом? Смотри, мы провели ночь, но я осталась сама собой и не схожу с ума от желания увидеть Адриана. Этому есть объяснение?

— Есть. Но мне придётся задать один неудобный вопрос, а тебе — честно на него ответить. Скажи — ты попала на Стеларр невинной девой?

— Нет, но какое это имеет значение?

— Самое прямое! Теперь я понимаю, почему связь не замкнулась!

— И почему же?

— На наше счастье, ты ранее уже… встречалась с другим мужчиной, и ваши с лордом каналы не смогли создать замкнутую систему. Благодаря этому ты ещё не потеряла голову и сохранила единственную возможность избавиться от влияния лорда.

Натка на пару секунд задумалась — хотела бы она разлюбить Адриана, и чтобы он её тоже разлюбил?

Нет.

Но только в том случае, если их притяжение взаимно и естественно, а не наведено магией. Но если магия ни при чём, то чувства никуда не денутся, верно? Отличный способ понять, любит ли её Адриан на самом деле!

— Что для этого надо сделать?

— Найти другую девушку, которая страстно желает занять твоё место.

— Место Агерита?? Но их, как все говорят, днём с огнём не найдёшь…

— Место любимой женщины Его светлости. И для этого мы с тобой обязательно должны попасть в королевский замок — на Приёме от желающих тебя заменить отбоя не будет. Но чтобы всё прошло без неприятных сюрпризов и сработало с первого раза, лорд ни о чём не должен догадываться. Тебе придётся мне доверять и во всём слушаться. Очень удачно, что Его светлости взбрело в голову выдать нас за родственников, я смогу быть рядом, и в нужный момент подскажу, как и что делать. Но мне нужно твоё согласие.

Глава 13

«Лорд идёт!» — просигнализировала Мура.

— Ньяс! — одновременно с этим выругался Ловерид, словно услышал слова ум’мирри. — Сигналка сработала… Уже не успею уйти незаметно.

Взгляд мужчины заметался по комнате и с надеждой остановился на Натке.

— Спрячь меня куда-нибудь!

— Куда? — девушка выразительно обвела вокруг себя рукой — комната небольшая, просматривается насквозь. — В шкаф? Да тут и шкафа нет. Разве что в умывальню? Или под кровать, но там, наверное, полно пыли…

В голове пронеслось видение — искалеченный Ловерид на приёме у целителя.

Лекарь сращивает многочисленные переломы и интересуется: «На вас напал ньяс?» Ловерид, морщась от боли: «Нет, чихнул… когда лежал под кроватью…»

Наташа даже головой потрясла, отгоняя слишком реалистичную картинку. И Ловерид заметался, споткнулся о притаившуюся на шкуре Муру, и вперёд головой влетел под её ложе. Не особенно удачно — почти по диагонали, так что длинные худые ноги мага выглядывали на добрую треть.

«Поспешите, лорд приближается! — забеспокоилась кошка и добавила с обидой. — Этот телепень мне лапу отдавил, совсем не смотрит, куда наступает! Кажется, он не двигается?»

Наталья попыталась затолкать мужские конечности поглубже, но Ловерид лежал мешком, ни капли ей не помогая.

«Ушибся, — констатировала ум’мирри. — Я прикрою пологом, постарайся поскорее выпроводить лорда, потому что вблизи он может распознать мою магию. Или наступить на гостя».

Не было печали!

Тем временем входная дверь уже открывалась. Адриан, как и в прошлый, раз без предварительного стука вошёл в спальню девушки, словно к своей супруге. Краем глаза Натка увидела, как исчезают, словно истаивая, Ловеридовы ноги и поспешно повернулась к лорду.

Голову тут же заволокло розовым туманом, пришлось прикусить изнутри щёку, чтоб не растерять способность соображать.

— НатаЛи, я что подумал, — без предисловий заговорил мужчина, — может быть, тебе лучше перебраться в мою спальню?

От удивления девушка приоткрыла рот, нажим на щеку ослаб, и розовый туман радостно бросился на абордаж. Ещё и этот голос — низкий, с бархатным тембром и завораживающими нотками… М-м-м! Какой мужчина!!! Её…

Ай!

По ноге словно компостер прошёлся — больно! Зато мозги сразу встали на место.

«Мур, спасибо!»

«Обращайся».

— Адриан, но мы не женаты! Нет-нет, это недопустимо, что обо мне подумают? Леона говорила, что девушка не должна… Потом, я сильно ворочаюсь, ты не сможешь нормально выспаться!

— Ты мой Агерит, — мурлыкнул маг, и Наташа удвоила нажим на многострадальную щёку. — Никто и слова не скажет, вот увидишь! Наоборот, если маги узнают, что большую часть времени ты проводишь отдельно, тебя будут жалеть, а меня посчитают извергом.

— Мы никому не скажем, что у нас отдельные комнаты, — твёрдо ответила девушка. — По крайней мере до Приёма пусть всё остаётся, как есть. Я очень переживаю! Леона говорила, что там будут все знатные семьи Делларии, а я так и не запомнила, как нужно приседать!

И всхлипнула — от боли. Потому что во рту ощущался привкус крови, а щёку сильно пекло.

Зато разум не ускакал в розовые дали.

— Не волнуйся, я буду тебе подсказывать, — попытался успокоить мужчина и приобнял Натку, сделав только хуже.

Она и так еле сдерживается, чтобы не обнять его в ответ, не уткнуться в плечо, не потереться носом о камзол, вдыхая потрясающий аромат и не ответить на поцелу… Стоп!

— Как? Как ты будешь мне подсказывать, ведь там кругом люди! Они подумают, что я совсем глупая, раз к своим годам не выучила этот ньясов этикет!

— Я сделаю так, что никто, кроме тебя, не услышит.

Натка похолодела — мыслеречь? Но тогда лорд может услышать и кошку!!!

— Как это? — пролепетала она. От страха за Мурку даже любовный флер испарился.

— А вот так, — девушка почувствовала странное давление и неожиданно для себя присела в реверансе. — Видишь, как просто? Я возьму управление твоим телом на себя, и никто даже не заметит, что ты чего-то не знаешь или не умеешь.

Он собирается управлять ею, как марионеткой??? Не спрашивая, хочет она или нет, просто заставит магией делать её то, что ему надо? У-у-у. вот и цветочки от связи Агерита и Файтера. Страшно представить, какие тогда ягодки!!! — от неожиданности Натка едва себя не выдала, послав мужчине убийственный взгляд.

К счастью, тот его не успел заметить.

— Вот вы где, — в комнату, снова без стука, словно к себе домой, вошла Леона и с неудовольствием оглядела композицию из Файтера и Агерита. — Сказал, что идёшь в кабинет, я пришла, а тебя там нет. Зачем ты всё время прикасаешься к ней? Оставь Агерит в покое, ведь всё уже получилось.

Леона говорила так, словно Натки в комнате не было. Пришлось кусать вторую щёку, уже для того, чтобы удержаться от ответных действий.

— Получилось, — лорд задумчиво посмотрел на Наташу, и она немедленно ответила ему идиотской улыбкой. — Но связь не полная, это меня беспокоит.

— Со временем наладится, — небрежно бросила леди. — Вернёмся на Рубеж, пара-тройка Прорывов, и каналы окончательно закольцуются. Составишь мне компанию? Я хочу перекусить и поговорить, — Леона бросила неприязненный взгляд на глупо улыбающуюся Натку, — без посторонних.

— НатаЛи, ты не голодна? — мягко поинтересовался лорд.

— Нет, я хотела бы немного поспать, — брякнула она первое, что пришло в голову, с ужасом наблюдая, как леди делает несколько шагов в сторону кровати. — Я лучше тут полежу.

И кинулась к постели, по пути толкнув Леону — ещё шаг и она наступит на место, где должны находиться ноги ушибленного на всю голову мага.

— Единый, никто не поверит, что она аристократка, — леди закатила глаза, развернулась и направилась к двери. — Подожду тебя в столовой.

— Ты не будешь скучать, если я тебя оставлю? — нет, всё-таки, такой голос и таких мужчин надо приравнивать к оружию массового поражения — при первых же звуках туман оживился и бодро ринулся обратно к девушке.

— Буду, но я справлюсь, — и снова улыбка, от которой уже сводит губы.

— Ты умница. Всё-таки подумай насчёт общей спальни, — лорд быстро к ней наклонился, чмокнул, как покойницу, в лоб, и вышел.

— Вам нельзя долго находиться рядом, — неожиданно раздавшийся голос из-под кровати заставил Наташу вздрогнуть. — Обо что я споткнулся? Ударился головой, больше ничего не помню…

Кряхтя и потирая лоб, мужчина выбрался наружу, замер, прислушиваясь, и удовлетворённо кивнул.

— Ушёл. Надо вернуться в лакейскую до того, как Его светлость решит меня там навестить. Итак, слушай — на Королевский Приём съедутся все высшие семейства. Если провести аналогию с твоим миром, то это мероприятие можно назвать Свадебным Балом или Балом Дебютанток.

— Свадебным??

— Да. Королю и королеве представляют молодых девушек, достигших брачного возраста, после чего они считаются невестами. Холостые мужчины присматриваются к потенциальным парам, выбирая себе наиболее подходящую по магии и родовитости. Обычно семьи ещё до Бала обмениваются визитами вежливости, где Главы семейств обсуждают перспективу породниться, но всё решается именно на Королевском Приёме.

— Постой, но зачем тогда лорд и леди берут туда меня? Или Адриан решил…

Натка порозовела от мысли, что маг может при всех представить её своей невестой. Чёрт побери, как это благородно с его стороны! А она собралась от него сбегать…

— Думаю, лорд просто решил воспользоваться удобным случаем, и одновременно сделать два дела — представить королю нового Агерита и объявить о скорой свадьбе, — подтвердил её мысли Ловерид. — Потом, раз ты теперь у нас аристократка, пусть и из захудалого рода, то это твой Дебют. Без него тебя как бы и нет, понимаешь? Разумеется, допустить такое Его светлость не может — он при всех заявит, что ты Агерит, аристократка, и не свободна.

Натка машинально потёрла горящие щёки.

— И как ты собираешься меня возвращать? Что будет с Адрианом, когда я сбегу? — жалобно спросила она, осторожно отгоняя предательскую мысль — «А может быть, остаться?»

— До начала Приёма все дебютантки собираются в одной комнате. Они пьют успокаивающие чаи, знакомятся, делятся переживаниями, сплетничают — в общем, хорошо проводят время. Ты используешь эти часы с пользой, я научу, как и что тебе нужно будет делать, что и кому говорить. Навещу тебя ночью, когда светлости будут десятые сны видеть, а сейчас мне надо уходить. Постарайся вести себя естественно, помни, что лорд ничего не должен заподозрить! Я доделываю амулет, который поможет тебе не терять голову, передам его тебе за ужином.

Мужчина замолчал, прислушиваясь.

— Два дня, Наташа, продержись всего два дня, и я нас вытащу!

После чего ободряюще кивнул попаданке и скрылся за дверью.

Легко сказать — продержись. А как, если рядом с лордом ведёт, словно она наркоманка со стажем? И Адриан облегчать ей участь не спешит. Наоборот, при каждом удобном случае прикасается, обнимает, мимолётно целует, и тогда ей совсем плохо. Вернее, хорошо, но той частью разума, на которую притяженье не действует, она понимает все последствия этого хорошо.

К счастью, вечером Ловерид умудрился передать ей амулет.

Мужчина будто бы случайно встретился с ней возле столовой, покачнулся, теряя равновесие, и на секунду схватился за край Наташиного рукава.

После чего выпрямился, пробормотал извинения и за весь ужин ни разу в её сторону не глянул.

Натка озадачилась — где же обещанный амулет? Украдкой осмотрела себя и решила, что он просто сплёл заклинание и «привесил» его на неё, когда задел за одежду.

Кстати, рукав…

Осторожно пощупав его, Натка уколола палец.

Булавка! Не английская, а такая — как гвоздик.

«Хоррошая вещь. Закрепи тщательнее», — мурлыкнула в голове Мурка.

Легко сказать…

Но исхитрилась наживулить булавку, словно та иголка, и Наташа собирается прострочить рукав.

С амулетом переносить присутствие и прикосновения лорда стало намного легче. Нет, Адриан ей по-прежнему нравился, но голову больше не туманило, и мозг не отключался.

Правда возникла новая проблема — как себя не выдать? Леона должна думать, что Натка по-прежнему под магией связи, да и Адриан тоже.

Пришлось искать в себе артистические способности. Говорят, в каждом человеке они есть, в той или иной мере. Видимо, Наткина доля пошла кому-то другому, потому что притворяться получалось из рук вон плохо. Спасало только то, что Адриан ей на самом деле нравился, а Леона слишком презрительно относилась к новоявленному Агериту, чтобы замечать нюансы.

Вечером, накануне дня Х, Леона, ворча, помогла Натке облачиться в бальный туалет.

Стоило затянуть на платье последний шнур, как в столовую, на время превращённую в примерочную — даже большое зеркало поставили — вошёл Адриан.

За дверью караулил, что ли?

— Ты очаровательна, — Натке. — Смотри, что я принёс — это дополнит туалет.

— Адриаш, к чему так её наряжать?

Молодая аристократка с неудовольствием наблюдала, как лорд извлекает из шкатулок украшения и собственноручно застёгивает на шее Наташи изумрудное колье. А следом вдевает ей в уши серьги.

— Какая-то Агерит, а вырядили, словно она… нам ровня! Ещё и фамильный гарнитур, Адриан? Да эти изумруды все высшие знают, что ты делаешь?

— НатаЛи не только Агерит. На этом Приёме она ещё и дебютантка, — заметил Адриан. — Я хочу, чтобы к ней относились с уважением.

— Какая она дебютантка? — фыркнула магиня, показательно закатив глаза. — С ведьминским даром, да ещё из лесу. Ни воспитания, ни образования. Только насмешим всех. Адриаш, ну, пусть она будет только Агеритом, а? Проще же! Представим её королю, он прикажет коронеру отметить изменение статуса нашей Двойки. И всё! Отправишь её куда-нибудь, да хоть на Рубеж. Посидит в доме, а мы потанцуем, я с другими леди пообщаюсь, а то с дежурством уже забыла, когда появлялась в обществе.

— Нет, Леона! Раз так удачно подвернулся «родственник», я не собираюсь упускать эту возможность! НатаЛи должны принять, если не как равную, то как достойную. Ей придётся везде нас сопровождать, и я не потерплю косых взглядов и шепотков за спиной. Никто не поверит в серьёзность отношений, если на ней не будет драгоценностей. А фамильный гарнитур лучше любых слов объявит о её статусе, понимаешь? У меня должно быть всё самое лучшее, если ты забыла.

— Чем больше думаю, тем меньше мне это нравится, — вздохнула леди. — Никакое родство не превратит её в ровню. Но раз ты так решил… не мне тебе перечить. Надеюсь, ты доволен её внешним видом?

Лорд кивнул.

— Тогда, с твоего позволения, я хотела бы удалиться.

Лорд дёрнулся, явно собираясь что-то сказать, но девушка его перебила.

— Не беспокойся о новой игрушке, я пришлю ей свою горничную.

— Но Леона, я думал, что ты…

— Нет, больше я к ней и пальцем не прикоснусь. Адриаш, ты знаешь, как я к тебе отношусь, знаешь, что терплю её только ради тебя и Триады. Но хорошего понемножку. Достаточно, что я в течение нескольких дней, фактически, прислуживала этой особе — учила её, помогала одеваться, сдерживалась, когда на меня оскорбляла… Ты решил представить её не только Агеритом, но и дебютанткой — твоё право. Моё право — самоустраниться. В конце концов, завтра у меня тоже важный день. Я пришлю свою горничную. Ронита хорошо вышколена, она проследит, чтобы эта недотёпа не повредила наряд, а завтра поможет ей одеться, и сделает причёску.

— Хорошо, Леона, я тебя услышал. Конечно, иди отдыхай. Помни, что я очень ценю всё, что ты для нас делаешь, — Наташа с возмущением услышала, как голос лорда смягчился и пробрёл те самые бархатные нотки, которые сводили её с ума.

Захотелось топнуть ногой и уронить стул. А ещё лучше — перевернуть над головой леди во-он ту вазу с цветами. Воду и растения распределить по шевелюре леди, а саму вазу водрузить на голову лорду. Чтоб не думал ворковать с другой!

Р-р-р!!!

Откуда-то изнутри накатило спокойствие, вспышка ревности погасла, не успев натворить дел.

Натка выдохнула.

«Мура?»

«А кто ещё? — буркнула кошка. — Глупый котёнок».

— Ладно, я не сержусь, — подобревшим голосом произнесла магиня и добавила уже строже. — Надеюсь, ты помнишь, что вам обоим нужен магический покой?

— Леона, — с укоризной. — Я не мальчик.

— В том-то и дело, — мрачно заключила леди, — что не только ты не мальчик, но и она…

Натка напряглась.

— Не леди, — магиня произнесла не то, что ожидала иномирянка, но от этого фраза менее уничижительной не стала.

— Мы проведём эту ночь порознь, — спокойно ответил лорд. — Я не враг Триаде. Тихой и спокойной ночи, Леона!

Всё время, пока маги делились мнениями и решали её судьбу, Натка таращилась в зеркало, делая вид, что кроме собственной внешности её сейчас ничего больше не интересует. Конечно, заявления леди обидны, но та и раньше не отличалась деликатностью, так что Натка почти привыкла. Главное, Адриан на стороне Агерита, а то, что Леона ревнует и злится — это только её трудности!

— Я доволен примеркой — наряд тебе чрезвычайно идёт, а камни придают поистине королевский блеск, — произнёс мужчина, как только за высокомерной магиней закрылась дверь. — Наверное, ты устала?

— Немного.

— Завтра для всех нас важный день, — продолжил Адриан. — Поэтому последуем примеру Эгиды, и разойдёмся по своим комнатам. Лёгкий ужин принесут прямо в спальню, я распоряжусь. Горничная поможет переодеться, — с последними словами он взял её руку и бережно поцеловал. — Я разбужу тебя сразу после рассвета, ведь вам с леди Леоной предстоит ещё сделать причёски.

Стук в дверь известил о появлении горничной.

— Отнесу пока в кабинет, — лорд собрал украшения и оставил Наташу на прислугу.

Горничная помогла Натке переодеться и забрала бальное платье, пообещав проследить, чтобы оно не помялось.

До спальни Наташа добралась самостоятельно и выдохнула — наконец-то одна! Затем плотно прикрыла дверь, для верности перегородив вход будто бы случайно оставленным стулом.

«Не поможет, — мурлыкнула материализовавшаяся кошка. — От мага не поможет, а другие сюда и не зайдут. Я тут подумала — ты должна взять меня с собой!»

«Но как? Положим, ты можешь стать невидимой, но твоя магия! Она выдаст»

«Наш дар имеет схожую природу, поэтому рядом с тобой мне находиться безопасно. Маги решат, что фонит твоя сила, — пояснила ум’мирри. — Единственное препятствие — в королевском замке невозможно применить невидимость».

«И что делать?» — Натка уже порадовалась, что будет не одна, и вот…

«Насколько я помню, сегодня ночью обещал прийти твой родственничек».

«Да, Ловерид должен проинструктировать меня. Но чем это нам поможет?»

«Положись на меня, я всё продумала!»

Снова стукнула дверь.

— Леди, ваш ужин!

Служанка внесла поднос, проворно расставила его содержимое на столе и присела в книксене.

— Когда поужинаете, просто постучите по подносу, — девушка показала, где его оставляет, — я тут же зайду и всё уберу.

Ужин на самом деле оказался лёгким: запечённая ножка какой-то птички, несколько ломтиков сыра, два фиолетовых фрукта и травяной отвар.

Быстро с ним расправившись, Натка постучала по подносу, дождалась, когда служанка унесла посуду, и принялась пытать Мурку. Но кошка стояла насмерть — потом увидишь!

Наконец — Наталья уже клевала носом — в дверь поскрёбся Ловерид.

— Еле выбрался, — пожаловался он иномирянке. — Но зато сейчас весь дом уже спит, можно не переживать, что лорд решит заглянуть, чтобы пожелать спокойной ночи!

— Садись куда-нибудь и начинай, а то спать очень хочется, — зевнула Наташа. — Что мне нужно сделать? Лучше прямо пошагово, как для полного чайника. И расскажи, что меня ждёт на этом Приёме.

— Попробую. Итак, когда мы попадём в замок, ты будешь всё время рядом со мной. На правах старшего родственника я введу тебя в зал, где лорд представит тебя Его величеству и двору, как мою дальнюю родственницу и Агерита своей Триады. После чего мне предложат проводить тебя к другим дебютанткам.

— Их много? Сколько обычно бывает? — поинтересовалась Натка, прикидывая фронт работы.

— Десятка полтора — два. Нам чем больше, тем лучше. Сначала всякие скучные официозы, туда девушек не приглашают. Пока придворные расшаркиваются перед Его величеством, юные магини проводят время в отдельном помещении. Там есть угощение, диваны, можно перекусить или присесть и отдохнуть. Обычно девушки присматриваются друг к другу и заводят знакомства. Дебютантки из одного Округа чаще всего держатся вместе. Тебе нужно будет слушать во все уши — девушки нервничают, поэтому им в еду и напитки подливают безобидный наркотик. Но есть побочный эффект — дебютантки становятся болтливы и легко выдают самые сокровенные тайны.

Натка округлила глаза.

— Зачем это??

— Это не простой зал. Холостяки могут наблюдать за дебютантками, оставаясь вне поля зрения девушек.

— Боже…

— Не суди их! Мужчины выбирают спутницу жизни, мать своим детям. Разводов в Делларии нет, поэтому никому не хочется ошибиться. Девушки думают, что они одни, да и наркотик снимает некоторые ограничения, поэтому невесты ведут себя естественно, показывая свою суть. Мамаши дебютанток весь год до Приёма натаскивают дочерей, расхваливая женихов, так что девицы приезжают подкованными и с установкой, какого жениха надо ловить. Вот тут ты и запоминай, кто признается, что без ума от лорда Адриана. Сама молчи, то есть, говори, что прибыла из глубинки, поэтому никого не знаешь, и решила положиться на судьбу.

— Поняла, мне лучше там ничего не есть и не пить. И долго нам торчать в том аквариуме?

— Часа два. Потом двери откроются, и вас будут вызывать по именам. Услышав своё имя, подойди к выходу, там я тебя встречу и введу в Бальный Зал. До полуночи танцы с перерывом на лёгкий ужин. Холостяки после тайного наблюдения за девушками, как правило, уже присмотрелись, кто понравился. Поэтому формируются группы — возле одной дебютантки может собраться несколько молодых магов, возле других — по одному-два. И всё это — под бдительным присмотром родственников.

— И где эти родственники?

— По периметру Зала, в удобных креслах.

— Что мне делать, когда ко мне подойдёт какой-нибудь холостяк? Меня никто не учил местным танцам…

— К тебе не подойдут. Ты забыла — тебя представят, как Агерита Триады! Ни один мужчина в твою сторону не посмотрит — переходить дорогу лорду Адриану идиотов нет. Потом, все будут уверены, что у вас с ним уже установилась полная связь, то есть, ты больше ни одного мужчину не примешь.

— Значит, мне весь бал торчать у стенки? — стало обидно.

Раз в жизни попасть на бал и даже не потанцевать! Стоило наряжаться?

— Я могу пригласить тебя на один танец — на правах родственника. Ещё может пригласить лорд, но тоже на один танец. По правилам, с каждой девушкой можно потанцевать только единожды. Даже если вы уже пара.

— Глупое правило.

— Какое есть. Но Наташа, ты идёшь на этот Бал не веселиться, а избавляться от связи! Поэтому запоминай, кто из девушек особенно будет превозносить Адриана и вслух о нём мечтать.

— Он тут один Адриан? Как я узнаю, о ком они грезят, если лордов с таким именем несколько?

— Не волнуйся, лорд Адриан здесь один. Не перепутаешь. Итак, остаток дня лорды будут выбирать девушек. Обычно к ужину уже формируются пары по симпатиям и схожести магии. После ужина те пары, которые уже определились по очереди выходят перед Его величеством, и мужчина объявляет, что сделал свой выбор. С этого момента они становятся женихом и невестой. Но по завершении дня все дебютантки отправляются по комнатам в отдельное крыло замка.

— Зачем?

— Чтобы у мужчин была ночь на подумать, взвесить и убедиться, что они не ошиблись с выбором. А утром парадный завтрак, Его величество поздравляет новые Двойки, желает им скорее стать Триадами и сыграть свадьбу.

— Не поняла…

— Потом объясню, сейчас не до этого! Слушай меня — ночью после Бала ты найдёшь комнату одной из девушек, которая мечтала об Адриане, и зайдёшь к ней. Сначала под предлогом просто поболтать перед сном — это нормально, ведь все знают, что девицы любят почесать языки. И тогда….

Внезапно взгляд Ловерида остановился, глаза мужчины округлились.

— Ва-ва… ум… ум…

Наташа, даже не оглядываясь, поняла, что кошка решила форсировать события.

— Тише! — прыгнув вперёд, девушка зажала рот мага ладошкой. — Тише, Лёня! Это моя киса, она не опасна, и нам с ней нужна твоя помощь.

— Помощь? — мужчина уже не заикался, но всё ещё выглядел довольно бледно. — Это умири, она… оно… он…

— Это Мурка, и если ты сейчас же не заткнёшься и не включишь мозги, я прикажу ей тебя укусить!

Дымчатая зверюга выскользнула из-за Наташиной спины и, приблизившись к Ловериду, показательно зевнула ему в лицо, звучно лязгнув зубами.

Маг побледнел ещё больше, вздохнул, закатил глаза и плавно стёк на пол.

Глава 14

— Мура, ну что ты наделала? — Натка даже руками всплеснула. — Зачем было его так пугать?

«Ничего, сейчас очухается», — кошка нависла над обморочным, несколько секунд внимательно всматривалась в бледное лицо мужчины, а потом медленно провела языком по его щеке.

— !!!! — Ловерид взвился свечкой, одновременно с этим выбросив в сторону кошки руку с тщедушным зорбом. — Наташка, прячься за меня, я попробую её задержать! Как только атакую — беги к двери и поднимай лорда!

«Невежда, разве на ум’мирри зорбы действуют? Или это он решил меня угостить? — вздохнула киса и села, обняв лапы хвостом. — Тем не менее, оцени — умирает от страха, знает, что против меня у него нет шансов, но всё равно пытается защитить слабого. Вернее, отвлечь опасность на себя и дать тебе шанс спастись. Проверку прошёл, не совсем пропащий. Думаю, мы с ним поладим».

«Хорошая проверка, он едва Единому душу не отдал, — буркнула девушка. — И как мне теперь ему объяснить, что ты — моя Мура, а не дикая тварь, которая только и ждёт, как бы на нас наброситься?»

Маг, видя, что оживший кошмар не спешит нападать, и иномирянка явно ни капли кошки не боится, уже не пытался пройти сквозь стену. Но на всякий случай держался от ум’мирри подальше, и отслеживал каждое движение зверя, особенно реагируя на движения её головы и хвоста.

Голова понятно — там вон какие зубищи. А хвост-то причём?

И тут Наташа вспомнила, что где-то ей попадалось объяснение, почему кошки не ладят с собаками. Оказывается, они просто не понимают друг друга, потому что «говорят» на разных языках. Если собака радуется, она виляет хвостом. Кошка дергает хвостом из стороны в сторону в том случае, если она раздражена или злится.

Хвост трубой у кисы — знак, что она в хорошем расположении и не чувствует опасности. Задранный вверх хвост собаки — сигнал сородичам, что хозяйка хвоста не в духе и вообще готовится напасть.

Поэтому мурзики с жучками и не находят общего языка, принимая сигналы за противоположные…

Видимо, Ловерид тоже это читал, поэтому и вздрагивает на каждое движение Муркиной пятой конечности, думая, что раз магический зверь дёргает хвостом, значит, он раздражён.

«Мур, и что мне ему говорить? Чтобы поверил? — обратилась она к ум’мирри.

«Правду», — коротко ответила кошка.

— Лёня, ты как?

— Почему она не нападает? — маг напряжённо смотрел на зверя.

— Потому что Мура — не враг нам.

— ?? Мура???

— Понимаешь, — Наташа смущённо пожала плечами, — она так похожа на кошку, что это имя первое, которое мне пришло в голову. И ей оно понравилось.

— Ты дала умири имя? — потрясённо выдохнул маг. — Единый… Да тебе цены нет! То есть, я хотел сказать — вам.

И Ловерид погасил зорб.

— Больше не боишься?

— Не боюсь, а скорее, разумно опасаюсь, всё-таки даже домашняя кошка, если разозлится, может отправить человека на больничную койку. А такая киса способна развеять меня на молекулы. Но раз ты дала ей имя, значит, стала хозяйкой, и это придаёт мне уверенности. Рассказывай!

И она рассказала — с самого начала. Ловерид внимательно слушал, время от времени бросая оценивающие взгляды на ум’мирри.

— Потрясающе. Значит, пока лорд прочёсывал остров, подняв на уши половину легиона, умири спокойно жила у него под носом? — мужчина тихо рассмеялся. — Ты обзавелась очень полезным питомцем, Наташа.

«А теперь говори, что нам нужна его помощь — я должна попасть с вами в замок», — напомнила кошка.

— Лёня, мы открылись тебе не просто так. Нам с Мурой нужна твоя помощь!

— Слушаю.

— Завтра утром лорд откроет портал, и мы все вместе покинем охотничий домик. Адриан говорил, что последние часы перед балом мы проведём в его столичном доме. Там нам с леди сделают какие-то особенные причёски, зачаруют наряды от порчи, туфли — от натирания мозолей, сделают так, чтобы ткань не мялась. В общем, наведут последние штрихи перед событием. Ты, разумеется, идёшь с нами. Но что мне делать с Муркой? Она должна меня сопровождать.

— Понимаю, — задумался маг. — Представить её, как свою, ты не можешь — лорд немедленно начнёт пользоваться вашей связью. Это кроме того, что тебе придётся объяснять, откуда у тебя взялась умири, и почему ты раньше ничего ему не рассказала. То есть, выдашь, что ваша связь держится на честном слове. Это может спровоцировать Его светлость провести ритуал.

«Я буду его ум’мирри, — подсказала Мурка. — Понарошку. Но все будут уверены, что взаправду».

— Кошка предлагает сказать всем, что она твой зверь.

— Знаешь, а это может сработать, — немного подумав, кивнул головой маг. — Правда, привлечёт ко мне дополнительное внимание, зато оттянет часть внимания от тебя. Да, это выход. Но если я её хозяин, то должен уметь общаться. Это не проблема, когда ты рядом, но что делать, если мы разлучимся? Ночевать дебютантки будут отдельно, да и днём я не всегда смогу находиться поблизости. Потом, твоя Мура, конечно, очень красивая, но в этом заключается главная опасность — сразу видно, что зверь в полном расцвете сил и лет. Кто знает, что взбредёт королю в голову? Маг с умири редкость ещё большая, чем ничей Агерит.

— И что ты предлагаешь?

— Спроси у неё, может ли она изменить размер? Если Мурка предстанет в виде котёнка-подростка, то большинство вопросов и предложений отпадут сами собой. Конечно, Его величество просто так меня теперь не отпустит, но пока котёнок растёт и набирается сил, никаких заданий нам с ней давать не будут. А потом… Потом я что-нибудь придумаю. Так как — может она уменьшиться?

Наташа перевела взгляд на замершую гигантской копилкой кошку, но не успела задать вопрос, как зверь пошёл рябью.

И исчез.

— Что же, так тоже можно. Наверное, — с сомнением произнёс Ловерид. — Только магию не скрыть. При всём желании, ты не можешь фонить чистой силой, как умири, хоть ваш дар и имеет много общего.

Тем временем, воздух снова замерцал, раздался негромкий хлопок, и на пол выпал чёрный котёнок. На вид — месяцев двух, не больше. Если представить его потомством обычной кошки.

— Мура? — растерянно произнесла Наташа.

«А ты сомневаешься?»

Натка выдохнула — и правда, её кошка!

«Но ты такая маленькая! И другого цвета. Почему?»

«Мне пришлось очень сильно сконцентрироваться, — буркнула ум’мирри. — При сжатии окрас тоже стал концентрированным. Но так даже лучше. Спроси у мага — годится?»

— Она спрашивает — такой облик подойдёт?

— Вполне. Скажу, что таскал котика с собой в сумке. Подобрал в лесу, и не сразу распознал умири, думал, обычный котёнок, — отмер мужчина. — Спроси, мне можно её потрогать?

«Пусть протянет руку, — отреагировала Мурка, — я его укушу, чтобы иметь возможность передавать ему свою мыслеречь».

— Дай ей руку, — повторила девушка, — она укусит, потом сможете разговаривать.

«Мур, и что же, теперь мы будем беседовать втроём? Но я не хочу, чтобы он был в курсе наших с тобой бесед.

«Не переживай, маг не услышит больше того, что я сама ему позволю. Он не сможет общаться с нами обеими, и даже мне отвечать мыслеречью у него не получится. Зато он будет понимать, когда я к нему обращаюсь. Так мы поддержим легенду, будто бы я — его умири. И в дополнение всего я сделаю вас родственниками».

— Родственниками? — Наташа так удивилась, что произнесла это вслух. — Мура?

Но кошка уже принялась за дело, и иномирянке ничего не оставалось, как смиренно ждать завершения ритуала.

— Потрясающе! — первое, что произнёс Ловерид через несколько минут полного молчания.

Видимо всё это время Мурка что-то ему транслировала прямо в голову, как когда-то ей самой.

Натка вздохнула и вспомнила последние слова кошки.

«Мур, что ты там говорила про родственников? Зачем это?»

«Как ты думаешь, у короля есть мозги?» — неожиданный вопрос ум’мирри сбил с толку.

«Конечно».

«Вот и я думаю, что они не только есть, но Его величество ими умеет пользоваться, — ответил зверь. — Тогда почему лорд решил, что одной бумаги и ничем не подкреплённых слов мало кому известного племянника какого-то там дяди с дальней окраины государства будет достаточно, чтобы подтвердить твоё происхождение? Не знаю, как лорд собирался решать эту проблему, поэтому я решила подстраховаться».

«И что ты сделала?»

«Смешала вашу кровь. Я уже кусала тебя, помнишь? А сейчас получила образец крови мага. Теперь мне надо укусить тебя, и тогда любая проверка подтвердит, что вы с ним — дальние родственники».

И кошка горделиво тряхнула головой, но забыла о новом размере. Крошечные лапки заскользили по полу, и котёнок покатился кубарем.

- Мура! — девушка бросилась к питомице, подхватила на руки. — Ты не ушиблась? Ай!

Ум’мирри чувствительно цапнула её за палец и тут же зализала ранку.

«Теперь пусть проверяют! Но как же унизительно чувствовать себя настолько неуклюжей, — буркнула ум’мирри. — Надеюсь, мне придётся находиться в таком виде не дольше пары дней»

— Наташа, — напомнил о своём существовании маг, — время! С умири разобрались, теперь я должен объяснить тебе, что делать, когда ты выберешь жертву. То есть, ту, которая мечтает стать подругой лорда Адриана. Важно не ошибиться — девушка на самом деле должна этого желать, понимаешь? Некоторые леди любят придумывать и воображать, так вот, тяга к лорду должна исходить из сердца дебютантки, иначе ничего не получится.

«Я помогу», — успокоила Мурка.

— Итак, вечером после бала, когда вас проводят в ваши комнаты, тебе надо запомнить, в какой комнате ночует та самая девушка. И когда все лягут, выждать час или два, а потом тихо проникнуть в её покои.

— Как? Я не имею навыков взломщика или квартирного вора.

«Я помогу», — повторила кошка.

— Умири тебе поможет. Итак, как только ты войдёшь в покои, сразу наложи полог, вот такой жест, смотри. И на высшей точке отпускаешь силу. Представь, что ты взяла каплю и стряхнула её на плетение. Потом попробуешь. После создания полога тебе нужно подойти к спящей и сесть рядом. Затем закрыть глаза и попробовать увидеть себя со стороны — не как человека из плоти и крови, а как энергетическое тело. Это несложно, у тебя получится — закрываешь глаза и смотришь на себя внутренним зрением. Потренируешься, когда я уйду. Итак, внутренним зрением ты увидишь свою энергетическую оболочку, энергетическое тело спящей девушки. И нить, которая связывает тебя с лордом. Я не могу сказать, как она будет выглядеть в твоём случае. Просто знай, что чем прочнее связь, тем ярче нить. Когда ты найдёшь энергетический канал, связывающий тебя с Его светлостью, надо осторожно его пересадить на ауру дебютантки. У тебя только одна попытка, учти это! Если ты искренне пожелаешь освободиться от привязанности к Адриану, а девушка на самом деле испытывает к лорду чувства, то твой дар позволит отсоединить канал, а магия дебютантки тут же притянет его к себе. И срастётся с ним. Убедись, что всё получилось, потом быстро возвращайся к себе. Мурка сообщит мне, когда дело будет сделано, после чего я отправлю тебя в Домик Ведьмы.

— Куда??? — опешила Натка. — Зачем? Ты обещал вернуть меня на Землю!

— Затем, что я не могу отправить тебя в другой мир из королевского замка, тут столько охраняющих заклинаний и артефактов, что ты скорее сгоришь, чем перенесёшься. Максимум, что возможно сделать, это открыть портал в другую часть государства. Когда побег и подставу обнаружат, лорд будет вне себя от злости, и тут же бросится на поиски. Логично предположить, что ты отправишься в единственно знакомое тебе место — в Домик Ведьмы. Зайти туда без приглашения лорд не сможет, и потратит не один день, нарезая вокруг круги, пока сообразит, что внутри тебя нет.

— Мне сидеть в Домике, и ждать, когда Адриану надоест нести дозор?

— Нет. Как только ты окажешься внутри, сразу тряси Хранителя и требуй у него полосатый кристалл — это портал в Наартейс. Паук не сможет отказать. Заберёшь накопитель, сдавишь его, и попадёшь в Коренье. Это небольшой город на севере княжества Наартейс, там у меня есть небольшой дом, туда-то тебя и перебросит портал. В угловой комнате у северной стены найдёшь скрипящую половицу. Под ней в шкатулке немного местных денег и бумаги на владение домом. Правда, они выписаны на мужское имя, но ты всегда можешь сказать, что сестра владельца. В шкатулке кроме денег лежит тамга, подтверждающая права на дом, так что к тебе не будет претензий. В общем, просто живи и жди, когда тут всё успокоится. После я перемещусь к тебе и отправлю на Землю.

— Столько проволочек, — пробормотала Наташа. — И сколько мне ждать? Месяц? Полгода?

— Пару недель. Не забывай, что ты перекинешь привязанность лорда на другую дебютантку, поэтому у Его светлости прибавится головной боли и проблем. Девушка и её родня позаботятся о том, чтобы лорду было чем заняться. Уж поверь мне, или я не знаю наших аристократок. А если вспомнить, что леди Леона тоже не придёт в восторг, обнаружив новую привязанность…

«Я помогу, — вновь напомнила о себе Мурка. — Маг прав — сначала нужно избавиться от вашей с лордом связи, а дальше будет видно.

— Хорошо, я всё поняла.

— Тогда мне лучше вернуться к себе. И Мурку придётся забрать. Лучше, если её присутствие обнаружится уже в столице, — мужчина присел на корточки и протянул котёнку руки.

Угольно-чёрный зверёк проворно вскарабкался к нему на ладонь, и Ловерид охнул, пытаясь выпрямиться.

— Сколько ты весишь? Не оторвать… О, другое дело!

Кошка ей подмигнула, и Наташа увидела, что лапки зверька не касаются рук мужчины — ум’мирри левитировала!

«Я же концентрированная, — раздалось в голове у девушки. — Размер уменьшился, но масса никуда не девалась. Поэтому я по-прежнему вешу столько же, сколько в естественном размере. Ничего, справимся!»

- А…

«А когда ты меня поднимала, я сразу применяла левитацию, чтобы ты не надорвалась».

— Понятно. Главное, чтобы никто другой не попытался поднять «котёночка», — пробормотала Натка. — Надеюсь, завтрашний день и, главное, ночь, пройдут так, как задумано. А не как всегда… Лёня, а почему ты мне помогаешь?

— Ну… Считай, это попыткой компенсировать тот вред, что я тебе причинил, не сумев вовремя остановиться, — мужчина виновато улыбнулся, поудобнее перехватил котёнка и выскользнул за дверь.

Натка бесцельно побродила по комнате, потом спохватилась и нырнула в постель.

Но сон не шёл — она раз за разом прокручивала в голове полученную информацию.

«Нет, так не пойдёт, тебе нужно отдохнуть», — раздался в голове Муркин голос, и Наташа провалилась в сон.

Перед переходом Наташа волновалась как никогда. Может быть потому, что она точно знала — где-то сзади стоит Ловерид? Да не один, а вместе с сумкой, в которой среди вещей прячется уменьшенная версия ум’мирри.

Адриан злился, торопил прислугу, рычал на Эгиду, что очень энергозатратно держать столько времени портал открытым. И обещал отправить леди Леону и её горничную в столицу своим ходом, если они не поторопятся.

Аристократка вышла последней и насмешливо оглядела раздражённого лорда.

— Адриаш, что ты шумишь? Ну, подумаешь, не три минуты держать портал, а шесть, что это изменит? Стабилизатор рядом, бери и пользуйся!

— Я и беру, но ей самой магия понадобится, ты же знаешь, сколько НатаЛи придётся провести на ногах, да под перекрёстным огнём глаз! — прошипел мужчина. — Вставай рядом, я открываю.

Натка смотрела во все глаза: раньше-то маг просто обнимал её и прыгал или падал, тут же оказываясь в другом месте. А сейчас переход не одного-двух человек, а доброго десятка, да с вещами. Понятно, что они не могут одновременно обняться и прыгнуть! Как тогда все перейдут в столицу?

Адриан бормотал заклинание и разводил руки, словно раздвигал пространство, и оно на самом деле раздвинулось — посреди холла образовался молочно-белый овал, высотой с самого лорда. Словно большое зеркало, только вместо отражающей поверхности плотный туман.

— Леона, ты первая, — понукнул Адриан. — встретишь НатаЛи, потом её родственника.

Леди повела плечом и, ни на секунду не затормозив, просто шагнула в белый овал.

Наташа с интересом следила, как сначала пропала голова леди, потом корпус, а следом мелькнула, исчезая, нога.

— НатаЛи, не спи! Ты следующая! — лорд потянул Наташу к «зеркалу» и легонько подтолкнул.

Нырнула, как в воду, подспудно ожидая, что на ощупь туман окажется холодным или липким. Ничего подобного! Собственно, она даже не почувствовала соприкосновения с белой субстанцией — просто подняла ногу в холле охотничьего домика, а опустила её уже на каменные плиты незнакомого зала.

— Быстрее отходи в сторону! — рыкнула Леона и дёрнула опешившую Натку на себя. — Освобождай дорогу!

Наташа посторонилась.

Не прошло пяти минут, как перешли все, и Адриан одним движением руки свернул «зеркало».

— Единый, до чего же здорово владеть такой мощью! — восторженно произнёс он, обращаясь к Леоне. — Резерв полон, словно я и не кастовал. НатаЛи, как ты?

— Всё хорошо.

— Видишь? — усмехнулась Леона. — Портал столько забрал, а она даже не почувствовала! Стоило так меня подгонять?

«Конечно, не почувствовала, — в голове у Натки раздался голос Муры, — потому что я делилась своей силой. Недоучки!»

«Зачем делилась?»

«Чтобы тебя ветром не шатало. Каналы только-только притираются, а ему уже невтерпёж. Можно было поберечь тебя, воспользоваться накопителем, а они гляди-ка, решили покрасоваться!»

— Леона, я провожу НатаЛи, потом зайду к тебе.

Столичное жилище Адриана производило впечатление — целый замок в четыре этажа. Ни одной голой стены, все они оббиты красивыми тканями. Тут и там живые цветы в кадках и горшках, красивая мебель, полы устланы толстыми коврами. Интересно, сколько народа требуется, чтобы содержать в чистоте всё это великолепие?

— Милорд, — на выходе из гранитного зала их встречали: впереди стоял пожилой мужчина. Увидев Адриана, он склонился в глубоком поклоне.

За его спиной — навскидку Натка прикинула, что там стояло человек тридцать, не меньше — синхронно поклонились и присели в книксенах остальные встречающие.

— Всё готово, Валир? — мимоходом спросил Адриан. — Как я велел?

— Да, милорд! — слуга ещё раз поклонился.

— Тогда нечего прохлаждаться, поздоровались, и за работу, — лорд махнул рукой, и слуги спешно растворились в коридорах замка. — Я надеюсь, горничные уже ждут свою госпожу?

— Разумеется, милорд!

Натка только ресницами хлопала — вот это да! Настоящий замок, прямо как в кино!!!

Жильё ей выделили роскошное, она даже не ожидала! Не покои, а отдельная квартира из четырёх комнат, не считая гардеробной и купальни, размером с хорошую однушку, только без кухни. Да и зачем она тут, если существуют портальные мосты?

Горничная показала ей дверку в стене, где рядом на небольшой полочке лежала стопка чистых листков.

— Вот, леди, — почтительно пояснила девушка. — Пишете, что хотели бы съесть или выпить, кладёте записку на дно камеры. И как только ваши блюда или напитки будут готовы, их тут же перешлют прямо в покои. Очень удобно!

Действительно, удобно. Дома бы так — не бегать по магазинам, не готовить, а просто написать пожелание, и через полчаса получить готовое блюдо!

Наташа с любопытством обошла весь «номер», заглянула в каждую дверь, подивилась роскоши убранства и обилию одежды на все случаи жизни, которую она обнаружила в гардеробной. Похоже, Адриан предусмотрел всё!

Чёрт, как жаль, что ничего из этого ей не пригодится. Даже попользоваться не успеет…

— Леди, милорд приказал помочь вам освежиться, — напомнила о своём существовании горничная. — Скоро придёт мастер, который делает придворные причёски. Надо бы поторопиться, если вы хотите принять ванну.

Нельзя сказать, чтобы с прошлого вечера она сильно испачкалась и остро нуждалась в омовении, но какая девушка откажется от возможности понежиться в ароматной пене?

В купальне, где она планировала остаться в одиночестве, её уже ждали. Сначала Натку вымыли в семи водах — до скрипа. Затем она попала в руки умелой массажистки, и в течение следующего часа то охала от лёгкой боли, то постанывала от чувства освобождения.

После массажистки за неё взялись горничные. Они с энтузиазмом втирали в кожу и волосы девушки приятно пахнущие составы, оставляли на некоторое время, затем смывали. И применяли следующее по списку средство.

В конечном итоге в купальне Наташа провела почти четыре часа и чувствовала себя так, словно пробежала марафон.

— Леди будет самой красивой дебютанткой, — щебетали девушки.

А леди ужасно хотелось просто лечь и не шевелиться. В идеале — заснуть.

Не тут-то было!

После водно-массажно-масочных процедур, её накормили лёгким завтраком. Очень вкусным, жаль, что не досыта, а так, только червячка заморить.

И наступило время одевания.

Бедные местные женщины — сорочка такая, потом подъюбники, корсет, сорочка сякая. Следом нижнее платье насыщенного фиолетового цвета, поверх него — ажурное сиреневое кружево, повторяющее силуэт нижнего платья.

Стоп! А как же изумрудное???

К счастью, вовремя заглянул Адриан и объяснил, что никакой ошибки нет.

— Это традиционный туалет для Триад, — сам мужчина предстал в одежде красных оттенков — от бордового (брюки) до алого (расшитый золотом камзол). — Сначала я представлю Его величеству нового Агерита, потом тебе сменят причёску и помогут надеть туалет дебютантки. Волнуешься?

Натка машинально кивнула и покраснела, осознав, что бессовестно обманывает. Почему-то перед представлением королю она совсем не волновалась. То ли потому что не испытывала никакого пиетета к титулам, то ли потому, что переживала за «вторую часть Марлезонского балета» — получится ли у неё избавиться от привязанности к Адриану. А ещё не могла забыть про Мурку — что-то будет, когда её обнаружат? Пока в замке тихо, но Ловерид говорил, что обязательно рассекретит ум’мирри до момента представления Его величеству. Значит, это должно вот-вот произойти!

До короля ли ей?

Адриан, постукивая от нетерпения ногой, дождался, когда куафёр завершит работу и предложил ей руку.

— Ты великолепна!

Наташа, чувствуя себя в ворохе тряпок неповоротливой копной, его восторга не разделяла. Чёртов придворный этикет! В этих веригах сложно даже стоять, а ей придётся ещё и реверанс делать! И амулет, что ей дал Ловерид, она неудачно прицепила к фиолетовому наряду — колется!

Р-р-р!!!

— У нас самый очаровательный Агерит, — продолжил лорд, выводя девушку из покоев. — Ещё и аристократка! Его величество будет в восторге. О, вот и твой троюродный брат!

Лорд мельком глянул на шедшего им навстречу Ловерида и снова перевёл взгляд на девушку.

— Дальше тебя поведёт он. Я бы с удовольствием сделал это сам, но протокол…

Словно что-то вспомнив, Адриан замер на середине фразы, потом медленно поднял голову и прирос к полу.

— Что это??? Лорд тер Консо, потрудитесь объяснить, зачем вы притащили в мой замо… оооо!!!

На плече Ловерида, вцепившись крохотными коготками в бархат камзола, сидел чёрный котёнок.

Натка с трудом протолкнула порцию воздуха — ой, что сейчас бу-удет! Наверное, надо было показать ум’мирри как-нибудь иначе.

— Милорд, это кошечка-умири, — простодушно выдал Ловерид и остановился в трёх шагах от Адриана с Наташей. — Я думал, что вы давно о ней знаете, ведь от малышки просто фонит магией.

— Где ты её взял? — лорд протянул руку к котёнку, но тот сверкнул глазами и зашипел.

— Не надо, милорд, Мура ещё маленькая, она может испугаться!

— Ты дал умири имя?

— Так получилось, — развёл руками племянник дяди. — Увязалась за мной в лесу, я сначала подумал, что обычный котёнок. Но на первом же привале рассмотрел магию, и… вот. Теперь я хозяин маленькой Мурки.

— Маг с умири, — потрясённо выговорил Адриан. — И она всё время была с тобой?

— Да. Киса обычно сидит в сумке и не высовывается, но сейчас решила меня сопровождать.

— Понятно теперь, почему на острове мне повсюду мерещилась магия умири! — радостно произнёс маг. — Я уж было подумал, что схожу с ума — не может же почти двухсотлетняя шкура так ярко фонить!

— Прошу прощения, что моя питомица доставила вам столько беспокойства, — смиренно пробормотал Ловерид, а Мурка мурлыкнула и потёрлась головой о его щёку.

— Единый, сегодня поистине судьбоносный день — юная умири! Прирученная! Лорд Ловерид, — Адриан махнул Натке рукой, чтобы она шла следом, а сам приклеился к молодому магу, не сводя глаз с комка шерсти на его плече, — вы не против, если я буду вас так называть?

— Как пожелаете, Ваша светлость!

— Понимаете, я много лет пытаюсь найти котёнка, но всё тщетно. Взрослые категорически не идут на контакт, а детёнышей не найти, кошки их тщательно скрывают. Теперь у меня появилась возможность лично наблюдать, как растёт и развивается умири! Я предлагаю вам своё покровительство, дружбу и место рядом с собой. Разумеется, сюда же входят полный пансион и достойное жалованье.

Натка споткнулась — вот это поворот! Если лорд намерен держать Лёню при себе, как тот сможет уехать в Наартейс и отправить её домой?

— Милорд, — Ловерид на пару секунд притормозил и почтительно поклонился. — Мне лестно ваше предложение, и конечно же, я с радостью его принимаю. Но нам нужно более предметно обговорить мои обязанности. Предлагаю перенести разговор на другое время. Скажем, через день после Приёма? Мы едем в королевский замок в карете?

— Да, — Адриан никак не мог оторвать взгляд от Мурки. — В двух каретах — я с леди Леоной в первой, вы с НатаЛи следом.

Словно очнувшись, маг огляделся и добавил.

— Ловерид, с этой минуты вы не только родственник Агерита, но и один из моих людей. Вы понимаете, какой эффект произведёт на короля вид ручной умири?

— Догадываюсь.

— На вас могут оказывать давление. Понятно, что котёнок идёт в комплекте с вами, поэтому взять вас на службу пожелают многие. Возможно, даже Его величество будет в их числе.

— Понимаю.

— Поэтому, чтобы на вас никто не зарился, предлагаю заключить магическую сделку.

Натка переводила взгляд с одного на другого — похоже, Мурка для Адриана намного важнее, чем Агерит. Или это потому, что кошка может уйти вместе с хозяином, а она, Натка, уже никуда не денется? Ну, как думает лорд, что она уже никуда не денется…

Интересно, что бы он сказал, если бы узнал, что это её ум’мирри?

Пока она размышляла, мужчины по очереди произнесли слова клятвы, после чего соединили руки в земном рукопожатии, и вокруг рук закружился рой золотистых искр. Миг, и магические светлячки пропали, зато у основания большого пальца магов появилось по золотистой короне.

— Адриаш, я устала ждать! Чем это вы тут заняты? — Леона явно пребывала не в духе.

Натка оглянулась на голос и поняла, почему — серый ей решительно не шёл! Но, видимо, надеть платье другого цвета она не могла из-за правил.

М-да, не позавидуешь…

— НатаЛи, подай руку родственнику, — довольным голосом произнёс Адриан. — Ловерид, идите следом за нами.

И улыбнулся мрачной леди.

— Леона, ты не представляешь, как нам повезло! У нас теперь есть не только Агерит, но и ручной умири! Взгляни-ка, кто сидит на плече у троюродного брата нашей НатаЛи!

— Зачем ты заключил с лордом магический договор? — шёпотом «прокричала» Наташа, как только они сели в щегольскую карету. — Что теперь будет? Как ты сможешь меня пере…

«Тише! — Мурка явно не одобряла её горячности. — Ловерид всё правильно сделал. Момент для моего появления выбран очень удачный — у лорда не осталось времени на дотошные расспросы и эксперименты. Он просто ошалел от счастья, думая, что заполучил моего, как он думает, хозяина. Хвост даю — уже мечтает, что заберёт лично себе одного из моих будущих котят. Даст ему имя и станет хозяином. Обратила внимание, насколько лорд потерял голову? Теперь он будет не так внимательно за тобой наблюдать, да и другие маги не станут тебя изучать через увеличительное стекло».

— Да какая разница, пусть смотрят! Я же считаюсь собственностью Адриана, что мне с того, что кто-то будет пускать слюни? Но рисковать тобой было нельзя! Мура, — девушка всхлипнула, — вдруг маги что-нибудь тебе сделают? Слышала же, они убивают ум’мирри и выкачивают из них всю силу! Вдруг теперь тебя отберут у Ловерида?

«Исключено!» — фыркнула кошка.

— Это невозможно, — попытался успокоить её мужчина, который слышал только то, что говорит Наталья. — Умири сами выбирают себе хозяина, и ничто и никто не может отменить выбор. Нам не навредят, не переживай. Наоборот, будут пылинки сдувать, а тебе без пристального внимания будет легче затеряться среди других дебютанток.

— Хорошо, допустим. А как нам быть дальше, после того, как я избавлюсь от привязки? Кто меня отправит в Домик Ведьмы, и дальше — домой?

— Как кто? Я!

— Каким образом, если ты дал клятву служить милорду? Думаешь, он позволит тебе куда-то уехать? Особенно после того, как исчезнет драгоценный Стабилизатор… А Мура? Она теперь обречена пожизненно изображать котёнка?

— Всё решаемо, не переживай, — спокойно ответил маг. — Мы разумно разделили обязанности, поэтому сосредоточься на своей роли, и предоставь нам с умири возможность спокойно решить свою часть уравнения.

— Она ум’мирри, — буркнула Наташа.

— Натка, ты её ко мне ревнуешь, что ли? — тихо рассмеялся Ловерид. — Нашла о чём беспокоиться — ты её хозяйка, ты! А я так, понарошку. В общем, выброси из головы всякую ерунду и думай о Приёме!

Дорога до королевской резиденции заняла больше часа, поэтому Натка успела попереживать, успокоиться и снова заволноваться, но уже по другому поводу.

— Лови, а что будет с кошкой, когда я уйду на Землю?

— О, Единый… Потом, Наташа! Мы уже подъезжаем! Всё обсудим, но позже.

— Да когда же, если сейчас чёртов бал, и у нас ни минутки не будет наедине?

Но ответа она не дождалась, поскольку в этот момент карета остановилась. Ловерид ободряюще улыбнулся Наташе и первым покинул транспортное средство.

— Руку, дорогая сестра. Осторожнее, ступеньки.

Так хотелось отбрить, мол, она не слепая и не безногая, но один взгляд наружу, и язык прилип к нёбу — королевский замок потрясал воображение размерами. И подавлял…

Пока Натка хлопала глазами, рассматривая массивные стены и уходящие в небо башни, она пропустила момент, когда к ним приблизился милорд с Леоной на буксире.

— Следуйте за нами, — услышав голос мага, Натка оторвала взгляд от созерцания шедевра иномирного зодчества и перевела его на Адриана. Предсказуемо, Леона цеплялась за локоть лорда и бровью не вела в сторону Наташи. Впрочем, маг тоже больше смотрел на Мурку, чем на ту, кого он называл любимой женщиной.

Обидно?

Ничуточки! Разве что самую малость…

— Мне передали, что лорды почти все на месте, — отрывисто произнёс лорд. — Надо поспешить, я рассчитываю первым делом представить тебя, чтобы потом ты могла спокойно присоединиться к дебютанткам… НатаЛи, что-то случилось? Почему ты такая печальная?

— Волнуюсь, — придумала она отговорку.

— Всё будет хорошо! — Адриан улыбнулся ей, и девичье сердечко предательски ёкнуло и затрепетало. — Идём!

— Ногами? А порталом нельзя? — поинтересовалась Наташа, прикидывая размеры замка и расстояние, которое им придётся прошагать.

— Можно. Но открыть переход можно только внутри замка. После того, как мы минуем охрану, и магия сочтёт, что мы имеем право на вход. После этого я перенесу нас прямо в зал Приёма.

Наташа вздохнула — до здания от ворот, где они оставили кареты, было примерно четыреста метров ухоженной дороги.

Как хорошо, что её наряд зачаровали от пыли и грязи, а туфли — от натирания мозолей!

Глава 15

То самое чувство, когда умом понимаешь, что делаешь всё правильно, но внутри что-то свербит и ковыряет, намекая на ошибку.

Адриан откинулся на спинку кресла, прикрыл глаза. И тотчас перед мысленным взором возникла НатаЛи.

Юная, милая, искренняя…

В груди снова царапнулось раскаянье… Но что он может сделать? Испокон веков так заведено — чтобы связь была полной, Агерит должен боготворить Файтера. Это залог выживаемости Триад, а значит, и всего мира.

Чаще всего возникала естественная привязанность, но иногда энергетика Стабилизатора не совпадала с энергетикой Нападающего или Агерит до вступления в Триаду успел влюбиться в кого-то другого. Тогда вынужденно прибегали к ритуалу Слияния.

Мужчина задумался — интересно, он легко согласился на ритуал с Дерзией, но даже слышать не хотел, чтобы провести его с НатаЛи. Может быть, всё дело в том, что девушка ему по-настоящему нравилась? Такие живые и искренние эмоции, а после ритуала останется одна оболочка…Может быть, он позволил Дерзии пожертвовать собой, потому что не мог видеть её обожающий взгляд? Мужчине лестно, когда женщина так на него смотрит, но только в том случае, если это её собственные, природные чувства, а не результат им же наложенного заклинания. И это работает, если женщина ему и самому нравится. В противном случае такое обожание сначала просто вызывает раздражение, а потом и желание прибить.

НатаЛи полностью отвечает его вкусу, как внешне, так и характером. Почти полностью, за исключением досадного нюанса, мешающего объявить её своей невестой — она не принадлежит к аристократическому роду. А это означает, что его отец никогда не даст разрешения на такой брак.

Сначала неясная мысль то и дело возникала в голове, отвлекая от дел, мешая и сбивая с толку, но постепенно обрывки идей приняли вполне жизнеспособную форму.

Надо найти НатаЛи род! Какой-нибудь обедневший, о котором все и думать-то забыли! Если заплатить главе рода денег… много денег, то наверняка он согласится выдать девушку за одну из своих родственниц.

И тогда… Тогда…

Адриан даже зажмурился в предвкушении!

Тогда он сможет взять НатаЛи женой. К сожалению, только второй, но это лучше, чем оставлять её в постыдной роли любовницы. У женщины будет свой дом, уважение общества, она родит ему детей. Правда, наследовать они смогут только по остаточному принципу — после детей первой супруги, но это такие мелочи, что на них и внимания обращать не стоит! Плюсов в положении второй жены намного больше.

Отец должен пойти ему навстречу, ведь в их роду уже были союзы с Агеритом. Его отец сам родился от Агерита, и является сильнейшим магом королевства. Его деду повезло, он встретил равного по крови и магии Стабилизатора, и родители только приветствовали их брак… А вот он, Адриан, родился чуть слабее, чем отец. Может быть потому, что тот, выбирая мать для своего наследника, заключил брак по расчёту? Отец по-своему ценит мать, та старается на людях выказывать ему уважение, но дома они почти не видятся.

Сын с детства знал, что у родителей есть любовники. И до встречи с НатаЛи не считал это чем-то из ряда вон. Но теперь…

Почему-то сделать девочку просто любовницей ему кажется низким и недостойным поступком. После создания связи Агерит не сможет жить вдали от Файтера, она на что угодно согласится, лишь бы быть рядом! Но его выворачивает от одной мысли, сколько насмешек от его жены и подуськанной ею прислуги придётся вытерпеть НатаЛи. Даже зная, что без Агерита им не обойтись, что отселить её в другое место и не навещать — это обречь девушку на муки, в результате которых она может выгореть, надменная аристократка всё равно сделает жизнь любовницы невыносимой.

Мужчина поморщился

Выгодный, важный для королевства брак — отцы жениха и невесты сговорились, когда дети ещё штанишки пачкали. К сожалению, он бессилен отменить договор. Есть только один выход, один способ облегчить жизнь своей девочке — сделать Агерит второй женой. Как высший маг и наследник своего отца, он имеет право на двух жён, только таким правом редко пользуются, ведь женщины терпеть не могут делиться.

Пусть выбранная отцом жена будет выше по статусу, и наследником назовут её сына, даже если вторая родит мальчика раньше первой. Но любить-то и лелеять он собирается вторую! Заваливать подарками, проводить с ней все дни недели, кроме двух, положенных первой жене… К тому же, статус второй жены намного выше, чем статус любовницы, и никто не посмеет смотреть на неё косо или шептаться за спиной.

Никто, кроме первой жены…

Но если сразу после брачного обряда передать ей всю власть в родовом замке и поспешить зачать наследника, то ей будет чем заняться. А НатаЛи после обряда он перевезёт в другой замок, где хозяйкой будет уже она. И станет проводить с ней по пять ночей в неделю.

Да, так будет лучше для всех. И его перестанет грызть совесть. Остался пустяк — заручиться согласием обеих невест и получить одобрение у отца.

А ещё нужно сделать так, чтобы НатаЛи ни о чём не догадалась. Конечно, девочка влюблена, да и после соединения магических каналов Агерит, в принципе, не может качать права или устраивать Файтеру истерики. Но на НатаЛи и так в последнее время свалилось много потрясений, лучше её поберечь. Собственно, он рассчитывает представить Его величеству и лордам нового члена Триады, подчеркнуть, что она аристократка. И тут же передать девушку боннам, которые сопроводят её к остальным дебютанткам.

Сам же отойдёт в сторону и подождёт. Пусть лорды, которые несколько месяцев готовились к этому приёму, выкладывают Его величеству свои просьбы, прожекты, доклады. В общем, кто с чем пришёл.

Когда Приём закончится, а Бал ещё не начнётся, отец непременно выделит время и для сына. Тогда-то он и сообщит ему, что собирается взять Агерит второй женой.

Адриан улыбнулся, представив, в каком шоке будет его родитель.

Как же вовремя появился тер Консо!

Поистине, Единый им благоволит — без его вмешательства не произошло бы столько счастливых совпадений.

Маг мог попроситься на ночлег в любой дом, но обратился именно к Ротону. И тот не отказал, а пустил переночевать. Да и он лишь в последнюю минуту решил перенести их с НатаЛи в дом на Рубеже, а мог бы выбрать любой другой дом или замок!

Не иначе, их вёл сам Единый!

И сейчас всё складывается даже лучше, чем планировалось изначально — не надо никого подкупать, платить немыслимые деньги, а потом всю жизнь переживать, не выплывет ли правда наружу.

Молодой маг опасности не представляет, к тому же он сам по уши в неприятностях, и понимает, что молчание — это жизнь. За утаивание Агерита не поздоровится ни ему, ни его родным. Так что, тер Консо будет нем, как рыба. И предан, как верный пес.

А обойти проверку крови, если вдруг Его величеству взбредёт в голову её устроить, не так и сложно — на это есть парные амулеты. Несколько лет назад по случаю приобрёл в Тариттании. Привлекло не только свойство амулетов, но и то, что они выполнены в виде украшений. Видимо, тогда его тоже вёл Единый, потому что он купил, не торгуясь.

И вот — пригодились!

Кто удивится, что у брата кольцо с аронитом, а у сестры — серьги? Это же нормально, раз они — родственники.

Если бы НатаЛи оказалась простолюдинкой, отец никогда не одобрил бы такой брак. Но раз она аристократка по рождению, ещё и с магией фиолета, то родителю придётся смириться.

Вот с невестой договориться сложнее, но и у неё есть слабые стороны. Не согласится добром, придётся надавить.

— Ваша светлость! — размышления лорда прервал камердинер. — Вы просили напомнить. Время!

— Хорошо, Стьен, — кивнул лорд. — Можешь идти, дальше я сам.

— Как же — сами? — оскорбился слуга. — А шейный платок повязать? А расправить, подтянуть, проследить, чтобы платье село, как влитое? Нет, милорд, уж позвольте мне выполнить мои обязанности!

Придворное платье Файтера Адриан не особенно любил — ну что это за вид для мужчины? Винное, красное, алое, золотое — как птица, честное слово!

Хорошо, что так наряжаться приходится только для официальных церемоний. Представление нового Агерита — один из таких случаев.

— Посмотрите, милорд, как вам идёт это платье! — камердинер сотворил зеркало и только что слёз умиления не ронял, любуясь хозяином.

— Да, Стьен, я вижу. Приготовь моё платье для Бала и перенеси его в королевский замок, в мои апартаменты. Портал на тебя настроен. В общем, ты и сам знаешь, что делать. Я должен переодеться сразу, как вернусь с Приёма.

— Конечно, милорд. Наверное, нужно будет приготовить и ванну?

— Да, ванна не помешает.

— И что-нибудь перекусить, — больше себе, чем хозяину, добавил слуга. — Не в первый раз, можете на меня положиться, всё будет в лучшем виде! Ваша шляпа.

Лорд взял головной убор, водрузил его на голову и отправился за НатаЛи.

И застал презабавную картину: девушка крутила головой, в недоумении разглядывала фиолетовый наряд и мешала куаферу. Пришлось объяснить, что так полюбившийся ей изумрудный туалет она наденет уже после представления Его величеству.

Но НатаЛи настолько переживала, что даже не поинтересовалась, как платье окажется в королевском замке, если они его не берут с собой. И не спросила, где она там будет переодеваться.

Ничего, новости лучше подавать постепенно. После бала они поговорят!

Раз он решил выдать её за аристократку, то ввести её в зал должен родственник. Но пока тер Консо не появился, лорд воспользовался случаем и предложил девушке руку.

К сожалению, племянник дяди оказался пунктуален и уже спешил навстречу.

— О, вот и твой троюродный брат! — произнёс Адриан, вступив было в объяснения, что дальше она пойдёт с Ловеридом, но замер на полуслове.

Ему померещилось или???

Не померещилось — на правом плече тер Консо сидел маленький, абсолютно чёрный котёнок.

В первую секунду Адриан собирался возмутиться, но уже через мгновение потерял связь с реальностью и на некоторое время дар речи.

Умири!

Детёныш умири…

Невероятная, просто небывалая удача и заветная мечта каждого мага! Неограниченные возможности и полная неуязвимость — вот что это такое.

К сожалению, этот олух уже успел приручить зверька, и если он, Адриан, хочет наблюдать, как растёт котёнок, а впоследствии, когда зверёк вырастет, стать хозяином одному из Муриных детёнышей, то ему придётся договариваться с магом.

Вообще надо бы изучить родословную племянника — уж больно счастливый парень, даже не верится, что такое бывает! Сначала он находит ничейный и неучтённый Стабилизатор, доит НатаЛи, с большой для себя выгодой продаёт накопители. И остаётся безнаказанным!

Следом он в лесу подбирает маленькую умири, даёт ей имя, и магический зверёк признаёт его хозяином!

Почему все подарки этому недотёпе? Имя умири он дурацкое дал, откуда только взял? Совершенно ничего не говорит, просто набор звуков… Вот он бы назвал красиво и со смыслом!

Эх…

Адриан вздохнул и опомнился — нельзя гневить Единого!

Если подумать, то ему тоже досталось подарков с лихвой — после схватки с ньясом он умирал. Но портал выбросил его к Ведьме, а ею оказалась НатаЛи. Она не только спасла Адриану жизнь, но и вошла в Триаду, замкнув каналы. А следом, можно сказать, привела за собой мага с умири.

Нет-нет, Единый щедр и великодушен!

И не дав тер Консо не опомниться, Адриан обменялся с ним магическими клятвами.

После чего выдохнул с облегчением: пока маленькая умири рядом с Ловеридом, тот остаётся на службе у Адриана и под его началом. А умири покидают хозяина только по одной причине — если кошка погибает. Этого они не допустят, котёнок и его хозяин получат всё, что пожелают. И охрану к детёнышу он приставит. Взрослая умири почти неуязвима, а вот малышка… В любом случае, тер Консо теперь служит ему, Адриану. И это надолго, если не навсегда!

В самом радужном настроении он передал НатаЛи «троюродному брату», а сам навесил на локоть руку Леоны. Та только что покинула свои покои и, предсказуемо, была не в духе. Леди терпеть не могла тусклый серый цвет, который считался цветом Защитников.

Всю дорогу до замка Леона что-то говорила, кажется, задавала вопросы, а потом обиделась и замолчала. Потому что мысли Адриана были где угодно, только не здесь, и он ни разу впопад ей не ответил.

Как по его мнению, обиженная Леона даже лучше — молчит, не достаёт, не дёргает, не мешает думать. Пусть дуется, всё равно это продлится только до начала Бала. Перед ним она переоденется, уже от одного этого настроение леди улучшится. А на балу ей некогда будет обижаться — Леона всегда пользовалась популярностью у молодых магов. Ещё бы — Эгида, из древнего и магически сильного рода! Наверняка и на этот раз все танцы окажутся расписаны в первые же мгновения.

Лошади остановились, дальше магам придётся идти пешком.

Конечно, он мог открыть портал из своего замка прямиком в королевский. И он, и Леона не нуждаются в проверках. Но из-за НатаЛи и тер Консо пришлось тратить время на поездку в карете, а потом на пеший путь от ворот до парадного входа в замок.

Таковы правила, ничего не поделаешь!

Оказавшись в просторном холле, игнорируя низко склонившихся в поклоне слуг и вытянувшихся в струнку стражей, Адриан открыл портал и буквально втолкнул туда мага и Агерит. Леона последовала за ними самостоятельно.

Стражи у Зала Советов синхронно шагнули к двери и потянули створки на себя.

Адриан снова поморщился — вот зачем здесь стражи, если замок напичкан охранками? Магия намного надёжнее, чем живые люди, но Его величество упорно держится за старину. Или это он в подражание дотину Корвусса? Нашёл кому подражать — безмагичному государству! У них нет альтернативы, а у короля есть. Поставить у дверей магического привратника — он и от недобрых посетителей убережёт, и дверь откроет-закроет.

В зале хватало магов. И все, как один, повернулись на звук гонга, возвестившего о новоприбывших.

Адриан мысленно выругался — а это откуда успели скопировать? Впрочем, гонг лучше, чем старомодный глашатай или мажордом, который объявлял имена и титулы каждого гостя.

Рано порадовался — стоило только подумать, как раздался усиленный магией голос.

— Его высочество наследный принц Делларии, маркиз де Лателье, герцог Велир Адриан Деннис д’Астрэ, Её светлость, герцогиня Лея Леона Вилора де Лувуа со спутниками.

Краем глаза он заметил, как споткнулась НатаЛи, как расширились её глаза и отругал себя, что до сих пор не нашёл времени, чтобы представиться ей полным именем. Правда, он привык быть на виду, поэтому не догадался, что выросшая в глуши девушка может не знать наследника в лицо.

К счастью, НатаЛи уже справилась с изумлением, и дальше шла, как учили — спина прямая, голова высоко поднята, но глаза смотрят в пол.

— Ну наконец-то, сын, — произнёс король, вставая и делая пару шагов навстречу. — Представь нам своих спутников.

Адриан взял руку Леоны, поцеловал и отпустил. Леди отступила чуть в сторону, давая дорогу НатаЛи.

Наследник приблизился к тер Консо, и тот понятливо вложил ручку бледной как снег НатаЛи в ладонь герцога. Можно сказать, передал девушку.

— Леди НатаЛи Контессина тера Консо, новый Агерит моей Триады, — произнёс Адриан и следом кивнул племяннику, побуждая того приблизиться. — Лорд Ловерид Стэфф тер Консо.

— Так-так-так! Агерит! — король подошёл вплотную к НатаЛи. — И прехорошенький. Резерв маловат, впрочем, это же Агерит. Но связь вижу, и магия особенно насыщенного цвета. Почти чистая сила! И так понимаю, девочка из приличного рода? Что ж, можете чем-нибудь нас порадовать?

Адриан повёл бровью, и Леона мгновенно встала слева от НатаЛи. Лорд сделал пасс и сотворил зорб, Эгида подняла руки, создавая защитный кокон.

— Ну что, лорды, кто-нибудь желает проверить боеспособность и, главное, слаженность новой Триады? — поинтересовался король.

Вперёд вышел маг Второго класса и сходу атаковал. Но его зорбы растворились в щите, словно тот их впитал без всякого для себя вреда. А когда Адриан атаковал в ответ, магу пришлось через весь зал улепётывать от зорба наследника, а потом щеголять подпаленным платьем.

— Ну будет, побаловались и ладно, — прекратил погоню король. — Конечно, зорбы не боевые, но мы и так увидели, что магия курсирует совершенно свободно, то есть все трое действуют, как единая система. Поздравляю всех нас с новой Триадой! Деннис, вы же ещё на дежурстве?

— Да. Два с половиной месяца до его окончания.

— Хорошо. Значит, через декаду после возвращения с Рубежа мы с тобой обсудим дальнейшие планы.

Адриан поклонился и дёрнул за руку остолбеневшую НатаЛи. Та опомнилась и присела в реверансе, отчаянно надеясь, что её колено опустилось достаточно низко, а спина прямая, как и положено.

— Это, если я правильно понял, родственник новообретённого Агерита? — король переключил внимание на Лови.

— К вашим услугам, Ваше величество, — маг изобразил придворный поклон, — я троюродный брат леди. Мой дядя — маг Седьмого…

— Да, да, — рассеянно отреагировал король и повернулся к тер Консо спиной. — Я помню, достойный род. Что же, лорды — мы принимаем Агерит, чествуем новую Триаду. Коронер, сегодня же внеси в реестр соответствующую запись. Что у нас дальше?

Адриан понял, что настал удобный момент, чтобы отправить НатаЛи.

— Ваше величество! Поскольку леди не только Агерит, но и юная, ещё не представленная Двору аристократка, то это её первый бал.

— О! Дебютантка!

— Прошу вашего разрешения передать девушку в руки бонны.

— Конечно, принц, получаса хватит?

— Вполне.

— Иди, а я пока послушаю доклад барона Совье.

Адриан кивнул Ловериду и Леоне, приказывая им оставаться в зале, ждать его возвращения, и повёл НатаЛи к выходу.

Девушка шла, словно палку проглотила, ни на что не реагируя. Словно истратила все эмоции в момент представления королю. Или это он переусердствовал на проверке? Хотел блеснуть, показать силу…

Торопливо проверив резерв, мужчина убедился — магии полно, только что через край не плещет. Значит, подавленное настроение у девушки не по этой причине.

— НатаЛи, ты как? — шепотом, почти не разжимая губ.

— Нормально, — также, еле слышно.

Уф, вышли из зала.

— Ты обиделась?

— На что?

— Я не думал, что ты не знаешь, кто я. Вернее, думал, что ты специально делаешь вид, будто не знаешь, кто я.

— Ты ошибся, я на самом деле не знала, — безжизненным голосом ответила девушка. — Но это не важно. Просто я…

— Что? Говори, не молчи!

— Да нет, ерунда. Обычные женские глупости. Наверное, я переволновалась. Мне бы присесть и снять уже с себя эти вериги.

— Вериги?

— Платье… Оно тяжёлое и громоздкое.

— А вот и бонна, — с облегчением произнёс лорд.

— Милорд, — пожилая, но статная дама присела в реверансе. — Мне передали, что у вас дебютантка?

— Да, бонна. Вот эта девушка, препоручаю её вашему вниманию. Надеюсь, вы будете хорошо о ней заботиться?

— Разумеется, Ваша светлость!

— И пошлите кого-нибудь в мои покои, пусть заберут бальный наряд и украшения к нему.

— Непременно, Ваша светлость!

— Отойдите к окну, я хочу переговорить с дебютанткой, — приказал он бонне, и та поспешила выполнить указание.

— НатаЛи, улыбнись! — негромко произнёс Адриан, наклонившись к девушке. — Тебе не из-за чего волноваться — ты понравилась Его величеству, а это дорогого стоит! Пока всё даже лучше, чем я надеялся. Отдохни перед Балом и ни о чём не думай. Ты — моё сокровище, и всё, что я говорил тебе ранее, было сказано искренне. Сегодня важный для нас обоих день, постарайся получить от него массу удовольствия. Хорошо?

— Хорошо.

— Сегодня никак, а завтра… Завтра мы обо всём поговорим! Я уверен, тебе понравится то, что я собираюсь предложить.

«Отомри уже! — Натка вздрогнула, получив ментальную оплеуху от Муры. — Ты что делаешь? Испортить всё хочешь? Ты должна на него влюблено смотреть, а не изображать вселенскую трагедию!»

«Спасибо, Мурочка!»

Кошка права, она ведёт себя не так, как должен вести Агерит после закрепления связи.

— Я так переволновалась! — девушка попыталась улыбнуться. — Король такой… такой…

Как на грех ни одного печатного эпитета в голову не приходило. Помучившись пару секунд, она перевела разговор.

— Тебе надо вернуться к Его величеству и тем лордам?

— Да.

— Как жаль… Но я буду с нетерпением ждать начала бала, — и она выдавила из себя сияющий, полный обожания взгляд.

Лорд выдохнул с облегчением.

— Я уж было подумал… А ты просто испугалась короля?

Натка кивнула.

— Глупенькая, он никогда тебе не навредит! Иди с бонной, увидимся на Балу, мне надо возвращаться.

И ушёл.

А Натка последовала за восторженно трещащей дамой, совершенно не слыша, что та вещает.

Принц! Чёртов принц и наследник к тому же! Всё, как в сказке — чем дальше, тем страшнее.

Целый принц, подумать только! Но он ей нравился и без титула. В смысле, сразу понравился, она о титулах и не думала. Кто поверит, что наследник престола рискует жизнью наравне с другими магами? Вот и ей тоже в голову это не пришло.

И он назвал её любимой женщиной! Это что-то да значит! Может быть, это её единственный шанс на счастливую жизнь, детей любящего мужа? Боже мой, а она собралась бежать…

Что ждёт её на Земле? Уж точно не наследник престола, не замки, не магия и не самая лучшая в мире кошка!

Бежать или нет, вот в чём вопрос?

Глава 16

Сначала бонна привела Наташу в отдельные покои. Разобраться, чьи они, ей не дали. Набежали горничные и в шесть рук дебютантку раздели. Следом её затолкали в просторную купальню, пусть и бережно, но, тем не менее, не особенно интересуясь желаниями дебютантки. Затем её тщательно прополоскали в нескольких водах, словно она неделю не видела воды, и высушили магией. И наконец дело дошло до изумрудного туалета.

Появившийся словно из воздуха куафёр за полчаса уложил волосы девушки на новый лад. И последний штрих — одна из горничных с почтением поднесла Натке шкатулку с драгоценностями.

— Леди, сегодня вы затмите всех, — с придыханием сообщила бонна. — Соблаговолите следовать за мной!

И пошла, как «каравелла по волнам», не оглядываясь.

Натке ничего не оставалось, как догонять. Но если вслух она ничего такого произнести не решилась, дабы не шокировать местное население, то толкнуть мыслеречь ей никто не мог помешать.

«Только сегодня? — мысленно вздёрнула бровь Наташа и процитировала «Служебный роман». — Так я теперь буду выглядеть всегда».

Что-то её на цитаты потянуло… Никак, ностальгия?

В голове раздалось одобрительное хмыканье Мурки.

«Мурёна, чем вы там заняты?» — оживилась девушка.

«Скучаем, — ответила ум’мирри. — К королю нескончаемый поток просителей и докладчиков. Лорд едва не зевает, леди висит на его рукаве, новоизобретённый родственничек делает вид, что ему интересно всё происходящее. А я держу невидимость и левитацию. Пару раз отвлеклась, так твой Ловерид сразу зашатался. Слабак! Во мне всего-то семьдесят килограмм! Видели бы вы мою матушку — потрясающая была ум’мирри — она тянула на все сто десять!».

— Мы пришли. Входите, леди, — голос бонны выдернул из беседы, вернул в реальность.

Наташа перешагнула порог и огляделась — большая комната. В одном конце стояли диваны и кресла, а так же стол с кушаньями и напитками. В противоположной стороне было что-то вроде небольшой сцены или подиума. И похоже, там находились музыкальные инструменты. Во всяком случае, одна конструкция весьма напоминала земной рояль.

Девушки кучковались в «диванной» части зала. И немедленно отреагировали на появление новенькой, с любопытством её рассматривая.

Натка насчитала двенадцать дебютанток, мысленно хихикнув — кто бы сомневался, что она окажется именно тринадцатой!

— Проходите, общайтесь, — пропела бонна. — Угощайтесь. Скандалы и истерики запрещены, равно как и пакости. Говорю специально для вас, потому что другие девушки уже выслушали перечень правил.

Наташа кивнула, показывая, что внимательно слушает.

— Бал начнётся не раньше чем через три часа. Проведите это время с пользой. Итак, запрещено первой подходить к мужчине. Запрещено первой начинать разговор. Запрещено танцевать с одним и тем же мужчиной больше одного танца. Запрещено без моего разрешения и без сопровождения горничной покидать пределы бального зала, выходить в сад или другие помещения. До окончания бала запрещено оставаться с мужчиной наедине.

Бонна замолчала, выжидательно глядя на Наташу.

— Я всё поняла, — торопливо произнесла та.

— Надеюсь, — отреагировала женщина и кивнула в сторону стайки девушек. — Присоединяйтесь к остальным дебютанткам.

И Наташа присоединилась.

Хорошо, что Адриан настоял, чтобы она наизусть выучила «свою» новую биографию — как только бонна ушла, юные аристократки засыпали Натку вопросами. По большей части, о древности рода и богатстве семьи, а так же с кем она прибыла в столицу.

Услышав, что новенькая из захудалого рода, а сопровождает её всего-то племянник мага Седьмого класса, большинство дебютанток потеряло к ней интерес. Девушки переключились на обсуждение предстоящего бала и выбора невест, который должны сделать самые богатые и знатные холостяки.

И все, вот прямо все двенадцать… нет, все одиннадцать девиц, закатывая глаза и заламывая руки, признавались в своей горячей симпатии к наследнику! Двенадцатая девушка, та, которая одна осталась рядом с Наткой, смущалась, но делиться сокровенным не спешила.

Оказалось, что она происходит из небольшого и не особенно богатого рода, и хоть магия у неё хорошая — созидательная, лучшие женихи ей, как и Натке, не светят. Наверное, поэтому девица предпочла держаться рядом.

А Наташа слушала в оба уха — как определить, которая из дебютанток на самом деле испытывает к наследнику романтические чувства, а не желание забраться повыше? Ловерид говорил, что это очень важно, иначе связь не приживётся!

— Тебе кто-нибудь нравится? — чтобы разбить затянувшуюся паузу, Натка повторила свой вопрос молчаливой соседке. — Из холостяков, имею в виду.

— Да, — девушка снова порозовела и отвела взгляд. — Я уже говорила это.

— А имя?

— Зачем? Стыдно… Бабушка учила, что девушке не к лицу первой признаваться в чувствах, и даже говорить об этом нельзя.

— Почему?

— Она говорила — счастье любит тишину.

«Какая мудрая бабушка, — мурлыкнула кошка. — Мне кажется, эта девочка — то, что мы ищем. Разговори её!»

И Наташа удвоила усилия.

Арлиона ей нравилась — держится просто, искренне улыбается и охотно общается. Вот только поделиться именем своей сердечной привязанности не спешит.

Так и этак, но вытянуть получилось — оказалось, девушка уже два года грезит об Адриане. С того самого момента, когда принц навещал их Округ и останавливался на завтрак в замке её папеньки.

Почему-то это царапнуло, словно Наташа ревнует, словно она решила остаться в этом мире и выйти за Адриана замуж. Или её задело откровение Арлионы, потому что та познакомилась с лордом на целых два года раньше, чем невезучая попаданка? У них даже имена начинаются с одной буквы! У-у-у!!!

За разговорами время прошло незаметно.

— Леди, пора! — в сопровождении стайки горничных в зале появилась бонна. — Я буду называть имена, подходите ко мне, вас встретит сопровождающий. Помните правила! Нарушив их вы не только опозорите свой род, но и потеряете возможность выйти замуж за равного, а то и стоящего выше, мага!

Девушки всполошились, заметались, подзывая горничных. Затем пёстрой стайкой, словно вспуганные воробьи, бросились к зеркалам — проверить безупречность причёски и наряда.

— Леди НатаЛи Контессина тера Консо!

Услышав своё новое имя, Наташа поспешила к выходу. К её облегчению, за дверьми зала её ожидал Ловерид.

— Ну как? — принимая руку девушки, еле слышно спросил он. — Нашла ту, кто тебя заменит?

— Да, — так же, почти беззвучно, произнесла иномирянка, шаря взглядом по плечам мужчины. — А где Мура?

— Оставил в своей комнате. Бал — не лучшее место для маленького ум’мирри, меня просто не поняли бы, продолжи я повсюду её таскать. Не переживай, Мура сейчас — самое охраняемое в замке существо. Не считая короля и его семьи, конечно.

— Она и сама может за себя постоять.

— Но об этом никто не подозревает, поэтому у моих покоев стоит охрана, — усмехнулся Ловерид. — Как говорят у вас — хорошее алиби на будущее. Когда ты исчезнешь, охрана подтвердит, что я не покидал покоев, и это снимет с меня все подозрения. Замок напичкан амулетами и артефактами, здесь магии столько, что эманации портального заклинания быстро растворятся в окружающем магическом фоне. Уже через четыре-пять часов от них и следа не останется. Улыбнись, а то идёшь, как на похороны…

Но улыбаться совсем не хотелось!

Впервые в жизни влюбилась, как оказалось — взаимно. И приходится своими руками отдавать любимого другой… Одно утешение — Адриан не достанется этой противной Леоне, Арлиона будет ему хорошей женой. Верной, любящей… У них родятся красивые дети…

Чёрт, может быть, отменить всё? Просто остаться тут и позволить себе стать счастливой?

Но как же родной мир, где всё привычно и знакомо, где учёба и светлое будущее?

Без Адриана…

Между тем, они приблизились к бальному залу. Шталмейстер огласил их имена, и…

Боже, как тут красиво!!!

Зал поражал величиной и великолепием. Обилие позолоты на бело-золотых стенах и наборный паркет на полу создавали впечатление торжественности и роскоши. Громадные окна, множество зеркал, фальшивые зеркальные окна, которые отражают солнечный свет и усиливают освещение зала — всё это создавало иллюзию бесконечного объёма и простора.

В простенках между зеркалами висели красивые гобелены и картины, а плавные переходы от потолка к стенам изумительно оттеняли декоративные медальоны.

У Натки натурально захватило дух, и, рассматривая великолепный интерьер зала, она не сразу обратила внимание на присутствующих.

Вдоль одной из стен зала чинно стояли разряженные придворные, над ними, на балконе, расположились музыканты. Проследив за взглядом дирижёра, Натка едва не сбилась с шага — справа, на небольшом возвышении стояли король с нарядно одетой дамой, видимо, королевой. И Адриан.

Непривычно-торжественный и серьёзный — сразу видно, не просто маг, даже не Нападающий, а целый наследник.

Наташа осторожно выдохнула, и в этот момент её глаза встретились с глазами лорда…

Миг. Второй.

И мужчина отвёл взгляд в сторону, переключившись на следующую за ними дебютантку.

Словно тысячи игл пронеслись по телу, щёки опалило жаром, и она всё-таки сбилась, едва не отдавив ногу Ловериду.

— Тише, что ты делаешь? — прошипел маг — Мы у всех на виду. Грациознее, ты же не кавалерист, а я не лошадь, не надо меня пришпоривать!

Наташа плохо помнила, как они дошли до предназначенного дебютанткам места, как Ловерид, почтительно поцеловав воздух над её пальцами, оставил девушку на попечение бонны, а сам отошёл к группе родственников.

Она глаз не сводила с принца, и ничего не могла с собой поделать.

— Зря смотришь, этот мужчина тебя никогда не выберет, — ехидно заметила одна из девушек. — Захудалый род, а туда же…

По рядку дебютанток лёгким ветерком пронёсся смешок. И стих, стоило бонне строго посмотреть на подопечных.

Наташе стало так обидно, что невозможно передать.

Не выберет, говорите?

Девушка выпрямилась, высоко вскинула подбородок и решила не реагировать на глупые выпады. Всё равно уже вечером, когда холостяки представят королю и придворным своих избранниц, дебютанток ждёт потрясение, ведь Адриан уже выбрал её, назвал любимой женщиной! Несомненно, он повторит это перед всеми.

И ничего, что уже ночью она должна избавиться от связи и вернуться на Землю, у неё всё равно будет этот день, этот бал, и самый лучший мужчина!

А когда она исчезнет… Что ж… Адриан поищет её какое-то время, и успокоится, выберет новую невесту и будет жить долго и счастливо.

Почему-то от этой мысли к глазам подкатили слёзы, и Наташе пришлось часто-часто поморгать, успокаиваясь.

Когда она исчезнет…

— Леди, — очнувшись, девушка увидела протянутую руку Ловерида. — Сейчас принц откроет бал, дебютантки выходят следующими. Нам надо занять место в шеренге.

— Подожди, — попыталась она отмахнуться от конечности мага. — Лорд меня пригласит! Зачем ты?

И осеклась, потому что Адриан как раз легко сбежал в зал и двинулся по направлению… к ней?

Но на полпути траектория движения наследника изменилась, и Наташа увидела, как тот остановился, отвесил изящный поклон и предложил руку… Леоне.

— Не брыкайся, ты же леди, — прошипел Ловерид. — И не таращись на принца, это уже становится неприличным! Пойми, он не мог тебя пригласить, дебютантки не открывают бал. Идём, все уже выстроились, нам придётся встать самыми последними.

И у неё отлегло от сердца — как всё просто! Оказывается, Адриан не мог пригласить её, поэтому и выбрал на этот танец Леону!

А она-то расстроилась, словно…

Они ещё потанцуют!

Тряхнув головой, Наташа представила, как Адриан ведёт её, и на автомате выдала Ловериду улыбку, предназначенную принцу.

Молодой маг на секунду замер, в его взгляде что-то мелькнуло… Тень эмоции или неуместного для родственника чувства, но мужчина тут же взял себя в руки.

— Леди, через минуту наш выход. Этот танец не сложный, просто повторяйте за мной.

Движения и вправду оказались простыми — шаг вперёд, два в сторону. Поворот. Снова шаг вперёд, два в обратную сторону. Поворот. Кавалер кланяется, леди приседает в книксене. Затем три шага по прямой. Поворот. И всё заново.

По современным меркам это и не танец вовсе, а так, прогулка.

Натка старательно повторяла па, стараясь не сбиться со счёта и не сильно отвлекаться на возглавляющую шеренгу пару.

Получалось не очень — взгляд сам собой так и стремился к Адриану и Леоне. К сожалению, она вынуждена была признать, что смотрелись они великолепно — высокие, стройные, красивые. И двигались уверенно, по сторонам, как другие, глазами не стреляли, полностью сконцентрировавшись друг на друге. Словно они настоящая пара, насовсем, а не только на этот танец.

Где-то глубоко в груди опять царапнула неуместная ревность.

— Наташа, не спи, — прошипел Ловерид. — Ты второй раз путаешь руку! И уже два раза прошлась по моей обуви.

Наконец, пытка иномирным контрдансом закончилась, маг вернул девушку в стайку дебютанток, а сам перешёл в группу родственников.

Ната с приклеенной улыбкой водила взглядом по огромному залу, пытаясь рассмотреть, где Адриан, и вполуха слушала восторженное щебетанье девиц на выданье.

Тут снова заиграла музыка, холостяки ринулись разбирать дебютанток. Видимо, многие молодые маги уже определились с симпатиями, потому что долго не раздумывали, а прямиком шли к выбранной цели. Возле некоторых невест оказалось по три-четыре претендента, но большинство довольствовалось единственным ухажёром. И только Наташа стояла в одиночестве, словно прокажённая. Впрочем, Ловерид предупреждал, что ей ждать повышенного внимания не стоит — пригласить Агерит наследника никто не посмеет. Зачем мужчинам тратить время на заведомо бессмысленное ухаживание, рискуя навлечь гнев Его высочества.

На этот раз танец был более энергичный, да и фигур прибавилось.

Натка подумала, что вряд ли смогла бы повторить. Хорошо, что её никто не вывел танцевать!

Но почему-то всё равно грустно и немного обидно — все веселятся, а она стоит у стенки…

Ловерид появился вовремя и протянул ей бокал на тонкой ножке.

— Попробуй, это ренский нектар. Отлично утоляет жажду. Если хочешь, можем прогуляться по залу.

Конечно, она хотела. Всё лучше, чем торчать у всех на виду и ловить ехидные взгляды и шутки других девушек.

Адриан принимал участие в каждом танце — неизменно с новой партнёршей, но через полчаса Наташе уже некогда было за ним следить — неожиданно многие незнакомые маги захотели с ней пообщаться. Ничего особенного — приветствие, пара комплиментов, вскользь произнесённое имя наследника, полный почтения поклон…

И тут Ловерид оказался прав — с ней старались подружиться. Увы, не из-за Наташиных красивых глаз, а потому что она Агерит в Триаде принца. Или, может быть, кто-то из высших магов узнал, кого Адриан собирается назвать своей избранницей?

Настроение заметно улучшилось. Натка больше не чувствовала себя изгоем или невидимкой. Наоборот, теперь внимания ей уделялось даже больше, чем она бы хотела.

Так, прогуливаясь по залу в сопровождении Ловерида, иномирянка коротала вечер.

Удручало, что Мура ни разу не подала «голоса», но Леонид объяснил встревоженной девушке, что с кошкой всё в порядке, просто на Бальный зал наложены особенно сильные охранные заклинания, и любое вмешательство извне тут же было бы обнаружено. А мыслеречь оставляет после себя определённые эманации. Маг не заметит, не услышит, а редкий артефакт, который король приказал установить под потолком зала, почувствует. Лучше потерпеть вечер без переговоров, чем рисковать себя обнаружить.

Танцы следовали один за другим, музыка гремела. Видимо, Натка успела отвыкнуть от толп и шумных сборищ, потому что спустя полтора часа у девушки в висках застучали молоточки, и ей захотелось выйти на воздух. К сожалению, покинуть бальный зал до окончания мероприятия не представлялось возможным — бонна строго-настрого об этом предупреждала. Ничего не оставалось, как топтать наборный паркет, курсируя по залу, и делать вид, что получаешь от этого удовольствие.

— Вот вы где, — Адриан вынырнул из-за спин придворных и склонился к руке Наташи. — Еле нашёл. Что тебе не сидится на месте? Вернее не стоится?

— Ну да, все танцуют, а я буду стену подпирать? — фыркнула девушка. — Лучше уж погулять, тем более, тут есть, на что посмотреть. Скоро всё закончится, а то у меня голова разболелась?

— Ты же немного Ведьма, — удивился лорд. — Убери боль, вот и всё.

— Не хочу применять ведьминскую магию у всех на глазах, — отговорилась Натка. — Когда вернусь в свою спальню, там полечусь.

— Да, правильно, не стоит рассекречивать все твои умения. Немного осталось — сейчас будет танец, завершающий бал, я из-за него и искал тебя. Потом те молодые маги, кто уже определился с выбором, назовут перед королём и придворными имя избранницы. На этом на сегодня всё закончится. Все разойдутся по покоям — отдыхать. Эта ночь для молодых магов, чтобы они ещё раз всё взвесили и обдумали. До утра у них есть время, чтобы отказаться от брака или сменить приоритет.

— В смысле?

— Поменять избранницу, — улыбнулся Адриан. — Тебе не о чем переживать, я свой выбор сделал, и ни за что его не изменю.

— А что потом? — слышать это было приятно, чего уж там. Но слова наследника вызывали беспокойство и чувство вины, ведь она собиралась вскоре вернуться домой!

И снова нахлынули сомнения — надо ли это делать?

— А потом утренний приём, на котором холостяки ещё раз подтвердят свои намерения. Его величество благословит новые союзы, жрецы тут же проведут брачные обряды. И всё разъедутся по своим Округам. Родственники жениха и невесты начнут переговоры, решая, в каком замке и какую играть свадьбу — пышную, скромную, по старому обычаю или на новый лад.

— О.. Прямо завтра и свадьбы?

— Нет, завтра только брачный обряд, а свадьба позже. Ведь её не устроишь за час. Нужно решить, где проводить, всё приготовить, причём, с учётом пожеланий новых родственников. Наконец, созвать гостей.

— Как интересно!

— Да, тебе обязательно всё понравится!

— Ковальес! — громко провозгласил распорядитель, и зазвучала необыкновенно красивая мелодия, чем-то напоминающая…

Натка прислушалась…

Точно — вальс!

— Вашу руку, леди, — Адриан поклонился, приглашая девушку на танец. — Я открывал Бал с Эгидой, а закрывать буду с Агеритом.

«Какое счастье, что это вальс! Какое счастье, что я умею его танцевать, пожалуй, единственный среди всех танцев!» — подумала Наташа, вкладывая пальцы в ладонь мужчины.

Музыка зазвучала громче, Адриан вывёл её на середину зала, одной рукой обнял за талию и…

Боже, как волшебно это было!

Глаза в глаза.

Рука в руке.

И два сердца, бьющихся в унисон.

И раз-два-три! И раз-два-три!

Наташе казалось, что она парит, едва касаясь ногами паркета, не в силах оторвать взгляда от Адриана. Музыка завораживала, затягивала, глаза любимого мужчины околдовывали, и она уже сама не понимала, чего хочет…

Прозвучали последние аккорды, но они ещё несколько секунд стояли, не в силах разжать руки.

— Ты великолепно танцуешь, — неожиданно хриплым голосом выдал Адриан. — Я приятно удивлён.

— Спасибо, — Натка скромно опустила глаза и похлопала ресницами — а ты как думал? И мы кое-что могём. Могем? Можем!!!

— Надеюсь, завтра я смогу тебя удивить не менее приятно, — мужчина поцеловал ей руку и передал некстати материализовавшемуся около них Ловериду. — Проводи к дебютанткам, а потом из рук в руки передай бонне, — строго приказал он «родственнику» НатаЛи.

И через почтительно расступающуюся толпу направился к королевскому подиуму.

— Идём, — потянул Натку за собой Ловерид, вполголоса бормоча. — Сейчас начнут толкать речи, потом оглашение. А потом наступит твоё время. Постарайся запомнить, в какой комнате спит та девушка, которая больше всех грезит о принце.

Он проводил Наташу к раскрасневшимся и немного растрёпанным — ещё бы, столько танцевать! — дебютанткам. Но не оставил, как раньше, присоединившись к стайке родственников, а остался стоять рядом. Наташа покосилась вправо-влево: другие девушки тоже стояли рядом со своими родственниками.

Лёгкий гул, витавший в воздухе, стих, и раздался голос короля.

Его величество объявил начало оглашения, и на подиум поднялся один из холостяков.

Назвав своё имя, мужчина произнёс имя выбранной им девушки.

Дебютантки зашевелились, зашушукались, а та, кого только что назвали невестой, залилась кумачом. Не понятно только, от радости или горя?

Впрочем, как Наташа поняла ранее, интересоваться мнением девушек, здесь было не принято. Но каждая из девиц на выданье мечтала выйти замуж за равного, а лучше, более знатного мага. Так что краска, скорее всего от смущения и радости.

Молодые маги сменяли один другого, дебютантки одна за другой приобретали пурпурные оттенки, их родственники озабоченно или довольно переговаривались.

Неназванных осталось шесть девушек, считая Наташу, как вдруг…

На подиум шагнул Адриан.

Мгновенно смолкли все разговоры, захлебнулись и стихли звуки музыки. Казалось, присутствующие даже дышать стали «шепотом», только бы не пропустить ни слова!

В голове Наташи метались мысли — вот он сейчас назовёт её имя, и что ей делать после этого??? Опозорит же принца — он её перед всеми назовёт невестой, а она сбежит… ночью, как воровка…

Ловерид нашёл ледяные пальцы Наташи и слегка их стиснул, как бы напоминая — не бойся, я с тобой!

— Что мне делать? — почти беззвучно, одними губами, прошептала Наталья.

— То, о чём мы договорились, — еле слышно ответил мужчина и встал ещё ближе, словно хотел уберечь от чего-то. Заслонить…

Правильно — как только принц назовёт её имя, те пятеро, каждая из которых надеется, что наследник произнесёт её имя, готовы будут выцарапать Натке глаза! Лучше отгородиться от них Ловеридом! А там, глядишь, родственники не позволят девицам устроить побоище.

От нервного напряжения она едва сдержала смешок, представив картину, как отвергнутые принцем дебютантки пытаются отомстить более удачливой товарке.

Адриан окинул взглядом замершую толпу, слегка тряхнул головой и заговорил.

— Я, наследный принц Делларии, маркиз де Лателье, герцог Велир Адриан Деннис д’Астрэ, — голос звучал громко, уверенно, — объявляю, что сделал выбор. И перед лицом Его величества, придворных, высших магов Делларии называю имя своей избранницы…

Сердце Натки пропустило один удар, другой… И, кажется, совсем остановилось.

Глава 17

— Сын, — прервал его король, — ты забыл, что наследнику не требуется оглашение? И что моё благословление на ваш брак вы уже получили? Но если для тебя это важно, завтра, перед обрядом, я могу дать тебе возможность назвать перед всеми имя будущей жены. Сейчас же спустись вниз, не мешай магам представлять своих невест и не вводи в заблуждение дебютанток. Они вон даже дышать перестали, думая, что ты можешь выбрать кого-то из них.

Наташа замерла, пытаясь осмыслить услышанное. Выходит, Адриан уже говорил с королём и даже получил благословление на брак!

Сердце робко толкнулось, напоминая, что пауза затянулась, и дальше либо в обморок, либо жить дальше.

Конечно, жить! Но, боже мой, как это всё сложно! И зачем только Адриан полез с этим оглашением?

Щёки девушки полыхали от жара, а вот руки совсем заледенели, и только поддержка Ловерида позволяла Натке стоять на ногах.

Но принц явно не собирался уходить!

Господи, он решил ослушаться отца?

— Я пользуюсь своим правом холостяка и называю леди НатаЛи Контессину тера Консо своей леллин! — отчётливо произнёс принц.

В зале повисла звенящая тишина, а король подавился вдохом и только хлопал глазами, беззвучно разевая рот.

Натка тихо охнула, потому что Ловерид вполголоса выругался, сильно стиснул её пальцы и первым подал голос.

— Как родственник, я не даю своего разрешения!

— Сын, ты уверен? — его величество явно был растерян и не знал, что делать. — Что скажут де Лувуа? Надеюсь, ты осознаёшь, какие могут быть последствия…

Наташа нутром чувствовала какой-то подвох, но не понимала — в чём он заключается.

Кто такая леллин?

Жена по-иномирному?

Почему тогда настолько возмущён Леонид? И король выглядит совершенно потерянным. Зато Адриан…

Она перевела взгляд на мага — тот излучал уверенность и непреклонность. Даже какое-то торжество…

— Лорд Ловерид Стэфф тер Консо — младший, подойдите ко мне. И ты, Деннис, тоже, — приказал его величество. — Оглашение остальных невест произойдёт чуть позже, соблюдайте тишину и порядок.

Адриан улыбнулся Наташе и развернулся к королю. Ловерид, отчётливо скрипнув зубами, последовал за наследником, успев тихо сказать Натке:

— Ничего не бойся, я не дам тебя в обиду!

Она осталась одна в перекрёстном огне сотен глаз. В течение нескольких ударов сердца ничего не происходило, но как только король, принц и Ловерид скрылись за дверями зала, мир внутри помещения словно взорвался.

Придворные маги, приглашённые на Приём лорды и леди, дебютантки и даже обычно незаметные и молчаливые слуги, все разом задвигались и заговорили. Негромко, чтобы не привлечь лишнее внимание монарха — кто знает, далеко ли и надолго ли тот вышел? — но от этого не менее эмоционально.

К Наташе, словно им дали отмашку, бросились все двенадцать девушек.

— Леди, поздравляю!

— Леди, надеюсь, мы останемся добрыми друзьями?

— Леди, я не сомневалась, что принц выберет самую достойную!

— Тоже мне, счастье — вторая жена! — с плохо скрытой завистью произнесла одна из молодых леди. Та самая, которая убеждала Наталью, что принц на такую, как она и не взглянет.

— Вторая жена, — на автомате пробормотала Наташа.

— Вторая! — с торжеством подтвердила леди. — Но тебе и этого за глаза!

— Эрнестина, не говори так! — одёрнула её другая дебютантка. — Все знают, что первую жену выбирают умом, а вторую — сердцем. И пусть у первой больше почёта, зато муж любит именно вторую. Кто знает, когда его величество передаст власть принцу? Не стоит рубить ветку, на которой сидишь!

И к Наталье:

— Леди, позвольте поздравить вас с предстоящим событием! Очень рада за вас!

— Но…

Договорить бледной от злости Эрнестине не дали — король появился так же внезапно, как до этого покинул зал. Оглядев присутствующих, щёлкнул пальцами, привлекая внимание.

— Оглашение продолжается! — провозгласил распорядитель, и разговоры мгновенно стихли.

Молодые маги один за другим поднимались на подиум и называли имя выбранной девушки.

Публика встречала сдержанно, видимо, заявление наследника перебило всё остальное.

Вот только ни Адриан, ни Ловерид так и не вернулись. Натка стояла одна, не зная, что ей делать дальше.

Вокруг неё вспыхивали радостью или огорчались дебютантки. И чуть не плакала Арлиона.

— Поздравляю, — с трудом сдерживая слёзы, девушка приблизилась к Натке и попыталась улыбнуться. — Не могу сказать, что рада за тебя, потому что… ты знаешь, я мечтала, что Деннис выберет меня. Глупо, конечно, но… В любом случае, желаю тебе счастья.

И развернулась, собираясь отойти.

— Постой! — задержала её Наташа. — Объясни мне, что такое леллин? Я… ничего не понимаю!

— Ты что, в лесу росла? — удивилась Арлиона. — Впрочем… не важно. Леллин — это вторая жена. Как правило, любимая. Высший маг может взять леллин, если первый брак он заключил по выбору отца. Ради выгоды для рода или государства. Но к этому редко прибегают, потому что своё согласие должна дать первая жена, а ты понимаешь, что на это ни одна женщина не согласится. Но принц перед всеми назвал тебя леллин, значит, согласие жены он уже получил. Или уверен, что получит.

— Вторая жена, значит, — эйфория исчезла, словно не бывало, а вместо неё пришло понимание, во что она только что чуть не вляпалась. — Почему рассердился мой… родственник? Да и его величество счастливым не выглядит.

— Конечно, родственники не в восторге, ведь дети младшей жены всегда на ступень ниже детей от старшей жены. Для рода отдать девушку второй женой не слишком почётно, но ты будешь женой наследника! Это перекрывает все неудобства! А король… Думаю, он переживает, как отнесётся к новости старшая жена, вернее, невеста лорда Денниса. И чем это всем аукнется.

— И кто она, эта старшая невеста? — мрачно поинтересовалась Наташа.

Но Арлиона не успела ответить, потому что появилась бонна, и девушки были вынуждены отправиться вслед за ней обратно в свои покои.

— Ах, какой потрясающий в этом году Приём! — шепотом переговаривались девицы. — Все нашли себе мужей!

— Леди! — строгий окрик бонны заставил дебютанток замолчать, и дальше они шли уже без разговоров.

Наташа отрешённо отметила, в какой комнате ночует Арлиона и вошла к себе.

Горничные суетились, помогая ей освободиться от бального наряда, смыть усталость и переодеться в домашнюю одежду.

— Ваш ужин, леди!

— Оставьте меня, — Натка махнула рукой, показывая, чтобы поднос с кушаньями просто поставили на стол и освободили помещение.

Только оставшись в одиночестве, девушка почувствовала, насколько устала.

Голова болела, ноги гудели, сердце ныло — словно не на балу побывала, а участвовала в марш-броске, да с полной выкладкой.

Наташа усмехнулась, вспоминая, с каким торжеством Адриан назвал её второй женой. Чуть не лопался от гордости!

Постой-постой, он обещал, что сможет её порадовать — так это он имел в виду новость, что берёт её в младшие жёны?

Захотелось что-нибудь разбить…

Девушка подошла к окну, бездумно уставилась в темноту ночи.

Может быть, и хорошо, что всё так случилось? Она ведь всерьёз задумывалась, не остаться ли в этом мире… Но стать второй… делить своего мужа с другой, заведомо обделить возможных детей и всегда оставаться в глазах всего королевства на вторых ролях — зачем ей такое счастье?

Если бы Адриан сначала спросил её мнение, если бы он потрудился рассказать ей, зачем и почему так поступает, попросил её руки… В общем, повёл себя, как положено, а не решил всё за них обоих, может быть, она ещё и попыталась бы его понять. Но так??? Сам решил, а ей, значит, слова никто не давал…

Наташа потёрла ноющие виски и машинально, почти не задумываясь, что делает, направила силу, с облегчением ощущая, как пульсирующая боль стихает, пока не исчезает совсем.

Вспомнив о ноющих ногах, она присела и принялась потирать лодыжки, вымывая силой усталость.

И словно очнулась.

А, собственно говоря, чего это она расстраивается? Это же прекрасно, что принц сразу показал, насколько мало его интересует её мнение! Могла бы повестись и остаться, а так — только домой!

«Пра-а-авильно, — раздалось в голове. — Поешь, тебе понадобятся силы. Поешь и ложись, отдохни. Я разбужу, как только все уснут».

«Мура, он собрался взять меня младшей женой, — с обидой пожаловалась Наташа. — Даже не подумал спросить — хочу ли я этого? А я ещё колебалась, думала, не остаться ли здесь навсегда! С любимым».

И всхлипнула.

Многострадальное сердце, казалось, плакало вместе с ней.

«Он, как все мужчины — все мысли только о себе! Лишь бы ему было удобно. А как при этом чувствует себя женщина, насколько для неё унизительно стать второй, делить своего мужа с другой, он и не задумывается! Вот, спрашивается, где он? Огорошил, и даже не потрудился прийти и всё объяснить!»

«Его сюда не пустят, — мурлыкнула кошка. — До завтрашнего утра дебютантки и холостяки не смогут увидеться. Это правило. Я слышала, как об этом говорила прислуга. Думаю, завтра он примчится к тебе, чтобы поговорить до обряда».

— Только меня тут уже не будет, — горько произнесла уже вслух Наталья и постучала кулачком по деревянной столешнице. — И пусть дома у меня вообще никого нет. Пусть Вадим тоже меня использовал, но он хотя бы не лгал о чувствах, не называл любимой женщиной и не вешал лапшу, дескать, он сделал свой выбор в мою пользу. Ты права, нечего реветь, всё что ни делается — к лучшему.

Девушка решительно оттёрла слёзы и встала.

— Прислушаюсь к твоему совету: немного поем и лягу. Ты точно разбудишь меня, если я усну?

«Конечно!»

— Вернусь домой, найду работу, доучусь… Может быть, смогу кого-нибудь полюбить… Со временем, — сама себя успокаивала девушка. — И забуду Делларию, как страшный сон!

Сказала и замерла.

— Мурка, а как же ты? Я-то вернусь домой, но раз мы связаны, что будет с тобой??? Ты не можешь пойти за мной следом, здесь твой мир, твой дом! Потом, на Земле нет магии, значит, у тебя не получится уменьшить размер, а зверя такой величины в городе невозможно спрятать.

«Со мной будет всё хорошо, — отозвалась ум’мирри. — Отдыхай, сегодня ночью тебе предстоит много работы. Вернулся Ловерид и мечется, словно его кусают песчаные блохи, я побеседую с ним, а когда все уснут, проберусь в твои покои».

Некоторое время Наташа ещё пыталась вызвать кошку на разговор, но та больше не отвечала.

Видимо, Ловерид забрал всё внимание ум’мирри.

От разных мыслей пухла голова.

«Третья дверь от лестницы, — повторяла Натка про себя. — И — как символично! — три угла в нашем треугольнике — Адриан, я и пока неизвестная мне первая невеста. Прости, лорд, никогда не любила геометрию, особенно, многоугольники. И деление. В смысле, делиться мужем с другой или другими. Поэтому свой угол я уступаю… можно сказать, сдаю или дарю другой девушке! Арлиона будет тебе хорошей женой… Тем более, она не имеет ничего против участи леллин».

Иномирянка подошла к двери и прислушалась — по коридору кто-то прошёл, вдали что-то упало, раздался недовольный возглас. Видимо, прислуга ещё не разошлась, да и дебютантки пока не спят.

Надо ждать!

Девушка вернулась в комнату, присела к столу, рассеянно оглядела уставленный кушаньями поднос.

Поесть и спать!

И помнить, что нужная ей дверь — третья от лестницы, главное, ночью ничего не перепутать! Потом надо успешно пересадить привязку и перенестись, прежде чем кто-то обнаружит несанкционированный портал.

И уже дома она даст волю слезам… А сейчас ей нельзя раскисать, нельзя себя жалеть!

Она сильная. Она справится…

Наташа прилегла, не раздеваясь. Покрутилась, выбирая удобное положение. Закрыла глаза.

Перед мысленным взором тут же встал Адриан. Такой… необыкновенный. Такой потрясающий…

Не её.

Никогда не был, а теперь никогда им и не станет.

Оказывается, всё это время, пока лорд расточал ей комплименты и кружил голову, он уже имел невесту.

Невесту, которая в скором времени станет ему настоящей женой.

А ей, Натке, он прочил запасную роль второй супруги, причём поинтересоваться мнением самой девушки даже не подумал. А она-то рассиропилась! Губы раскатала, решила, что он влюблён… Но ларчик просто открывался — какая любовь, о чём вы? Всего лишь нужно покрепче привязать к себе Агерит!

Что там говорилось в брошюре для Файтеров? Искренние, настоящие чувства Стабилизатора к Нападающему — главное условие для создания крепкой связи и неуязвимости Триады.

Вот он и старался.

Щекоча кожу, из глаза скатилась слезинка.

Натка стёрла её пальцем, размазала по щеке мокрый след.

«Я не буду плакать!» — прошептала, как мантру.

И провалилась в сон.

«Мррр! Вставай, пора!» — от прозвучавшего в голове голоса Натка распахнула глаза, но ещё несколько секунд пребывала между сном и явью.

А потом подскочила, как на пружинах — она сегодня попадёт домой!

Ну, не совсем сегодня. Вернее, не совсем домой, а только избавится от связи с Адрианом и покинет замок. Но это почти одно и то же!

Чернильная темнота мешала, и Натка привычно создала неяркий зорб — зажигать световой шар магического освещения она побоялась — а ну как заметят, что в покоях одной дебютантки горит свет? Лучше уж подсвечивать дорогу зорбом… У неё они, если честно, только на это и годятся — слишком слабые.

Девушка повернулась и едва не выронила шар.

— Мура??? Ты??

Кошка вернула себе нормальный размер и сидела копилкой.

«Я. А ты ждала кого-то другого? — поинтересовалась ум’мирри. — Устала находиться в концентрированном виде, всё равно мы под пологом, хоть лапы разомну. Нам пора идти, если ты хочешь успеть всё за одну ночь».

— Как ты сюда пробралась? А если маги потом обнаружат здесь остатки твоей магии?

«Говори мысленно, — напомнила кошка о безопасности. — Не обнаружат, я не собираюсь оставлять много следов. Этот замок напичкан магией всех сортов и видов, вычленить из этого хаоса несколько нитей моего дара и самому сильному магу не под силу. Ты готова?»

«Да. Наверное», — сейчас, когда пришло время действовать, на Наташу внезапно накатил страх.

А вдруг у неё ничего не получится?

Вдруг её поймают?

Узнают, что она иномирянка…

Как, говорил Ловерид, с ней поступят? А, развоплотят… В смысле, убьют.

Кошмар!

«Очнись! Пора идти. Я держу полог и проверяю, что впереди, за поворотами и стенами. Открывать и закрывать двери тебе придётся самой».

«У меня лапки», — машинально произнесла Наташа, вспомнив популярный слоган.

«Именно! Идём же! Надеюсь, ты помнишь, какая комната нам нужна?»

Она помнила.

Проход по коридору и проникновение в чужую спальню прошли без проблем.

Наташа приблизилась к кровати — да, это Арлиона.

Видимо, ей снился хороший сон, потому что ресницы спящей слегка подрагивали, а губы нет-нет да растягивались в улыбке.

«Я углубила сон этой девушки, — напомнила о деле Мурка. — Хватит на неё пялиться, займись связью!»

Наташа села прямо на кровать и сосредоточилась.

Интересно, от энергетического тела спящей отходит еле заметная нить. Вернее, обрывок нити — вон, болтается, словно на ветру.

«Мура?»

«А, — выслушав описание, ответила кошка, — это односторонняя привязанность. Девица любит кого-то безответно. Нашего принца, я полагаю? Значит, ты не ошиблась. Не отвлекайся, отсоединяй свою привязку».

Наталья послушно перевела внутреннее зрение на саму себя.

Да, вот она — та самая нить. Тянется от её сердца куда-то за пределы комнаты. Ловерид говорил, чем прочнее привязка, тем отчётливее нить. Что ж, судя по всему, у них она достаточно крепкая, вон как мерцает! Хотя…

Наташа напряглась, всматриваясь — действительно, по нити словно огоньки пробегают, как на ёлочной гирлянде. Что это значит?

«Мура?» — в нескольких словах она обрисовала увиденную картину.

«Связь слабеет, — пояснила ум’мирри. — Ты разочарована, обижена. Поторопись пересадить, а то лорд может почувствовать, что ты отдаляешься и примет меры!»

Вот только лорда ей здесь и не хватало!

Испугавшись, что она не успеет, Наташа потянула за нить и снова замерла.

Арлиона — хорошая девушка. Да, она любит Адриана, но будет ли она с ним счастлива?

«Мура, если связь приживётся, то мужчина уже не сможет её игнорировать? Или привязанность испытывать будет только Арлиона?»

«Не уверена, но я мало знаю об этой стороне жизни магов, — задумчиво произнесла кошка. — Девушка точно будет очарована и влюблена по уши, а вот ответит ли на её чувства лорд… Нет, ваша связь двусторонняя, поэтому он тоже будет питать к новой связанной тёплые чувства, но будут ли они равны — не уверена».

«Адриан сможет отказаться от Арлионы, когда обнаружит, что связь перешла на неё? Как он поступит — отправит её к родным, и девушка никогда не сможет создать семью? Или, всё-таки, возьмёт её второй женой?»

Наташа чувствовала, что ей важно узнать ответы на эти вопросы.

«По-моему, ему в любом случае придётся позаботиться о девушке. Если возникает связь, то мужчина не может от неё отмахнуться. Скорее всего, он женится, но захочет ли сделать юную магиню счастливой, я не знаю».

Чёрт, навредить единственной дебютантке, которая отнеслась к ней по-доброму, Наташе не хотелось.

Она ещё раз с сомнением посмотрела на спящую.

— То есть она непременно станет второй женой принца, если маги не смогут разорвать связь? — кажется, это она произнесла вслух.

«Если связь приживётся, никакие маги не смогут её разорвать без вреда для пары. Рисковать наследником никто не захочет, поэтому, скорее всего, её оставят при принце, который вряд ли потеряет от девушки голову. Думаю, будет разозлён, но ему придётся смириться. Как-нибудь разберутся», — «успокоила» Мура.

Наташа прикусила губу, размышляя, а потом решительно ухватила тонкую нить Арлионы и дёрнула, словно выпалывала сорняк. Нить спружинила, но со второй попытки поддалась и безвольно повисла в руке Наташи.

Арлиона дёрнулась и всхлипнула, но не проснулась.

«Что ты сделала?» — насторожилась ум’мирри.

«Убрала тягу Арлионы к принцу. Не хочу, чтобы она тратила свою жизнь на бесплодные мечты. Что мне теперь делать с обрывком?»

«Пожалела, значит? Забери с собой, нить за час-два развеется. Ты что, передумала возвращаться домой? — изумилась Мурка. — Нет, я только рада, если ты останешься, но…»

«Я придумала, куда пересадить нашу двустороннюю привязку. Помоги мне найти покои Леоны, а потом в них проникнуть».

«Зачем??»

«Я подумала… Она точно неравнодушна к лорду, они знают друг друга с детства. А ещё леди из знатного рода, значит, за неё есть кому заступиться. Арлиона же бедна, её первая жена принца съест заживо. Не хочу девочке такой участи! Леона прекрасно разберётся и с первой супругой, и с самим Адрианом. Думаю, это лучшее решение — убью сразу трёх зайцев!»

«Ты собралась на охоту?? Зачем? Скажи, и тебе принесут любое кушанье!»

«Это выражение такое. Подразумевает, что одним действием я получу сразу три выгоды, — пояснила Наташа. — Что скажешь?»

«Знаешь, а мне нравится эта идея! Идём!»

Заговорщики выскользнули из комнаты Арлионы. Ум’мирри замерла, прощупывая пространство.

«В этом крыле леди Леоны нет. Придётся искать дальше».

Под пологом они медленно продвигались по замку, замирая на месте, если Мура слышала подозрительные звуки, аккуратно обходя охранки или подныривая под следящие заклинания — хорошо, что кошка прекрасно видела все ловушки и артефакты, Натка бы активизировала тревогу на первых же метрах.

Зато стало понятно, почему коридоры пустынны и нет стражи — с таким количеством охранной магии люди только помешают.

Комната, где спала Леона, обнаружилась на третьем этаже замка в восточной его части.

«Надо торопиться, — напомнила Мурка. — Мы полтора часа ходим, сколько уже времени потеряли!»

Натка и сама понимала, что затягивать процедуру не в её интересах. Она дождалась, когда ум’мирри нейтрализует раскиданные по комнате леди сигналки, нашлёт на Леону более крепкий сон, и сразу перешла на магическое зрение.

Надо же! У Леоны тоже есть связь! Правда, не такая яркая, как нить Наташи.

Неужели эта стер…лядь способна на нежные чувства?

Где-то в глубине души царапнуло сожаление, что она сейчас перебьёт привязанность девушки, возможно, испортит той жизнь. Но следом пришли воспоминания, как леди с ней обращалась, как унижала и постоянно подчёркивала, насколько Натка недостойна и дремуча. И все колебания тут же улетучились.

Наташа решительно потянула за свою нить. Та сопротивлялась, словно живая, доставляя почти физические страдания, но девушка не сдавалась. И наконец привязка оторвалась, оставив после себя странное ощущение пустоты и тоски.

Стараясь не обращать на это внимания, Натка торопливо поднесла конец нити к спящей и затаила дыхание.

Два удара сердца, в течение которых ничего не происходило. А потом конец притянулся к Леоне и слился с той нитью, которая у неё уже была.

Натка в изумлении едва сдержала возглас и чуть не перешла с магического зрения на обычное.

Вот это да!

И как понять такое объединение?

Она торопливо пересказала кошке всё, что сделала, и что получилось.

«Прекрасно. Значит, эта леди на самом деле испытывает к лорду привязанность, поэтому теперь её чувство только укрепилось. Можно сказать, ты сделала ей подарок, добавив взаимность наследника. Уходим!»

Ум’мирри толкнула растерянную Натку головой, почти забросив её себе на спину.

«Держись! Нам надо как можно скорее покинуть это место! Принц не идиот, и если он не спит или спит не крепко, то может почувствовать и потерю тебя, и усиление связи с Леоной!»

Девушка машинально сцепила руки под шеей кошки, и та…

Прыгнула в невесть откуда взявшуюся рамку портала!

Наташа только ахнула, когда они оказались в каком-то незнакомом зале.

«Ты умеешь открывать порталы? Но почему не ко мне в спальню?»

«Потом, — отмахнулась кошка. — Сейчас перенесу Ловерида, а когда он отправит тебя в Домик Ведьмы, мне придётся тщательно затереть все следы — магические и физические. Помолчи немного, не отвлекай».

Она ждала, но всё равно Ловерид появился внезапно.

Небрежно одетый, растрёпанный, с синяками под глазами. И бледный, словно им поужинали вампиры.

— Почему сюда? Почему так долго? — первое что спросил мужчина, после того, как внимательно осмотрел Наташу. — Вижу, от привязки ты избавилась.

Избавилась, верно. Только в груди по-прежнему тянущая пустота… И хочется плакать.

— Так решила Мура, — вслух она произнесла не то, что рвалось с языка.

— Ладно, потом её расспрошу, — маг приблизился, взял за руку, заглянул в глаза. — Ничего не бойся, хорошо? Хранитель тебя примет, портал отдаст. Возьми из Домика, что пожелаешь, кроме Хранителя, конечно. И сразу, слышишь? — сразу переходи дальше. А там уже обустраивайся и жди меня.

— Хорошо, — расставаться было почему-то страшно. Или жалко?

«Я перенесла нас сюда, чтобы мне меньше убирать в твоих покоях, — пояснила кошка. — После твоего исчезновения комнату по камушку разберут и могут обнаружить эманации портала, если ты уйдёшь из своих покоев. Но также тщательно проверять все помещения замка никто не станет — их тут больше трёх тысяч. Лорд подумает, что ты по-прежнему в замке. А ещё окрепшая связь с леди Эгидой — ему хватит других забот и хлопот, чтобы ещё и с Ловерида глаз не спускать. Не переживай, я буду начеку, и если понадобится, сразу к тебе перенесусь».

— Готова? — мужчина сделал первый пасс и вопросительно посмотрел на Наташу.

Она готова не была, но молча кивнула.

Мурка права, они и так затянули время, пока искали покои Леоны! Но отчего же так тоскливо и больно? Отчего хочется упасть на пол и завыть раненым зверем?

Перед девушкой возникло мерцающее марево перехода.

— Давай, — хрипло от натуги произнёс Ловерид. — Всё получится! Я приду сразу, как только смогу.

И Натка сделала шаг.

Глава 18

Адриан проснулся от странного ощущения потери.

Повертелся, пытаясь вернуться в сон, но чувство утраты, горя, пустоты не проходило. И он решил, что пора вставать.

День вчера выдался сложный, немудрено, что мерещится всякое.

Один разговор с отцом чего стоил! Да и новоназначенный родственничек Агерита повёл себя так, словно на самом деле был родственником и всерьёз заботился о благополучии девушки!

Величество, конечно, разошёлся.

— Сын, я всё понимаю — Агерит чудо как хороша, сила у неё чистая, почти без примесей, и привязка у вас естественная. Ты не хочешь доставлять девушке неприятности, унижать её положением любовницы. Но о де Лувуа ты подумал? О чувствах будущей жены и её родственников? Зачем тебе в семье такие конфронтации? Всё-таки именно де Лувуа — будущая мать твоих наследников, продолжателей рода! Стоит ли повышение статуса Агерита такой жертвы? Девчонке всё равно некуда деваться, без близости с тобой она долго не протянет. И даже если поначалу станет протестовать, то не пройдёт двух, ладно, трёх декад, как она сама к тебе прибежит. И согласится на всё, что угодно, только бы ты её навещал! А вот леди Леона вряд ли так быстро смирится. Подумай, нужна ли тебе война с равной ради призрачного спокойствия низшей? Пока не было обряда, мы всё ещё можем уладить.

Лорд Ловерид не был так деликатен.

— Она любит вас! Любит! Вы подумали, какую боль доставили девушке? И на что её обрекаете?

— Лорд, ты забываешься! Я и так предложил НатаЛи больше, чем предлагал предыдущему Агериту. Потом, я даю ей своё имя, чего ты ещё от меня хочешь??

— Лучше бы вы провели ритуал, — в сердцах бросил маг. — По крайней мере, тогда бы она не страдала! Представьте, что вы любите… полюбили девушку, а она вам говорит, что согласна выйти за вас замуж, но только вы будете у неё запасным мужем!

— Лорд, что за ахинею ты несёшь?? Даже представить не могу, где ты набрался подобной ерунды! С какой стати девушка будет решать, выходить ей за меня или нет? И какой запасной? Мы не варвары, у нас не бывает двоемужия.

— Зато бывает двоежёнство…

— Я мог сделать её любовницей, ты забыл? Агерит после образования связи не может долго жить вдали от Файтера, у нас же резервы сейчас составляют единую систему! И если ты по-прежнему станешь настаивать на разрыве, а при обряде заявишь, что не даёшь своего согласия, то НатаЛи вместо леллин станет айтэ. Вместо уважения получит презрение. Ты этого хочешь для своей «родственницы»?

Маг пробормотал под нос ругательства и отвернулся.

— Вот то-то и оно — я поступаю так, как лучше для НатаЛи, а ты хочешь всё разрушить!

— Леди со свету её сживёт…

— Не сживёт. Леона, конечно, не подарок, но мы с ней здравомыслящие люди. Она знает, что Агерит — залог процветания нашей Триады. И гарантия рождения у неё магически сильного потомства. Она потерпит. Год — другой, и всё успокоится, обе женщины примут своё место и наличие второй. И чем бросаться обвинениями, рискуя вывести меня из себя, ты бы лучше помог мне убедить НатаЛи, что я действую и в её интересах тоже. Да и размер содержания леллин надо обсудить. С кем об этом говорить, как не с родственником?

Скрип зубов лорда был слышен, наверное, далеко за пределами замка.

Интересно, с чего такая горячность? Может быть, племянник дяди из Округа Торусты сам имеет… имел на НатаЛи виды?

Адриан коротко рассмеялся.

Видимо, так и есть. Что ж, Единый любит пошутить.

Тянущее чувство не проходило.

Мужчина умылся, оделся, подошёл к окну, потирая левую сторону груди.

Бархатную глубину ночи на горизонте уже прорезала серая полоска — предвестник приближающегося рассвета.

Навещать кого-либо рано, все ещё спят. Хотя поговорить с обеими невестами ему нужно, и желательно до утреннего приёма.

Представив, какой крик поднимет Леона, Адриан поморщился.

Конечно, для неё известие о леллин стало неприятной новостью, но он знал, какие аргументы позволят девушке смириться с наличием соперницы.

Леона не глупа, она в курсе, что минимум до рождения детей им без Агерита не обойтись. А лучше до их первого совершеннолетия, чтобы у наследников успели сформироваться резервы. И если пообещать ей, что НатаЛи никогда не станет матерью, подкрепив обещание гарнитуром из циронетов, о котором она ему все уши прожужжала, то Леона хотя бы при посторонних изобразит согласие.

Серая полоска увеличилась, постепенно меняя цвет на розовый и алый.

Маг снова потёр левую половину груди и решил плюнуть на правила и навестить невест.

Сначала НатаЛи.

Чтобы не терять время на переходы, он просто открыл портал, и через секунду уже подходил к постели Агерита.

Но девушки в ней не оказалось.

Ещё не встревожившись, а только слегка удивившись — куда это она ни свет ни заря делась, в уборную, что ли приспичило? — Адриан обратился к связи, решив определить, в какой стороне его будущая леллин, и изумился ещё больше.

Во-первых, связь ощущалась настолько слабо, что он в первое мгновение подумал, что она оборвалась.

Во-вторых, еле заметное притяжение указывало на… Да, ньяс побери — на восточное крыло!

Каким образом НатаЛи там оказалась?

Рваными движениями пальцев он открыл портал и прошёл вдоль нити, вывалившись в спальне Леоны.

Какого???

В голове пронеслось — вчера Леона услышала о его решении, и не придумала ничего лучше, как вызвать к себе девушку и устроить ей…

Просканировав пространство магией, мужчина убедился — здесь НатаЛи нет. Зато есть спящая Леона.

А, собственно, где Агерит?

Вне себя от злости и волнения Адриан подскочил к кровати и грубо потряс спящую.

— Леона, немедленно проснись! Где НатаЛи? Что ты с ней сделала?

— Адриан, ты с ума сошёл? — девушка буквально взвилась. — Ворвался в мои покои, разбудил, словно я твоя служанка. Какое мне дело до этой дикарки? Я её с Приёма не видела.

— Леона, я не шучу! — лорд посылал магию всё дальше и дальше, пытаясь найти драгоценный Стабилизатор. — НатаЛи пропала. И самое ужасное — наша с ней связь тоже!

В какое-то мгновение их глаза встретились, и оба замерли, пытаясь разобраться в ощущениях.

— Ничего не понимаю, — пробормотал наследник. — Ты вызываешь у меня отвращение. И при этом меня к тебе тянет со страшной силой.

— Что ты с нами сделал? — взвизгнула Леона, отодвигаясь к спинке кровати, потому что лорд, словно под гипнозом, устремился к ней. Дотянулся, схватил за руку и дёрнул к себе.

— Какая же ты некрасивая!

— Что?? — взвилась Эгида, но мужчина не позволил ей вырваться.

И стоило леди попробовать закричать, как принц применил к ней магию подчинения…

Когда Адриан пришёл в себя, то обнаружил, что сжимает в объятиях Леону, а та мечтательно улыбается.

Потрясённый, Адриан отодвинулся и поморщился, обнаружив, что полностью обнажён, как и девушка. А под его ногами на простыне алеют несколько пятен.

Уже не девушка…

— Какой же ты нетерпеливый, — проворковала невеста. — Я хотела сыграть свадьбу после окончания дежурства, но теперь нам придётся пройти брачный обряд уже сегодня. Папа будет недоволен — в один день вместе с дебютантками! Но я на тебя больше не сержусь, твоё извинение принято. И если ты добавишь что-нибудь более материальное, что достойно меня… к примеру, из аланов и циронетов, я так и быть, потерплю леллин, но только в том случае, если она не станет попадаться мне на глаза. А свадьбу устроим в последний месяц лета.

Адриан мысленно застонал — как он это допустил? Что с ним случилось? Приворот?

Мужчина перевёл взгляд на сияющую леди и скривился, настолько непривлекательно в его глазах выглядела невеста.

Нет, это не приворот…. А что тогда?

Перейдя на магическое зрение, он с ужасом обнаружил прочный, словно канат, неровно окрашенный шнур привязки, который соединял их энергетические тела.

Нить связи с НатаЛи пропала окончательно.

Взвыв, наследник сорвался с места, лихорадочно похватал вещи, какие попались под руку, и на ходу открыл портал в свои покои.

Вернувшись, принц спешно оделся, лихорадочно размышляя, куда могла подеваться НатаЛи?

И его осенило — это проделки ньясова родственничка!

Точно! Вчера лордик был крайне недоволен, что Агерит станет леллин принца. Вообразил себя её настоящим братом, словно он на самом деле имеет право голоса! И, видимо, пока все спали, каким-то образом проник в покои дебютанток и забрал девушку к себе. А сейчас промывает ей мозги, рассказывая, какой Адриан плохой, и подучивая отказаться от обряда.

Зарычав, Адриан нырнул в портал и через мгновение оказался в комнате Ловерида.

К его удивлению, никаких следов НатаЛи в этих покоях он не обнаружил. Зато нашёл безмятежно спавшего мага. И принцу пришлось приложить изрядные усилия, чтобы того разбудить.

— Что такое? — Ловерид выглядел помятым, сонно хлопал глазами и явно не понимал, что в его комнате делает наследник.

— Где она?

— Кто?

— НатаЛи!! Куда ты её спрятал? Ты понимаешь, что это государственная измена? Девушка принадлежит мне! — проревел Адриан.

— Ваше высочество, — молодой маг резко подобрался, — почему вы спрашиваете о ней у меня? Смею напомнить, что, согласно протоколу, после завершения бала я передал девушку в руки бонны, и с того момента за безопасность и охрану Агерита уже не отвечаю. Где моя… сестра? Что с ней случилось?

— Я не нашёл НатаЛи в её комнате, — нехотя пояснил наследник. — И подумал, что ты забрал девушку к себе.

— Я?? Но как бы я это сделал, если у меня нет доступа к покоям дебютанток? Впрочем, если не доверяете моему слову, то можете здесь всё осмотреть, — лорд развёл руками, приглашая принца произвести обыск в помещении. — И зачем бы мне красть родственницу и прятать её?

— Тебе же не понравилось, что я пожелал сделать девушку своей леллин, вот и подумал, что ты решил её» спасти», — ответил наследник. — Мне не нужно осматривать твою комнату, я уже убедился, что Агерита здесь нет. И судя по магическому фону, она сюда даже не заходила. Но тогда куда НатаЛи могла уйти из покоев дебютанток?

— А смысл мне прятать девушку, если вы всё равно тут же её найдёте? Да, не пришёл в восторг, но забирать к себе? Простите, Ваше высочество я не настолько глуп, чтобы так вредить НатаЛи.

— Если ты ни при чём, то куда она могла подеваться? — мрачно повторил Адриан. — И, главное, почему ушла из своей спальни?

— Сложно сказать, — снова развёл руками Ловерид. — Вы её обидели своим предложением. Даже не предложением, ведь вы с НатаЛи перед объявлением её вашей леллин даже не подумали поговорить, и просто поставили перед фактом. Показали, что её чувства и желания вас нимало не беспокоят. Да, я знаю, что у вас образовалась связь, но так же знаю, что НатаЛи не была невинна, поэтому связь могла получиться не полной.

Принц резко выдохнул, вспомнив, что и сам переживал на этот счёт, но понадеялся, раз магия беспрепятственно курсирует, а девушка смотрит на него влюблёнными глазами, то всё получилось, как надо. Видимо, поторопился с выводами…

— Скорее всего, — продолжал рассуждать Ловерид, — это и произошло. НатаЛи оскорбилась, узнав, что вы, даже не спросив её мнения, при всех объявили её леллин. А обиженная женщина способна на многое. Возможно, она решила, что не хочет делить мужа с другой, и просто ушла?

— Куда? Потом, здесь полно охранных заклинаний, как бы НатаЛи прошла мимо них, ни одно не потревожив? Она не маг в полной мере, даже магическое зрение не освоила, не говоря уже об умении перестраивать потоки, избегая соприкосновения с охранками и сигналками. Да и откуда ей знать, куда идти, если она никогда в этом замке не была? Даже я, когда перемещаюсь по нему своим ходом, иногда путаю коридоры.

— Возможно, она захотела поговорить — с вами или со мной, вот и вышла из своей комнаты? А сделала это ночью, потому что в другое время не было возможности, тем более дебютанткам запретили покидать спальни? Что говорит прислуга?

— Я ещё никого не опрашивал, сразу перешёл сюда. Был уверен, что ты прячешь у себя мою будущую леллин, — буркнул Адриан. — Нашёл от кого её защищать, будто бы я могу навредить Агериту!

— Навредить можно не только делом, но и словом, — парировал Ловерид. — Эта девушка росла в других условиях, для неё участь леллин ничем не лучше участи айтэ. Отойдите, я хотел бы одеться и принять участие в поисках.

Адриан недовольно буркнул, но посторонился, давая ему дорогу.

Лорд принялся одеваться, продолжая расспрашивать расстроенного наследника.

— Вы уже проверили по вашей связи? Примените связь с Агеритом!

— Пробовал, — ещё больше помрачнел Адриан, с трудом выдавливая из себя каждое слово. — Наша связь исчезла, я её не ощущаю.

— Что?? — маг замер. — Совсем исчезла? Но это невозможно! Пока не умер кто-то из вас…

— Нет, она жива! — принц дёрнулся, словно от удара. — Я уверен, что даже сейчас почувствую, если с ней случится непоправимое! Просто недавно я ещё ощущал нашу связь, только она почему-то была совсем слабой, словно девушка далеко или, — и замер, поражённый догадкой.

— Или?

— Нет, глупо даже думать о таком! — принц тряхнул головой, отгоняя воспоминания о странном поведении Леоны и своём к ней отвращении одновременно с притяжением. — Ничему не обученная девочка… Да и откуда она могла бы узнать о возможности отторжения связи? Вернее, о том, что привязку, пока она не стала необратимой, можно перенести на другого человека? На такое способны только архимаги, и то не каждый. Эта версия совершенно не годится.

— Поясните, пожалуйста, я ничего не понял, — Ловерид изобразил недоумение. — Отторжение связи? Как это?

— Я и говорю, откуда бы она могла догадаться, не говоря уже о самой возможности для магически слабой и необученной девушки манипулировать потоками, — словно убеждая самого себя, пробормотал Адриан. — Есть способ, как избавить Агерит от связи с Файтером, но для этого нужен очень сильный маг, который в совершенстве владеет своим даром. Это непреодолимое для НатаЛи условие, поэтому не стоит тратить время на пустые рассуждения.

— Ну да, где бы она нашла помощника, если весь день дебютантки на глазах, — поддакнул Ловерид. — Мало было найти, надо же ещё, чтобы этот гипотетический высший согласился вмешаться. Даже не представляю, кто бы мог быть настолько недалёк…

— Чтобы снять нашу связь, таким магом должен быть сам Агерит, — снисходительно пояснил принц. — То есть избавиться от зародившейся связи могла бы только НатаЛи, если бы она этого очень захотела и обладала огромным резервом и знаниями. А ещё ей надо было найти того, кто испытывает ко мне чувства.

— Думаю, сложностей с последним не было бы, — заметил Ловерид. — Подданные вас обожают, а женщины просто боготворят.

— Связь нельзя уничтожить или просто отторгнуть, она непременно вернётся, если не пересадить её другому магу, — продолжил бормотать Адриан. — В нашем случае — магине. К чему я всё это рассказываю, ясно же, что девица на такое совершенно не способна!

— В таком случае, НатаЛи могла просто заблудиться и оказаться в экранирующем помещении, — предположил Ловерид, старательно рассматривая свои руки, только бы не встретиться взглядом с принцем. — Замок его величества битком набит магией, наверняка тут могут быть и «слепые зоны».

Адриан затравленно посмотрел на молодого мага.

— Скорее всего, так и есть. Я сейчас всех подниму на ноги, и мы обыщем замок сверху донизу! Вы идёте со мной, — и открыл портал, выжидательно глядя на Ловерида.

Тот вздохнул и последовал за наследником.

Следующие несколько часов принц носился по замку, раздавая приказы. Всем гостям и прислуге велено было сидеть по комнатам и носа оттуда не высовывать. Его высочество лично наложил запирающие заклинания на все двери, а потом в сопровождении архимага и двух высших Первого и Второго класса принялся обходить этаж за этажом.

Ловерид с радостью бы отказался от сопровождения, но милорд ясно дал понять, что до конца «родственнику» не доверяет, поэтому предпочитает держать его на глазах. Причём вместе с котёнком умири.

Пришлось смириться.

Мура басовито мурлыкала, сидя на плече мага, и щекотала усами его шею, а сам Ловерид рассеянно следил за поисками, следуя чуть позади наследника. И ждал, когда должно произойти неизбежное.

Его высочество начал обыск с северного крыла, но пока никаких следов пропажи обнаружено не было. Пользуясь силой направо и налево, Адриан совершенно не экономил резерв, видимо за последние дни привыкнув к почти безграничным возможностям. Поэтому когда открытый в очередной раз портал померцал, а потом растаял, не успев толком развернуться, милорд не сразу понял, что произошло. Но уже через секунду он ощутил слабость, и был вынужден опуститься на пол прямо там, где стоял.

— Ваше высочество, — перепугались высшие маги. — Что с вами? О…

Ловерид мысленно кивнул — то, что и должно было произойти, если бы принц, прежде чем разбрасываться силой немного подумал.

— Ваше высочество, вы на грани выгорания, — дрожащим голосом произнёс архимаг. — Умоляю, не пытайтесь кастовать, иначе последствия будут необратимыми!

— Выгорание? — слабым голосом переспросил наследник. — Но почему, ведь у меня связь…

И замолчал, осознав произошедшее — ему не показалось, НатаЛи на самом деле как-то сумела избавиться от связи, поэтому-то он и вычерпал себя едва не досуха! Поддерживающего резерв Агерита больше не было… Но тогда откуда он черпал силу? Ведь чувствовал, что пользуется не только своей…

Леона!!!

— Немедленно целителя в покои леди де Лувуа! — приказал Адриан. — И доложить мне.

Принца спешно перенесли в его апартаменты. При помощи накопителей процесс выгорания успели остановить и даже немного пополнить резерв. Его высочество больше не был похож на свежее умертвие, но для окончательного восстановления должно пройти несколько часов.

Как оказалось, Леоне тоже досталось, но в меньшей степени.

Адриан правильно всё понял — его странная тяга к Эгиде, равно как и неприязнь, а так же заметное усиление влюблённости Леоны имеют вполне логичное объяснение.

И имя ему — НатаЛи!

Не понятно как, но девица сумела пересадить свою связь с Адрианом на давно влюблённую в него Леону. Но то ли по неосторожности, то ли специально, привязка получилась с изъяном.

— Делайте, что хотите, — приказал наследник магам, — но снимите с нас эту дрянь!

Прошло ещё два часа, за которые Адриан ещё больше восстановился, а архимаг с помощниками наоборот, израсходовали почти все силы. К сожалению, нить, вернее, канат привязки не утончился и на миллиметр, не говоря уже о том, чтобы совсем убрать эту связь.

Более того, целители обнаружили, что объём резерва его высочества заметно уменьшился.

Словно его кто-то ополовинил.

Кто-то…

Адриан стиснул кулаки — мерзавка! А он ещё хотел превратить её жизнь в сказку!

Но неблагодарная решила обидеться. Видите ли, второй она быть не пожелала! Надо же, цаца какая!

Сбежала!

Мало этого, украла почти половину его силы, увеличив свой резерв сразу на добрый десяток уровней. И привязала его к Леоне, да так криво, что та ведёт себя, как… как Агерит после ритуала Слияния. А он сам одновременно хочет поцеловать невесту и свернуть ей шею.

Натурально, его выворачивает при одном взгляде на Леону. Её воркование безмерно раздражает, но стоит только коснуться девушки, как тело действует само по себе. И пока телу хорошо, душу раздирает отвращение.

Невыносимые ощущения, когда не можешь ни на что повлиять. Словно кто-то им управляет, совершенно не думая ни о чувствах мужчины, ни о его желаниях.

Самое страшное — высшие разводят руками.

— Ваше высочество, это невозможно снять или изменить! Мы уже всё перепробовали. Тут замешана не только магия Агерита, но и ведьминский дар. Видимо, девушка испытывала сильные эмоции, когда проводила манипуляции с потоками. Эти эмоции вплелись в канву заклинаний и изменили их. Только та, что переносила связь, может исправить или удалить, мы здесь бессильны. Мне очень жаль…

Адриан со стоном закрыл лицо руками.

— За что? Что я ей сделал? Вытащил из леса, одел, засыпал подарками, позволил пользоваться библиотекой, учил…

И замер.

— Библиотека! Она могла найти там сведения, как избавиться от связи и украсть мой резерв?

— Возможно, — неопределённо ответил архимаг. — Уже то, что девица из леса умела пользоваться библиотечным порталом, должно было навести на мысль, что она не так проста.

— Её леди Леона обучила, — отмахнулся принц. — В любом случае, нужно найти дрянь, заставить исправить, что она наделала. А потом примерно наказать!

Ловерид вздрогнул всем телом, потому что котёнок зашипел и вонзил когти в его тело. К счастью, ум’мирри быстро опомнилась и замолчала, но принц уже обратил на них внимание.

— А, родственничек… Видишь, что твоя сестра сотворила?

— Ваше высочество, я же не…

— Да помню я, помню, — прервал его принц. — Вижу — не виноват. Но всё равно не желаю тебя видеть, отправляйся в свой Округ и сиди там. Помни про клятву, поэтому без глупостей. Умири мне очень нужна, особенно теперь, когда НатаЛи так со мной обошлась, но если ты попробуешь обмануть — я не пощажу ни тебя, ни котёнка. Мне терять уже нечего… Наследник с Одиннадцатым классом уровня резерва, в то время как раньше у меня был Первый — кому расскажи, не поверят! К слову, за разглашение всего, что ты тут услышал — немедленное развоплощение, клятва сама тебя убьёт, мне даже напрягаться не потребуется. Иди и помни, что молчание не только золото. Молчание — залог долгой и счастливой жизни.

И махнул рукой, разрешая удалиться.

Молодой маг постарался не выдать свою радость, низко поклонился и повернул к выходу.

— Поднимите всех с даром не ниже Пятого класса, — отвернувшись от Ловерида, продолжил командовать принц. — Я хочу, чтобы из замка вывели всех людей. Всех абсолютно — от последней судомойки до их величеств. Прислуга и низшие постоят на улице, пусть их всех проверят и идентифицируют — вдруг беглянка прячется среди прислуги? Всех высших и короля с королевой со всем уважением и извинениями бережно и быстро переселить в Малый дворец, накопители для порталов предоставит мой помощник. После чего просканируйте Королевский замок сверху донизу. И найдите мне девушку! Приступайте, я буду у их величеств.

Глава 19

Девушка ступила на выскобленные добела половицы и выдохнула: всё прошло без ошибки. Попала, куда обещали — в Домик Ведьмы!

Сколько раз уже перемещалась порталом, а каждый раз, как первый. И всегда есть некоторое опасение, что окажешься не там, куда отправляешься. Вот как современному человеку это понять — словно открываешь дверь в соседнюю комнату, а выходишь за сотни или тысячи километров.

И на секунду Натка задумалась — был бы у неё на Земле такой портал!!! Ух, сколько возможностей открываются! И путешествия…

Это же никакой визы не надо. Не нужны билеты на самолёт, ожидание в аэропорту, долгая дорога. Захотел, допустим, на море в январе. И чего проще? Переоделся в летнее, купальник там, полотенце прихватил, открыл из своей квартиры телепорт и вышел прямо на берег моря! Позагорал, накупался и тем же макаром обратно, в московскую зиму…

А ещё можно своё агентство путешествий открыть… И продавать туры на один день — к морю, в горы, в пустыню, в Рим — кому куда надо. Только тут нужны возвратные порталы чтобы человека сразу возвращало обратно, если вдруг с ним какая неприятность приключилась или время тура истекло. Принудительная телепортация, а то мало ли — решит турист там навсегда остаться. У турагентства могут быть проблемы…

И сама рассмеялась — ну не дура ли? Какое турагентство, какие возвратные порталы — на Земле-то? Там же нет магии. Чёрт, ну и ерунда в голову лезет! Ей спасаться нужно, а она уже минут десять столбом стоит и в пустоту таращится.

Вон и Хранитель уже забеспокоился.

— Привет!

Паук ещё мгновение раскачивался перед лицом Наташи, потом нехотя поднялся под потолок и застыл там, поблескивая всеми восемью глазами.

Портал в этот… как его… Наартейс! — Натка вовремя вспомнила наставления Ловерида.

— Хранитель, пожалуйста, принеси мне полосатый кристалл, — произнесла, обращаясь к пауку.

Членистоногое пошевелило передней парой лапок, потом демонстративно повернулось в другую столону — мол, ничего не слышу.

— Хранитель! — повысила голос девушка. — У меня нет времени на политесы. Пожалуйста, принеси мне полосатый накопитель!

Насекомое продолжало изображать чучело.

— Ах, ты! — в сердцах Натка швырнула в паука зорб и едва не завопила в унисон с Хранителем.

Она и не знала, что насекомые могут так орать! Правда, было из-за чего: вместо бледненького, едва горящего зорба, какие у неё только и получались до этого дня, она жахнула в беднягу вполне себе боеспособным огненным шаром.

Паук недаром завопил, словно кот, которому наступили на хвост. И сейчас обиженно тряс подпалённым брюшком. А на том месте, где он только что сидел, зияла обугливавшимися краями такая себе дыра.

— Твою ж…

От потрясения у Натки не нашлось приличных слов.

— Ты прости, я не хотела. Сама не знаю, как так вышло, — пробормотала она, обращаясь к Хранителю. — Просила же по-человечески — принеси полосатый кристалл! Правда, очень нужно, а время поджимает. Вот почему ты упрямишься? Я же…

Паук, осторожно перебирая лапками, засеменил уда-то вбок, и словно просочился сквозь потолок.

То есть исчез.

Наташа расстроилась ещё больше — Хранителя обидела и едва не прибила, кристалл не добыла… Вот что ей теперь делать? Сидеть и ждать, когда высочество сообразит, куда она могла податься?

День-два, и догадается.

Мысли перепрыгнули на сотворённое чудо — полноценный зорб. Интересно, как это он у неё, неумехи с небольшим резервом, получился? Вот бы Адриан удивился!

О, чёрт… Адриан же! А она тут то Хранителя обижает, то мечтам предаётся, а его высочество, наверное, уже проснулся. Вот-вот ему доложат об исчезновении одной из дебютанток! Надо поспешить.

Отложив все другие дела на потом, девушка ещё раз поискала глазами паука, не нашла и решила посмотреть магическим зрением.

Ух ты!

Сколько же здесь магии!

Домик был весь оплетён, словно паутиной, магическими потоками.

Наташа посмотрела на дыру — травму получил не только сам Домик, но и его магия. Вон какая прореха, и обрывки нитей болтаются…

Не думая, что она делает, девушка мысленно потянулась к дыре, как бы «взялась» за один из оборванных концов и принялась «штопать» прореху. Вернее, вязать или плести, поддевая нити одну под другую, пропуская сквозь петли. И чем дальше продвигалось дело, тем спокойнее становилось у неё на душе.

Последняя петля, узелок и…

На месте дырки красовался ажурный цветок.

Нет, вязать она умела и любила, но то дома, и с помощью мотка шерсти, крючка или спиц, а вот латать магическую дырку пришлось впервые в жизни. И надо же — вывязала красивую заплатку.

Вернув нормальное зрение, девушка несколько мгновений просто таращилась на совершенно целый потолок, и не знала, как на это реагировать.

Выходит, починив потоки, она умудрилась заодно восстановить и сам Домик?

Уловив краем глаза движение, Натка быстро повернула голову и обнаружила Хранителя. Тот бочком передвигался в её сторону, неся в лапках красно-синий кристалл.

Оказавшись прямо над головой временной хозяйки Домика, паук осторожно съехал на паутине и положил свою ношу в раскрытую ладонь девушки. А потом провёл мохнатой лапкой по руке Натки, словно погладил, и стремительно взлетел под потолок.

— Это ты меня поблагодарил, что ли? — растерянно пробормотала Наталья. — Прости, я правда не хотела тебе вредить. И портить Дом тоже не собиралась! Починила, как смогла. Спасибо, что принёс кристалл!

Хранитель поднял вверх две передние пары лапок, словно отсалютовал ей.

«Не совсем пропащая», — раздалось у Натки в голове, и от изумления она едва не прикусила себе язык.

Конечно, общаться с Мурой посредством мыслеречи она уже привыкла, но этот голос ей был незнаком.

«Ты кто?» — осторожно поинтересовалась девушка.

«Хранитель, кто же ещё. Ну и Ведьма мне досталась — одни проблемы. Спасибо, что промахнулась, а потом исправила, что натворила».

«Пожалуйста, — машинально ответила Наташа. — Почему ты раньше не говорил со мной? Мы вместе четыре месяца прожили, даже намёка не дал, что можешь общаться!»

«Какой смысл разговаривать с тем, кто тебя не слышит? У тебя магии не хватало. А теперь и резерв увеличился, и пользоваться им ты научилась».

«А…»

«Ты торопилась, если я не ошибаюсь? — прервал её Хранитель. — И, как мне кажется, от кого-то бежишь?»

Наташа только и смогла, что кивнуть.

«Тебя будут искать, значит, лучше поторопиться и воспользоваться накопителем, — паук махнул лапкой в сторону полосатого кристалла, который девушка сжимала в руке. — Уходи! А я почищу пространственные потоки. Пусть те, кто явится по следу портала, найдут эманации только одного перехода. И решат, что отсюда ты ушла ногами, без помощи магии».

Наташа кивнула, продолжая рассматривать паука.

Ещё полгода назад, расскажи ей, что она будет вести мысленные беседы с огромной кошкой и пауком, что сможет швыряться огненными шарами и чинить крыши «вязанием» магических потоков — она сочла бы это издевательством и неумной шуткой.

А вот поди ж ты — стоит тут, общается с… Пауком-Хранителем, словно это обычное дело. И даже в обморок сходить не хочется… Разве что чуть-чуть и ненадолго. И то не от последних новостей, а от всей ситуации, в которую её угораздило вляпаться. Сходила, называется, в библиотеку…

«Ты голодна, — вернул её в реальность Хранитель. — Возьми на столе корзинку. Там продукты на два-три дня, пока обустроишься на новом месте».

Стоило упомянуть о еде, как Наташа почувствовала дикий голод. А ведь правда, вчера она, считай, весь день ничего не ела — сначала волнение, потом не до того было. А после бала дебютанткам ужин никто не предлагал.

Девушка подошла к корзине, заглянула внутрь. Ну надо же — жареная курица, хлеб, сыр, овощи, что-то ещё, такое же аппетитное.

Рот немедленно наполнился слюной.

— Спасибо! — от души поблагодарила она Хранителя и добавила мыслеречью:

«Как ты догадался, что я голодна? И кто принёс продукты, словно знал, что я появлюсь, ведь тут всё свежее!»

«Лорд, — лаконично ответил Паук. — Он обо всём позаботился».

«Ловерид?»

«Лорд Ловерид, — подтвердил Хранитель и добавил с укоризной. — Ты ждёшь, когда тебя тут застигнет погоня?»

— Нет, уже ухожу, — вслух ответила Наташа.

И не удержалась, чтобы не задать новый вопрос.

— Почему ты сразу не отдал кристалл, если даже Лове… лорд тебя предупредил обо мне?

«Хотел посмотреть, на что ты годна».

— Развлекался, значит? Ладно, я тоже вела себя не лучшим образом. Забудем, — Наташа покрепче ухватила корзинку и вытянула руку с кристаллом. — Не знаю, встретимся ли мы ещё когда-нибудь… Спасибо тебе!

И сжала накопитель.

Уже привычный холодок перехода, и Натка очутилась на улице.

Заря только занималась, ночной мрак нехотя уступал место первым проблескам солнечных лучей. Очертания домов таинственно проступали сквозь тающую темноту.

Наташа огляделась — типичная сельская улица. Или улица пригорода, где сплошь частный сектор: неширокая дорога, небрежно замощённая камнем, изгибалась змеёй, петляя между разбросанными тут и там домами. Пышная растительность по обеим сторонам, покосившиеся заборы с прорехами. И над всем этим заливистые трели птиц, спешащих поприветствовать новый день.

Ловерид говорил, что портал перебросит её прямо в дом, но она попала на улицу, как раз между двумя строениями. И какой же из них тот, что ей нужен?

Мысленно порадовавшись, что сейчас раннее утро и даже самые трудолюбивые хозяева ещё не встали, девушка приблизилась к забору справа.

Гм…

Насколько можно рассмотреть, двор ухоженный. На верёвке сушится какая-то тряпка. Похоже, не то, здесь явно уже живут.

Натка перешла на другую сторону и заглянула за забор. К слову, выглядел он более крепким и новым, чем забор напротив.

Так-так, и что тут у нас?

Небольшой, заросший травой двор, кусок стены дома с окнами, закрытыми ставнями. И ничего такого, чтобы указывало, что дом и двор обитаемы.

Кажется, ей сюда.

Двигаясь вдоль ограды, иномирянка добралась до калитки и обнаружила, что та заперта.

И как попасть внутрь? Ловерид не говорил, что ей может понадобиться ключ, а калитка явно на замке!

Неожиданно в носу засвербело — не иначе, из-за тех оранжевых цветов, что оплели забор и частично калитку. Натка чихнула и в испуге прикрыла рот ладошкой — сейчас ка-ак сбегутся местные! И что она им скажет, если все бумаги и какая-то там тамга лежат в доме под половицей?

Без малейшей надежды девушка подёргала калитку и поняла — придётся лезть через забор. В платье, ага.

Вот же!

Нет, в детстве Натка через заборы сигала только в путь. И по деревьям лазила не хуже мальчишек, так то в детстве! А сейчас…

Горестно оглядев свой наряд, иномирянка повыше подняла подол и подоткнула его за пояс, отчаянно надеясь, что в процессе перелаза ткань не размотается и ни за что не зацепится.

А потом ухватилась за верх ограды и попыталась подтянуться, закидывая одну ногу за верх досок.

«Развлекаешься?» — от неожиданно раздавшегося в голове голоса Муры Натка вздрогнула, руки разжались, и девушка плюхнулась в дорожную пыль.

«Мурка! Какой — развлекаешься? В дом хочу попасть, а то соседи проснутся, что я им скажу?»

«Это понятно, что хочешь в дом, — кошка на секунду показалась, обозначая своё место, — но через забор-то зачем? Или ты думаешь, что местные жители придут в восторг, увидев способ, которым новая соседка предпочитает попадать на свою территорию?»

«Ключа нет», — обиженно ответила Наташа.

«А магия у тебя на что?»

«Магия?»

Наталья растерянно похлопала глазами, потом мысленно стукнула себя по лбу — действительно! Что значит из технического мира — даже в голову не пришло, что у магов свои собственные способы.

Уже привычно перейдя на магическое зрение, она обнаружила переплетение силовых нитей.

Хм… Однако, Ловерид оригинал — замок выглядел как завязанная бантиком ленточка. Потянув за один конец, Натка с удовольствием наблюдала, как «бантик» развязывается, и калитка приветливо распахивается.

«А закрыть?» — в спину иномирянки крикнула кошка.

Наташа только головой покачала — да что же это с ней такое? На ровном месте тупит!

В доме, что через дорогу, хлопнула дверь, Натка торопливо завязала «бантик» обратно и, пригибаясь, бросилась к крыльцу.

И???

Предсказуемо, дом оказался крепко заперт, причём замок, хоть и магический, но совсем иного плана, чем на калитке.

Девушка всматривалась в линии и понимала — тут нужен ключ. Разумеется, волшебный, настроенный только на этот замок, но где его взять?

Тамга! Наверняка, она и является ключом! Но она, если не изменяет память, лежит себе под скрипящей половицей в угловой комнате. Чтобы туда попасть, надо открыть дверь, а чтобы открыть дверь, нужна тамга.

Дурдом…

«Ловерид не мог отправить тебя просто так, — заметила кошка. — Попробуй приложить к двери руку».

Натка повиновалась.

Ничего не произошло.

«Дай подумать», — Мурка вернула себе видимость и, едва не касаясь носом, внимательно исследовала дверь, ручку на ней и даже косяки с крыльцом.

Потом удовлетворённо хмыкнула.

«Возьмись за ручку. Крепко. И поверни её».

«Вверх? Или вниз?»

«Куда получится».

Наташа с сомнением посмотрела на тающий силуэт ум’мирри, но тут со стороны соседей раздались голоса, и девушка торопливо схватилась за ручку.

— Ай! — неожиданный укол заставил подпрыгнуть, но боль прошла мгновенно.

А вслед за этим дверь распахнулась.

Не раздумывая, Натка бросилась внутрь, почувствовав, как по ноге чиркнула боком ум’мирри.

— Что это было?

«Замок на крови», — ответила кошка.

— Это я поняла. Но не поняла, почему он меня пропустил, ведь моей крови у Ловерида не было, чтобы настроить магию, — Наташа говорила и осматривалась.

«Я вас обоих кусала, забыла? — напомнила кошка. — То есть, смешала вашу кровь, временно сделав родственниками. Магия замка признала в тебе хозяйку, так что всё просто. И понятно, почему лорд отправил тебя сюда. Он знал, что дом тебя признает!

— А мы с ним теперь навсегда родственники? По-настоящему?

«Нет, не по-настоящему. Да и действие скоро пройдёт. Устраивайся, а мне надо возвращаться, — кошка словно к чему-то прислушивалась. — Кажется в королевском замке большой переполох. К сожалению, из-за расстояния мыслеречь почти невозможна, но я навещу тебя, как только смогу».

И Натка не успела опомниться, как осталась одна.

Вздохнув — жалко, но ничего не поделаешь, надо набраться терпения, Ловерид обещал, что не оставит! — Наташа отправилась инспектировать новое место жительства.

Дом состоял из двух жилых комнат, кухни и небольшого чулана. Дверь с улицы открывалась сразу на кухню, что не совсем удобно. Зато в доме оказался водопровод и слив, и это не могло не порадовать. Вот удобств она, как ни искала, в доме не нашла. Но попозже, когда беглянка решилась выйти наружу, искомое помещение обнаружилось позади дома, почти у самого забора.

Видимо, в этой стране так заведено.

Что ж, в принципе, жить можно.

Мешочек с деньгами, который она извлекла из тайника, придал уверенности. Как и найденные там же бумаги на дом, и тамга в виде запятой, похожая на чёрную половинку «Инь-Янь». Боясь потерять ценную вещь, Натка продела в отверстие тамги шнурок и надела на шею, словно кулон.

Как оказалось, правильно сделала, потому что появление девушки не прошло незамеченным.

Возможно, виной этому не её неосторожность или бдительность соседей, а та же магия, которая сообщила даяну околотка о гостье. Во всяком случае, едва Наташа успела немного обустроиться, как у калитки появился пожилой мужчина и громким голосом обозначил своё присутствие.

— Назови себя и предъяви разрешение от хозяина дома!

Пришлось идти, но боялась она зря — увидев тамгу, мужчина заметно расслабился, и на бумаги даже не взглянул.

— Сестра, значит? — переспросил он, выслушав сбивчивые объяснения Наташи. — Это хорошо, что дом теперь под присмотром. Порядок должен быть, а что это за порядок, если никто не живёт? Околоток у нас тихий, люди все приличные, семейные, бездарей нет ни одного, все одарённые. Только, конечно, звёзд с неба не хватают. Но в целом народ достойный. Правила тут простые — живи сам и не мешай другим. По ночам бродить по улицам не принято. Незамужним женщинам, — цепкий взгляд даяна прошёлся по запястью левой руки девушки, — водить к себе в дом мужчин не принято — быстро калитку и забор куриным помётом измажут, да силой припечатают — ввек не отчистишь. Базар, где товаров вдосталь, только плати, всего через две улицы от нашего околотка. Торгуют девять дней до обеда, десятый — выходной. Через три дома лавка — если чего забыл или не успел купить на базаре, то после обеда и до захода Светила можно приобрести в ней. Но дороже, понятное дело. Так что бока не залёживай! Вставай с рассветом, двор вон зарос, надо бы привести в порядок. Брат-то, когда говоришь, прибудет?

Едва не сбитая с ног потоком информации, Натка не сразу сообразила, что ответить.

— Лове… Лови? Как сможет, он на королевской службе. В Делларии, — сообщила она ту правду, которую было не страшно озвучить.

Нет, а что? Адриан наследник королевского престола? Наследник. Он нанял Ловерида? Нанял.

Почти не обманула…

— Вона как, — уважительно кивнул даян. — Хорошо. Как появится, пусть заглянет ко мне. А тебе бы жиличку взять — старушку одинокую или вдову бездетную. Негоже незамужней девице одной жить! Подумай, и как решишь — мне скажи, я подберу опрятную и порядочную.

Следом за даяном потянулись соседи. Конечно, только женская их половина — все уже знали, что в доме поселилась незамужняя девушка.

К вечеру Натка от визитов настолько устала, что едва добрела до постели.

Но польза тоже была — женщины рассказали ей, у кого лучше покупать молоко, у кого — мясо. Кто хорошо шьёт, а кто за небольшую плату выкосит ей двор. А заодно она узнала, что квадратные монеты с дыркой посередине, которые Ловерид ей велел тратить на еду и всё необходимое для жизни, называются тэмге. И обычный для Коренье — это городок, в котором она теперь будет жить — заработок за три декады составляет десять- двенадцать тэмге. То есть с году она не умрёт — в мешочке лежало сто таких монет.

Мурка появилась на следующий день. К сожалению, всего на несколько минут — сообщила, что принц рвёт и мечет, что Ловерид под присмотром, поэтому она сможет вырваться не скоро и только ночью.

Если бы не домашние заботы, Наташа наверняка изводила себя переживаниями, надумывая всякие страсти и беды. Но повседневные дела отвлекали от тяжёлых дум и пустых мечтаний, и дни летели один за другим.

Наташа уже без опаски ходила на базар — всегда в сопровождении кого-то из соседок, так как было не принято, чтобы девушка передвигалась по улицам в одиночку. Готовила себе, возилась во дворе и в доме. И училась пользоваться свалившейся на голову магией.

Кастовать теперь приходилось осторожно, потому что выросший резерв усиливал заклинания, и Наташа опасалась что-нибудь поджечь, сломать или стереть в порошок.

С последнего визита ум’мирри прошла целая декада, и Натка начала всерьёз беспокоиться. Конечно, девушка не рассчитывала, что Адриан быстро смирится с пропажей Агерита, но и сидеть тут целый месяц, ожидая у моря погоды, ей совершенно не хотелось.

Где Мура? Что у них происходит? — чаще и чаще мелькало в голове иномирянки.

Каждый вечер после захода солнца городок словно вымирал — утомлённые за день жители Коренье расходились по спальням. Но к Наташе, как бы она ни устала за день, сон приходил далеко не сразу.

Поселившаяся внутри тоска днём пряталась, наверстывая упущенное ночью. Истекая болью, девушка прокручивала в голове воспоминания о встрече с Адрианом. И то, как он себя с ней вёл, что говорил, как смотрел. Сердечко заходилось в рыданиях.

Как после всего, что с ней было, она сможет доверять мужчинам? Вадим её использовал, Адриан использовал. Даже Ловерид использовал. И никто не думал о ней иначе, чем об объекте, который нужен пока полезен.

Но Ловерид исправился. Вернее, пытается исправить то зло, что причинил ей. Вон, спас от принца, подготовил побег, помог его осуществить, надёжно спрятал. И обещал переправить на Землю!

Только время идёт, а его нет. Мурка тоже не приходит, а докричаться мыслеречью не получается, она не раз пыталась!

Прокрутившись полночи, Наташа с трудом засыпала, словно проваливалась в омут с головой.

Утром одиннадцатого дня — Натка только встала — соседка, тана Кивита, покричала у забора, выходи, мол, на базар пора!

Никуда идти не хотелось. Хотелось лечь, накрыться с головой и всласть погоревать, оплакивая свою, такую несуразную и невезучую жизнь. Но не пойти тоже нельзя — зачем привлекать внимание? Она и так многим отличается.

Вздохнув, иномирянка оделась, повязала на голову платок, подхватила корзинку и вышла за калитку.

Из каждого двора выходили женщины, вливаясь в пёструю стайку товарок. Обмениваясь на ходу шутками, делясь новостями или что-то обсуждая, женский коллектив околотка бодро приблизился к базарной площади.

Мясной ряд, молочный, там овощи, в другой стороне пряжа и шерсть, а в дальнем углу продают съестное — пироги, блины, жаркое — для тех хозяек, кто не хочет тратить время на готовку и имеет лишние талики. Один талик за пирог, три за горшочек жаркого. Двадцать таликов равны одному тэмге.

Просчитывая в уме предстоящие траты, Наташа прикинула, что ей нужно взять молока, немного яиц и овощей. Мясо ещё оставалось, масло тоже. Ужасно хотелось сладкого, но стоили местные конфеты так дорого, что она никак не могла решиться купить одну штучку. Ведь неизвестно, на какое время она тут застряла, а деньги имеют тенденцию заканчиваться! Заработать не получится, Ната выяснила это в первый же день: незамужняя девушка занимается только домашней работой и исключительно в своём доме. А вот замужняя или вдова может пойти в прислуги или присматривать за чужими детьми. Ещё допускалась помощь более состоятельным соседям, разумеется, за деньги или еду, но никакого своего дела женщине тут не открыть. Так что разумная экономия не помешает, тем более что без сладкого жить можно.

Рассеянно отвечая на приветствия и оклики торговок, Наташа пробиралась в ряд, где продавали птицу и яйца. И замерла — взгляд выхватил мужскую фигуру. Вон ещё один. И ещё.

С трудом удержалась от желания протереть глаза — мужчины на базар в принципе не ходили. Если жена набирала много продуктов, то муж поджидал её на выходе, но никогда не заходил в сами ряды.

А тут — трое мужиков среди женского моря!

Ой, неспроста…

— Смотрите, смотрите, — раздалось со всех сторон. — Маги! Ищут кого-то!

У Натки внутри всё обмерло — бежать!

Но догадалась, что этим только привлечёт к себе внимание, поэтому девушка тихо выдохнула и постаралась изобразить хозяйственную озабоченность.

Как же хорошо, что на второй день пребывания в Наартейс ей пришло в голову поддаться порыву и купить для походов на базар местную одежду! Теперь она ничем не отличалась от местных жительниц! По крайней мере, издали никто за чужеземку не признает. Разве что определят по её магии…

Сердце вторично замерло и ухнуло в левую пятку, трясясь, словно перепуганный зайчик.

Если ищут её, то это Адриан!

Больше некому…

Кого искать в маленьком городке, если не беглянку?

Наташа торопливо перешла на магическое зрение и проверила, как там кокон, ставить который её научила ум’мирри. Это умение ей весьма пригодилось, ведь девушке приходится скрывать не только размер резерва, но и часть дара. У местных магия разных оттенков зелёного. Иногда встречались жёлтые цвета и голубые тона. А у неё, — девушка горестно вздохнула — вся радуга! Каждый день, прежде чем выйти из дома, приходится тщательно укрывать «лишние» краски, оставляя видимыми только привычные для Коренье зелёно-голубые.

Уфф, всё скрыто!

Но лучше судьбу не испытывать и поскорее покинуть базар!

— Брать-то будешь?

— Что? — Наташа вернулась в материальный мир и обнаружила, что стоит перед лотком с пирогами.

Как она тут оказалась, если направлялась в молочный ряд?

— Брать, говорю, будешь? Стоит, пялится, молчит. Не нравится — проходи мимо! А то встала, товар заслоняет! — возмущалась торговка.

На них начали оборачиваться, и чтобы не привлекать внимания, а также угомонить базарную тётку, Наташа ткнула пальцем в первый попавшийся пирог. — Вот этот заверните.

— Любишь потрошки? — сменила гнев на милость торговка. — Пальцы оближешь, вот как вкусно тана Олляна печёт! Бери ещё с яблоком, не пожалеешь! Завтра за добавкой придёшь, нигде больше таких не попробуешь!

Чтобы отвязаться, Наташа взяла и второй, а потом поспешила отойти, смешиваясь с толпой хозяек.

Между тем, мужчины разошлись в стороны и медленно двигались от одного конца площади к другому.

«Прочёсывают!» — ужаснулась Натка.

Надо уходить. А как, если одинокая девушка тут, словно тополь на пустыре? Сразу заметят.

На Наташино счастье она столкнулась с одной из соседок — таной Ульной. Женщина тащила нагруженную корзинку, рядом её старшая дочь держала вторую, тоже наполненную доверху.

— Что же ты ничего не взяла? — соседка нырнула глазами в Наткину корзину. — А мы уже домой.

— Я с вами! — обрадовалась Наталья. — Мне и не надо ничего, вчера всё купила. Вот, пирогов захотелось, их и взяла.

— Транжира! — покачала головой Ульна. — Самой же дешевле напечь!

— Я одна, мне и двух за глаза. А ставить тесто для одного едока слишком расточительно.

— Да, верно. Ладно, дома мужики голодные, пошли скорее! — и соседка, выставив вперёд ношу, словно таран, ледоколом пошла по женскому морю.

Наташа с дочерью Ульны бросились следом.

В какой-то момент один из мужчин попал в поле зрения соседки. И к ужасу Натальи, она тут же сменила траекторию, направившись прямо к магу. Натке ничего не оставалось, как, умирая от ужаса, следовать за ней.

— Негоже мужчинам на утренний базар заходить, — возмущённо высказала магу Ульна. — Не годится так!

— Скоро уйдём, хозяюшка, — добродушно ответил тот, скользнув взглядом по Наталье и Ульниной дочери. — Ищем одного… одну женщину. Недавно появилась. Одинокая, молодая, не местная. Волосы рыжие. Не знаете такую?

И сердце Наташи сначала подскочило к самому горлу, а потом снова ухнуло вниз.

Соседка опустила тяжелую корзину на землю, концом платка промокнула влажный лоб.

— Уф, девки, передохнём немного, — и перевела взгляд на мага. — Так в Коренье через одну рыжие. Вон, на моих дочек глянь — обе Светилом поцелованные.

Мужчина снова мазнул глазами по девушкам и равнодушно отвернулся.

— Говорю же — чужая она. Одета иначе. И одна.

— Девка — и одна? Нет, такого сраму не видала. Ладно, Единый вам в помощь. Девы, корзины в руки и за мной. Отец с братьями, поди, ложки уже от голода грызут, а вы еле шевелитесь.

И поплыла впереди.

Догоняя соседку, Наташа осторожно покосилась на мужчину, но тот потерял к ним интерес сразу же, как Ульна назвала обеих девушек дочерьми. И в данный момент медленно удалялся по направлению к противоположному краю площади.

Наташа по примеру Ульны вытерла мокрый лоб краем платка.

— Спугалась? — Ульна притормозила и взяла беглянку за руку. — По твою душу-то маги.

— Я… Нет, с чего вы…

— По твою, не спорь. И не трясись, не выдам. Девка ты хорошая, правильная, а эти, — небрежный кивок в сторону, — не по-людски живут. Не любят у нас магов Делларии.

— У мамы дар такой — видит сущность людей, — пояснила дочка. — И немного видит будущее. Про тебя сразу сказала — хорошая девушка. Поэтому тебя и в общину женщины сразу приняли.

— Спасибо…

— Так, девы, нам ещё столько дел надо переделать, пока эти, — снова кивок в сторону площади, — не закончат тут, никого не найдут и не двинут по околоткам. Ты — Наташе — пока к нам перейдёшь. Дом свой закроешь, словно и нет там никого, а сама день-два у нас пересидишь.

— Да я…

— Не спорь! Так надо, иначе поймают тебя. А соседи промолчат.

— Даян.

— Даян — кум мой. Скажет, чего велю. Не бойся, никто тебя пришлым магам не выдаст. А там, даст Единый, твой нареченный за тобой явится.

— Мой кто? — опешила Наталья.

— Наречёный, — женщина на мгновение приостановилась, всмотрелась в потрясённое лицо Наташи и рассмеялась. — А ты не знала, что ли? У каждого есть вторая половинка. У любого мужчины и любой женщины. И у тебя есть.

— Кто?

— Лица не опишу, примет не скажу. И даже описать не смогу, — виновато произнесла Ульна. — Вижу только, что есть у тебя наречённый, и что он за тобой скоро придёт. Так что пока пришлые не уберутся, поживёшь у нас. Вон, в одной комнате с Гаритой. Ходу девы, ходу!

Потрясённая, Наташа шагала следом, пытаясь понять, что только что узнала.

Маги ищут её, это понятно.

Почему тут? Как узнали, куда она переместилась?

Неужели Ловерид раскололся? Да нет, тогда бы её не на базаре искали, а прямо в дом заявились. Видимо, всё-таки поймали след от портала.

Господи, хоть бы с Ловеридом и Муркой всё хорошо было! То-то ум’мирри столько времени не появляется!

Соседки прикроют — это просто подарок судьбы. Добрые люди, даже не ожидала, что за неё кто-то заступится и захочет помочь.

Но вот последнее пугало — наречённый!

Кто это? По всему выходит — Адриан, ведь у неё до сих пор душа разрывается, стоит о нём вспомнить. Но именно он и ищет беглянку! И вовсе не для того, чтобы сделать её счастливой…

Но ещё есть Ловерид.

Лёня — её наречённый? Да ну, бред!

Даже думать о таком смешно. Нет, внешне он ничего так, и когда перестал изображать из себя непонятно кого, то оказался вполне нормальным и даже почти порядочным мужчиной, но наречённый?

За всё время он ни разу ничем не выдал, что Наташа ему симпатична. Да и она тоже как мужчину никогда его не рассматривала.

Наталья фыркнула и подумала, что Ульна ошибается. Нет у неё половинки, тем более, в этом мире.

Если повезёт, то первым в Коренье прибудет именно Ловерид. И отправит её на землю, домой. А если не повезёт, и первым тут окажется Адриан…

Девушка прикусила губу и тряхнула головой — нет, не будет этого! Не может же она оказаться настолько невезучей?

И остановилась, будто налетела на стену — в проулке, возле калитки в её временное убежище маячила мужская фигура…

Или — может?

Глава 20

Поднявшийся в замке переполох, конечно же, не прошёл мимо внимания его величества. Но ничего предпринять монарх не успел, так как в руки ему влетел вестник от сына.

«Пожалуйста, не покидайте покои, скоро я зайду и всё объясню. Ничего серьёзного, просто пропала одна из дебютанток. Сам справлюсь».

Величество хмыкнул — а сын-то взрослеет на глазах! Видимо, этот Агерит намного удачнее, чем предыдущий. Всего ничего прошло, а принц уже за ум взялся, делами королевства интересуется, беспокоится о подданных, отца от хлопот оберегает. Леллин пожелал сделать девочку? Да на здоровье, раз она настолько благотворно на него действует!

И король решил, что лично переговорит с главой рода де Лувуа и убедит нового родственника не протестовать против леллин. В конце концов, магически сильные внуки ему нужны не меньше, чем королевству!

Отец ожидал, что сын быстро обнаружит пропажу — ну куда эта вертихвостка, дебютантка то есть, могла деваться? Наверняка она обнаружится в спальне одного из холостяков! Ох уж эта молодёжь!!!

Но время шло, шум не утихал, и принц не появлялся.

Наконец, когда величество совсем было решил выйти и поинтересоваться, почему так долго? — появился Адриан.

Нельзя сказать, чтобы с хорошими новостями.

Если бы не бледный вид принца, не его сбивчивая речь и не значительно «усохший» резерв наследника, отец подумал бы, что это глупый розыгрыш.

По молодости лет за Адрианом водился такой грешок — любил пошутить. И не всегда видел границы, за которыми шутки из весёлых превращались в издевательские или небезопасные.

Но тут, похоже, всё на самом деле серьёзно.

С трудом сдерживаясь, король выслушал рассказ, и когда поток слов у наследника иссяк, поинтересовался:

— Как же так, сын? Не дебютантка пропала, а Стабилизатор твоей Триады! Почему не сказал прямо, зачем было плести сказки?

— Думал, что быстро верну, и ты не узнаешь о происшествии. Не хотел зря беспокоить, — повинился Адриан. — Потом, я не солгал, просто озвучил не всю правду. НатаЛи не только мой Агерит, она ещё и дебютантка.

— Хорошо, допустим, ты решил меня поберечь. Похвально, хотя в этом случае не совсем уместно. Но я не понимаю — как она могла исчезнуть, и ты не знаешь — куда?

— Сам не понимаю, — развёл руками принц. — Часть замка уже осмотрели — пока безрезультатно.

— Странно — зачем искать глазами, если ты можешь просто проследить по вашей связи?

— Я её не чувствую. Нашу связь…

— Единый, — король всерьёз встревожился. — Но это невозможно! Ты говорил, что магия приняла девушку, что она испытывает чувства, что обряд необратим! Вам с леди Леоной нельзя без Агерита!

— Да знаю я! И делал всё, чтобы девушка ко мне привязалась, даже объявил её своей леллин, ты сам это слышал. Но, как оказалось, чувства Агерита не успели глубоко укорениться, — с досадой ответил Адриан. — На честное намерение сделать её второй женой она почему-то отреагировала так, словно ей предложили нечто оскорбительное! Но с этим я обязательно разобрался бы! День-другой, и НатаЛи понравилось бы быть моей леллин. К сожалению, кто-то успел её научить, как можно избавиться от нашей связи. И эта… дрянь немедленно воспользовалась полученными знаниями!

— Что говорит её родственник? Ты допросил его?

— Да, я первым делом отправился к нему. Лорд в шоке и не сразу понял, о чём идёт речь. Собственно, мне пришлось лично вытаскивать его из постели, потому что тер Консо мирно спал. Будь родственник НатаЛи замешан в побеге, он не мог бы оставаться таким спокойным. Непременно чем-нибудь бы себя выдал. И девчонка в его покои даже не входила — я не обнаружил ни малейших эманаций. Только те, что излучают сам маг и его умири. Но на всякий случай продержал лорда при себе несколько часов, пока окончательно не убедился, что он ни при чём.

Принц помолчал и добавил.

— Чтобы тер Консо не путался под ногами и не отвлекал внимание, я ему приказал отправляться в Торусту и смирно сидеть там до дальнейших распоряжений.

— У него умири, я помню, — кивнул король. — А не сбежит?

— Кто бы его одного отпустил? Приставил к нему охрану — двух магов из службы безопасности. Тер Консо даже подумать о побеге не успеет, как будет обезврежен. И я подстраховался, как чувствовал, что не будет лишним — заключил с ним магический контракт.

— На тему?

— Пока умири находится при лорде, хозяин кошки состоит у меня на службе и не может самовольно уйти в отставку. Только если я сам его отпущу, а я не отпущу! Кошки живут сотню лет, так что тер Консо теперь пожизненно мой.

— Умно. Ладно, с лордом и умири всё понятно. А что ты решил с девушкой?

— Завершу, что начал, то есть обыщу весь замок. Сдаётся мне, не могла НатаЛи никуда уйти. Скорее всего, спряталась где-то тут. Если бы она не сумела освободиться от привязки, я бы её давно уже нашёл. В любом случае, ей некуда деваться — день, может быть, два, и беглянка окажется у меня в руках. Но мне нужен полный допуск и неограниченные полномочия.

Король прикрыл глаза, чуть откинувшись на спинку кресла, и побарабанил пальцами левой руки по подлокотнику.

— Хорошо, — после непродолжительного раздумья произнёс его величество, — я даю тебе карт-бланш, заодно понаблюдаю, как ты справишься со сложной ситуацией. Надеюсь, ты знаешь, что делаешь, и к проблеме утерянного Агерита не добавишь новых. В конце концов, ты — будущий король, пора учиться не только ответственности, но и умению разруливать последствия необдуманных решений.

Молодой маг стиснул кулаки и вскинул голову.

— Отец, разве я давал тебе повод сомневаться?

— Нет, но ты взбешён, а ярость туманит мозг и побуждает к необдуманным поступкам. Может быть, будет лучше передать полномочия, допустим, королевскому коронеру? Он сильнейший маг, и я уверен, в самое кратчайшее время и без большого шума достанет нахалку из-под земли или куда она там спряталась.

— Тебе не о чем переживать — я в состоянии держать себя в руках, — ответил Адриан. — Она обманула меня. Оскорбила. И украла половину моего резерва. Пусть о последнем ещё никто, кроме меня, тебя и целителя не знает, но зато уже все в курсе, что исчез мой Агерит. Я должен сам её найти, понимаешь? Иначе о каком уважении ко мне со стороны подданных может идти речь? — молодой маг криво усмехнулся. — Кто пойдёт за принцем, который даже слабую девушку не удержал? Которого можно обмануть, и он не станет за это наказывать? Обещаю обойтись малой кровью и проследить, чтобы невинные не пострадали. Но заранее предупреждаю, что не пощажу никого из тех, кто помог НатаЛи сбежать.

— Хорошо, ты найдёшь девчонку и собственноручно выпорешь или что там ты задумал для её наказания? А что дальше? Женишься, как собирался? Напоминаю, без Агерита вам не обойтись, мы и так откладывали вашу свадьбу несколько лет!

— Она пройдёт со мной ритуал Слияния, — жёстко ответил наследник. — Больше доверять ей я не смогу, поэтому никакой леллин не будет.

— Я рад, что ты внял голосу разума, — с плохо сдерживаемой радостью отреагировал король и, шагнув навстречу Адриану, одобряюще похлопал его по плечу.

Следом его величество сделал витиеватый пасс, и из ниоткуда в ладонь ему упала красно-золотая тамга.

— Надень на шею, — отец протянул сыну Знак Неограниченной Власти. — Я заберу королеву, несколько наиболее ценных придворных и глав родов. Мы переселимся в Малый дворец, замок и все, кто в нём находятся — в твоём полном распоряжении. Покажи, на что ты способен. Продемонстрируй всем, насколько ты умный, сильный и безжалостный противник.

— Спасибо, отец!

— На поиски беглянки даю тебе декаду. Если не справишься, не обессудь, поисками предателей и самого Агерита займётся коронер. Он мне похвалился, что раздобыл целых восемь кристаллов, под завязку наполненных чистейшим фиолетом. Свадьбу откладывать больше нельзя, без Агерита ваш первенец не станет сильным магом, значит, мне придётся экспроприировать весь фиолет в пользу моего рода. Уверен — стоит только намекнуть о таком, как коронер отыщет девчонку даже в другом мире, лишь бы не лишиться драгоценных кристаллов.

— Как бы воровка попала в этот другой мир? НатаЛи здесь, в Делларии. Даже больше скажу — в этом самом замке. Отец, не надо коронера, я и сам отлично справлюсь! — Адриан стиснул кулак и усмехнулся. — И ведь едва в неё не влюбился, но она вовремя растоптала всё доброе, что я к ней испытывал! Больше не поведусь на невинные глазки и розовые губки.

— Женщина, что ты хочешь, — развёл руками король. — От них все мужские беды, но, к сожалению, совсем без них мы не можем обойтись. Поэтому приходится лавировать, воспитывать и держать своё сердце на замке.

После разговора с королём Адриан с утроенной энергией взялся за обыск замка.

Знак огнём полыхал на груди, лучше всяких слов объясняя придворным и прислуге, что король фактически передал наследнику полную власть. Пусть не над всем государством, а только над замком и его обитателями, пусть на время, а не навсегда. Но самоубийц, кто рискнул бы оспорить право принца всем распоряжаться, не нашлось.

В три дня королевский замок тщательно обыскали, всю прислугу опросили и подвергли магической проверке.

Выявили двух нелегалов — кухонную работницу и чернорабочего, нашли кем-то припрятанный узелок с украшениями, поймали на воровстве постельного белья кастеляна мужской прислуги и обнаружили некоторое количество утерянных ранее вещей. К сожалению, НатаЛи в списке находок не значилась. И удивительное дело — они не только не нашли ценную пропажу, но не смогли выявить никого, кто бы помогал ей в побеге.

Адриан не знал, что и думать — даже опытному магу крайне сложно исчезнуть, не оставив зацепок, а уж неопытной девчонке такое умение и во сне не приснится!

Но всё встало на свои места, как только в одном из дальних залов он наткнулся на слабый след исходящего портала. Почти исчезнувший след, лорд увидел его лишь потому, что подспудно понимал — Агерит могла покинуть замок только при помощи магии. И искал малейшие эманации, а когда нашёл, то понял, что дело запуталось ещё больше.

Выходит, НатаЛи ушла порталом?! Но как? Он же забрал у девушки кристалл, а сама она открывать порталы не умеет… Значит, кто-то ей помог? Но кто, если они здесь всё перетрясли и чуть не вывернули наизнанку? Ментальное сканирование прислуги показало, что ни один из слуг к побегу Агерита не причастен.

Тем не менее, этот след — единственное разумное объяснение, почему беглянка до сих пор не была найдена. И вывод из этого следует только один — НатаЛи дал портал кто-то из высших. Только их он не подвергал магическому сканированию…

Неужели вмешалась Леона?

Ей известие о леллин сильно не понравилось, но могла ли леди настолько потерять берега, чтобы предложить побег Стабилизатору? Ведь Агерит нужен им обоим!

Сделав в уме зарубку — разобраться с этим вопросом попозже, когда вернёт и накажет НатаЛи — едва не рыча от нетерпения и злости, наследник зацепил своей магией за тающий на глазах след и перенёсся к его конечной точке.

Ему повезло, потому что эманации перехода окончательно прекратили своё существование буквально через несколько мгновений. Загляни он в этот зал на минуту позже или не обрати внимания на лёгкий след от перехода — уже никогда бы не узнал, каким образом строптивый Агерит покинула замок. Терял бы время, продолжая искать сбежавшую девушку, и даже не догадался бы, что воровка воспользовалась чьим-то накопителем.

Вынырнув из портала, мужчина посторонился, давая дорогу помощникам. И тихо рассмеялся, обнаружив, куда привёл его след — действительно, куда ещё могла сбежать глупая девчонка, как не в свой лес? Если бы он догадался, что нахалка где-то раздобыла ещё один портальный накопитель, то не стал бы тратить время на обыск замка, а сразу отправился бы к Домику Ведьмы.

Ладно, пусть не сразу, но он нашёл пропажу. Отсюда девушке некуда деваться, а выманить её из Дома ничего не стоит.

Выдохнув, принц махнул помощникам, приказывая им оставаться на месте, а сам вплотную подошёл к жилищу Ведьмы и громко позвал.

— НатаЛи, я знаю, что ты здесь. Выгляни, я хочу убедиться, что с тобой всё в порядке!

Никакой реакции.

— НатаЛи, я не сержусь. Покажись, я переживаю! — повторил принц, надеясь, что его голос звучит достаточно дружелюбно. — Нам надо поговорить! Обещаю, я останусь на месте. Просто выгляни из двери!

Дверь Дома чуть скрипнула, приоткрываясь, и принц замер, готовясь метнуть в девушку оглушающее заклинание…

Мгновение.

Другое.

Громко хлопнув о косяк, створка захлопнулась, так и не явив взору наследника того, кто за ней стоял.

Мысленно выругавшись, принц отступил назад, чтобы его было видно из окна, и принялся уговаривать строптивицу.

Битых два часа, пока почти не охрип, его высочество пел соловьём, но НатаЛи не то что на порог не вышла, она даже в окно не выглянула. Да что там — не выглянула? Наглая девица за всё это время голоса не подала!

Еле удерживая рвущееся раздражение, принц продолжал натянуто улыбаться. К сожалению, магия Ведьм не позволяла никому проникнуть в Дом без приглашения хозяйки. А ещё Домик Ведьмы, словно губка, впитывал и поглощал любое заклинание.

То есть силой пробиться тоже не выйдет. И пока Агерит отсиживается за стенами Дома, ему до неё не добраться. Собственно, единственный способ вернуть девчонку заключается в следующем: в тот момент, когда она наконец высунет голову за дверь, мгновенно оглушить её парой убойных заклинаний. В идеале, сначала приложить обездвиживанием, а сверху подстраховать блокирующим магию куполом.

Но НатаЛи словно бы и об этом знала, потому что упорно не отвечала на призывы мужчины и оставалась внутри жилища.

Принцу деваться было некуда, поэтому, чуть передохнув, он продолжил свою серенаду.

Ужасно хотелось стиснуть шею НатаЛи и хорошенько потрясти. А ещё как следует припугнуть мерзавку, укравшую его силу, чтоб сама выскочила. Но, кто знает, как она с перепугу отреагирует? Ещё подпалит, отмахнувшись зорбом! Лучше не рисковать.

И он уговаривал.

Упрашивал.

Обещал ей золотые и платиновые горы.

Клялся, что подарит нахалке личный замок.

Сулил любые драгоценности.

Намекал, что готов дать ей всё, что она ни попросит.

Говорил, что не станет её ругать и наказывать за побег.

В конце концов, даже пообещал сделать Агерит первой и единственной.

Мерзавка молчала.

Окончательно выйдя из себя, принц попросту сбежал подальше в лес и дал выход накопившемуся раздражению, швыряя силу направо и налево.

В результате, изрядно перепугав местное население, прорубил довольно широкую — две повозки запросто разъедутся — просеку до ближайшей деревни. И едва снова не вычерпал себя до донышка.

Опознав в чумазом, обессилено ругающемся незнакомце наследника престола, крестьяне сообразили с бережением погрузить тело его высочества в самую чистую повозку и спешно переправить драгоценный груз в замок лорда.

Дядя, он же акши округа Торусты лорд тер Висент ещё не успел отойти от шока после явления Ловерида. Когда племянник заявился в замок в сопровождении двух королевских магов Второго класса. И с шипящей умири на руках.

Поэтому новое потрясение — доставленный крестьянами к замку измученный наследник престола — едва лорда не доконало.

Принц немедленно был размещён в лучших покоях замка, и все его обитатели во главе с самим акши с ног сбились, стараясь ему угодить.

Через несколько часов наследник полностью восстановился и отправился за новыми неприятностями, утащив с собой взъерошенного племянника.

Округ замер, гадая, — что могло понадобиться наследнику в Торусте?

— Вы обратили внимание, как его высочество ценит нашего Ловерида? — делились друг с другом леди местного масштаба.

— Да, да! Похоже, принц весьма его ценит!

— А я давно заметила, что лорд тер Консо очень приятный молодой человек! Вы же знаете, что он без ума от моей Каллеи?

— Что? Лорд Ловерид? Не смешите нас, милочка! Кому может понравиться ваша прыщавая дочь? Лорд интересовался как раз моей Аетаной!

— Когда это??

— На балу в честь Середины Года! Помните, они танцевали контр-де-паде?

— Лорд Ловерид много с кем танцевал… Не с одной вашей Аэтаной!

— Да, но только когда он после танца проводил девушку к её родителям, то задержал её руку на две секунды дольше, чем нужно!

И говорившая обвела присутствующих торжествующим взглядом.

— А моей Роз лорд сделал комплимент!

— Вы забываетесь! Где лорд и где ваша Роз? Вот нашей Веоре он улыбнулся целых два раза, а потом держал её руку на целых три секунды дольше, чем положено!

И леди впились друг в друга взглядами, готовые отстаивать счастье дочерей любыми методами.

Сам обсуждаемый объект даже не догадывался, какой переполох в местном обществе вызвало его появление.

И насколько всех потрясла новость, что Ловерид не только состоит на службе у наследника, но и почти является его другом. Собственно, если бы молодой маг услышал, какие планы насчёт его руки, сердца и прочих благ строят местные леди, он ни за что не рискнул бы вернуться в дядин замок.

Но в то самое время, пока местное общество выясняло, у кого из семей Округа больше шансов назвать перспективного мага своим зятем, сам он был занят тем, что помогал принцу уговаривать НатаЛи.

Вернее, развлекать Хранителя Домика, ведь Ловерид точно знал, что девушка давно покинула жилище Ведьмы, и вопли принца слушает только Паук.

Наконец, его высочество перепробовал все варианты, и поскольку ни на один призыв девушка не отозвалась, догадался, что её в Доме просто нет.

— Неужели она отсюда ушла? — растерялся Адриан. — Но куда?

— Не могу знать, — развёл руками лорд Ловерид. — Я всё время находился в замке, сюда даже не заглядывал.

— Как же жаль, что твоя умири ещё не вошла в возраст! Мне бы немного дополнительной силы, — начал говорить Адриан и замер, словно вспомнил нечто важное. — Оставайся на месте, я сейчас!

И настолько поспешно исчез в портале, что дядин племянник только головой покачал.

Ну и куда высочество рванул? Ведь знает, что недавно едва не выгорел, разве можно так безответственно расходовать магию? Агерита поблизости нет, приходится рассчитывать только на свои силы, а их у принца после пересадки привязки осталась ровно половина!

Додумать он не успел, потому что воздух снова замерцал, и из перехода вывалился несколько помятый наследник, размахивая крепко зажатым в руке знакомым накопителем.

Ловерид прищурился — точно, это один из его кристаллов. Видимо тот, который Наталья заряжала последним. Так вот в чьи руки он попал!

Столько фиолета…

И что теперь будет?

Между тем принц задействовал запасную магию и погрузился в своеобразный транс, сканируя пространство вокруг Дома Ведьмы.

Ловериду ничего не оставалось, как ждать, пока Адриан медленно, шаг за шагом, обходил Дом, пытаясь отыскать хоть какие-нибудь следы пропажи.

Сила каждого одарённого имеет свой оттенок, свою энергетику, и маг более высокого класса может отличить эманации другого мага от эманаций естественного фона или следов пребывания в этом месте третьих лиц.

Именно так его высочество обнаружил в королевском замке остаточный след исходящего портала.

Раз НатаЛи точно переносилась сюда, но в данный момент её здесь нет, логично предположить, что девушка успела покинуть это место. Способов для этого всего два — перейти порталом или уйти своим ходом. Если девушка шла ногами, он найдёт этому подтверждение. А если воспользовалась магией — вдруг у неё оказался многоразовый портальный накопитель? — тем более. Только нужно быть внимательнее!

И спустя два часа, когда казалось бы, он всё проверил и ничего не нашёл, принцу ещё раз повезло.

Тщательно изучив стены Дома, наследник едва носом не пропахал и пространство вокруг него, захватив круг не меньше десяти метров в диаметре.

С огорчением убедился — своим ходом беглянка покинуть Дом никак не могла.

Но тогда где НатаЛи?

Взгляд принца невольно зацепился за крышу Дома — неужели улетела? Но левитация — одно из самых сложных и энергозатратных заклинаний, вчерашняя Ведьма никак не смогла бы им воспользоваться. Он и сам в своей лучшей форме левитировал не дальше нескольких метров, что уж говорить о неумехе-Агерите?

Значит, этот вариант отпадает.

Подземный ход?

Взгляд мужчины перенёсся с крыши Дома на землю у его основания, но додумать Адриан не успел.

Что-то царапнуло… Какая-то неправильность.

Нахмурив лоб, маг ещё раз окинул взглядом траву и кустарник, деревянные стены ведьминского жилища — не то, не здесь…

Снова поднял глаза к небу, и некоторое время созерцал бегущие облака.

Спустил взор чуть ниже, на крышу Дома.

Поросшие мхом, плотно подогнанные доски, поверх них тени от ближайшего дерева…

А это что?

Если бы не подпитка от кристалла, если бы в нём была другая магия, не фиолет Агерита, он ни за что не заметил бы тонкую, почти прозрачную нить… Вернее, небольшой обрывок, оставшийся от плетения.

Боясь поверить своей удаче, мужчина сосредоточился, без сожаления расходуя силу фиолета. И через некоторое время разобрался, что к чему.

Он не ошибся, это на самом деле остаток от магического плетения НатаЛи!

Спешно, пока эманации окончательно не рассеялись, Адриан снял с кусочка слепок и осторожно выдохнул — получилось! Дальше было проще и сложнее одновременно.

Экстренно вызванный порталом архимаг после изучения слепка и крыши Дома Ведьмы — к сожалению, издали, потому что Хранитель упорно делал вид, что визитёры его не касаются — подтвердил выводы принца.

— Несомненно, девушка чинила эту крышу, уж не знаю, что ту разрушило. И упустила из виду хвостик силы, не подобрала его, когда завершала плетение. Его вы, собственно, и заметили.

— А где она сейчас? Здесь? — и робкая надежда, вдруг НатаЛи всё-таки внутри Дома, и ему не придётся её искать дальше?

— Нет, Ваше высочество, я не ощущаю поблизости присутствия ещё одного одарённого. Конечно, Дом блокирует мои заклинания, но могу твёрдо утверждать — из разумных существ здесь только мы. И Хранитель.

— Найдите её! — почти взрычал Адриан. — Определите хотя бы, куда она ушла и каким способом для этого воспользовалась! Я уже ничего не понимаю…

— Портал, — лаконично изрёк архимаг после пятиминутного повторного изучения слепка. — Почти не осталось следов, но это, несомненно, портал. К сожалению, не могу точно назвать место, куда он ведёт. Только направление.

— И куда?

— Сейчас, Ваше высочество, это не так быстро, — архимаг делал пасс за пассом, потом замирал, словно прислушивался. И отправлял следующее заклинание.

Наконец, мужчина устало выдохнул.

— Я выяснил, куда ведёт порт, но радиус вероятного выхода слишком велик. Если бы остаток портала оказался чуть больше! А тут, сами видите — на эманацию плетения случайно налип крошечный фрагмент пространственного перехода.

— Куда он ведёт?

— В Наартейс.

— Ку-уда-а? — Адриан потрясённо вытаращил на архимага глаза. — Это же… Это же на другом конце мира! Как она смогла??

— Полагаю, в Доме хранился портальный кристалл, — пояснил архимаг. — Самостоятельно открыть прямой портал девушка никогда не смогла бы.

— Да, это многое бы объясняло. Но куда в Наартейсе её забросило? Страна большая. Хотя бы название города, если нельзя определить точнее — улицу или дом!

— К сожалению, мне удалось установить только район вероятного выхода, — развёл руками архимаг.

— Большой район? — упавшим голосом поинтересовался Адриан.

— Увы. Нам придётся обследовать весь Южный аяр. В него входят, если я не ошибаюсь, один большой город, Страт — центр аяра, пять городков поменьше, их названия я, к сожалению, не знаю. И десятка три деревень.

— Ньяс! — простонал Адриан. — За что мне всё это?? Пока мы осматриваем один населённый пункт, девчонка может отправиться дальше! А ведь надо будет проверить и нежилые места. Вдруг она остановится в лесу, всё-таки Ведьма, лес ей ближе, чем город…

— Если мы возьмём несколько Триад и усилим десант молодыми магами… Допустим, скажем им, что это один из этапов экзамена на магическую степень, то они этот аяр за декаду руками переберут. Образец силы пропажи, — архимаг показал на слепок, — у нас есть. Так что можете считать, что девушка уже у вас.

— Но я не хотел огласки!

— А зачем посвящать поисковиков в нюансы? Просто задание — по слепку найти в заданном районе одного конкретного одарённого. Что скажете?

И Адриан просветлел лицом, в то время, как Ловерид себя не помнил от страха — придуманный архимагом план не оставлял Наташе почти никакого шанса…

Глава 21

С принцем не поспоришь, поэтому наблюдая, как его высочество организует процесс формирования и переброски поисковой группы, Ловерид мог только зубами скрипеть, да тискать висящую в воздухе ум’мирри. К сожалению, мечта, что лорд Адриан отправит племянника дяди восвояси, коль ни от него самого, ни от котёнка нет никакого толка, не оправдалась. А он так надеялся, что сможет улучить момент и перенестись в Наартейс!

Словно чувствуя, что без Ловерида не обошлось, принц его никуда от себя не отпускал. Не то чтобы за руку водил, просто Ловерид не оставался без присмотра — самого ли наследника или его ближайшего окружения. Официально — для безопасности драгоценной умири. Фактически — под колпаком у лорда — и шага в сторону не сделать. В таких условиях не могло быть и речи, чтобы открыть портал к Наталье. Да за ним тут же ринутся все королевские маги, включая архимага и его высочество! Можно сказать, сам приведёт погоню к беглянке…

Ловерид терпел, изображая скуку и вялое желание угодить наследнику, а сам лихорадочно искал выход из сложившейся ситуации. Как ему изловчиться, чтобы не только отправить иномирянку домой, но при этом ничем себя не выдать? Если бы высочество снял присмотр на час, он бы успел! На полчаса!

Эх…

Тем временем в заповедный лес округа Торусты прибыли две полноценные Триады — из числа тех, кто не находился на дежурстве у Рубежа. И четыре Двойки, не считая принца и его Эгиды — леди Леоны. Леди выглядела донельзя довольной и при каждом удобном случае вешалась принцу на шею. Тот морщился, кривился, словно хватанул неприятный запах, и аккуратно, но решительно отодвигал в сторону явно сбрендившую девушку.

Ловерид подумал, что поведение высокородной слишком напоминает поведение Агерита после ритуала слияния. Но ведь принц этого не мог сделать с герцогиней? Её род никогда такого не допустил бы.

«Это сделала Наташа, — мурлыкнула у него в голове кошка. — Она пересадила привязку и усилила её. Не сама, конечно, усилила. Я помогла!»

Зачем? — брякнул вслух поражённый маг.

«Говори мысленно, — вскричала в его голове ум’мирри — Я поддержу силой, ты будешь и слышать, и отвечать».

— Что — зачем? — немедленно отреагировал принц.

Выругавшись про себя, племянник дяди тут же мысленно попросил прощения у кошки, а вслух смиренно пояснил принцу:

— Пытаюсь понять — зачем моей двоюродной сестре понадобилось убегать? Может быть, её кто-то похитил? Или пригрозил ей смертью, если не уберётся добровольно? — и перевёл взгляд на леди Леону.

— Почему ты так думаешь? Кто-то что-то сказал? Отвечай!

— Никто мне ничего не говорил, — Ловерид сделал шаг назад, потому что «котёнок» на его плече изогнулся и зашипел, брызгаясь искрами силы, словно сковородка раскалённым маслом.

Несколько «капель» достигли наследника, и тот поспешно отскочил, потирая обожженные места.

— Простите, Ваше высочество, она испугалась строгого тона, — извинился за поведение подопечной Ловерид. — Мне никто ничего не рассказывал, но я видел, что НатаЛи с нетерпением ждала Приёма и бала. Она собиралась получить от празднеств удовольствие, строила планы на дальнейшую жизнь — с вами, милорд. И в мыслях не держала ничего другого! Поэтому я и думаю, что она не могла уйти сама. Мне кажется, её или похитили, или напугали и вынудили бежать, фактически украв, ведь сама она ни за что бы не справилась с охранками замка.

— Да, в этом что-то есть, — задумчиво пробормотал наследник, рассеянно потирая красное пятнышко на руке. — Значит, надо продолжить поиски в замке, но только не Агерита, а сообщника.

Ловерид качнулся навстречу, но принц поспешно отступил ещё на шаг и вскинул руку, предупреждая дальнейшие движения мага.

— Не приближайся, твоя умири меня почему-то невзлюбила и довольно чувствительно жжётся магией. Пока котёнок ко мне не привыкнет, постарайся держаться в стороне.

— Да, Ваше высочество!

И мысленно: «Молодец, Мура! Так его! Но зачем, всё-таки, ты усилила и видоизменила связь?»

«Мр-р! Чтобы леди не мешалась под ногами. Она могла бы существенно помочь с поисками, но теперь её голова занята не тем. У НатаЛи будет больше шансов».

«И что же, леди теперь навсегда будет так себя вести? Это необратимо?»

«Обратимо. Но когда действие спадёт, леди пожалеет, что оно не сохранилось», — буркнула кошка. — Леди хотела НатаЛи зла, пусть теперь на себе испытает, на что её обрекала».

Тем временем принц принял новое решение — как только он свяжется с амиром Наартейса и согласует с ним поисковую операцию, обе Триады и три Двойки проследуют в Южный аир искать беглянку. Он сам и четвёртая Двойка возвращаются в замок, чтобы найти там сообщника или похитителя НатаЛи.

— Ты, — наследник посмотрел на Ловерида, потом на взъерошенную умири, — отправишься со мной в замок.

— Конечно, Ваше высочество! — а что он ещё мог ответить?

И как ему теперь вырваться к НатаЛи? Она ведь ждёт. Одна, в чужой, незнакомой стране! И ищейки принца идут по пятам… Это лишь вопрос времени, когда Наташу найдут. У магов есть слепок её силы, а иномирянка не умеет маскировать магию!

Молодой мужчина мысленно застонал — ну почему бы принцу просто не оставить его в покое! Но спорить себе дороже, поэтому маг безропотно последовал за разъярённым милордом. Может быть, в замке короля его высочество отвлечётся на других, и перестанет всюду таскать его за собой?

Как заметил Ловерид, наследник больше не экономил силу — ему доставили несколько полных накопителей. Не фиолет, но тоже пригодится. Остатки кристалла с магией Наташи принц отложил на крайний случай.

К их возвращению замок выглядел так мирно и спокойно, словно несколько дней назад он не стоял вверх тормашками. Но рьяно взявшийся за ментальную проверку подданных и прислуги принц тут же снова поставил всех на уши.

Под присмотром его высочества менталист первым делом взялся за высокородных. Лорды, герцоги, графы — один за другим высшие маги входили в допросную, а после спешно покидали её, отдуваясь и осеняя себя знаком Единого. Или их уводили стражи — сообщник беглянки пока обнаружен не был, но несколько преступников — настоящих или только собирающихся ими стать, уже выявили. К сожалению, ни один из них ничего не знал о пропавшем Агерите.

Через пять часов непрерывной работы менталист запросил отдых — силы на исходе. Принцу пришлось уступить.

А пока телепат восстанавливается, Адриан отправился обедать, утащив с собой и Ловерида. И даже посадил его за свой стол — неслыханная милость для молодого, до сих пор ничем не примечательного мага из отдалённого уголка страны. Пусть его посадили не рядом с наследником, и не напротив него, а на дальний край стола, но тем не менее!

Им только успели подать вторую перемену, как перед лицом принца завис вестник. Торопливо схватив его, Адриан прочитал послание и потемнел лицом.

— Мерзавка!

Ловерид навострил уши, изображая, что по-прежнему увлечён новым блюдом.

— Третий город с пригородами — ни малейшего следа! — продолжал возмущаться наследник. — Вот где она прячется? Найду… поплачет у меня!

— Что вы хотите сделать с моей… сестрой? — промолчать не получилось.

— Только то, что она заслужила! — Адриан поднял голову, нашёл взглядом «двоюродного брата» и добавил. — Я оказал ей неслыханную милость и честь! Возвысил, баловал, исполнял желания, вызвал лучшего целителя, чтобы ей исправили зрение, а взамен она выставила меня перед всеми посмешищем!

— Но вдруг НатаЛи не виновата? Вдруг её принудили или похитили?

— Если не виновата, мы выясним это при личной встрече. Менталист выяснит, — прищурился лорд. — А если виновата…

Издав мелодичный звук, перед носом высочества завис новый вестник.

Принц подставил ладонь, дождался, когда тот опустится и развернётся, затем быстро пробежал текст глазами.

И побагровел.

— Ньяс! Четвёртый город с прилегающими поселениями тоже впустую. Осталось проверить последний городок, потом столицу округа и семь самых отдалённых деревень… Столько зря потрачено сил, ведь кроме проверок маги в каждом пункте оставляют ловушки.

— Ловушки? — снова не удержался от вопроса Ловерид.

— Естественно, иначе мерзавка может вечно менять место жительства, а так — только появится, как уловители силы её тут же обнаружат и подадут сигнал. Я весь мир вверх тормашками переверну, но отыщу девчонку!

Его высочество резко отодвинул от себя тарелку, которая ударилась о другую и, жалобно звякнув, раскололась надвое.

— Отыщу и немедленно проведу ритуал Слияния. Жаль, что и этот Агерит не заживётся, но тут она сама виновата. Не захотела быть леллин, жить в своё удовольствие, значит, будет жить в моё удовольствие, — с последними словами принц встал из-за стола.

Придворные, и Ловерид в том числе, спешно покинули насиженные места, но наследник махнул рукой.

— Сидите и ешьте, мы же только приступили. Не хватало ещё, чтобы вы свалились от недостатка сил! На еду и отдых даю один час.

И вышел из трапезной.

Ловерид мысленно поблагодарил Единого и тоже встал, мимоходом заметив, мол, пойдёт за его высочеством. Надо поддержать принца, умири отвлечёт и поднимет ему настроение.

Никто не возразил, придворные привыкли, что лорд Адриан его повсюду за собой таскает. Негромко переговариваясь, маги вернулись к еде, не обращая внимания на Ловерида.

Тому только этого и было надо.

Не спеша, чтобы не вызвать подозрений, он дошагал до комнаты, которую занимал во время Приёма, приказал слуге полчаса не беспокоить. И, воспользовавшись помощью ум’мирри, открыл портал.

777777

14..05.

В доме иномирянки не было.

Ловерид стремительно пронёсся по всем комнатам, заглянул в чулан — пусто. Немного подумав, проинспектировал отдельно стоящую уборную — никого.

Хм… И куда Наташа могла подеваться?

Дом явно жилой, вон, остатки завтрака на кухне, в леднике продукты. Постель, опять же, хоть и застелена, но видно, что кроватью пользуются.

Да и ум’мирри обязательно почувствовала, если бы Наташа сменила место жительства, или если с беглянкой случилось плохое. Но кошка не подавала никаких сигналов.

Эх, будь она здесь, насколько ему было бы проще, но Мура осталась в замке — прикрывать отсутствие Ловерида, и экстренно выдернуть его обратно, если принц вдруг вспомнит о маге и заявится в гости.

Мужчина проверил полог, убедился, что по-прежнему невидим, вышел на улицу, окинул взглядом близлежащие дома.

Тихо.

Нет, не совсем, словно тут никто не живёт, а в том смысле, что жители мирно занимаются своими делами. Нет паники, нет переполоха.

Но где же Наташа?

И только успел подумать, что на всё про всё у него не больше получаса, из которых минут десять, а то и больше он уже потратил, как с улицы в проулок завернули три женские фигуры.

Ловерид с большим облегчением узнал в одной из них свою иномирянку.

Надо же — нарядилась, как местные, и не отличишь! И явно пришлась тут ко двору, вон как непринуждённо болтают с ней товарки!

Не переживая, что его увидят — полог же — маг вышел за калитку, собираясь послушать, о чём это судачат кумушки, но тут иномирянка его заметила. Женщина сбилась с шага, растерянно посмотрела на мужчину, затем перевела взгляд на спутниц, но те шагали, ничего не замечая.

Правильно, он же прикрылся магией. Но, выходит, Наташа его видит? Странно…

Прежде чем изумление и настороженность в глазах беглянки переросли в панику, он выступил вперёд, позволяя девушке себя рассмотреть, и приложил палец к губам.

Наталья Лёню узнала и заметно расслабилась, но снова с тревогой покосилась на соседку — что та скажет, когда увидит чужого мужчину возле её дома? Однако, ни Ульна, ни её дочь Ловерида не замечали.

«Он под пологом», — с облегчением догадалась Натка, на пару мгновений перейдя на магическое зрение.

— Ульна, спасибо за помощь и приглашение, — сообразив, что ей необходимо остаться с Ловеридом наедине, иномирянка повернулась к соседке, — я обязательно им воспользуюсь. Но сначала мне надо убрать в доме свои следы, да и продукты пропадут.

— Правильно, надо прибрать всё, а еду неси к нам, — согласилась соседка. — Помощь нужна? Гарита…

— Нет, нет! — поспешно отказалась Натка. — Я сама справлюсь, там только вещи по местам разложить, посуду прибрать, да ледник опустошить.

— Ну и ладно. У нас дел невпроворот — скоро наши мужики завтракать явятся, а у меня даже магопечь не активирована. Время у тебя ещё есть, ведь пришлые пока весь базар не проверят, по улицам не пойдут. Управишься — иди сразу к нам, я оставлю калитку открытой.

— Спасибо, тана Ульна! — Натка улыбнулась соседке и бросилась к своему дому.

Ловерид молча отправился за ней следом.

И только оказавшись под защитой стен, девушка выпалила.

— Почему ты так долго? Я уже не знала что и думать! И Мура давно не появлялась…

— Ты меня видишь? — невпопад поинтересовался мужчина. — Но как? Я под пологом!

— Не знаю, да и важно ли это? Главное, ты наконец здесь! Я правильно понимаю, что ты сейчас отправишь меня домой?

— Да. И времени очень мало. Принц лютует, его ищейки взяли слепок твоей магии, поэтому на Стелларе тебе не спрятаться — рано или поздно обязательно попадёшься не самим поисковикам, так их ловушкам.

— Надо тут прибрать тогда, — Наташа заметалась по комнатам, распихивая тряпки и посуду.

Вихрем пронеслась к леднику и нагребла полную корзинку, опустошив холодильную нишу. А потом замерла возле мужчины, выжидательно на него глядя.

— Прямо отсюда?

— Нет, мы сначала прыгнем подальше отсюда, в пустынное место, а потом уж я открою портал на Землю. Иначе нельзя — внутренние переходы отследить сложно, а межмировой вмиг засекут, — пояснил Ловерид. — Ты готова? Я укрою нас пологом, выйдем за пределы деревни, оттуда перенесу нас в Эйвенн.

Наташа окинула взглядом внутреннее убранство дома — вроде всё в порядке, словно тут и не живёт никто. И кивнула.

Им повезло — поисковики до сих пор прочёсывали базар, поэтому перемещение на опушку леса прошло незамеченным. Там Ловерид создал портал и, обняв Натку одной рукой, нырнул в него.

Оглядевшись после перехода, Наташа убедилась, что обещание переправить их в пустынное место Ловерид выполнил в полной мере — вокруг беглецов, до самого горизонта, докуда доставал взгляд, расстилалось песчаное море.

— Пустыня, — пробормотала Наталья.

— Идеальное место для межмирового портала, — сухо ответил Леонид и отстранился. — Извини меня, что втянул тебя во всё это. Что тянул магию. И не говорил всей правды.

— Ладно, проехали, — Натка почувствовала странное чувство, словно стоит на краю скалы и следующий шаг, смотря в какую сторону она его сделает, может всё изменить. Словно это переломный момент её жизни…

— Несмотря ни на что, я рад, что мы познакомились, — продолжал говорить мужчина. — Ты очень хороший человек, НатаЛи. Надеюсь, ты простишь меня и будешь счастлива! А мы с Муркой… станем по тебе скучать.

— Постой! Мура остаётся здесь? Но как, ведь она привязалась ко мне? То есть, я дала ей имя, и теперь её хозяйка. Ей не повредит разлука? Она точно сможет жить без меня?

— Если смогу я, то сможет и она, — пробормотал маг, отводя взгляд. — Она меня тоже кусала, то есть, приняла твоим… гм… заместителем. Конечно, это не полноценная связь, но она позволит Муре не чувствовать потери и не ощущать себя брошенной.

— Что будет с тобой, если принц всё-таки узнает о твоей роли?

— Он не узнает. А если вдруг… Выкручусь, Мурка поможет, — беспечно махнул рукой Ловерид. — Наташа… надо поспешить…

— Я не попрощаюсь с Мурой? — неожиданно ей стало так горько, словно она теряет что-то очень важное и дорогое.

— Ум’мирри прикрывает моё исчезновение, она не может сейчас перейти, — виновато произнёс мужчина. — Прости…

С последними словами он сделал пасс, потом прикрыл глаза и сосредоточился на заклинании.

Наташа с тоской наблюдала, как появляется рамка портала — сначала только рябь на воздухе. Потом обозначился овал, середина которого помутнела и заклубилась, словно в рамку заключили кусок облака.

— Готово, — с натугой произнёс Ловерид. — Пора!

Натка сделала шаг к порталу, оглянулась на мужчину.

— Лови… Лёня, ты же не сотрёшь мне память, как собирался?

— Иди, Наташа! Я не удержу, — на лбу мага проступил пот. — Иди, пока мы не переполошили весь Стеллар!

И она, бросив последний, отчаянный взгляд на мужчину, шагнула в середину.

— Навести меня, как сможешь! — донёсся до Ловерида, постепенно стихая её голос. — Я буду жда…

Миг, переход схлопнулся, и маг остался один.

— Я навещу, — пробормотал он одними губами и криво улыбнулся. — Только ты меня забудешь. И не узнаешь… Тебе будет легче, а мне… Я справлюсь!

И в это мгновение он почувствовал, что его втягивает в портал — ум’мирри применила экстренную телепортацию.

Не успев опомниться, молодой маг очутился в своих покоях в королевском замке. В примыкающей к спальне купальной комнатке.

«Быстр-р-ро раздевайся и в купель!» — прорычала в голове ум’мирри.

Спорить, переспрашивать, рассуждать было некогда — мужчина рыбкой выпрыгнул из одежды, радуясь, что обошёлся домашним вариантом платья, а не напялил придворный костюм.

Едва он успел нырнуть в наполненную горячей водой купель, едва один раз окунулся в ароматную пену, как дверь распахнулась, явив белого от злости принца.

— Ты?!! — обвиняюще-удивлённо.

— Я, Ваше высочество, — Ловерид привстал, памятуя о правилах этикета. И несколько растерялся.

Стоять перед наследником вот так, в чём матушка родила, неприлично, но и прикрываться руками, отвешивая положенный принцу поклон, не получится — руки должны занимать предписанное этикетом положение.

И что ему делать?

Пока он размышлял, Адриан скользнул взглядом по мокрой фигуре лорда, и отправился инспектировать прилегающие комнаты — спальню и небольшую гостиную.

— Почему не отвечал на вызов? А… понял, купальня экранирована от соблазна подсматривать… Ньяс знает что! Немедленно вылезай и одевайся! Нашёл время для мытья! — донеслось до Ловерида через открытую дверь. — Твоё счастье, что и ты на месте, и твой резерв на месте, а то я уж было подумал, что именно ты меня за нос и водишь на пару со своей сестрицей!

Племянник дяди тихо выдохнул, мысленно поблагодарив Мурку за полный резерв. Когда только успела? Не иначе, за те три мгновенья, пока он раздевался и нырял в купель. Если бы не расторопность ум’мирри, принц немедленно заметил бы недостачу и тут же поинтересовался — а куда это, собственно говоря, маг умудрился за полчаса истратить столько силы?

«Спасибо, Мура!» — кошка не ответила.

Неужели их связь опять стала односторонней? Жаль, было удобно…

Маг выбрался из купели и, оставляя на полу мокрые следы, принялся собирать наспех сброшенную одежду.

Конечно, можно было воспользоваться портальным накопителем, но, к сожалению, след портала, открытого с помощью накопителя, оставался намного дольше, чем эманации самостоятельного перехода. А замок буквально напичкан поисковиками высшего класса и магияуловителями, которые такое событие никак не пропустят: каждый из переходов будет тут же отслежен, скопирован и закольцован. Так рисковать он не мог, поэтому пришлось тратить собственный резерв. И хоть ум’мирри изначально помогала, он опустошил его едва не наполовину: впервые за такое короткое время понадобилось открыть несколько порталов, один из которых межмировой.

— Ваше высочество? — в напяленной наспех на мокрое тело одежде Ловерид чувствовал себя не очень комфортно, но тратить драгоценные мгновенья на сушку магией не стал. — Что-то произошло, пока я купался? Нашли Агерит?

— Если бы, — проворчал принц. — Ты пропал из спальни, я решил, — и замолчал, с тоской глядя на «родственника НатаЛи». — Вот куда она могла подеваться? Почти весь Южный перевернули — ни малейшей зацепки. Сегодня проверяют столицу. Кроме неё не проверенными остались три крошечных деревушки. Если и там не найдём, не представляю, где её искать дальше.

— Вы подумали, что я сбежал? — грустно произнёс Ловерид, мысленно поблагодарив Единого.

Значит в городке, где до сегодняшнего дня пряталась Наташа, никаких следов не нашли! Уф, камень с души. Пусть ей и дальше так везёт!

— Ну, не совсем, но что-то вроде этого, — не стал отрицать Адриан. — Ты знаешь НатаЛи лучше всех нас. Скажи, Лови, куда она могла податься? Где у неё есть настоящая родня? Может быть, обратиться в Ковен Ведьм? В конце концов, ведьминский дар у девчонки есть, уж не знаю, насколько существенный. Но раз Домик Ведьмы и его Хранитель её приняли…

И с надеждой воззрился на Ловерида.

— Ну, — тот закашлялся, представив реакцию Верховной Ведьмы на такие новости, — не думаю, что ведьмы чем-то помогут. Если вы забыли, они не особенно-то любят нас, истинных одарённых.

С мокрых волос мужчины по капле стекала вода, пятная и так влажную рубашку мага.

Адриан проследил взглядом за одной из капель, вздохнул и щёлкнул пальцами, мгновенно высушивая одежду и шевелюру Ловерида.

— Значит, оставим Ковен на самый крайний случай, — принял решение принц. — Никуда не выходи из покоев. Еду и всё необходимое тебе принесут.

И, к своему облегчению, лорд остался наедине с ум’мирри.

— Мура…

«Говори мысленно! — рявкнула кошка. — Принц оставил следилку. Совсем помешался, никому не верит!»

«Уже пытался, ты не ответила», — пояснил Ловерид.

«Отходила на несколько минут, проверяла, как там Наташа. На глаза ей не показывалась, не переживай».

«????»

«Нормально. Немного дезориентирована — в её мире сейчас поздняя осень, а она без тёплой одежды. Ты бы хоть часть воспоминаний Наташе оставил или заменил на что-то приемлемое, а то она совсем растерялась. Для неё же словно один миг прошёл — стоит, руками себя обняла, сумкой от холода прикрывается и пытается понять, как она здесь очутилась. Пришлось немного помочь — сняла испуг и попытки вспомнить, перенаправила мысли в другое русло».

«Не умею сортировать воспоминания, — буркнул Ловерид. — Или весь кусок стереть, или весь оставить. А на замену воспоминаний времени не оставалось, я и так потратил драгоценные мгновенья, когда перенёс из Дома Ведьмы сумку Натальи. И всё это — одновременно с межмировым порталом, заметь! Конечно, на Земле уже совсем не лето — пять месяцев прошло! Я надеялся, что содержимое сумки поможет Наташе быстро вспомнить, где она живёт».

«Сумке она обрадовалась, сразу отмерла и едва не бегом бросилась в сторону шума. Я проследила, как она пересекла дорогу с повозками — представляешь, без лошадей и без магии, а ездят! Вернулась, когда хозяйка зашла в большой дом. Замок-не замок, но окон масса. И там таких домов — не перечесть. Странный мир, — ответила ум’мирри. — Попозже ещё навещу хозяйку, посмотрю, как она устроится. А тут след от входящего перехода я затёрла, надеюсь, не обнаружат, эманации ваших прыжков не заметили — пока у нас всё получается».

Тук-тук-тук!

Ловерид машинально постучал костяшками пальцев по косяку.

«Что это? — удивилась кошка. — Новое заклинание?»

«Да, заклинание удачи. Из мира Наташи».

«Странное… Впрочем, как и весь тот мир. Веди себя естественно, занимайся обычными делами».

День тянулся и тянулся.

Помня о следилке, Ловерид старался держать свои страхи при себе. Ел, когда приносили, практиковался в магии — раз за разом учился мгновенно высушивать мокрое полотенце. Не то чтобы он этого не умел ранее, но надо же было чем-то себя занять? А когда руки заняты, то и время идёт быстрее.

Наталья не шла из головы — как она? Что с ней? Мурка уверяла, что девушка в порядке, но он почему-то никак не мог отпустить мысли о ней. Вспоминал всё, что с ними произошло, начиная с фееричного знакомства.

Жизнь в Домике, уроки, накопители, потерю и находку…

И то, как совсем незаметно девушка стала занимать в его жизни всё больше и больше места.

Сначала он поймал себя на мысли, что она очень симпатичная. Потом — что неглупа, быстро учится и вообще, весьма приятный собеседник. И совсем непохожа на помешанных на замужестве девушек из его родного мира. У тех только свадьбы на уме, да наряды, и поговорить с ними не о чем. С такой женой с тоски помрёшь, а на высшей, которые хоть чему-то учатся, ему никогда не жениться — знатностью не вышел. Впрочем, высшие тоже от низших не далеко ушли — всё, что их интересует, это на каком уровне на очередном Приёме их посадят, да какие украшения супруг за рождение наследника подарил. Фижмы леди Э., экипаж леди Д., юная фаворитка короля — вот что занимает ум магичек! А он хотел бы иметь жену, которая с удовольствием поможет испытать новую формулу, не фыркнет презрительно, когда муж начнёт рассказывать о своей работе. Жену, которой интересно то, что интересно ему.

Только где найти такую, а?

И сам себе мысленно ответил — на Земле…

Два дня пролетели в покое и тишине. Но всё когда-нибудь заканчивается.

Утро третьего дня не задалось уже с рассвета — его высочество срочно потребовал Ловерида к себе, не дав ему времени даже умыться.

— Её нигде нет! — с порога огорошил он мага. — Мы проверили всё! Но ведь так не бывает, верно?

Ловерид, напряжённо соображая, что принц ещё задумал, кивнул и погладил шипящего котёнка.

Наследник выглядел неважно — помятый, осунувшийся, круги под глазами — и это при том, что стоит ему прочесть заклинание, как внешность примет цветущий вид!

Забыл или не до того?

— Вот и я думаю, что такого не может быть, — продолжил Адриан. — А это значит только одно — мы что-то упустили. Я всю ночь вспоминал, что мы могли пропустить. И вспомнил!

Мура напряглась, и Ловерид едва удержал враз потяжелевшую тушку «котёночка». К счастью, ум’мирри тут же убрала лишний вес, и маг смог выдохнуть.

— Не спросишь, что я вспомнил? — вскинул бровь наследник.

— Что вы вспомнили, Ваше высочество? — послушно повторил маг.

— Я вспомнил, что не все, кто в момент исчезновения НатаЛи находились в замке, прошли проверку у менталиста.

Леонид почувствовал, как внутри него разливается холод — только этого ему не хватало! От менталиста невозможно скрыться…. Единый, что же сейчас будет?

— И ты, родственничек, в их числе! — принц щёлкнул пальцами, и в комнату вошёл королевский телепат. — Вот объект, приступай!

«Бежим!!!» — вопль ум’мирри в голове, но…

Молодой маг не успел глазом моргнуть, как его словно сковали невидимые путы, и что-то холодное прикоснулось к мозгу….

Глава 22

Натка стояла среди голых деревьев и тряслась от холода.

Мама дорогая, почему она в лёгком платье, если на улице уже кое-где снег лежит? Или ещё лежит?

Присмотревшись, девушка поняла — уже. Явно не ранняя весна, а поздняя осень. И как это её угораздило?

Память помогать не спешила: последнее, что девушка помнила — беспокойство о несданном реферате и поиски нужной литературы. Но объяснения, почему вместо институтской библиотеки она очутилась на пятачке между домами, почему одета не по погоде, и куда подевалось лето, никак не находились.

Между тем Натка замерзала на глазах, и стоять дальше на одном месте не имело смысла — всё равно ничего не вспоминается. Надо как можно скорее попасть в тепло, а там, даст бог, и память вернётся!

Покрепче прижав к себе сумку, чтобы хоть как-то согреться, она покрутилась на месте, привязываясь к местности — о, это же район института! Точно, во-он там учебный корпус, а если пройти вдоль того дома, то выйдешь к станции метро, а там до снимаемой ею комнаты рукой подать!

Обрадовавшись, что не всё позабыла, Натка бросилась к метро, влетела в тёплый после улицы вестибюль и снова замерла, игнорируя недоумённые взгляды окружающих.

Нужен проездной. Или деньги.

А они у неё есть?? Надо в сумке посмотреть, странно, что раньше об этом не подумала…

Проездной нашёлся.

Наташа покрутила красную карточку с надписью «Единый» в руках и решила попробовать пройти с её помощью.

Безуспешно. Видимо, срок действия проездного уже истёк.

К счастью, в сумке нашёлся не только просроченный проездной, но и внушительная сумма вполне действующих денег.

Увидев такое богатство, Натка сначала растерялась, но быстро пришла в себя — нужно сначала добраться до съёмного жилья, потом всё остальное.

Купила билет на одну поездку, вихрем пронеслась по эскалатору. В то время, когда мозг лихорадочно искал объяснение всему необычному, что с ней случилось, тело, словно бы, само знало, куда повернуть и где встать.

Наташа на автомате вошла в вагон подъехавшего поезда и так же, на автомате, покинула его, когда тот прибыл на нужную ей станцию.

На улице холод снова набросился на девушку, и она припустила бегом. Краем сознания порадовалась, что дом, где она снимает комнату, находится неподалёку от метро. За пятнадцать минут добежит, и не успеет сильно замёрзнуть.

Но как бы быстро она ни бежала, всё равно озябла. И когда девушка пыталась вставить ключ в замок, её руки ходуном ходили от сотрясаемой тело дрожи. Но Натка упорно шкрябала по металлу, раз за разом промахиваясь по отверстию, пока дверь сама не распахнулась.

— Наталья? — удивилась квартирная хозяйка. — Ты же собиралась до весны за больной бабушкой ухаживать? Что-то случилось? Почему ты в таком виде? Да входи уже!

И посторонилась, пропуская растерянную жиличку.

«Ухаживать за больной бабушкой? — мелькнуло в голове. — Ничего не помню, что же такое-то, а? Нету ведь у меня бабушки. Или есть?»

И брякнула первое, что на ум пришло.

— На вокзале… Утащили одежду.

— Ох, ты ж! — всплеснула руками женщина. — Да ты озябла совсем! Кто же в ноябре в одном платье разгуливает? И в туфельках? Сапоги тоже украли?

— Всё подчистую, — горестно пожаловалась Натка. — Я в туалет ушла, а когда вернулась… Хорошо, что сумку с собой забрала, а то бы и деньги, и ключи…

За разговором она добралась до двери в комнату и толкнула её.

— Переодевайся и на кухню, — скомандовала хозяйка. — Надо горячего поесть, у меня как раз щи поспели.

Натка вошла в свою комнату и огляделась — слава богу, здесь ей всё знакомо, привычно, понятно. Всё, как всегда, на своих местах, словно она только утром убежала на учёбу!

Учёба! Институт! Господи, она же три месяца прогуляла уже! И реферат… В лучшем случае, хвост. В худшем… отчисление!

Мысленно застонав, девушка спешно скинула несуразное платье и с удивлением обнаружила на себе странного вида бельё.

Сняла, подняла, повертела — ткань на ощупь приятная, похоже, не синтетика, но фасон — это что-то! А-ля бабушкины панталоны! Правда, если бы на ней были обычные слипы или, того хуже, стринги — пока до метро и от метро бегала, отморозила бы себе не только «мадам Сижу». А так, хоть эта часть тела была в относительном тепле.

Швы такие… Словно, ручная работа. Очень аккуратная, но точно не машинные строчки.

Похоже, она и вправду ездила куда-то ухаживать за старушкой, иначе, откуда бы взялось бельё из позапрошлого века?

Чудеса!

Наскоро приняв душ и переодевшись в своё, Наташа почувствовала себя намного лучше. А тарелка горячих щей и чашка огненного чая выгнали из её организма остатки холода.

— Что же бабушка? — дождавшись, когда жиличка оттает, приступила к допросу хозяйка. — Неужели, умерла?

Натка сделала грустное лицо и потупилась.

— Ох, жалко-то как! Ну, ничего, это жизнь. Не переживай, милая, все там будем, — запричитала женщина. — Со своей стороны ты сделала для неё всё что смогла. Наследство, поди, на тебя переписала, бабушка-то?

Натка замерла, вспомнив внушительную пачку денег в сумке.

Вон оно что — это наследство от бабушки!

Чёрт знает, какой бабушки — ни одной не помнит, хоть убей. Но раз деньги в сумке, то можно предположить, что она на самом деле ездила ухаживать за старенькой родственницей, и та в благодарность отдала ей свои накопления? Если бы ещё вспомнить — чья бабушка, что с ней случилось, где Натка жила несколько месяцев…

— Оставила — и правильно, — по-своему истолковала замешательство жилички хозяйка. — Но ты поживёшь ещё? До лета заплачено за комнату-то.

— Да, поживу, — и снова вихрь мыслей — заплачено до лета?

С ума сойти…

— Мне ещё два года учиться, — напомнила Наташа, — так что, до окончания института я ваша жиличка.

— У тебя же в институте отпуск академический, — напомнила хозяйка, — значит, быть нам вместе на год дольше. Да я и не против, ты девушка серьёзная, положительная, не вертихвостка. И чистюля. Парней, опять же, не водишь. Одного только и видела — брата твоего двоюродного, который деньги за комнату принёс и просил присмотреть за вещами.

«Ещё и академ! Но, с другой стороны — легче, значит, без прогулов! И брат??»

— Брат?

— Ну да, — женщина напрягла память, — Леонидом представился. Вежливый такой. Он и сказал, что бабушка сильно заболела, и тебе пришлось прямо из института уехать.

Так, дело ясное, что дело тёмное.

Наташа ещё какое-то время посидела на кухне, поболтала ни о чём с разговорчивой хозяйкой, а потом сослалась на усталость и ушла к себе в комнату.

Тщательно осмотрела её, но ничего необычного не нашла. Тогда девушка вывернула наизнанку сумку и перебрала её содержимое «на составные» — тоже ничего нового, не считая пачек денег.

Гигиеническая губная помада, пачка влажных — надо же — до сих пор годные! — салфеток, ключи, два леденца «Бонпари», полностью разряженный старенький телефон…

Последний Наташа тут же поставила на зарядку, благо шнур от него по-прежнему лежал в верхнем ящике стола.

И села пересчитывать деньги.

Результат потряс. Нет, Натка видела, что в сумке лежат четыре пухлые пачки. Но, что три из них состоят из одних пятитысячных, рассмотрела только, когда взяла их в руки.

Не слабая заначка оказалась у неведомой бабушки! То-то сумка ей плечо оттягивала…

Хранить дома такие деньги — напрашиваться на неприятности. Значит, завтра первым делом надо идти в Сбербанк, положить на счёт. Вернее, сначала открыть себе счёт, а потом уж положить на него эти три пачки пятитысячных. Потом узнать в деканате, можно ли досрочно выйти из академа и догнать группу, а то жаль терять целый год. А если выяснится, что отменить академ нельзя, придётся искать временную работу уже на полный день. Пусть сейчас деньги на жизнь у неё есть, но лучше их приберечь, мало ли, как всё повернётся? Потом, всегда есть опасность, что произошла ошибка, и деньги ей не принадлежат. Растратит, а потом чем возвращать?

Нет-нет, она возьмёт только немного и только до первой зарплаты!

Приняв решение, Наташа прилегла на кровать и сразу провалилась в сон.

На следующий день Натка первым делом отправилась в институт. Визит в деканат её порадовал — оказалось, что досрочно выйти из академического отпуска возможно.

Наташа тут же написала заявление и отправилась на занятия.

Группа встретила её со сдержанным интересом.

— О, наша всезнайка вернулась!

— Наташ, а где ты была? Насовсем вернулась или так, попроведать?

— Насовсем, — с облегчением отвечала девушка, радуясь, что вокруг всё привычно и знакомо.

— Догонять теперь и догонять — до зачётов месяц, а ещё лабораторные, доклады. Ты же весь семестр, считай, пропустила!

Догонять не страшно, тем более что она всё это уже проходила. Даже не проходила, а внимательно и скрупулёзно изучала, когда выполняла работы за Вадима. Учёбы Наташа не боялась.

А вот провалы в памяти всерьёз беспокоили: ни неведомая бабушка, за которой Наталья ухаживала пять месяцев, ни место, где она всё это время жила, ни таинственный двоюродный брат — ничего не вспоминалось. Словно почти полгода её жизни кто-то вычеркнул, вымарал, нажал на Delete и стёр все файлы.

Идиотское чувство, но пока Натке некогда было с этим разбираться. Дни летели, приближая зимнюю сессию, и девушка лихорадочно навёрстывала пропущенные занятия и отработки.

И только по ночам, когда дневные заботы отступали на второй план, ей снились странные сны, словно она днём пересмотрела фантастических фильмов или перечитала фэнтези. Но на телевизор у неё не оставалось времени, а все книги, которые она читала, относились к учебникам и справочной литературе. Неоткуда ей почерпнуть столь реалистичные и яркие фантазии!

И ещё одно беспокоило Натку — она не могла объяснить, откуда у неё взялось постоянно присутствующее ощущение неправильности. И потери.

В редкие мгновения, когда голова не была занята подготовкой к занятиям, девушка ловила себя на мысли, что ей кого-то очень не хватает.

«Наверное, я сильно привязалась к бабушке», — подумала она однажды и решила, что пора навестить родной дом.

Вдруг там она найдёт все ответы?

Решила — и в первое же воскресенье отправилась в гости.

Родитель появлению дочери не особенно обрадовался.

— Денег нет, — вместо приветствия выдал отец, насторожённо глядя на дочь. — Ты надолго? Собственно говоря, мы собирались уходить…

— Мне не нужны деньги, — искренне ответила Натка, с тоской разглядывая лицо и фигуру папы.

Постарел. Даже не столько постарел, сколько стал выглядеть подавленно, как то пюре из рекламы. Словно из него потихоньку уходит жизнь.

При маме то был всегда подтянутый, весёлый, активный мужчина, а сейчас перед ней стоял обрюзгший, помятый, весь какой-то линялый пожилой человек без малейшего огня в глазах.

Вот тебе и молодая жена! Неужели это возраст сказывается? Так не старый ещё — пятьдесят всего…

Соки она из него пьёт, что ли?

Натка сморгнула и с изумлением обнаружила, что видит мир как-то иначе — словно на негативе фотографии. Растерянно посмотрев вправо-влево, она наткнулась на пульсирующую нить, которая тянулась от солнечного сплетения отца куда-то в комнаты. Не слушая, что родитель бормочет, Натка просто подвинула его и как заворожённая, пошла по нити. Пока не уткнулась прямо в мачеху.

— Ошалела? — взвизгнула та, шарахнувшись от Натальи. — Вова, что твоя дочь себе позволяет? Кто её приглашал в мой дом??? Немедленно пошла вон!

— Дочка, зачем ты? Мы уходим, — фоном, где-то на грани слышимости бормотал отец.

Но Наташа не реагировала, по-прежнему пребывая в странном трансе. Девушка несколько секунд не могла глаз оторвать от пульсирующей, словно пуповина, нити, которая входила в солнечное сплетение мачехи. А потом неожиданно для себя потянулась всем существом к «пуповине», но не со стороны мачехи, а со стороны отца. И оборвала её. Вернее, выдернула из его тела.

Отец охнул, потом потёр под грудью и недоумённо посмотрел на жену.

— Кольнуло что-то. Но зато сразу голова прошла. С зимы ноет, я уже смирился, а тут раз! — и прошла.

В это же время мачеха покачнулась и так и осела, где стояла. К сожалению, не на пол: под седалище молодухи счастливо попал стул.

К Наташе вернулось нормальное зрение, и она пару секунд пыталась понять — привиделось это ей сейчас или всё случилось на самом деле?

Отец выглядел чуть лучше, по крайней мере, на щеках появились краски, а то стоял серый, будто пылью припорошенный. А вот мачеха заметно сбледнула и в кои-то веки не вопила, словно её режут, а со страхом и, главное, молча, таращилась на падчерицу.

— Я зашла на минутку, — первой отмерла Наталья. — Хотела узнать, как у тебя дела, и спросить, есть ли у меня ещё родственники.

— Родственники? — с недоумением отозвался родитель. — Так умерли же все. Если ты про кровное родство, то только ты и я.

— А бабушка?

— Чья?

— Не знаю… Мамина мама. Или твоя?

— Давно на том свете. Наталья, ты чего это о них вспомнила?

— Так, подумала, вдруг где-то есть родная душа — бабушка, тётка. Может быть двоюродная или троюродная. Не может же быть, чтобы на всём свете никого не осталось?

— Может и есть кто-то где-то, — задумчиво произнёс отец, — но я о них не знаю. Доча… мы тут… это… уходить собирались… Да, Танечка?

— Нет, Вова, мне нехорошо что-то, — слабым голосом ответила мачеха и с трудом отлепилась от стула. — Я лучше прилягу.

— Танюша? — отец тут же забыл про дочь и бросился к жене. — Где болит? Может, Скорую?

Натка снова сморгнула и вовремя, чтобы увидеть, как беспомощно болтающийся конец «пуповины» устремился в сторону мужчины.

Ах ты ж, гадость!

Не думая, Натка мысленно ухватила обрывок и завязала его бантиком. «Пуповина» несколько раз трепыхнулась, а потом обвисла, словно потеряла энергию. И жизнь.

Мачеха побледнела ещё сильнее, отец бросился звонить в Скорую, и Наташа, чувствуя себя тут лишней, покинула родительскую квартиру.

Что же это было? Неужели мачеха — энергетический вампир? Нет, чушь какая! Это же сказки!

С другой стороны, отец и вправду сильно сдал, да и «пуповину» она сама видела!

Или это ей померещилось?

Возможно, но тогда почему, стоило ей оборвать это щупальце, мачехе тут же поплохело, а отец, наоборот, стал выглядеть лучше?

Опять одни вопросы и никаких ответов.

Вспомнив, как она переходила на «негативное» зрение, девушка попыталась ещё раз проделать этот фокус. И тихо ахнула, когда он получился.

Боже, как интересно!

Всё пространство было пронизано нитями разной толщины, цвета и длины. Всё это макраме причудливо переплеталось, умудряясь не запутываться друг в друге. За каждым из прохожих тянулись такие ленточки — у кого-то одна, у кого-то несколько. Одни шли от солнечного сплетения, другие от головы или сердца.

И она каким-то образом понимала, какие из них правильные, а какие только вредят.

Господи, что это с ней такое?

Натка решительно потрясла головой, возвращая себе нормальное зрение и привычный мир.

Сходила, называется, за информацией! Только добавила переживаний и новых вопросов! Скорее домой и в интернет. Там, по определению, можно найти почти все ответы. Правда, не факт, что правильные, но ей выбирать не приходится. Вдруг ей повезёт, и получится разобраться с той чертовщиной, что ей мерещится?

Девушка почти бежала по тротуару, не замечая никого и ничего, как вдруг её взгляд зацепился за растяжку над проезжей частью — «Выставка кошек».

Дата, время, место.

Она никогда не интересовалась кошками! Нет, как любой девушке ей нравились милые фото котят, но чтобы тратить время на кошачью на выставку — такого раньше и в помине не было. Как и неожиданно возникшей мысли, что с кошкой дома уютнее.

Ужас какой!

Кошка — это же столько хлопот! Ей придётся покупать корм, чистить её лоток. Киса станет когтями драть обои и мебель, оставлять повсюду шерсть. Лучше уж любоваться ими в интернете. Тем более, у неё нет своего жилья, а тащить животное в съёмную комнату она ещё с ума не сошла!

Но глаза не могли оторваться от баннера. Вернее, от изображения кошек на нём. Особенно притягивала фотография серой пушистой мурлыки. Наташа даже головой потрясла, прогоняя наваждение.

И с удивлением поняла, что записывает дату и место проведения мероприятия. Больше того — она уже твёрдо решила посетить эту выставку!

Пожалуй, визит к врачу лучше больше не откладывать…

Незаметно подобрался конец декабря, а вместе с ним и зимняя сессия.

Натка успешно догнала одногруппников и вернула неофициальное звание лучшей студентки курса.

К её удивлению, наладились и отношения с отцом. Первый раз он встретил дочь у входа в институт ровно через семь дней после её визита.

— Папа?? Что-то случилось?

— Ох, доча, случилось, — вопреки печальным новостям, родитель выглядел вполне жизнерадостно. Особенно если сравнить его теперешнее состояние с тем образом, который она видела всего неделю назад.

Он не помолодел, нет. И не похудел. По крайней мере, зрительно. Но ушла тусклость и унылость, у кожи появился здоровый цвет, глаза заблестели, даже речь стала более чёткой.

— Танюшка-то моя заболела! В больницу положили, — пожаловался родитель.

— О, сочувствую. Пусть скорее поправляется, — отреагировала дочь, поймав себя на мысли, что мачеха пожинает то, что сама же и посеяла. — А что с ней?

— Врачи не находят причины, — развёл руками отец. — Говорят, упадок сил и депрессия.

«Угу… Откат у неё после насильственно разорванной связи», — вдруг возникло в голове, и Наташа замерла.

Что это?

Это она сказала?

Чёрт побери, похоже, врачи нужны не только мачехе…

Впрочем, она уже посещала поликлинику, но ни один из специалистов — ни невролог, ни психиатр, ни терапевт — не обнаружил у неё никаких патологий.

«Хоть в космос!» — дружный вердикт эскулапов совсем не успокоил, потому что странные сны не проходили. Да и аномальное зрение, как и совершенно абсурдные знания, никуда не делись.

Наташа по-прежнему видела ленты, канаты, нити, и каким-то шестым чувством понимала, что каждая из них означает. А ещё она научилась менять настроение людей. Например, могла легко успокоить плачущего малыша или истерящую женщину.

Нет, не словами.

Собственно, ей даже подходить близко было не обязательно. Достаточно перейти на «негативное», как она его называла, зрение, и сразу становилась видна проблема слёз, испуга, злости или подавленного состояния — в виде бурого, серого или алого нароста, прилипшего к ауре человека. Интернет ей подсказал, что разноцветное мерцание, которое окружает людей, называется аура. И видеть их могут тол